/img/tv1.svg
RU KZ
Рисоводы и крестьяне РК испытывают дефицит воды

Рисоводы и крестьяне РК испытывают дефицит воды

Ситуация обострилась из-за засухи.

09:35 12 Июнь 2020 5887

Рисоводы и крестьяне РК испытывают дефицит воды

Автор:

Майра Медеубаева

Проблему с дефицитом воды испытывают все районы Атырауской области. Об этом на совещании премьер-министра Аскара Мамина с представителями бизнеса всех регионов Казахстана, в ходе которого были рассмотрены вопросы восстановления деловой активности, рассказал директор атырауского КХ «Доскаиров» Женисбай Доскаиров.

По его словам, в этом году зимой не было снега, весной началась засуха. Крестьяне надеялись на естественное половодье реки Урал, но и этого не было. Как рассказал глава КХ, на сегодняшний день вдоль реки Урал расположены свыше 30 сельских округов с населением более 200 тысяч человек, работают более 1500 крестьянских и фермерских хозяйств, которые испытывают дефицит естественного притока воды в реке Жайык. Эта проблема существует не один год, но в нынешних условиях она остро ощущается.

«В Кызылкогинском, Макатском и Исатайском районах крестьяне, занимающиеся животноводством, испытывают дефицит подземных вод. Если в прошлые годы подземные воды добывались с трех метров, то в текущем году уже с 15 метров, и объема воды в одном колодце хватает для 150 голов КРС», – сообщил Женисбай Доскаиров.

Из-за отсутствия естественного выпаса многие вынуждены держать скот на стойловом содержании прошлогодними грубыми кормами, продолжил он, а жители сельских округов вынуждены перемещаться на отгонные участки для сохранения поголовья.

В этой связи он заключил, что необходимо на правительственном уровне решить вопрос исполнения пунктов Международной конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер, принятой в 1992 году, в рамках которой должен согласовываться спуск использования воды, а также проводиться детальное изучение подземных вод в регионе.

Рисоводы из Кызылординской области также в ходе совещания подняли проблему с дефицитом воды. Замдиректора «Абзал и К» Сагидулла Сыздыков сообщил, что в этом году сельхозтоваропроизводителям Кызылординской области грозит дефицит поливной воды.

В ходе выступления он отметил, что в связи с пандемией коронавируса государства обеспокоились продуктовой безопасностью своей страны.

«Соответственно, наши приграничные страны – Кыргызстан и Узбекистан тоже начали увеличивать посевные площади и употреблять (сохранять) больше воды, чем в предыдущих годах. И в настоящее время замечается дефицит запасов воды в водохранилищах в соседних странах», – сказал предприниматель.

Он привел официальные данные по состоянию на 18 мая 2020 года. Так, объем воды в Шардаринском водохранилище составляет 4837 млн м³ (вместимость – 5,2 млрд куб. м), а в Коксарайском водохранилище – 1089,16 млн. м³ (вместимость – 3 млрд куб. м). Соответственно, имеет место дефицит на 2,1 млрд кубометров, отметил Сагидулла Сыздыков.

«В прошлом году для Кызылординской области был выделен лимит в размере 4,2 млрд куб. м, в текущем году сохраняется риск по значительному уменьшению лимита воды. В этом случае, по прогнозу управления сельского хозяйства и водхоза, посевная площадь риса уменьшится от 7 тыс. га и более, а в отрасли занято более 5 тыс. человек. В период вегетации рисоводам нужно 3 млрд м³ воды», – сообщил крестьянин.

В этой связи он предложил обсудить данную проблему с комитетом по водным ресурсам министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК и направить на рассмотрение в межправительственную комиссию с участием ответственных лиц Кыргызской Республики и Республики Узбекистан.

Майра Медеубаева

Что мешает бизнесу работать?

Малинового рая пока не получилось.

22 Октябрь 2020 08:51 899

Крупнейший в Казахстане производитель ягоды не может работать на полную мощность из-за банальной нехватки рабочих рук во время сезона.

Актюбинская компания на 30 гектарах (20 километров от областного центра) выращивает малину, используя ремонтантные саженцы польской селекции «полана» и «полка», которые признаны лучшими сортами в Европе. Это поздние, так называемые осенние сорта, потому пик массового сбора урожая приходится на середину сентября. Товарищество является крупнейшим производителем садовой малины в Казахстане. Предприниматели амбициозны и не хотят останавливаться на достигнутом, стремятся к расширению и повышению урожайности, что по законам рынка поможет снизить себестоимость. На предприятии утверждают, что могут своей продукцией снабдить не только местный, но и соседние региональные рынки и даже выйти на экспорт. Но этому мешает человеческий фактор, а в этом году и пандемия.

Человеческий фактор

«Польские сорта рассчитаны на мягкий влажный европейский климат – где-то 25-28 градусов по Цельсию в летние месяцы. А у нас резко континентальный климат, в июле воздух прогревался до 40 градусов. Естественно, малина из-за высокой для нее температуры болела и замедлила свой рост. Так что урожай созревает чуть позже обычного», – говорит директор ТОО «Болат ЛТД» Данат Шураханов.

По его словам, этого можно было избежать, если бы накрыть поле специальной солнцезащитной пленкой. Ее купили, да вот беда – натягивать некому. Это же касается и сбора урожая. Свои особо работать не хотят, а трудовым мигрантам путь на плантации заказан. Мало того что квота на привлечение иностранной рабочей силы очень мала, так еще из-за пандемии ее вообще в этом году нет.

Понятное дело, что сбор малины является довольно трудоемким процессом. Но сборщикам платят 500 тенге за килограмм собранной ягоды. На постоянной основе в ТОО работают 15 человек. В прошлом году урожай помогали собирать (естественно, не бесплатно) 50 членов отрядов «Жасыл ел» и 30 студентов Актюбинского регионального госуниверситета имени Кудайбергена Жубанова. Плюс к этому человек 80 из числа местных жителей (из близлежащих поселков). Еще раньше производственную практику проходили студенты Актюбинского высшего сельскохозяйственного колледжа. Но по причине пандемии коронавируса компания лишилась этой помощи лишилось. В этом году на поля выходили только 50-60 человек из числа местных жителей. Но для оптимального сбора урожая необходимо 100-150 человек. В прошлом году где-то 150 сборщиков у нас и было.

«Трудовым мигрантам въезд запрещен, квота на привлечение иностранной рабочей силы сокращена. Местные за не такие уж и большие деньги, как они считают, заниматься кропотливой работой не хотят. И в этом вся проблема. Хотя это была реальная возможность подзаработать во время карантина», – утверждает Данат Шураханов.

Он, как и его коллеги, работающие в сфере растениеводства сельскохозяйственной отрасли, убежден: нужно менять сознание, психологию людей, убрать выплаты, способствующие чисто потребительскому мышлению и образу жизни.

Дорогое удовольствие

«Мы начинали пять лет назад с одного гектара. Потом было 5, 10, 25, теперь 30 гектаров. Мы могли бы и хотели бы расширяться и дальше, довести посадочные площади до 100 гектаров и более. Тем более что продукция востребована. Но все упирается в человеческий фактор – нехватку рабочих рук. Конечно же, нам хотелось механизировать процесс уборки малины при помощи комбайна с дистанционным управлением, который на Всемирной выставке сельхозтехники был признан самым инновационным комбайном в мире. Но его цена около $200 тыс. А вообще, подобная техника с доставкой начинается от $150 тыс. Работать же такой комбайн будет лишь месяц-полтора. 25% субсидирование на покупку сельхозтехники – это, считаю, недостаточно. Должно быть минимум 50%. Но еще было бы лучше, если бы заработала схема через социально-предпринимательские корпорации. СПК закупала бы технику у производителя, а мы бы ее арендовали», – мечтательно рассуждает Данат Шураханов.

И все же господдержка есть

Были проблемы с поливом. Раньше товарищество пользовалось насосом для подачи воды из реки Каргала, что протекает рядом с плантацией, мощностью 100 кубометров в час. Этого было недостаточно. Благодаря меморандуму, подписанному акиматом области с Европейским банком реконструкции и развития, предприятие заключило долгосрочный договор с облфилиалом РГП «Казводхоз». В его рамках хозяйству переданы в доверительное управление три новых насоса мощностью 400 кубометров воды в час каждый и подстанция. Товарищество платит «Казводхозу» лишь за потребленную воду.

«Вот такая помощь и должна быть от государства, чтобы мы не брали кредиты под огромные проценты. Для сельского хозяйства это слишком дорогое удовольствие», – рассуждает директор ТОО.

А как там, за кордоном?

Стоит отметить, что в этом году на актюбинском рынке активно реализовывались черная смородина и малина из Кыргызстана. Цена ягоды на оптовом рынке составляла 1400 и 2200 тенге за килограмм соответственно. Черную смородину в промышленных объемах в регионе не выращивают. А вот местную малину непосредственно с поля ТОО «Болат ЛТД» реализовывало по 2000 тенге за килограмм. Но это более 20 километров от Актобе. В село Садовое, где находятся малиновые поля, ходит только один автобус с большим интервалом движения. В самом же областном центре в розничных точках продаж ягода уже реализуется по 2500 тенге за 800-граммовый контейнер. А это 3125 тенге за килограмм.

Почему же происходит так, что продукция из соседней республики с большим логистическим плечом стоит дешевле местной или находится примерно в одной ценовой категории?

«Сегодня производство малины активно внедряется в Кыргызстане. Страна находится в высокогорье – более половины ее территории располагается на высотах от 1000 до 3000 м над уровнем моря. Летом там постоянная температура 27-29 градусов по Цельсию. Ранняя весна и поздняя осень, воды с горных склонов Тянь-Шаня много. Земледельцы работают сами, никого не приглашают – местных рабочих ресурсов хватает. И сейчас в аулах переходят на малину и перестают сажать персики и абрикосы, которые растут Ферганской долине. Почти вся ягода уходит на экспорт. В Польше самое большое малиновое поле – 5 га. В Российской Федерации (Краснодарский край) – 20 гектаров. А в Кыргызстане – 300 га. Это самые крупные плантации в мире. Киргизские аграрии уже завалили малиной рынки России и завоевывают Казахстан. Большие объемы, хорошая урожайность – как следствие, более низкая себестоимость. Мы также можем увеличить посадочные площади, получать больший объем продукции, снизить себестоимость, но нужны рабочие руки», – рассуждает Данат Шураханов.

Ягода-малина нас к себе манила

Сезон завершен в конце сентября. Удалось собрать 85% урожая. По скромным подсчетам, это 35 тонн малины. Ягода реализовывалась как в свежем, так и в переработанном виде – варенье. Пока стоит теплая погода, еще можно собирать малину, так как это ремонтантные сорта. Планируется до холодов заготовить в общей сложности около 25 тонн малинового варенья. Кстати, цех по переработке ягоды мощностью три тонны в сутки находится непосредственно возле поля. Здесь варят варенье-пятиминутку.

«Щадящая технология варки позволяет сохранить все ценные, полезные и целебные свойства. Собственно, поэтому ее и выбрали. В прошлом году варенье реализовывалось через торговые сети. Но недолго оно стояло на полках – очень быстро наш сладкий товар раскупили. Ритейлоры говорили, что необходимо производство поставить на поток, чтобы товар круглый год был представлен на полках. Но нам не хватает сырья. Мы и 300 га посадим – земли хватает. Но пока стоят вопросы: механизация, субсидирование, рабочая сила. Продукт востребованный, в принципе, экспортно ориентрованный. Покупатель его оценил. В сентябре возили малину и варенье на ярмарку в Нур-Султан – ушли на ура. Были поставки в Атырау и Уральск. В прошлом году отправили партию малины и варенья в Оренбург – все влет прямо с машины ушло. Учитывая, что коронавирус и пневмония гуляют по планете, малиновое варенье – это сладкое и вкусное лекарство. Несмотря на негативные факторы, усугубившиеся пандемией Covid-19, мы в будущее смотрим с оптимизмом. Так как знаем и верим: малиновый тренд только начинает набирать обороты», – резюмировал директор, надеясь, что в правительстве и министерстве сельского хозяйства учтут их предложения.

Семен Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

В Павлодарской области начали выплачивать компенсацию за уничтоженную птицу

Всего на эти цели необходимо более 86 млн тенге.

21 Октябрь 2020 13:59 971

Изначально руководство местной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора заявляло, что «государство возместит ущерб по усредненной рыночной стоимости, которую определит специальная комиссия». Теперь стало известно, какие «рыночные цены» определили в республике. Так, за каждую курицу фермерам выплатят 1187,5 тенге, за утку и цесарку – 3516 тенге, гуся – 6500 тенге, индейку – 5000 тенге.

К примеру, Павлодарской области на компенсацию уничтоженной птицы необходимо 86,1 млн тенге. В целом по Казахстану на эти цели будет направлено порядка 390 млн тенге. Интересно, что касательно объема выплат доля Павлодара занимает около 22% от республиканского. В то время как по объему уничтоженной птицы на Павлодарскую область приходится только около 3,5% от республиканского – 31 тыс. штук из 873,9 тыс. (данные на 19 октября).

Такая разница говорит о том, что при соблюдении вышеназванных расценок денег на компенсацию во всех регионах не хватит. Если предположить, что Павлодар при общей сумме в 390 млн получит 86 млн, то по остаточному принципу получится, что в среднем на возмещение одной птицы в других областях останется 360 тенге. В это же время как минимально полагающаяся выплата за курицу составляет почти 1,2 тыс. тенге. Из всего этого можно сделать вывод, что либо на компенсацию выделят дополнительные средства, либо потери возместят только наиболее расторопным фермерам. К слову, министерство сельского хозяйства РК уже попросило «рассмотреть возможность выделения дополнительных финансовых средств из республиканского бюджета».

Сейчас в Павлодарской области уже начали выплачивать компенсационные выплаты. По состоянию на 21 октября местные фермеры получили более 12,5 млн тенге. При предоставлении всей необходимой документации процесс выплаты компенсации занимает не более трех дней.

В целом вспышка птичьего гриппа была зафиксирована в семи селах пяти районов Павлодарской области. Во всех населенных пунктах по мере регистрации заболевания вводился карантин. Первые села закрыли еще 20 сентября. Однако на передвижениях людей он не сказался. Под запретом оказались только ввоз и вывоз птицеводческой продукции.

По информации Павлодарской областной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора минсельхоза РК, на данный момент случаи смерти птиц от высокопатогенного гриппа практически прекратились. Карантин в селах длится 21 день после последнего случая падежа птицы.

Всего от нынешней вспышки птичьего гриппа в Павлодарской области погибло более 3,1 тыс. голов домашней птицы. От болезни в регионе в основном погибали курицы и гуси – 1,6 тыс. и 1,3 тыс. соответственно. При этом в целях профилактики было уничтожено свыше 27,9 тыс. птиц. В данном случае больше всего пострадали курицы (16,4 тыс. особей), индюки (6,4 тыс.), гуси (4,9 тыс.). На местных птицефабриках фактов гибели птиц зафиксировано не было. В сентябре в регион поступила партия вакцин в размере 503 тыс. доз. Сейчас эпидситуация в Павлодарской области оценивается как стабильная.

По мнению специалистов, в северные регионы Казахстана болезнь могла попасть из соседней России. Предполагается, что она была занесена дикими перелетными птицами. Считается, что их иммунитет сильнее, чем у домашних птиц, потому дикие птицы болеют птичьим гриппом, но остаются живыми. 

Напомним, впервые птичий грипп на территории Павлодарской области был зафиксирован в 2005 году в селе Голубовка Иртышского района. Тогда в общей сложности пало, а также было уничтожено в профилактических целях почти 3 тыс. поголовья домашней птицы.

Руслан Логинов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!