Баннер втб
RU KZ
Шкурный передел попал в конфликт интересов

Шкурный передел попал в конфликт интересов

07:00 19 Июль 2018 8042

Шкурный передел попал в конфликт интересов

Автор:

Ольга Ушакова

Переработчики из Восточного Казахстана просят закрыть экспорт шкур, который ежегодно достигает около 900 млн тенге, а животноводы жалуются на падение спроса.

В Восточно-Казахстанской области (ВКО), по данным областного Управления сельского хозяйства, ежегодно идет в забой до 400 тысяч голов скота. Но его владельцы утверждают, что невозможно сбыть примерно пятую часть шкур КРС, а шкуры мелкого рогатого скота и лошадей и вовсе не пользуются спросом. В это же время руководство простаивающего Семипалатинского кожевенно-мехового комбината говорит о необходимости ввести запрет на вывоз шкур, снизить налоговую нагрузку на предприятие.

Несколько дней назад во время рабочего визита мажилисмена Владислава Косарева в Семей директор ТОО «Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат» Жумагазы Рахимгалиев посетовал ему на то, что их предприятие работает только три месяца в году. Одна их причин, по его словам, – нехватка сырья. Перекупщики скупают шкуры КРС по более высоким ценам и отправляют их в Китай, Афганистан, Турцию и другие страны. Снизить же закупочные цены кожевенники не могут из-за налоговых препон.

ТОО не тягаться с ИП

По информации г-на Рахимгалиева, у предприятий переработки «налоги выше, чем у нефтяников». Перекупщики шкур скота платят налоги как ИП.

«Чтобы мы могли с ними конкурировать, освободите тогда и нас от выплаты всех налогов», – попросил глава Семейского кожмеха.

В итоге предприятие собирает шкуры в объеме 10% от общего количества забиваемого скота в Восточном Казахстане. Это примерно 20-40 тысяч шкур КРС в год (одна шкура весит до 20 килограммов в среднем). При этом производственная мощность предприятия – 70 тонн шкур КРС ежедневной замочки.

«Шкура КРС стоит 3500 тенге. Кожзавод может изготовить продукцию из этой самой кожи на 470 тысяч тенге. Но мы не используем этот потенциал. Дожили до того, что в Казахстане почти нет собственной обуви», – высказался на встрече г-н Косарев.

Производственники в свою очередь попросили его поднять вопрос о пересмотре Налогового кодекса РК в отношении предприятий перерабатывающей промышленности сельскохозяйственной продукции.

Г-н Рахимгалиев считает, что местным производителям и Семейскому комбинату в частности помог бы справиться с кризисом запрет на экспорт шкур животных за рубеж. В Управлении сельского хозяйства ВКО и сами животноводы, напротив, уверены: если ввести запрет на экспорт шкур, то Семейский кожмех, как единственное такого рода предприятие в регионе, будет покупать сырье у фермеров за бесценок.

«Семейский кожмех работает ни шатко ни валко, а в свое время ему давались большие кредиты, чтобы запустить производство, в него было столько государственных вливаний, но до ума дело не доведено. А рынок не стоит на месте», – высказались в Управлении сельского хозяйства ВКО.

Никому не нужные лошади и бараны

В то же время и так, по данным предпринимателей, есть проблемы со сбытом шкур даже при открытом экспорте. Причем пятая часть сырья просто утилизируется ввиду неликвидности.

«Шкуры баранов и лошадей не берут. Берут только шкуры КРС, причем очень выборочно, отбирая по качеству, по размеру. У нас шкуры берет один постоянный предприниматель, оптом. Цены на шкуры примерно везде одинаковые, не готов сказать, насколько они устраивают. Мы сжигаем те шкуры, которые у нас не забирают. Жалко, но хранить негде. Для хранения шкур нужно создать условия. Такой возможности у нас нет, – говорит замдиректора ТОО «Улан» Дамир Мустафин. – Мы шкуры вообще не обрабатываем. Сняли, сложили в холодильник, у нас покупатель забирает их из холодильника. Раньше мы солили шкуры, но сейчас их предпочитают брать в свежем виде. И очень сильно ковыряются по качеству. Не дай бог, плешь у коровы, размер не тот, маленькие не берут. Или снята шкура, как им кажется, не так. Примерно 20 процентов шкур КРС не берут».

Глава ТОО «Иртыш» в Уланском районе Анатолий Барков тоже отмечает, что шкуры у них принимают дешево, и то если рынок в Китае открыт. Иначе сбыта вообще нет.

«Сейчас мы строим свой убойный цех и будем делать рассол, чтобы шкуры солить. Может быть, в таком виде будет больше спрос. Сейчас заказали оборудование из РФ. Но с другой стороны, у нас в Казахстане никто не хочет заниматься переработкой. Зачем думать о переработке, если государство и так дает субсидии? Легче отправлять в Китай. Я работал с белорусами по обуви. Они сначала тоже все делали у себя, а потом начали переносить производства в Китай. Завозят из КНР заготовки, а дорабатывают у себя».

По информации Управления сельского хозяйства, цена за килограмм шкуры КРС сейчас достигает 200 тенге, цены уменьшаются в период массового забоя, осенью. Правда, перекупщики предоставляют иную информацию. Они говорят, что цены в последнее время упали по ряду причин.

«Возможно, из-за того, что киргизы закрыли границу, а там завод есть. Сейчас третий месяц цены резко упали. Если раньше была цена 200 тенге за килограмм шкуры КРС, то сейчас максимум 100 тенге, и то мало кто принимает. Одна шкура весит примерно 20 килограммоа, получается, за одну шкуру даем две тысячи тенге, – отмечает ИП, занимающийся заготовкой шкур, который согласился рассказать о ситуации на условиях анонимности. – В прошлом году мы принимали шкуры коней, они стоили очень хорошо –10 тысяч тенге. Никогда в жизни столько не стоили. Мы собрали тысячу шкур, вложили деньги, но цена на конские шкуры резко упала. Сейчас невозможно никуда продать. Не берут даже по 500 тенге за шкуру, только в Алматы на получение кожи. Мы сейчас поставляем шкуры в основном в южную столицу, там шкуры проходят первичную переработку и дальше идут на глубокую переработку в Китай».

По его словам, в Усть-Каменогорске закупом шкур занимаются всерьез только три предпринимателя, большая часть их находится в Семейском регионе. Тем временем специалисты отмечают, что существует и теневой рынок приема шкур. И его масштабы оценить крайне затруднительно.

«Человек открывает пункт по продаже кормовой соли для скота, а попутно покупает шкуры. Нигде этот вид бизнеса не указывает. Потом «КамАЗ» загружают, а численность шкур в нем никто не устанавливает. Предприниматели пишут одно, а вывозится совсем другое. Один 40-тонник, фуру нужно грузить три дня и выгружать. Поэтому это такая объемная работа, проконтролировать которую сложно. Ежегодно вывозится за рубеж от 100 тысяч до 300 тысяч шкур», – рассказали эксперты сайту abctv.kz.

Арифметика несложная: если это число умножить на среднюю стоимость шкуры в две-три тысячи тенге, то общая цена вывозимых шкур достигает 600-900 млн тенге.

Все испортила «халява»

Предприниматели, которые занимаются закупом шкур, уверены: проблема Семейского кожевенно-мехового комбината заключается не в нехватке сырья, а в «халявных деньгах от государства».

«В месяц можно гарантированно собирать 30-40 тысяч шкур КРС, – отмечают они. – Если этому Семейскому кожмеху государство дальше будет деньги выделять, то кризис только продолжится. Как работает кожмех? Когда на рынке определяется цена на шкуры КРС, они берут по сниженным ценам и просто перепродают. Они даже не обрабатывают. Или обрабатывают, когда государство им много денег закидывает. Когда в Китае шкуры закупают по 300 тенге за килограмм, Семейский кожмех закупает по 200 тенге».

По мнению предпринимателей, если бы Семейский кожевенно-меховой комбинат наладил нормальный закуп шкур, то вывоз их в Китай закрылся бы сам собой. Если же сейчас запретить экспорт, то ряд людей потеряют свой бизнес.

«Дело, наверное, не в том, чтобы ввести запрет, – высказал мнение Дамир Мустафин. – Запреты противоречат принципам рынка. Первопричина – это отсутствие централизованного забоя. Пока нет большого накопления шкур, нет и переработки. Надо начать с организации нормального сбора шкур у крестьян, а пока у нас нет эффективной логистики заготовок».

Ольга Ушакова, Усть-Каменогорск