Сымбат Ануарбеков: В рыбной отрасли решение многих проблем осталось за бортом

Сымбат Ануарбеков: В рыбной отрасли решение многих проблем осталось за бортом

07:30 20 Январь 2021 11063

Сымбат Ануарбеков: В рыбной отрасли решение многих проблем осталось за бортом

Автор:

Ольга Ушакова

В Казахстане вновь создали комитет рыбного хозяйства, но только этого для восстановления отрасли недостаточно.

Чиновникам, общественникам предстоит сообща решить очень болезненные вопросы, которые не дают развиваться рыбной отрасли, мешают бизнесу. Об этом inbusiness.kz рассказал директор Ассоциации рыбных хозяйств Восточно-Казахстанской области Сымбат Ануарбеков.

Жизнь рыбаков постоянно под угрозой

– Сымбат Мухаметбекулы, так что еще необходимо сделать?

– Есть проблемы, которые даже не комитет должен решить, а правительство – раз и навсегда – и поставить точку. Один из важных вопросов развития рыбного хозяйства – это субсидирование рыбной отрасли в целом. И не только выращивания рыб, как сейчас, но и промысла.

В настоящее время из-за плачевного состояния плавательных средств мы постоянно теряем рыбаков. Дело в том, что для промысла тоже необходимы большие финансовые ресурсы. В частности, на приобретение плавсредств – лодок, катеров. И получилось так, что плавбаза Казахстана в целом сейчас находится в плачевном состоянии. У нас новых плавсредств почти и нет, все они – наследство советской эпохи. Они все старые, отработали свое.

Чтобы купить новые, это стоит колоссальных финансовых средств. Например, одна лодка с высшим мотором стоит 10 млн тенге, а обычный простой рыбак зарабатывает в месяц в пределах 200 тыс. тенге.

Нужно предусмотреть какую-то долю возврата средств на покупку плавсредств в виде субсидирования рыбного хозяйства. Это же безопасность наших рыбаков в первую очередь! Столько людей тонут из-за плавсредств, отслуживших свой срок эксплуатации еще в советское время. В штормовой период они часто пропадают, а вы знаете, на крупных водоемах даже «Казгидромет» не может спрогнозировать шторм.

Таких ситуаций в целом по области много и в целом по Казахстану. Бывает, рыбаки теряются, их не находят. Это первый момент. А второй – на выращивание посадочного материала сейчас выделяются субсидии, но не в таком большом объеме, который необходим.

А сколько нужно субсидий на воспроизводство рыб?

– Существуют два направления субсидирования. Это инвестиционное субсидирование и целевое. Инвестсубсидирование необходимо для модернизации рыбопитомников, закупки садков, установок замкнутого водоснабжения. Такие предприятия один раз модернизацию пройдут, и больше не надо. На 30 лет должно хватить. А потом текущие ремонты, частичные ремонты проводить. Это больших финансовых средств не затрагивает. 

Комитет рыбного хозяйства в Казахстане существовал до 2014 года, потом его упразднили, сейчас воссоздали опять. В то время в комитет входило 13 рыбопитомников, которые получали посадочные материалы для зарыбления. Потом все эти рыбопитомники продали. Сейчас большинство этих предприятий, воспроизводственных комплексов, являются частными. И большинство из них в плачевном состоянии. Как мы можем вырастить рыбное хозяйство, если мы не можем личинок получить? Откуда мы будем завозить это все?

У России своя программа развития рыбного хозяйства, в Узбекистане, Кыргызстане то же самое. Все государства развивают свою рыбную отрасль самостоятельно. Откуда нам брать посадочный материал, если у нас воспроизводственные комплексы развалены? Как мы будем развивать, не знаю.

В этой связи нам необходимо провести капитальную модернизацию, автоматизацию этих цехов. Вот у нас в селе Саратовка Уланского района есть осетровое хозяйство. Там даже руководство страны побывало. Для Восточного Казахстана необходимо еще два-три таких предприятия, но разных направлений. На инвестиционную модернизацию рыбных питомников (хозяйств) необходимо около 5 млрд тенге. С этим даже местный бюджет может справиться. Но для этого и нужны субсидии.

– Сейчас Вы являетесь исполнительным директором Бухтарминского нерестово-вырастного хозяйства. Оно испытывает такие же проблемы?

– Да, сюда я был привлечен в качестве кризис-менеджера в 2019 году. Полностью создал бизнес-проект, хотел привлечь казахстанских инвесторов.

Для модернизации и автоматизации нам необходимо 1 млрд 208 млн тенге. тенге. И это будет 100% модернизация казахстанского происхождения. Наши казахстанские ученые, техники и специалисты должны справиться с такими условиями.

Мы будем использовать помощь Казахского аграрного технического университета имени Сакена Сейфуллина. Там есть специалисты рыбного хозяйства. Очень хорошие бассейны ставят, системы замкнутого водоснабжения. Они уже приобрели опыт. Я видел их работы в Атырау, на Балхаше, и у них там стоят макеты комплексов. Хорошие, опытные ребята. Вот эти направления, к сожалению, не включены в субсидирование. У нас есть садковые хозяйства, ОТРХ, а остальные направления у нас не включены. Комитет рыбного хозяйства должен работать именно над этим.

Важно то, что наше Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство существует с 1964 года. В этой организации, можно сказать, выросли специалисты, которые впоследствии становились вице-министрами рыбного хозяйства. Их наше хозяйство воспитало. К сожалению, в данный момент Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство в очень плачевном состоянии. Специалисты не были предпринимателями, коммерсантами, они честно служили, честно работали, не было коммерческое направление развито. Не было программ развития рыбного хозяйства именно того направления, которое способствовало бы сохранению этих предприятий.

Это не только наше предприятие такое. По Казахстану есть Чиликское предприятие, есть Петропавловский рыбопитомник. Вот молодец Денис Муштаков! Карагандинский рыбопитомник он спас. Денис – деловой человек, бизнесмен. Мы же пока на плаву. Только свой регион обеспечиваем посадочным материалом, а вот Денис обеспечивает весь Казахстан повсеместно. И в Алматы возит, и к нам в Восточный Казахстан. А нам нужна модернизация.

Сколько посадочного материала выпускается в водоемы ВКО?

– Сейчас наше Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство ежегодно зарыбляет водоемы ВКО на 5 млн штук мальков всех видов рыб. Мы участвуем во всех зарыблениях. Для сравнения: в советское время только наше хозяйство зарыбляло водоемы Восточного Казахстана 12 млн штук посадочного материала только карповых пород, дополнительно были еще хищники. Это еще дополнительно 20% зарыбления. Причем, кроме нашего предприятия, зарыблением еще занималось Усть-Каменогорское нерестово-вырастное хозяйство. Сейчас оно воспроизводством рыбы вообще не занимается.  

К слову, мы за последние два года восстановили маточное стадо, основных видов рыб – карпа, сазана, белого амура.

В прошлом году мы благополучно получили посадочные материалы щуки, карася. Завезли рака 5 тонн.  

В этом году стоят планы заниматься осетровыми рыбами. Привезти их из Российской Федерации, если все нормально будет и границу откроют. Мы уже переговоры ведем с прошлого года. Это будут чистые генетические породы сибирского осетра, стерляди – все для Восточного Казахстана. Это интересные направления. В данный момент на большую мощность выйти не можем – 4 млн штук посадочного материала – пока это предел данного цеха.

О теневом рынке

Помимо проблем с субсидированием и модернизацией рыбопитомников, какие еще вопросы необходимо решать, на Ваш взгляд, в первую очередь?

– Третий вопрос для нас наиболее болезненный. Весь мир с этим борется. Это коррупция. Мы некоторыми запретами создаем целую коррупционную сеть.

Первый запрет – это применение мононитевых сетей (их еще называют полиамидными, лесковыми) китайского происхождения. Научные организации говорят, что если сети брошены в водоеме, то это вредит экологии водоемов. Такая сеть постоянно продолжает ловить рыбу. Да, это так. Но дело в том, что эти сети никто из рыбаков в водоемы не бросает! Бросают браконьеры. А с браконьерством борьба дошла до высокой степени. У компетентных служб имеются дроны, хорошая техника. Думаю, что комитет сейчас обеспечит своих инспекторов техникой.

Но охранными функциями обладает не только одна инспекция, сейчас выделен целый отдел природоохранной полиции, природоохранная прокуратура занимается этим вопросом.

Есть группа реагирования местного исполнительного органа. Они пользуются техникой последней модификации, которой у браконьеров нет. Когда ловят очередного браконьера, вытаскивают его сеть, в ней и рыбы почти нет. Не успевает наловиться. Браконьеры не успевают поставить сети, а их уже поймали. И еще дополнительно дали природопользователям егерскую службу, дополнительно технику. Это сколько людей охраняют водоемы! Это колоссально, такого не было в 1990-е годы, в начале 2000-х. А сейчас борьба с браконьерством очень мощная.

Так почему применение лесковых сетей до сих пор актуально?

– Ими пользуются, их ставят, потому что им нет аналогов в Казахстане либо в других государствах. Казахстан не может обеспечить своим ресурсом для отлова рыбы. Нет орудий лова, которые производит Казахстан. Откуда простой рыбак будет это все брать? Он будет брать, что общедоступно. А у нас общедоступны китайские сети.

В данный момент постановлением правительства ввоз сетей этих запрещен. Перевозка, продажа, хранение, применение – все запрещено. Но и ввозится, и продается, и хранится, и используется.

– Получается, нелегальное использование запрещенных сетей?

– Это теневой рынок, на миллиарды тенге. Мы, как государство, теряем налоги, создавая сеть коррупционных рисков. Это таможня, это транспортный контроль, это местная полиция, инспекции рыбного хозяйства и т. д. 

Нужно легализовать продажу сетей или создать свое предприятие. Но для создания сетевязального предприятия нужны специалисты, а у нас специалистов вообще нет по Казахстану.

В РФ, в Астрахани, есть сетевязальное хозяйство, я там практику проходил. Есть в Томске, в нескольких городах России есть, но они себе готовят эти сети. Если мы у них будем покупать, эта цена будет золотой для этих орудий лова. Нам в таком случае рыбу ловить и не нужно. Цена сетей не оправдана. В России у них целевой заказ имеется. 

Мы в Восточный Казахстан завозили садки готовые из Касимовской сетевязальной фабрики, это под Москвой. Мы еле-еле, по знакомству выбивали, и в данный момент наши ребята работают именно по этой линии. А с сетями мы еще не работали, к сожалению. В России до сих пор используются мононитевые сети своего производства, а у нас полностью мононити запрещены. И китайского, и российского производства.

Но надо рубить все риски под корень. Чтобы не было никакой коррупции. Да, пусть платят налоги, и т. д., наши предприниматели согласны платить эти налоги, лучше государству отдавать эти деньги. Может, государство дополнительно технику купит за счет этих средств. И будет еще лучший контроль за браконьерами. Либо купят большие катера, чтобы чистить водоемы от этих сетей. Проблема решаема. Нужно лишь принять решение на государственном уровне.

Ольга Ушакова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

28704

Материалы по теме:

lch-po-futzalu-plan-kaka-srabotal-v-orshe

dostupnyh-k-izyatiyu-pensionnyh-izlishkov-stalo-bolshe

rashid-nugmanov-istoricheskaya-tema-stala-osobenno-aktualnoj-v-svyazi-zayavleniyami-nebezyzvestnyh-politikov

barys-vzyal-revansh-u-amura-za-razgrom-v-habarovske

obzor-zarubezhnykh-novostey-ot-bloomberg-podgotovil-inbusinesskz-28659

загрузка

×