DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 304,04 Brent 36,55
Споры о Кок-Жайляу в Алматы разгорелись с новой силой

Споры о Кок-Жайляу в Алматы разгорелись с новой силой

Создание одного рабочего места на предполагаемом курорте обойдётся государству в 858 тыс. долларов.

06 Ноябрь 2018 13:05 2075

Споры о Кок-Жайляу в Алматы разгорелись с новой силой

Автор:

Аскар Муминов

Фото: vlast.kz

Вопрос строительства горнолыжного курорта (ГЛК) на месте живописного урочища Кок-Жайляу, по всей видимости, переходит в новую фазу. Накануне в течение почти шести часов разработчики проекта, общественные деятели, экологи, правозащитники и активисты спорили о том, к чему в итоге приведёт строительство, и в итоге не нашли общий язык на общественных слушаниях в Алматы.

Разработчики проекта уверяют, что он не нанесёт вреда экологии и станет народным курортом, что якобы цены будут доступны и для школьников, и для пенсионеров. Экологи из движения «Защитим Кок-Жайляу» в свою очередь уверены: проект вообще никогда не окупится, зато будет нанесён колоссальный ущерб экосистеме.

Экономно и экологично

Директор компании Almaty Mountain Resorts, которая и разработала ТЭО проекта, Наиль Нуров сообщил, что сейчас речь идёт о совершенно новом подходе к строительству курорта.

От проекта, который активно обсуждался в 2014 году, его предварительная стоимость только на первом этапе оценивалась почти в 1 млрд тенге, отказались, разработчики косвенно признали, что он не вписывался в нормы Орхусской конвенции ООН. А вот новый проект, по их словам, и экономичнее, и экологичнее.

Отстаивать интересы проекта вызвался глава Управления туризма и внешних связей акимата Алматы Максат Кикимов, который сообщил, что один тот факт, что площадь застройки сократили с 252 тыс. квадратных метров до 19,4 тыс., уже о многом говорит. «Мнение общественности услышано», – заверил г-н Кикимов.

«Судите сами, изначально хотели построить 16 канатных дорог, а в итоге сейчас запланировано только шесть, пропускную способность мы снизим до пяти тысяч человек, хотя планировали десять тысяч человек, построим только одно искусственное озеро, все спекуляции, что оно якобы снесёт полгорода, если будет землетрясение, не обоснованы. Никакой частной застройки не будет, насчёт этого было много опасений, мы ещё 100 гектаров земли вернём в собственность Иле-Алатауского национального парка», – сообщил г-н Кикимов.

Он заметил, что сейчас планируется принятие государственной программы по развитию туризма, поэтому строительство горнолыжного курорта мирового уровня жизненно необходимо. По данным Кикимова, в развитие туризма в южной столице в течение семи предстоящих лет потратят почти миллиард долларов.

Хотели ещё Советы

Г-н Кикимов заверил, что сама идея строительства горнолыжного курорта на Кок-Жайляу родилась ещё в советские годы. Так, по его словам, ещё в 1978 году Комитет по делам спорта Казахской СССР разработал проект строительства спортивной базы и первого роликодрома на Кок-Жайляу. А уже в 1985 году началась разработка проекта по превращению урочища в место массового катания горожан.

«Еще при Союзе понимали курортный и спортивный потенциал этого места. В 2006 году мы провели анализ совместно с международными экспертами, они признали Кок-Жайляу идеальным местом для строительства ГЛК», – привёл аргументы г-н Кикимов.

Наиль Нуров в свою очередь, по сути, дал понять, что вопрос строительства курорта уже решён, никаких «нулевых вариантов», что стройки не будет, даже не рассматривается, к тому же, по его признанию, плато Кок-Жайляу и так «варварски осваивается уже давно».

Директор ТОО «ГеоДата Плюс», она же генеральный проектировщик проекта, Людмила Кузнецова на вопрос, не стыдно ли ей участвовать в «экологическом убийстве», заявила, что очень довольна окончательным вариантом проекта.

По её словам, площадь курорта будет составлять 1002 гектара, построят пять ленточных наземных подъёмников, протяжённость горнолыжных трасс составит 24,54 километра, искусственный водоём в 8 тыс. кубических метров и площадью 1,4 гектара.

«ГЛК необходимо грамотное управление, хорошие кадры, с точки зрения безопасности мы все процедуры предусмотрели, горожанам опасаться нечего», – заверила г-жа Кузнецова.

Вода, вода, кругом вода

Опасения «зелёных» попытался развеять директор центра компетенций экологических технологий Ахан Омирбек. Он перечислил перечень предполагаемых работ, а именно: расчистка склонов и коридоров под подъёмники, строительство ресторанов, курортного центра, деревья вырубят на площади 3,7 гектара, что, по его словам, «не так уж и много», в целом под топор пойдёт 880 деревьев.

Г-н Омирбек заверил, что будет налажена система водоотведения, ежедневно на обслуживание ГЛК будет необходимо 350 кубометров воды. Сточные воды будут уходить в городскую канализацию, подчеркнул эколог.

Правда, другой эколог, эксперт по водной проблематике Анара Тлеулесова заметила, что представленный проект показывает, что будут нарушены режимы водных объектов, это может привести к росту ЧП, истощению ресурсов, у Алматы есть питьевые водозаборы от обеих рек Алматинок. Поэтому вмешательство в их естественное функционирование может иметь крайне негативные последствия для горожан, убеждена она.

Представители движения «Зелёное спасение» пояснили, что долина реки Малая Алматинка к настоящему времени уже претерпела существенное антропогенное и естественное снижение лесистости и сопутствующий рост поверхностного стока, что увеличивает риск селевых явлений и экстремальных паводков наряду с общей тенденцией потепления климата, усиления таяния ледников и прорыва подпрудных и термокарстовых приледниковых озёр.

Погибнет животный мир

Руководитель «Зелёного спасения» Сергей Куратов подчеркнул, что объекты капитального строительства на плато Кок-Жайляу предполагается построить в непосредственной близости от очень крутого склона долины реки Батарейка, а станцию канатной дороги – непосредственно у бровки склона. По его словам, маловероятно, что при таком размещении удастся избежать попадания отвалов земляных работ на склон.

В разговоре с аbctv.kz г-н Куратов пояснил, что может быть нанесен урон животному миру. По его словам, часть животных мигрирует из низкогорной зоны плодовых мелколиственных лесов в субальпийские и альпийские луга. Относительно сохранившиеся массивы таких лесов находятся к северу от плато Кок-Жайляу.

В долинах обеих Алматинок они сохранились хуже при наличии сильного фактора беспокойства от дорог и построек. Наиболее простой путь к лугам высокогорья проходит через Кок-Жайляу.

Строительство курорта способно прервать миграционный путь либо оттеснить его в менее удобные долины Бедельбая и Терисбутака, что может создать дополнительные риски, усиление фактора беспокойства и затраты энергии животными с негативными последствиями для жизнеспособности популяций, сказал он.

«Если зоологические исследования подтвердят, что разрыв миграционных путей будет критичным, то это будет означать, что животные будут обеспечены кормовой базой только в отдельные сезоны года и будут иметь в распоряжении ограниченную площадь, то есть резкое сокращение жизнеспособности популяций», – сказал г-н Куратов.

В жанре клоунады

Журналист Вадим Борейко заявил, что проведённый им анализ показывает, что при строительстве ГЛК есть риск уничтожения краснокнижных животных и растений, колоссальный ущерб может быть нанесён легендарный яблоне Сиверса, которой Алматы славится на весь мир.

По его словам, значительную опасность для города несёт и «искусственное озеро», которое намерены построить, оно займёт почти два футбольных поля, и есть опасность, что будет построено на месте тектонического разлома.

Стоит отметить, если первая часть общественных слушаний прошла довольно конструктивно и каждая из сторон могла высказать свои аргументы, то в завершение в зале начался настоящий гвалт и перекрикивания.

На сцену стали выходить известные люди, например режиссёр Ермек Турсунов, который произнёс пространную речь, никак не связанную со строительством ГЛК, своим одобрением проекта решил во всеуслышание поделиться известный клоун Мурат Мутурганов, начались словесные баталии и перепалки.

Действительно, действие с участием клоунов и фокусников стало напоминать плохое цирковое представление. Возможно, на это и был изначальный расчёт организаторов, в итоге качественного серьёзного обсуждения именно экологических вопросов, связанных с Кок-Жайляу, не получилось.

Проект не окупится

Ранее в ходе пресс-конференции в Алматы эксперты сообщили, что сводный полный сметный расчёт составляет 89,5 млрд тенге, или 230 млн долларов по текущему курсу. В ТЭО указано, что на курорте будет создано 268 рабочих мест. Получается, что создание одного рабочего места на курорте стоит 858 тыс. долларов.

«Очевидно, конечно, что проект не окупится никогда. Так как для покрытия 89,5 миллиарда тенге при средней цене билета 5000 тенге надо будет продать 18 миллионов билетов и не понести никаких операционных затрат. Последнее, разумеется, невозможно: эти затраты будут составлять от 30 до 100 процентов цены билета и выше, в зависимости от наполняемости курорта. Для этого надо, чтобы тысяча человек поднимались на плато каждый день на протяжении 49 лет», – заключил финансист Дмитрий Жуков.

Аскар Муминов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Производство собираются построить на расстоянии полукилометра от Аксу.

10 Май 2020 09:06 887

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Недавно проект изменили – увеличили производственную мощность, изменили качество выпускаемой продукции, намереваются построить золоотвал, потому что нет условий для сброса золы, а также сооружение для очистки производственных стоков. Отходы будут очищать до норм сброса в центральную канализацию. Изначально здесь планировали производить сахар только категории ТС2. Теперь будущий ассортимент расширили, добавив туда продукт категорий ТС1 и экстра. Что касается мощности, то она изменилась с 6 тыс. тонн переработанной сахарной свеклы в сутки до 8 тыс. тонн.

Главная необходимость в строительстве сахарного завода – нарастить производство местной продукции, заменив ей импортную. Как заверяют проектировщики, будущий завод будет соответствовать европейским стандартам. Производство планируют расположить на расстоянии 600 метров от микрорайона Черемушки. При этом санитарный режим будет соблюден, поскольку размер санитарно-защитной зоны для данного производства составляет 500 метров.

«Биологический риск, создаваемый приоритетными веществами, поступающими с выбросами предприятия, относится к минимальному. Вероятность возникновения вредных эффектов у человека при ежедневном поступлении веществ в течение жизни – несущественная», – заявили проектировщики.

По их информации, во время эксплуатации завода ежегодно в атмосферу будет выделяться более 1,6 тыс. тонн выбросов. Так, окружающую среду будут загрязнять оксидами железа, аммиаком, серной кислотой, сероводородом, соединениями марганца, свинца и множеством других химических элементов.

Также, помимо коммунальных отходов, во время эксплуатации завода будут образовываться промасленная ветошь, золошлаки и отходы сахарного производства – свекольный жом, меласса, осадок. Эти отходы будут вторично потреблены. Жом в дальнейшем используют для кормления крупного рогатого скота, мелассу для получения этилового спирта и молочной кислоты, осадок в качестве грунта для строительства дорог. Общий объем отходов в год составит свыше 462 тыс. тонн.

Сахарный завод считается крупным потребителем воды в пищевой промышленности. На одну тонну продукции приходится до 10 кубических метров воды. Все сточные воды разделены на три категории, по мере их загрязненности. Одна из главных задач проектировщиков – максимальное использование отработанных сточных вод, чтобы сократить потребность завода в свежей воде. Современные технологии сахарного производства позволяют полностью использовать отработанные воды первой и второй категорий.

Главные претензии экологов заключаются в том, что после увеличения мощности предприятия, никаких дополнительных мер по защите экологии проектировщики не сделали. Более того, для экономии и снижения себестоимости продукции в проекте значится собственная угольная котельная. В то время как рядом расположена электростанция АО «ЕЭК». Ранее местные чиновники говорили, что здесь у инвесторов будет доступ к дешевой электроэнергии, указывая на близость данной станции. Электричество наряду с крупными источниками воды значились главными преимуществами географического расположения будущего производства. Ими, в том числе, оправдывали столь близкое соседство сахарного завода с населенными пунктами.

«Мир уходит от стратегий угольных котельных, в особенности небольших размеров. В наше время это не самая лучшая стратегия. Сейчас весь мир уходит от угольных станций, а мы наставим много маленьких котельных, в то время как у нас рядом большой источник энергии. Что касается очистки воздуха, то не нужно думать только о сиюминутной экономической выгоде, нужно думать о здоровье людей. И нужно учитывать тот большой фон, который уже сейчас имеется в городе Аксу с его огромными предприятиями», – заявила Светлана Могилюк, эколог, председатель общественного объединения «Эком».

Напомним, последние несколько лет Павлодарская область стабильно лидирует среди регионов Казахстана по количеству выбросов в атмосферу. Так, в 2019 году регион вовсе совершил своеобразный антирекорд – было зафиксировано более 717 тыс. тонн загрязняющих веществ.

Сахарный завод планируют построить в Павлодарской области к 2022 году. Он расположится неподалеку от города Аксу, на территории новой индустриальной зоны. Планируемое количество рабочих мест – 300-350 в сезон и 120-140 в несезонный период. Проект оценивают примерно в 150 млн долларов.

Руслан Логинов

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Новый Экологический кодекс в борьбе за экологию способен негативно повлиять как на экономику Казахстана в целом, так и на занятость населения в частности, передает zakon.kz.

29 Апрель 2020 15:00 2302

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Министерство экологии в целях повышения эффективности госполитики в сфере охраны окружающей среды разработало новый Экологический кодекс. Кабмин уже утвердил его проект и внес на рассмотрение в парламент. Однако, как выяснилось, документ оказался сырым и требует серьезной доработки.

Намерение улучшить экологию, безусловно, правильное. Вопрос заключается в том, как сделать так, чтобы и окружающая среда стала лучше, и экономика не пострадала. Особенно сейчас, когда в мире развивается новый экономический кризис.

Как показывает международный опыт, эффективным способом улучшить экологию является ужесточение госполитики в этой сфере, но только вместе с предоставлением предприятиям экономических стимулов по внедрению наилучших доступных технологий (НДТ), снижающих вредные выбросы. Объясняется это тем, что стоимость подобных проектов очень высока и бизнесу без поддержки государства их не осилить.

В Казахстане новым Экокодексом в целях снижения выбросов вредных веществ для предприятий предусмотрен постоянный рост размеров экологических платежей, штрафов, усиление контроля и т. д. При этом экономические стимулы для «зеленой» модернизации там слабо представлены. Иначе говоря, документ носит больше репрессивный характер.

«Основная причина плохой экологии в Казахстане – это использование нашими предприятиями старых технологий. Однако вопросы привлечения и стимулирования инвестиций в новом проекте Экокодекса не нашли свое отражение», – считает сопредседатель Казахстанской электроэнергетической ассоциации Даулет Ахметов.

Единственным существенным экономическим стимулом в Экокодексе является освобождение предприятий, внедривших НДТ, от платы за эмиссии. Только возможным это станет после 2025 года, то есть до этого времени можно забыть про модернизацию заводов-загрязнителей с применением наилучших доступных технологий.

Предприятия не смогут одновременно осилить внедрение НДТ и при этом еще осуществлять огромные экологические платежи. Для реализации таких «зеленых» проектов в рамках всего Казахстана требуются десятки миллиардов долларов США.

В этом вопросе одним лишь освобождением от экоплатежей здесь не обойтись. Необходимы комплексные меры. Помимо обнуления ставки за эмиссии, нужны налоговые послабления для реализации проектов по внедрению НДТ, льготное кредитование, снижение таможенных пошлин на ввоз «зеленого» оборудования и многое другое.

Исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец отмечает, что «внедрение достаточно дорогих проектов по НДТ без поддержки государства приведет к удорожанию производимой продукции и снижению ее конкурентоспособности на мировых рынках».

Соответственно, это может привести к сокращению производств, что в конечном итоге выльется в массовые увольнения сотрудников. Учитывая, что фундаментом экономики Казахстана являются нефтегазовая и металлургические сферы, то, если они пострадают, сработает принцип домино. Снизятся налоговые и другие обязательные платежи в бюджет, который придется оптимизировать или, проще говоря, сокращать расходы, в том числе и социальные. Упадет деловая активность в стране, пострадает малый и средний бизнес, который также будет вынужден сокращать персонал, и т. д. Добавьте ко всему этому еще и глобальный кризис, когда спрос и цены на наши основные экспортные товары обвалились, и тогда ситуация будет еще хуже.

Представители бизнеса еще на стадии обсуждения проекта нового Экокодекса говорили минэкологии о необходимости включения экономических стимулов для внедрения НДТ. Вместе с тем разработчик документа не смог или не захотел решать этот вопрос с миннацэкономики и минфином, от которых и зависит предоставление этих самых экономических стимулов.

Так, по словам гендиректора ассоциации Kazenergy Болата Акчулакова, нефтегазовая отрасль принимала активное участие в обсуждении проекта нового Экокодекса. Тогда представители бизнеса заявляли о том, что уровень инвестиций, требуемый для внедрения наилучших доступных технологий, будет превышать финансовые возможности предприятий. Особенно если учесть, что с коммерческой точки зрения некоторые проекты НДТ невозвратные. Однако до сих пор вопрос экономических стимулов для внедрения на предприятиях НДТ остается открытым.

В этой связи представители бизнес-ассоциаций выступили с инициативой перенести на следующий год рассмотрение в парламенте проекта нового Экокодекса. За это время предлагают доработать документ с учетом оценки влияния глобального кризиса и обязательного предоставления экономических стимулов для внедрения НДТ.

Надо признать, что правительству в конечном итоге все же удастся улучшить экологию. Здесь два возможных варианта достижения этой цели. Первый – сделать основной упор на «закручивании гаек», что приведет к спаду производства и в итоге к сокращению кадров. Второй – комплексно стимулировать предприятия внедрять НДТ, то есть использовать систему как наказаний, так и поощрений. Когда бизнес будет понимать, что, кроме модернизации, у него другого выхода нет. Но при этом предприятиям предоставят возможность накопить на это деньги. И в первом, и во втором случае воздух в стране станет чище. Вопрос только в том, какой ценой.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: