/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 404,07 Hang Seng 27 972,17
KASE 2 341,93 РТС 1 539,27
FTSE 100 7 427,08 Пшеница 544,40
СП «УКАД» обеспечило Airbus 57% требуемых поковок в 2017 году

СП «УКАД» обеспечило Airbus 57% требуемых поковок в 2017 году

Во французский завод, наполовину аффилированный с Усть-Каменогорским титано-магниевым комбинатом, за этот годовой период вложили 18 млн евро.

11 Январь 2019 07:18 5836

СП «УКАД» обеспечило Airbus 57% требуемых поковок в 2017 году

Автор: Данияр Сериков Фото: agmpportal.kz

Совместное французско-казахстанское предприятие «УКАД» поставило Airbus 57% требуемых поковок (полуфабрикаты из титановых сплавов. – Ред.) в 2017 году. Об этом говорится в отчёте Усть-Каменогорского титано-магниевого комбината (УКТМК) за этот годовой период, опубликованном на сайте Казахстанской фондовой биржи 29 декабря 2018 года.

«В июле 2016 года СП «УКАД» продлено долгосрочное соглашение с компанией Airbus для обеспечения 50% поковок, требуемых для программ «А320/330/350/380». Данное соглашение предусматривает поставку титановой продукции АО «УКТМК» в СП «УКАД» до 2024 года. В 2017 году СП «УКАД» обеспечило компанию Airbus 57% требуемых поковок», – указывается в выкладке.

Напомним, «УКАД» было создано во Франции совместно с французской компанией «Обер энд Дюваль» в декабре 2008 года. Его основная деятельность сфокусирована на переработке титановых слитков и сплавов, произведённых АО «УКТМК», в титановые поковки, листы, прутки и проволоку.

«Производство планируется начать в 2011 году с начальной мощностью до 500 тонн продукции и довести её к 2020 году до пяти тысяч тонн, включая производство сверхсплавов. Проект предполагает прямые инвестиции в размере 47 миллионов евро и гарантированный заказ французской компании Airbus на сумму около миллиарда евро на период до 2020 года», – сообщали после презентации металлургического предприятия в 2009 году казахстанские СМИ.

Сейчас СП «УКАД» является крупным ковочным производством в Европе с потенциальными мощностями производства в 10 тыс. тонн ежегодно. Благодаря сертификации слитков и сплавов УКТМК для некритического использования со стороны французской компании Safran теперь СП может поставлять биллеты (заготовки для выдавливания. – Ред.) в объёме 30% её рынка.

«В 2017 году осуществлены дополнительные вложения инвестиций в размере 18 млн евро для расширения здания завода СП «УКАД» и установки двух дополнительных нагревательных печей, а также приобретения нового оборудования ультразвуковой проверки качества», – отмечается в отчёте.

Кроме «УКАД», у УКТМК есть другой европейский проект, реализованный в 2017 году под названием «Эко Титаниум». Это первый в Европе завод по производству титановых слитков методом плазменной плавки титановой губки и лома от европейских производителей. Он обеспечивает УКТМК дополнительным рынком сбыта губчатого титана.

«Титановые слитки, произведенные «Эко Титаниум» будут перерабатываться на заводе СП «УКАД» в титановые изделия для дальнейшего использования в медицине и производстве авиадвигателей. Проектная мощность завода «Эко Титаниум» составляет 4 тыс. тонн титановых слитков в год», – говорится в отчетном документе.

Сырьевой нарост

Наравне с наращиванием переделов за рубежом, в УКТМК работают над увеличением сырьевой базы.

Так, в 2017 году согласно технологическому регламенту были продолжены работы по проектированию второй обогатительной фабрики ТОО «Сатпаевское горно-обогатительное предприятие», полностью контролируемое комбинатом с 2014 года, на Сатпаевском месторождении ильменитовых руд на территории Кокпектинского района ВКО.

«Производственная мощность фабрики при реализации проекта составит 15 тыс. тонн в год ильменитового концентрата, всего проектная мощность фабрики предусматривает производство ильменитового концентрата до 25 тыс. тонн в год. Реализация данного проекта позволить снизить себестоимость за счет увеличения извлечения концентрата из руды и снижения транспортных расходов при доставке сырья на фабрику. Таким образом, в результате реализации данного проекта АО «УКТМК» будет полностью обеспечено собственной минерально-сырьевой базой казахстанского титаносодержащего сырья», – планируют в компании.

Месторождение содержит около 40% пустой породы, состоящей из упорных трудноразмываемых глин, каменеющих в воздухе. Поэтому до этого процессы добычи и технология обогащения ильменитовых песков на нем отрабатывались на опытно-промышленной фабрике. Запасов месторождения хватит не на одну сотню лет вперед, писала в марте прошлого года Кокпектинская районная газета «Жулдыз – Новая жизнь».

Вторая обогатительная фабрика должна запустится в 2020 году, стоимость ее строительства составляет 2,57 млрд тенге, сообщал ранее «Интерфакс-Казахстан». В 2017 году на проект было затрачено 266,7 млн тенге, говорится в отчете.

Мощностная недозагрузка

Впрочем, еще неясно, действительно ли УКТМК понадобится столько сырья в ближайшие годы. К примеру, по данным отчетности, в 2017 году загрузка совместного с корейским POSCO предприятия «ПОСУК Титаниум», которое выпускает титановые слитки и слябы методом электронно-лучевой плавки, достигла 40%. При этом объем производства титановых слитков вырос в годовом выражении на 6,1%. 100% продукции экспортируется в Южную Корею.

До полного запуска второй обогатительной фабрики Сатпаевского месторождения, очевидно, УКТМК дополнительно закупает сырье за рубежом. Для этого комбинат зарегистрировал в Великобритании дочернюю UK TMP International в 2014 году.

«Создание данного предприятия открыло для АО «УКТМК» прямой доступ к зарубежным поставщикам сырья и покупателям готовой продукции, что позволило снизить расходы по реализации продукции в 2017 году на сумму порядка 2,7 млрд тенге. Также создание UK TMP International Ltd обеспечило для АО «УКТМК» прямой доступ к ведущим мировым финансовым институтам», – говорится в отчетности.

Каким образом снижение расходов на реализацию продукции отразилось на трансфертном ценообразовании УКТМК неясно. Определение налоговых обязательств АО «УКТМК» в контексте правил трансфертного ценообразования требует интерпретации закона о трансфертном ценообразовании, отмечают в компании. Как известно, титан в Казахстане имеет специальные методики расчета по трансфертному ценообразованию.

Дебиторские дебри

Говоря о финансовой стороне деятельности УКТМК в 2017 году, аудиторы «КПМГ Аудит» оговорили в начале отчета, что группа УКТМК имела просроченную дебиторскую задолженность от ТОО «ПОСУК Титаниум» в общей сумме 5,9 млрд тенге на конец отчетного периода, годом ранее она составляла 8,4 млрд.

«При наличии объективных свидетельств обесценения финансового актива Международный стандарт финансовой отчетности (IAS) 39 «Финансовые инструменты: признание и оценка» требует от руководства определения величины убытка от обесценения и признания такого убытка в прибыли или убытке. Такая оценка убытка от обесценения не проводилась», – отметили аудиторы в оговорке, говоря о данной задолженности.

Напомним, запуск проекта «ПОСУК Титаниум» оценивался в 70 млн долларов, из которых четверть финансировал Банк развития Казахстана.

Аудиторы в своих комментариях также отметили, что финансовая отчетность УКТМК не раскрыла конечную контролирующую сторону компании, хотя этого требуют международные стандарты отчетности.

Более того, право собственности в СП «УКАД» было приобретено группой УКТМК за счет беспроцентного займа, предоставленного первоначальным владельцем доли, которая выступает обеспечением. Имеется опцион погашения займа путем возврата доли первоначальному владельцу, притом, что последний сохраняет бенефициарное право до погашения займа, что подразумевает его подверженность рискам, присущим контролирующей стороне данной инвестиции в «УКАД», считают аудиторы, не находя экономический смысл таких транзакций.

В целом прибыль УКТМК в 2017 году составила 3,1 млрд тенге. Объем долгосрочных займов компании снизился до 13,5 млрд тенге на конец 2017 года с 24,1 млрд на 31 декабря 2016 года. В то же время ее долговые краткосрочные обязательства выросли с 16,7 млрд в конце 2016 до 20,4 млрд тенге в конце 2017 года, говорится в аудированной отчетности.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

Интервью заместителя председателя правления НПП РК «Атамекен» Жунусовой Д.Б.

13 Январь 2020 17:40 3397

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

– Дана Бейсеновна, в социальных сетях среди представителей бизнеса наблюдаются активные дискуссии по поводу индустриального сертификата, разработанного Национальной палатой. Поясните, пожалуйста, что такое индустриальный сертификат и зачем он нужен?

– Индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства у предприятия. Он свидетельствует о номенклатуре производства, а также производственных мощностях предприятия. Другими словами, наличие индустриального сертификата является своего рода гарантией того, что предприятие действительно является производителем, а не «пустышкой».

– Почему это так важно? Можно пример?

– Это важно с точки зрения обеспечения добросовестной конкуренции между предприятиями. В прошлом мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда лжепредприятия, маскируясь под отечественных производителей, пользовались преференциями и мерами поддержки, выигрывали в государственных и иных закупках, при этом не имея ни одного оборудования для производства.

Выдача индустриального сертификата – новая функция Нацпалаты. С 1 января прошлого года она была закреплена в законе о НПП. Полноценная выдача индустриальных сертификатов начата с марта 2019 года.

С марта по сегодняшний день мы выдали 238 индустриальных сертификатов.

Из них предприятиям легкой промышленности выдано 121 сертификатов, мебельной – 29, машиностроения – 48, IT-сферы – 15, строительной – 15, химической – 13, медицинской – 1, целлюлозно-бумажной – 1.

Глобально мы стремимся к формированию единого и достоверного реестра отечественных производителей, чтобы на уровне республики понимать наши реальные производственные возможности. Безусловно, это крайне важно для формирования эффективной промышленной политики и выработки мер поддержки.

– Какие преимущества дает индустриального сертификата?

– При поддержке правительства и депутатского корпуса мы добились существенных привилегий для обладателей индустриального сертификата.

Так, к примеру, с 1 июля 2019 года по товарам легкой и мебельной промышленности государственные закупки осуществляются только через предварительный квалификационный отбор, для прохождения которого необходим индустриальный сертификат. В результате за второе полугодие прошлого года закупки на более 4,3 млрд тенге были проведены только среди отечественных товаропроизводителей.

В частности, по товарам легкой промышленности проведены закупки на 2,9 млрд тенге среди 39 отечественных производителей, по мебельной промышленности – на 1,4 млрд тенге среди 22 ОТП.

Аналогичную работу мы планируем провести и по другим отраслям.

Также с 1 января 2020 года наличие индустриального сертификата наряду с СТ-КЗ позволяет войти в реестр товаропроизводителей холдинга «Самрук-Казына», а с 31 марта 2020 года для этого будет достаточно наличие только индустриального сертификата. Это большие возможности для отечественных товаропроизводителей, учитывая, что ежегодный объем закупок товаров Фонда составляет порядка 1,9 трлн тенге.

При этом надо понимать, что индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства, но не определяющий долю местного содержания и происхождение в конкретной партии или единице товара. Таким образом, ИС – это не аналог сертификата СТ-КЗ.

Приоритет отечественным товаропроизводителям с индустриальным сертификатом теперь также предусмотрен и в государственном оборонном заказе.

Кроме того, ряд мер государственной поддержки по продвижению экспорта, таких как возмещение затрат за рекламу, участие в выставках, содержание торговой площади и склада, доставка, сертификация за рубежом, будет предоставляться только предприятиям, подтвердившим свой статус товаропроизводителя наличием индустриального сертификата либо сертификатом СТ-KZ.

Мы планируем продолжить работу над расширением сферы применения индустриального сертификата, как в целях доступа к закупкам, так и в целом для анализа уровня технологического развития предприятий и выработки на основе этого иных мер поддержки.

– Поднимался вопрос о финансовой составляющей. Выдача ИС – платная?

– Здесь необходимо внести ясность. Выдача индустриального сертификата состоит из двух этапов:

Первое – анализ состояния производства отраслевым экспертом, назначаемым профильной ассоциацией.

Второе – формирование реестра отечественных производителей товаров, работ и услуг и выдача индустриального сертификата региональной палатой предпринимателей.

По настоянию отраслевых ассоциаций работа отраслевого эксперта на первом этапе проводится на платной основе: в размере до 10 МРП, или 26 510 тенге за один рабочий день. Также отдельно оплачивается перелет и проживание отраслевого эксперта: около 100-150 тыс. тенге. Итого, если брать в среднем 7-10 дней на проведение экспертизы, получается порядка 200-400 тыс. тенге.

Фактическая выдача сертификата Национальной палатой, то есть второй этап, производится на безвозмездной основе. Таким образом, НПП не получает ни одного тенге за выдачу индустриального сертификата. Несмотря на существенные затраты организации, такие как сопровождение электронной системы сертификации (80 млн тенге ежегодно), содержание дополнительного штата сотрудников (около 110 млн тенге ежегодно) проведение процедуры верификации и аудита, участие в судебных процессах (более 8 млн тенге ежегодно).

При этом мы видим, что выражаются разного рода вопросы по поводу требования уплаты обязательных членских взносов для получения индустриального сертификата. Необходимо пресечь подмену понятий.

ОЧВ – это не плата за получение индустриального сертификата. Согласно законодательству субъекты частного предпринимательства обязаны оплачивать обязательные членские взносы в качестве членов Национальной палаты. При этом решением съезда НПП малый бизнес освобожден от уплаты ОЧВ до 2022 года. Таким образом, фактически всего два процента от всех субъектов бизнеса подпадают под обязательство уплаты взноса.

Более того, из 238 предприятий, уже получивших индустриальный сертификат, порядка четверти (58 компаний) освобождены от уплаты ОЧВ.

– Как разрабатывались правила выдачи ИС? Все ли мнения были учтены?

– Обсуждения правил начались еще более трех лет назад. Было проведено более 50 совещаний, круглых столов, видеоконференций и т. д. Естественно, к данной работе привлекались все заинтересованные лица: бизнес, ассоциации, госорганы.

Правила разрабатывались так долго отчасти по причине того, что до последнего сохранялся ряд принципиальных разногласий.

Если вспомнить, то одним из главных при обсуждении проекта правил был вопрос, кто будет проводить экспертизу технологического процесса предприятий. Ассоциации выражали позицию о том, что именно они как отраслевые объединения, имеющие соответствующих специалистов и экспертов, должны проводить экспертизу предприятий.

В конечном итоге Национальная палата пошла навстречу, и в правила была включена норма – проводить экспертизу технологического процесса отраслевыми экспертами, рекомендованными ассоциациями.

– С какими сложностями вы столкнулись на практике при выдаче ИС?

– Как я отмечала выше, на сегодня индустриальный сертификат внедрен в государственные закупки, закупки фонда «Самрук-Казына», а также гособоронзаказа.

И эффект для компаний – обладателей индустриального сертификата – действительно значительный.

Вместе с тем в ходе анализа эффекта для отечественных производителей от применения индустриального сертификата мы столкнулись со случаями недобросовестного участия в государственных закупках и злоупотребления наличием ИС.

Так, к примеру, имеются факты участия компаний, которые получили ИС как производитель продукции легкой промышленности, в закупках товаров мебельной промышленности.

Более того, такие компании не только приняли участие, но были определены победителем и поставили товар.

Другой пример: предприятие мебельной промышленности получило индустриальный сертификат и было включено в реестр квалифицированных поставщиков. Однако в заявке на участие в закупке стульев указало страну происхождения поставляемого товара – Республика Украина, что не соответствует цели применения индустриального сертификата в закупках.

В рамках совместной работы с Центром электронных финансов по мониторингу госзакупок мы выявили данный факт. После чего предложили доработать Портал государственных закупок путем установления форматно-логистического контроля.

Дополнительно также прорабатывается с министерством финансов внесение изменений в правила осуществления государственных закупок в части установления четкого требования о предоставлении только сертификата СТ-КЗ при поставке товара, закупаемого способом конкурса с ПКО.

– Почему вносятся изменения в правила выдачи ИС? В чем суть этих изменений и что это даст?

– Можно констатировать, что за полгода практика выдачи ИС позволила выявить изъяны в процессе выдачи сертификатов.

Проблемные вопросы возникли уже с первого этапа выдачи, т. е. начиная от выбора отраслевого эксперта до получения заключения отраслевой экспертизы. Можно выделить основные из них.

Во-первых, это острая нехватка отраслевых экспертов, особенно в регионах.

На сегодня, к примеру, Союзом машиностроителей Казахстана выделено всего 6 экспертов на проведение экспертизы. При этом в Казахстане числится более 2,2 тыс. предприятий в отрасли машиностроения. Получается, это один эксперт на 375 компаний!

Аналогично в отрасли легкой промышленности на 1030 компаний приходится всего 15 экспертов, а в мебельной отрасли – 7 экспертов на 905 предприятий.

Нехватка экспертов на этапе отраслевой экспертизы стала своего рода «узким горлышком» для предпринимателей. Поэтому с учетом мнения бизнеса мы считаем необходимым установить в правилах требование об определении не менее одного отраслевого эксперта в каждом регионе.

Во-вторых, это отсутствие четких отраслевых критериев для проведения анализа состояния производства. К примеру, нет классификации видов деятельности по кодам в разрезе отраслей, нет градации предприятий по размерности – малое, среднее, крупное. Таким образом, все сводится к субъективной оценке отраслевого эксперта, что влечет за собой определенные риски.

В этой связи мы настаиваем на утверждении ассоциациями по каждой отрасли критериев по анализу состояния производств, с согласованием комитета индустриального развития и промышленной безопасности МИИР РК и НПП.

Стоит отметить, на сегодняшний день Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности Казахстана – единственное отраслевое объединение, которое разработало такие отраслевые критерии и выражает активную и конструктивную позицию по вопросу совершенствования механизма выдачи индустриального сертификата.

К сожалению, остальные отраслевые ассоциации не столь активны в данном вопросе.

В-третьих, это отсутствие четкой регламентации по включению либо исключению отраслевых экспертов ассоциациями, а также регламентации их взаимодействия.

На сегодня нет даже квалификационных требований, аттестации и процедуры утверждения кандидатур. Не определены права и обязанности экспертов и ассоциаций, штрафы за нарушения, отчетность, механизмы контроля за деятельностью эксперта.

В-четвертых, не регламентирован процесс взаимодействия ассоциаций и экспертов с заявителями на получение индустриального сертификата. То есть не определяются сроки и порядок проведения экспертизы, сумма оплаты и т. д.

Для решения этих проблем, в целях обеспечения прозрачности и наделения ответственностью вовлеченных сторон мы предлагаем провести автоматизацию всего бизнес-процесса с включением всех участников механизма, а также внедрить электронные типовые договоры с указанием регламента работы, ответственности, квалификации, сроков, штрафов за неисполнение и др.

В-пятых, на сегодняшний день в ИС указываются коды ЕНСТРУ на каждый выпускаемый товар. Однако ЕНСТРУ не является госсистемой кодификации, не является статичным и исчерпывающим справочником. Новые коды могут создаваться ежедневно.

Соответственно, к примеру, чтобы участвовать в закупках, бизнесу придется вносить изменения в ИС по каждому незначительному изменению в кодификации или после каждого добавления новых кодов. Это затратно и нецелесообразно. Поэтому мы предлагаем исключить поле кодификации ЕНСТРУ из индустриального сертификата.

Кроме того, другие изменения и дополнения в правила включают:

  • камеральный контроль со стороны центрального аппарата НПП в целях выявления рисков нарушений при выдаче индустриального сертификата;
  • усиление квалификационных требований к отраслевым экспертам;
  • усиление ответственности экспертов, ассоциаций и региональных палат предпринимателей и др.

Хотелось бы отметить, что индустриальный сертификат – это потенциально один из самых действенных инструментов поддержки реальных производителей Казахстана. Мы видим, что правительство принимает конкретные меры по данному вопросу.

Но предпринимателям и отраслевым объединениям также важно понимать ответственность данной работы, учитывая, что ОТП открывается доступ к закупкам государственного и квазигоссектора с огромными бюджетными средствами. Как отмечал президент на расширенном заседании правительства 15 июля прошлого года, нельзя забывать о встречных обязательствах, поэтому НПП и в целом бизнес должны идти навстречу правительству.

В Казахстане снижается производство десятков видов товаров

В числе аутсайдеров – определенная продукция машиностроения, химической и легкой промышленности.

24 Декабрь 2019 13:43 5429

В Казахстане снижается производство десятков видов товаров

Рост казахстанской промышленности по итогам января-ноября 2019 года составил 3,6% – настолько увеличился индекс промышленного производства (ИПП). По 39 видам продукции объем выпуска вырос как минимум на четверть. Подробнее о самых быстрорастущих направлениях inbussiness.kz рассказывал тут.

Однако далеко не везде ситуация меняется в лучшую сторону. По итогам 11 месяцев объемы производства снизились по более чем 100 видам продукции. Причем более чем по 40 из них сокращение составило как минимум 20%.

Интересно, что среди аутсайдеров немало представителей машиностроения. Но и лидеры по росту производства также относятся к этой сфере. Одно из возможных объяснений – это выборочная господдержка: например, в автомобилестроение вливают миллиарды тенге, поэтому выпуск готовой продукции растет. Зато производство запчастей к ним стремительно падает: это направление не субсидируется, а конкурировать с иностранцами местные предприятия без поддержки, видимо, не могут. Также в числе аутсайдеров находится продукция железнодорожного машиностроения, проблемы которого регулярно обсуждаются, но никак не решатся.

Предлагаем вашему вниманию 10 видов товаров, производство которых за год упало сильнее всего.

10. Яблочный сок

Соки в Казахстане в нынешнем году не в почете. На внутреннем рынке за 10 месяцев, по данным Комитета по статистике, было реализовано 107,9 тыс. литров фруктовых и овощных соков. Это составляет лишь 67% от уровня 2018 года (161,4 тыс.). Иностранной продукции в республике стало больше: импорт вырос на 13,4%, до 37,3 тыс. литров. Зато собственное производство заметно просело. Если в январе-октябре 2018 года казахстанские производители выпустили 129,8 тыс. литров соков, то год спустя – всего 72,1 тыс.

Сильнее всего падение производства отразилось на яблочном соке. По итогам 11 месяцев объемы сократились практически вдвое: ИПП составил 52,4%. Всего отечественные предприятия выдали в общей сложности 19,7 тыс. литров такой продукции. Даже на пике месячные объемы не поднялись выше 2,8 тыс., хотя в предыдущие годы всегда превышали 4 тыс. (в декабре 2014 года и вовсе было произведено 6,5 тыс. литров яблочного сока). В целом за последние шесть лет выпуск упал в 2,7 раза.

9. Свинцовые концентраты

После трех относительно продуктивных лет производство свинцовых концентратов упало почти вдвое. За 11 месяцев 2019 года объем выпуска составил 170,3 тыс. тонн продукции – это худший результат с 2015 года. В последнее время вообще нормой стал уровень производства в 5-7 тыс. тонн в месяц. Для сравнения: средний месячный показатель в 2016 и 2018 годах составил около 30 тыс. тонн, в 2017-м – примерно 35 тыс. тонн. В целом снижение идет уже второй год подряд: сейчас производство ближе к уровню кризисных 2014-2015 годов, чем к пику, достигнутому в 2017-м.

8. Резиновые шланги и трубки

Падение этого производства связано с эффектом высокой базы. В 2018 году в Казахстане резко выросли объемы выпуска труб, шлангов и прочей аналогичной продукции из резины. Но удержать планку не удалось, и сейчас производство вновь сократилось до уровней 2016-2017 гг. За 11 месяцев в республике произведено 505,4 тонны продукции – это лишь 48,7% от показателей за аналогичный период предыдущего года.

Тем временем Казахстан нуждается в подобной продукции. По данным Комитета по статистике, за 10 месяцев в республику было завезено около 11,5 тыс. тонн – это на 3,8% больше, чем годом ранее. Практически все было реализовано на внутреннем рынке. Доля иностранных производителей сейчас превышает 96%.

7. Светильники

Похожая ситуация и с производством светильников и осветительных устройств. Объем выпуска продукции скачет из года в год, в результате чего это направление показывает то сильный рост, то значительное падение. В 2019 году реализуется второй сценарий. В январе-ноябре произведено 831,2 тыс. ед. продукции. За аналогичный период предыдущего года было более 1,7 млн. Таким образом, ИПП составил 48,2%

Снижение могло бы быть и еще больше, если бы не мощный ноябрь. За месяц отечественные производители произвели 307,3 тыс. ед. продукции – это 37% от общего показателя за 11 месяцев. Это один из лучших показателей в истории: выше объемы были только в ноябре 2016 года (341,5 тыс.) и опять же в ноябре 2018-го (317,1 тыс.). Это говорит о том, что рост обеспечивают сезонные товары, к которым относятся, например, новогодние гирлянды.

6. Автомобильные запчасти

Если по предыдущим видам продукции можно отследить производство по месяцам за последние годы, то по оставшимся данные отрывисты. Например, данных по производству автомобильных запчастей и принадлежностей не было в бюллетенях комитета по статистике с начала 2016-го по лето 2019-го. Теперь они вновь появились, и в этой же отчетности говорится, что объемы их производства составляют лишь 28,5% от уровня января-ноября 2018-го.

По официальным данным, стоимость выпущенной продукции составила 65,2 млн тенге, из которых 21,1 млн пришелся на сентябрь. Это в 4,5 раза меньше, чем в 2014 году. Падение производства запчастей сопровождается ростом выпуска готовой продукции:

  • За 11 месяцев 2019 года производство легковых автомобилей выросло на 45,2% (до 39,6 тыс. единиц).
  • Грузовых – в 3,8 раза (до 3,7 тыс.).
  • Автобусов – в три раза (до 966 ед.).

Таким образом, казахстанцы постепенно пересаживаются на авто отечественной сборки, но запчасти к ним вынуждены покупать иностранные.

5. Дизельные локомотивы

С весны 2016 года из бюллетеней пропало упоминание дизельных локомотивов. Летом 2019-го они туда вернулись, в результате чего стало известно, что в 2018 году производство этой продукции было на относительно неплохом уровне – 25 единиц по итогам 11 месяцев. Сейчас показатели упали: всего пять построенных локомотивов, причем четыре из них – в ноябре.

Между тем Казахстан рассчитывает на экспорт своей продукции. В июле 2019 года был подписан договор с Таджикистаном, включающий в себя продажу продукции железнодорожного машиностроения на 35 млн долларов. В список товаров включены и локомотивы.

«Таджикская сторона выразила заинтересованность в приобретении маневренных и магистральных локомотивов АО «Локомотив курастыру зауыты», грузовых вагонов и полувагонов, производимых ТОО «Казахстанская вагоностроительная компания», а также железнодорожных рельсов, выпускаемых ТОО «Актюбинский рельсобалочный завод», – говорилось в сообщении АО «ЭСК KazakhExport».

4. Нефтегазоперерабатывающее оборудование

Имея огромные запасы нефти, Казахстан испытывает проблемы с производством оборудования для своей важнейшей отрасли. Общий объем произведенной за 11 месяцев 2019 года продукции составил всего 183,3 млн тенге! Это лишь 18,5% от уровня предыдущего года. При этом отечественные производители никогда не были лидерами рынка, но и так мало еще не производили: с 2014 года объемы упали в 9,5 раза.

Падение производства оборудования происходит на фоне роста самой добычи. За 11 месяцев 2019 года в республике добыто 71,7 млн тонн сырой нефти. Это на 1,6% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Объем добычи нефтяного и природного газа за это время составил 51,3 млн куб. м, что на 1,6% выше показателей 2018-го.

3. Одежда для грудных детей

Этот вид продукции более чем на два года выпадал из бюллетеней комитета по статистике. А когда вновь вернулся, то оказалось, что производство стремительно падает. В январе-ноябре в республике произведено одежды для грудных детей на 24,4 млн тенге. Это лишь 14% от уровня предыдущего года

Сейчас казахстанские производители покрывают лишь 0,4% (!) внутреннего рынка. В январе-октябре в республику импортировано одежды для грудных детей на 5,8 млрд тенге – это на 92% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Так что отечественному бизнесу есть за что бороться. Возможно, росту помогут проекты, которые будут реализованы в республике:

«На данный момент мы имеем 26 проектов по легкой промышленности на шесть миллиардов тенге. Цифра не такая уж большая, но, как вы знаете, основу легкой промышленности Казахстана составляет малое предпринимательство, а это 96% отрасли. Поэтому понятно, что объемы заявок не большие, но, тем не менее, задел есть, мы ожидаем что крупные предприятия тоже пойдут на расширение», – сообщил на I Съезде отечественных предприятий легкой промышленности (проходил в декабре) председатель НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов

2. Грузовые вагоны

Перспективы экспорта в Таджикистан железнодорожной продукции – это, конечно, хорошо, но сначала надо стабилизировать ее производство. За 11 месяцев собрано 104 грузовых вагона – в январе-июле 2018 года ежемесячно собиралось больше. Показатели нынешнего года худшие за последние как минимум шесть лет.

Вообще, ситуация на внутреннем рынке складывается интересная. За 10 месяцев Казахстан импортировал 3741 грузовой вагон (62,8% от уровня предыдущего года). На внутреннем рынке было продано 2360 единиц (38% от 2018-го), а 1466 единиц ушло на продажу в другие страны (+36,4%). Таким образом, Казахстан сильно сократил собственное производство, но усилил свою роль как экспортера. Парадокс реэкспорта.

При этом еще в начале года говорилось о том, что в Северо-Казахстанской области будет построен новый вагоностроительный завод, мощность которого составит 5 тыс. единиц в год. Стоимость проекта оценена в 30 млрд тенге, сроки строительства – 2019-2021 гг. 

1. Плавиковая кислота

Плавиковая кислота применяется в алюминиевой промышленности, производстве полупроводников, схем, синтетических масел, пластмасс и т. д. И практически не производится в Казахстане – две тонны за 11 месяцев. Это лишь 0,2% от уровня 2018 года. С более ранними периодами и сравнивать не стоит: в 2014 году средние месячные объемы производства превышали 700 тонн, а в январе 2013-го и вовсе объем превысил 4 тыс. тонн!

В начале декабря 2019 года президент России Владимир Путин подписал указ, согласно которому Казахстан вошел в список стран, экспорт российской продукции в которые не потребует лицензии. Таким образом, импорт плавиковой кислоты облегчится, а это значит, что восстановить производство станет еще сложнее

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: