Роль судьи с принятием АППК поменяется – все новости на Atameken Business | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 300,40 Пшеница 465,40
$ 378.93 € 423 ₽ 5.87
Погода:
+10Астана
+21Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 300,40 Пшеница 465,40
Роль судьи с принятием АППК поменяется

Роль судьи с принятием АППК поменяется

Кодекс вводит инквизиционный принцип работы суда, цель которого – установление истины, а также матответственность чиновников за неисполнение его решений.

Роль судьи с принятием АППК поменяется, суд, судопроизводство, АППК, Законодательство, Верховный суд, ГПК

Фото: sud.gov.kz

3678 14 Ноябрь 2018 07:00 Автор: Айгуль Тулекбаева

Рассмотрение дел, где казахстанец судится с госорганом, с акиматом, к примеру, будет выделено в отдельное судопроизводство. Более того, за неисполнение решения суда чиновник может поплатиться штрафом, гасить который придётся из собственного кармана. Таковы нормы проекта Административного процедурно-процессуального кодекса (АППК), который до конца года будет представлен в стенах Парламента. Что из себя представляет этот документ, в интервью abctv.kz рассказал судья Верховного суда Казахстана Денис Шипп.

– Денис Алексеевич, проект Административного процедурно-процессуального кодекса (АППК) – это инициатива Верховного суда? Насколько мне известно, шесть лет пытались его принять, и вот сейчас пошли подвижки. С чем связана его необходимость? Действительно ли в нём прописана «презумпция вины чиновника»?

– Прежде всего я хотел отметить, что являюсь одним из участников группы, занимавшейся разработкой процессуальной части проекта кодекса. Сейчас нормы по обжалованию действий госорганов есть в главе 29 Гражданско-процессуального кодекса (ГПК). Тем не менее, во всём мире, в странах ОЭСР, у наших соседей уже приняты соответствующие АППК. Такова тенденция, что нужно создавать отдельную административную юстицию, поскольку производство по таким делам должно отличаться от общего гражданского производства, хотя бы в силу того, что субъекты публично-правовых отношений не равны. Гражданин нуждается в дополнительной защите, чтобы компенсировать в суде своё неравенство по отношению с госорганом. И именно это судопроизводство должно учитывать.

Проектом вводится новый принцип – инквизиционный, это активная роль суда, когда суд прежде всего нацелен на установление истины, независимо от того, как стороны представляют или заявляют ходатайство. Например, сейчас у нас в гражданском процессе главный принцип – диспозитивность. То есть всё зависит от воли сторон, от принимаемых ими усилий, а суд, как и полагается в данном случае, находится над процессом, он только рассматривает доказательства сторон с точки зрения их допустимости, относимости, достоверности, но сам в истребовании доказательств не принимает участия.

Единственное, что он может оказать – содействие стороне, которая обратится к суду с просьбой помочь в предоставлении доказательства. При этом она ещё должна обосновать, почему сама не может предоставить доказательство. В отличие от этого в административном судопроизводстве предполагается, что роль суда будет активной, суд будет самостоятельно стараться установить, в чём заключается объективная истина. И для этого он не будет ждать ходатайства той или иной стороны, он сам может истребовать материалы.

Во-вторых, ответчик-госорган будет обязан предоставить материалы дела, в том числе досудебного разбирательства по жалобе этого гражданина, и доказать законность своих действий. И именно в силу разницы поведения в процессе, отношения к сторонам не должны одни и те же судьи рассматривать гражданские и административные дела.

Например, по формулированию исковых требований. Сейчас у нас что? Человек неверно их изложил, соответственно, в этих пределах суд и рассматривает дело. По АППК же судья может путём опроса, вызова узнать у истца, что случилось, в чём нарушение его прав, и помочь ему правильно сформулировать свои исковые требования, разъяснить этому человеку, каким образом осуществлять эту защиту. Это, конечно, не лишает гражданина возможности обратиться за надлежащей юридической помощью – к адвокату или юристу.

– Говоря простыми словами, у акимата есть армия сотрудников, тех же юристов, к примеру. И в суде у простого пенсионера меньше шансов доказать свою правоту. Да и исковое заявление он может оформить не так, как нужно.

– Да, уже в этом случае неравенство сторон. По проекту АППК, судья может подсказать, что, может быть, не к этому органу нужно обратиться, а к другому, и вам нужно обжаловать именно это, а не другое. В конечном итоге это будет зависеть, согласится этот человек или нет, он же не обязан следовать разъяснению суда, у него своё понимание. Суд не может изменить требования иска вопреки воле истца.

– На семинаре Вы говорили о процедуре досудебного обжалования, которая будет введена этим проектом. Что она даёт?

– Прежде всего большую оперативность. Во-первых, госорган ограничен сроками рассмотрения. Во-вторых, в госоргане это бесплатно, а в суде надо платить госпошлину. В-третьих, здесь много целей преследуется, потому что, когда вышестоящий орган будет пересматривать решение нижестоящего, он получает возможность осуществления ведомственного контроля.

То есть он будет знать по каналу обратной связи, как работают его подчинённые, какие нарекания они получают от населения, в чём характерные ошибки. Со всех позиций это лучше. Это везде так работает: сначала идёт досудебное обжалование, а потом суд. Исключение – если нет вышестоящего органа, действия министра, к примеру, нужно обжаловать. Тут можно идти сразу в суд.

– Шесть лет пытались провести законопроект в жизнь, почему именно сейчас мы созрели для его принятия?

– Это веление времени. В той же Германии, родоначальнице административной юстиции, сначала появились дела, которые судьи рассматривали по спорам к императору и другим госорганам, а потом уже накопившуюся практику за 50 лет они стали выводить в новеллы законодательства. И так вся Европа, вслед за ними эти кодексы стали принимать на постсоветском пространстве.

– В каких странах СНГ он уже есть?

– В Азербайджане, странах Прибалтики, Украине, Грузии, Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане. Фактически одни мы в регионе отстаём.

– На что чаще всего жалуются граждане?

– Так у нас нет ещё этого кодекса. Я могу сказать со своей стороны, я, например, судья специализированной судебной коллегии. У меня примеры из среза инвестиционных споров. Это обжалование инвестором, то есть юридическим лицом, действий госоргана в связи с начислением налогов, таможенных пошлин, штрафов каких-либо.

А для рядового гражданина всё что угодно может быть, любые взаимоотношения. Не предоставляют земельный участок, не дают вовремя лицензию или, наоборот, забирают ранее предоставленный участок и тому подобное.

– Вы говорили, что по-новому АППК чиновник может быть оштрафован, а сейчас такого нет?

– Сейчас нет. По АППК контроль за исполнением решения, помимо судоисполнителя, будет ещё у суда. Например, ответчику даётся срок в течение 30 дней исполнить эти требования в добровольном порядке, если нет, то накладывается штраф.

– Чиновник будет платить из своего кармана?

– Конечно.

– А в каком размере?

– От 5 МРП до 50 МРП за неисполнение требований суда и до 100 МРП – за неисполнение решения.

Когда этот законопроект попадёт в мажилис?

– До конца года.

– Как принятие кодекса повлияет на рост дел в суде?

– Практика показывает, что раз в пять минимум увеличивается число обращений, а потом идёт на снижение. Потому что госорганы достаточно быстро учатся и исправляют ошибки, делают всё, чтобы не наступать на одни и те же грабли.

– Более трёх миллионов обращений поступило в этом году в суды. С чем такой рост связан? Я вот помню, в прошлом году был суд из-за банки огурцов. Либо люди стали из-за мелочи судиться, либо растёт неразбериха в нашей жизни?

– Как всегда, это неоднозначно. Во-первых, это чрезмерная доступность суда. Потому что не должно быть судебных споров из-за банки огурцов. Всегда должна быть соразмерность, ведь никто не будет микроскопом забивать гвозди. Всегда нужно выбирать инструмент для разрешения своих споров сообразно стоимости и значимости этого предмета. Есть такие случаи, когда споры, условно говоря, из-за трёх копеек могут идти три года, из принципа «буду судиться, потрачу в три раза больше, но докажу, что я прав». Такое тоже бывает.

Законом должны создаваться такие условия, чтобы по мелким спорам люди обращались к другим альтернативным способам разрешения споров, внесудебным. Они и сейчас есть – это медиация, арбитраж, но, к сожалению, до сих пор население крайне редко обращается к ним по собственной инициативе.

Во-вторых, это, может быть, больше социальная проблема, непримиримость в людях, нежелание или неспособность договариваться или хотя бы попытаться взглянуть на ситуацию глазами оппонента. Сколько у нас примеров, когда люди неадекватно ведут себя из-за царапины на машине, может, даже и не было повреждения авто, просто кто-то не пропустил на дороге, возникает драка или того хуже. То есть когда обычные хамство или грубость в ответ вызывают несоразмерную реакцию.

Айгуль Тулекбаева

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK