/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
Погода:
-1Нур-Султан
+2Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
«Сломать переговорный процесс в пользу Казахстана» – Каирбек Арыстанбеков о ситуации в ЕАЭС

«Сломать переговорный процесс в пользу Казахстана» – Каирбек Арыстанбеков о ситуации в ЕАЭС

Сейчас главная тактическая и стратегическая задача Правительства РК и других заинтересованных органов – в максимальной степени учитывать национально-экономические интересы и сломать переговорный процесс в пользу Казахстана, считает доктор экономических наук Каирбек Арыстанбеков.

29 Ноябрь 2019 08:51 3001

«Сломать переговорный процесс в пользу Казахстана» – Каирбек Арыстанбеков о ситуации в ЕАЭС

Новости

Сегодня
12:53

Накануне Дня Независимости ряду казахстанцев присуждены государственные награды

Сегодня
12:33

На Байконуре из аренды выведут 11,6 тыс. га земель

Сегодня
12:17

Повторные кражи в Казахстане отнесут к тяжким преступлениям – МВД

Сегодня
11:55

Сотрудники Центра социального обслуживания Нур-Султана получили благодарственные письма

Сегодня
11:35

Промпроизводство в Казахстане в январе-ноябре выросло на 3,6%

Сегодня
11:13

ЕБРР поможет Казахстану в модернизации инфраструктуры здравоохранения

Сегодня
10:55

Следующий раунд переговоров по Сирии в Казахстане пройдет в марте 2020 года

Сегодня
10:36

Более половины банков мира уделяют внимание экологическим, социальным и управленческим рискам – Fitch

Сегодня
10:17

1360 проектов в 24 секторах обрабатывающей промышленности запущено за годы индустриализации Казахстана

Сегодня
09:52

Женщинам выдано 5156 микрокредитов по госпрограмме «Еңбек»

Все новости

В студии ATAMEKEN BUSINESS он вместе с политологом Уалиханом Кайсаром говорил о существующих проблемах в ЕАЭС, о перспективах, ожидающих казахстанских товаропроизводителей в случае вступления Узбекистана в данный союз. Своим мнением также поделился экономист Айдархан Кусаинов.

ATAMEKEN BUSINESS: Насколько сегодня обоснованны претензии киргизской стороны по транзиту товаров через нашу территорию?

Каирбек Арыстанбеков: В целом в экономической политике, когда те или иные страны входят в те или иные экономические интеграции или объединения, возникновение подобного рода проблем, претензий – это закономерный процесс. Бывают шероховатости, безусловно, бывают административные и другие барьеры. Это все мы видим в мировой практике и предполагаем, что одна из таких претензий связана с подобного рода проблемами. Мы должны признать, что после старта Экономического союза (ЕАЭС) со стороны отдельных членов этого союза либо сознательно, либо бессознательно проведена соответствующая внешнеэкономическая политика, которая в той или иной степени ущемляла интересы других стран. Не исключение и киргизская сторона. Когда происходит транзит товаров, то в таких случаях в силу объективных причин бывают определенные трудности по доставке, по логистике товаров.

ATAMEKEN BUSINESS: Среди всех стран ЕАЭС Казахстан опережает по темпам инфляции. Почему так происходит?

Уалихан Кайсар: Это естественно. Дело в том, что мы стали инициаторами и Таможенного союза, и ЕАЭС. Объявить объявили, но сами при этом не готовились. В качестве доказательства можно привести пример: в первый же год, когда мы вошли в Евразийский экономический союз, казахстанская национальная валюта упала на 125 процентов. От этого никуда не деться. Это факт. Хотим мы этого или не хотим. Второй момент: у нас импорт сократился на 43 процента, от этого тоже никуда не денешься, экспорт упал на 27 процентов. Поэтому говорить о том, что мы занимаем первое место по инфляции, – это естественно. Беспомощно отстаиваем свои интересы перед РФ.

ATAMEKEN BUSINESS: Ранее в нашей программе мы говорили о том, что у Казахстана слабая переговорная сила. Вы с этим тоже согласны?

Уалихан Кайсар: Абсолютно правильно, согласен. А потому что все наши чиновники, все без исключения, смотрят на политическую составляющую вопроса. Этого допускать никак нельзя. Экономику в переговорных процессах нужно отделить от политических. Сначала надо решить экономические вопросы, свои интересы защитить.

Каирбек Арыстанбеков: Хотел добавить по существу вашего вопроса в части, касающейся инфляции. По нашим оценкам, примерно 60-65 процентов инфляции в Казахстане носит не монетарный характер. Здесь есть вклад или вина местных органов власти, Правительства. Что касается 30-35 процентов – это уже юрисдикция Национального банка. Недавно Правительство наказало несколько вице-министров из-за потери управляемости инфляционного процесса и ряд акимов. Но в то же время по линии Нацбанка никто не был наказан. Другими словами, эта мера по наказанию носит половинчатый характер.

ATAMEKEN BUSINESS: Возможно ли избавиться от странового протекционизма?

Уалихан Кайсар: От этого нужно избавиться, есть для этого куча средств и механизмов. Почему в Казахстане тариф на дороги ниже, чем в РФ, где равноправие? Почему наши товары, когда через Россию, они дорожают? В Белоруссии также дорожают. Почему? Потому что логистика – дорого. Дорого возить, тарифы у них совершенно другие по отношению к нам, несправедливые тарифы.

Каирбек Арыстанбеков: Здесь нужно смотреть шире. Мы должны признать тот факт, что наши отдельные экспортеры не имеют огромных масштабов по устойчивой поставке товаров и услуг на рынки Белоруссии и РФ. Некоторые наши экспортеры уступают в плане масштабности. Второе, по линии Правительства, по стимулированию экспорта эти системные меры начали принимать только в прошлом году. Это внутренние причины, а внешние… бывает, по линии российских таможенных служб или санэпидемстанций иногда организуются такие спонтанные исподтишка барьеры.

ATAMEKEN BUSINESS: В нашей алматинской студии находится экономист Айдархан Кусаинов. На днях на портале inbusiness.kz вышло Ваше интервью о стратегии импортозамещения. Уместно ли говорить, что в таком формате государства могут быть равноправными?

Айдархан Кусаинов: Разумеется, нет. ЕАЭС по определению является инструментом и институтом продвижения собственного экспорта. Сама суть этой интеграции заключается в том, что создается институт, в том числе и правовые механизмы, некоторые структуры управления, которые регулируют торговые отношения. Предыдущие спикеры об этом же и говорили, что у нас не было политики по продвижению экспорта. Мы были не готовы с точки зрения инструментов целей задач.

ATAMEKEN BUSINESS: О каком экспорте можно говорить, если у нас не развит внутренний рынок, не развито производство? Если Узбекистан вступит в ЕАЭС до конца 2020 года, тогда нашу продукцию могут потеснить с внешнего рынка.

АЙДАРХАН КУСАИНОВ: Во-первых, все можно изменить, и процесс меняется. Создано наконец Министерство торговли. И недавнее выступление министра в рамках ЕАЭС, они как раз говорили об ужесточении наших позиций. Эти вопросы нужно продавливать, над ними нужно постоянно работать. Чего, к сожалению, пока Казахстан не делал. Была некая иллюзия, что мы вступаем в ЕАЭС, и все друг другу открывают рынки, и все становятся счастливыми. Такого не бывает. Вы правильно заметили: ни одна страна не поставит свои национальные интересы выше любой интеграции. С этой точки зрения ЕАЭС – это площадка, в которой нужно максимально отстаивать свои национальные интересы, используя правовые рамки соглашения и договоренности. Я вам сообщу такую вещь, что, если бы кто-то японцам сказал, что они будут радиотехнику экспортировать и SONY будет мировым брендом, в это никто бы не поверил. Потому что бизнес находит возможности. Кыргызстан продал в Беларусь картошку, Россия продает в Бразилию мясо, то есть бизнес находит возможности. Нужно создавать эти условия, а не бегать внутри страны, создавая центры обслуживания экспортеров и говорить: «Я думаю, что твоя продукция в России найдет применение». Это говорит чиновник. Откуда он знает? Дайте возможность бизнесмену проверить.

Каирбек Арыстанбеков: Я согласен с коллегой. Вместе с тем в числе внутренних препятствий – это участие государства в экономике. У экономистов это называется интервенционистской экономической политикой. Данная политика у нас реализуется с участием квазигосударственного сектора. По данным Агентства по борьбе с коррупцией, финансовый оборот квазигосударственного сектора составляет 65 процентов ВВП. Активы – где-то 45 процентов ВВП. Я не знаю в мировой практике ни одной страны, которая достигла феноменальных результатов в экономической интеграции при государственном вмешательстве в экономику. Это вторая главная причина, почему мы не достигли ожидаемых результатов вступления в ЕАЭС. В контексте вступления Ташкента в ЕАЭС, на мой взгляд, с точки зрения национальной экономической безопасности страны это влечет два риска. Первое – в рамках платежного баланса по текущему счету у нас сохраняется дефицит, мы проигрываем. И здесь есть вклад дефицита торгового баланса со странами – членами ЕАЭС. Если Узбекистан будет вступать в этот союз с дешевой рабочей силой, то нынешний имеющийся профицит торгового баланса может сократиться. Поэтому сейчас главная тактическая и стратегическая задача Правительства и других заинтересованных органов – в максимальной степени учитывать национально-экономические интересы и сломать переговорный процесс в пользу Казахстана.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: