/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-14Нур-Султан
-3Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Турецкий холдинг Yilmaden купит кремниевый завод в Караганде

Турецкий холдинг Yilmaden купит кремниевый завод в Караганде

Горно-металлургическая группа подписала соглашение с горнодобывающей госкомпанией «Тау-Кен Самрук» о приобретении 100% акций ТОО «Тау-Кен Темир» и компании по добыче кремния – ТОО Silicon Mining.

02 Апрель 2019 07:22 5709

Турецкий холдинг Yilmaden купит кремниевый завод в Караганде

Автор: Данияр Сериков Фото: MetalMiningInfo.kz

Новости

Вчера
21:00

Кто против свободных митингов в Казахстане? Ток-шоу «ГРАНИ»

Вчера
19:42

Землетрясение произошло в Алматы

Вчера
19:33

Проект итогового коммюнике конференции по Ливии предусматривает санкции в отношении нарушителей режима прекращения огня

Вчера
19:17

Пользователи сообщают о сбое в работе WhatsApp

Вчера
18:55

Иран пытается самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого украинского "Боинга"

Вчера
18:38

Больше всего жителей Алматинской области на приеме у полиции интересовала регистрация авто из ЕАЭС

Вчера
18:11

В Казахстане состоялось празднование Всемирного дня снега

Вчера
17:39

Столичный таксист присвоил деньги пассажирки, забытые в салоне

Вчера
17:17

Иран может пересмотреть отношения с МАГАТЭ, если европейские участники СВПД не выполнят своих обязательств

Вчера
16:28

Опознаны 169 жертв авиакатастрофы под Тегераном

Все новости

Турецкий холдинг Yilmaden, входящий в Yildirim Group, намеревается купить кремниевый завод в Караганде. Об этом говорится в пресс-релизе компании, предоставленном inbusiness.kz.

«Холдинг Yilmaden продолжает поиск международных возможностей и инвестиций, для того чтобы усилить свое международное присутствие и расширить ассортимент своей продукции. Компания подписала соглашение с «Тау-Кен Самрук», казахстанской государственной горнодобывающей компанией, о приобретении 100% акций ТОО «Тау-Кен Темир», металлургического завода по производству кремния, и ТОО Silicon Mining, компании по добыче кремния», – указывается в сообщении.

Подписание состоялось 28 марта 2019 года в Дубае на заседании круглого стола с участием «Самрук-Казына». Председатель правления АО «НГК «Тау-Кен Самрук» Канат Кудайберген и генеральный директор холдинга Yilmaden Альп Малазгирт подписали соглашение об основных условиях сделки. Холдинг Yilmaden находится в процессе приобретения ТОО «Тау-Кен Темир» и ТОО Silicon Mining, обе компании расположены в Карагандинской области Казахстана, говорится в корпоративной коммуникации.

Холдинг Yilmaden также является владельцем группы компаний «Восход» в Казахстане (добывающей хром в Актюбинской области. – Ред.) и недавно основал ТОО Qazaq Soda для добычи и производства кальцинированной соды и ее производных. Кроме того, Yilmaden продолжает совместные проекты по разведке и добыче полезных ископаемых с государственной геологоразведочной компанией «Казгеология». После приобретения «Тау-Кен Темир» в широкий товарный портфель холдинга Yilmaden добавится металлургический кремний, сообщают в турецкой компании.

Сумму предстоящей сделки в Yilmaden не озвучивают. По данным Интерфакса-Казахстан, она должна будет состояться во второй половине этого года. Ранее информационное агентство со ссылкой на холдинг «Тау-Кен Самрук» сообщало, что группа Yildirim Holding, куда входит Yilmaden, намерена инвестировать в Казахстане более 1 млрд долларов. При этом заявлялось, что «участие в проекте иностранного инвестора позволит казаxстанской компании увеличить мощности завода по производству металлургического кремния. Пресс-служба «Тау-Кен Самрук» в комментарии Интерфаксу-Казахстан уточняла, что пока речь не идет о покупке турецким холдингом доли в кремниевом заводе.

Напомним, в самом начале зарождения истории кремниевого завода в Караганде в 2006 году российскими ЗАО «ГК «Титан» и ЗАО «НПО «Силарус», принадлежащими братьям Сутягинским, и немецкой Thyssen Krupp было создано ТОО Silicium Kazakhstan.

«В 2007-2008 годах строительство кремниевого завода было профинансировано Банком развития Казахстана на общую сумму более 63 миллионов тенге. Производство, запущенное в 2010 году, проработало два года и остановилось. Среди основных причин остановки предприятия называется нецелевое использование заемных средств менеджментом компании. При этом компания не выполнила своих обязательств по погашению долга перед Банком развития Казахстана», – поясняется на сайте «Тау-Кен Самрук».

В 2013 году предприятие было передано из БРК в Инвестиционный фонд Казахстана (ИФК), а в 2014 году его оздоровлением занялся «Тау-Кен Самрук», создав дочернее предприятие «Тау-Кен Темир» с сырьевой базой месторождений жильного кварца Актас и Акшокы-3 в Карагандинской области, благодаря чему завод вновь заработал. Проектная мощность предприятия составляет 25 тыс. тонн кремниевой продукции при занятости в более 300 человек. В 2015 году был достигнут объем производства в 6 тыс. тонн кремния, который экспортировался в США, Европу и Россию.

В январе 2016 года «Казправда» сообщала, что «Тау-Кен Самрук» выкупил проблемный кремниевый завод ТОО «Кремний Казахстана» у ИФК, входящего в холдинг «Байтерек», за 13,6 млрд тенге. Причем вся сумма должна была быть выплачена в течение последующих восьми лет, до 2024 года. Первый платеж «Тау-Кен Самрук» был осуществлен в размере 5,3 млрд тенге, при этом инвестиции горнорудной компании в оздоровление завода превышали 1,2 млрд тенге.

Согласно информации о результатах финансово-хозяйственной деятельности АО «НГК «Тау-Кен Самрук» за 2018 год, в 2017 году холдинг произвел 12732 тонны кремния (хотя в годовом отчете за 2017-й указывается цифра в 15,7 тыс. тонн. – Ред.), а в 2018 году – 14408 тонн при плане в 18500 тонн, который был реализован на 78%. Возможно, на объемы производства «Тау-Кен Темир» повлияли расследования США и Канады против казахстанского кремния в 2017-2018 годах. На 2019 год объемы производства на кремниевом заводе планировались в размере 17099 тонн. Доходы горно-металлургической группы от реализации металлургического кремния составили в прошлом году 9,9 млрд тенге, указывается в отчетном документе.

Для справки:

Холдинг Yilmaden был создан в 2014 году с целью консолидации металлургических и горнодобывающих дочерних предприятий группы Yildirim. В настоящее время в состав холдинга входят 10 компаний в семи странах – Турции, США, Швеции, России, Казахстане, Узбекистане и Колумбии. Yilmaden осуществляет проекты по добыче хрома и угля в трех странах и управляет заводами по производству ферросплавов в трех странах. Yilmaden является четвертым крупнейшим участником в мировой хромовой промышленности, а также единственной компанией, которая производит хром и феррохром в четырех странах. Yilmaden – единственная глобальная компания, которая производит высокоуглеродистый феррохром (HC FeCr) в трех разных странах – Турции, Швеции и России, чтобы застраховать от политических и экономических рисков своих постоянных международных клиентов.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Битва за имущество завода

Кто выиграл от разорения известных в Восточном Казахстане предприятий. 

08 Январь 2020 12:20 3032

Битва за имущество завода

В Восточно-Казахстанской области в публичное пространство вышел конфликт руководства группы производственных компаний с банкирами, судоисполнителями, оценщиками имущества. В составе группы находились ныне обанкротившиеся компании «СЕЛЕНГ», «Первомайский механический завод», а также ТОО «Eastern Production Group». Жаркие споры так и не удалось урегулировать в судебном порядке, хотя эта история тянется много лет.

Производственники вынуждены во второй раз письменно обратиться к главе государства Касым-Жомарту Токаеву, в СМИ, направить ходатайство председателю Верховного суда РК Жакипу Асанову о внесении им представления на пересмотр дела. Пойти на такие меры их вынуждают крайние обстоятельства, говорят в группе производственных компаний. И просят они, ни много ни мало, пересмотреть одно из решений Усть-Каменогорского городского суда, а также два постановления апелляционной инстанции и судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК, которые, по мнению руководства производственных компаний, нарушили их законные права. В результате этого дорогостоящее залоговое имущество оценено и ушло банку по заниженной в несколько раз цене, а группа производственных компаний еще и осталась должна ему свыше 200 млн тенге. Более того, через суд частные судоисполнители в пользу банка сейчас обратили взыскание на имущество, которое никогда не было в залоге. Но они и представители финансового учреждения заверяют, что действуют строго в рамках правового поля.

Немного предыстории

…Когда-то эти предприятия имели свою торговую марку «Первомайский механический завод & СЕЛЕНГ», занимались выпуском большого перечня наименований изделий из металла, строительством и ремонтом. Здесь работало свыше 400 человек. Предприятия были на рынке более 20 лет. Это сейчас производство фактически остановлено, цеха пустуют, значительной части оборудования уже и след простыл, а государство потеряло экспортера-производителя, поступления в бюджет.

Как рассказала бывший директор ТОО «Eastern Production Group» Елена Шипилова, для приобретения оборудования, пополнения оборотных средств предприятий в 2011 году было подписано генеральное кредитное соглашение между АО «Темiрбанк» и ТОО «СЕЛЕНГ» на общую сумму в 576 млн тенге. В качестве залога банку предприятия предоставили имущество стоимостью свыше 1,3 млрд тенге. Гарантами выступили генеральный директор группы компаний Борис Пак, предприятия «Первомайский механический завод», «Eastern Production Group».

«До слияния трех банков мы с АО «Темiрбанк» много лет безболезненно сотрудничали, были довольны друг другом, – вспоминает Елена Шипилова. – Проблемы стали возникать после слияния трех банков и их переименования в АО «ForteBank». На пике кризиса банк предложил увеличить процентную ставку с 14 до 25%. Мы не могли принять такое предложение, потому что все взаимодействия между нами и банком происходили в рамках государственной программы, а она не распространялась на займы такого рода, которые они нам предложили. Мы отказались от этого, и банк в конце концов нашел причины, чтобы потребовать от нас сразу вернуть весь остаток займа».

По этому поводу в решении Усть-Каменогорского городского суда от 13 января 2016 года, куда представители АО «ForteBank» обратились по взысканию долга с вышеуказанных компаний, говорится, что «в судебном заседании достоверно установлено, что ответчиками нарушены условия договора в части сроков платежей, допущена просрочка». Представитель группы производственных компаний исковые требования не признала. Она пояснила, что банк отказал им в финансировании по итогам мониторинга, а предприятие не имеет возможности оплатить единовременно долг из-за тяжелого финансового положения. Однако суд признал обоснованными требования банка о досрочном взыскании части задолженности по просроченному основному долгу, вознаграждению и пени. Было вынесено решение взыскать с группы производственных компаний в солидарном порядке задолженность и госпошлину в общей сумме свыше 500 млн тенге.

Никто не видит, никто не слышит?

После этого, по словам Елены Шипиловой, производство у них пошатнулось, а частный судоисполнитель Динара Кизекпаева с самого начала якобы нарушала закон. Но все последующие суды, куда обращались производственники, говорит она, игнорировали это обстоятельство.

Оценочная компания ТОО «Центр независимой оценки SERT» в январе 2018 года по постановлению частного судоисполнителя Динары Кизекпаевой оценила часть залогового имущества группы производственных компаний в 260 млн тенге. В то же время последующие суды, как уверяет Елена Шипилова, не приняли во внимание оценку от ИП «Мир оценки», которая определила стоимость этого же имущества в более 800 млн тенге.

«SERT не все площади включил в оценку. На это у нас есть экспертное заключение, что их документ изготовлен с нарушениями, – говорит Елена Шипилова. – Но нам не дали времени обжаловать действия Динары Кизекпаевой, чтобы опровергнуть эту оценку до судебного заседания. К тому моменту, когда мы подали иск об обжаловании ее действий, оценка от ИП «Мир Оценки» была представлена в суд с нашим ходатайством. Мы также пригласили эксперта, который предоставил свое заключение, почему такая оценка неправильна. Увы, суд не увидел этой оценки, написал, что мы ее не предоставили. Дойдя до Верховного суда, мы так и не добились ничего: там переписали решение областного суда и написали, что не видят оснований, чтобы дело пересмотреть в кассационном порядке».

Как уверяет Елена Шипилова, частный судоисполнитель вместе с банком всякими разными способами сделали так, чтобы в течение трех лет это недвижимое имущество не было оценено должным образом.

«В другом процессе выяснилось совершенно случайно, что имущество сейчас разграбляется. Между электронными торгами, проведенными банкротным управляющим, и тем моментом, когда купивший его человек стал его вывозить, в этот короткий срок там что-то украли. Мы абсолютно уверены, что от нашего имущества там уже ничего не осталось. А банк пытается отобрать у нас имущество, которое и нам-то уже не принадлежит», – говорит она.

В конце 2019 года Борис Пак написал обращение в общественную приемную президента РК, откуда оно было направлено в Верховный суд Республики Казахстан. Там ему ответили, что суды ВКО неоднократно рассматривали их жалобы на частного судоисполнителя, и в их удовлетворении было отказано. Предпринимателю разъяснили, что он вправе обратиться с ходатайством о внесении представления о пересмотре судебных актов на имя председателя ВС РК. Чем он и воспользовался. Уже в начале января такое ходатайство он и отправит.

А тем временем…

Недавно доверенное лицо филиала АО «ForteBank» в Усть-Каменогорске Алексей Сосновский письменно уведомил ТОО ««Eastern Production Group» о том, что банк отзывает исполнительные листы из работы частного судебного исполнителя Динары Кизекпаевой, и в последующем будет возбуждено новое исполнительное производство, в рамках которого проведут независимую оценку имущества ТОО «Первомайский механический завод».

Алексей Сосновский предложил inbusiness.kz обратиться с письменным запросом к руководству АО «ForteBank», при этом заверив, что и банк, и судоисполнитель Динара Кизекпаева действовали в рамках правового поля, что подтверждено решениями судов.

«У нас есть служба внутренней безопасности, и все решения принимает уполномоченный орган банка. Различные у нас были ситуации «Банк-клиент», но все решается в судебном порядке, – говорит Алексей Сосновский. – Как взыскатель банк имеет право и на смену судебного исполнителя».

Частный судебный исполнитель Динара Кизекпаева рассказала inbusiness.kz, что ее действия были признаны судами законными.

«Все, что касается реализации, передачи имущества на баланс банка в счет погашения долга – это все обжаловалось в суде, все мои действия. Они признаны законными. Также представители группы производственных компаний обращались в кассационную судебную инстанцию, им везде отказано. Считаю, что должники сами препятствуют исполнительному производству. Мы не раз обращались с привлечением их к уголовной ответственности за растрату и отчуждение имущества. Но доказать этого не смогли. На мой взгляд, это должники препятствовали оценке, не давали доступа к имуществу».

По мнению Динары Кизекпаевой, в связи с недостаточностью средств для погашения долга было обращено в судебном порядке взыскание на выявленное имущество должников, которое не было в залоге, именно поэтому они подняли такой шум.

«Мы прошли и апелляционную инстанцию, мои действия по обращению взыскания на это имущество, которое не состояло в залоге, признали законными. Должники в суде заявляли, что хотят сделать оценку имущества самостоятельно, хотя им при возбуждении исполнительного производства было представлено такое право, и они им не воспользовались, чтобы затянуть сроки исполнения. В это время кто-то вывозил с территории завода в поселке Первомайском это имущество. А сейчас они готовы оценить то, что осталось. В октябре получили такое разрешение, однако до сих пор ничего не оценивали», – говорит Динара Кизекпаева.

Точка в этой истории пока не поставлена. Но проблемные ситуации между предпринимателями, банками и частными судоисполнителями далеко не редкость. Несколько лет назад мы писали о том, что предприниматели из города Зыряновска (ныне Алтай) писали обращения по этому поводу в высокие кабинеты. Как рассказала нам юрист общественного объединения «Ваше право» Евгения Кулинич, кто-то на данный момент уже расплатился с банковскими долгами и начал жизнь с чистого листа, кто-то до сих пор числится в должниках. На ее взгляд, действительно есть случаи заниженной оценки залогового имущества, последующей его продажи на торгах «своим людям». В то же время, как считают предприниматели, банки ничего не теряют от проблемных кредитов.

«Когда заключается кредитный договор, в банке нас обязывают застраховать имущество, жизнь первых руководителей, а банк страхует каждый кредит. От невыплаченного кредита БВУ получают страховку в Национальном банке, – считает Борис Пак. – Многократное превышение стоимости залогового имущества заемщика, гарантов над суммой кредита позволяет и банкам, и судебным исполнителям злоупотреблять в той части, что они не заинтересованы дорого продать это имущество».

Есть ряд моментов

«К сожалению, я неоднократно сталкивался с ситуациями юридического спора между заемщиком и банком, – говорит финансовый эксперт Расул Рысмамбетов. – В данном случае это усугубляется сменой кредитора».

По его словам, есть ряд моментов, которые стоит прояснить. Во-первых, банки имеют право сами выбирать способ оценки имущества, и перед выдачей кредита банк предлагает заемщику обратиться к ряду одобренных фирм.

«Хотелось бы уточнить, какая оценка была в самом начале от имени Темирбанка. Если она изменялась, то это должно быть зафиксировано обеими сторонами конфликта», – поясняет он в разговоре с inbusiness.kz.

Эксперт отмечает, что оценка заемщика всегда чрезмерно оптимистична, тогда как банк всегда думает о негативном сценарии – если придется в срочном порядке продавать залоговое имущество. Истинной оценки не существует, потому что в каждый момент времени у имущества может быть своя рыночная оценка, которая может меняться раз в квартал, в зависимости от ситуации на рынке. Поэтому оценка может быть лишь компромиссной.

«С 2011 года, когда был выдан первый кредит, ситуация изменилась очень сильно. Обычно в таких спорных случаях лучше всего обращаться к разным отраслевым ассоциациям или к тому же НПП «Атамекен», чтобы выторговать себе реабилитационный период. От бизнес-рисков не застрахован никто – ни банк, ни заемщик», – говорит он.

Во вторых, по словам Расула Рысмамбетова, что касается страховки, которую получает банк, речь идет о том, что банк изначально откладывает, резервирует сумму на случай дефолта заемщика. Поэтому это не совсем страховка, а скорее замораживание средств.

«В нашей экономической ситуации я не вижу вины заемщика или банка и считаю, что чаще всего лучше достигать компромисса. Однако с жесткими требованиями к банкам со стороны регулятора банки тоже сильно зажаты между требованиями к ликвидности и необходимостью входить в положение заемщика», – отмечает эксперт.

Ольга Ушакова

«Казгеология» лоббирует себе весь госбюджет на геологоразведку

Чтобы добиться какого-то результата в геологоразведке, крайне необходимо превратить госкомпанию в нацоператора по изучению недр, считает министр экологии РК.

11 Декабрь 2019 17:28 4364

«Казгеология» лоббирует себе весь госбюджет на геологоразведку

Министерство экологии Казахстана предлагает более четко прописать функционал АО «Казгеология». Речь идет о придании нацкомпании статуса национального оператора государственного геологического изучения недр. Соответствующая инициатива была озвучена в Счетном комитете в среду, 11 декабря, на презентации итогов аудита использования госсредств, выделенных на геологоразведку и недропользование за 2017-2019 гг. 

«Проблема, с которой мы сталкиваемся, состоит в том, что «Казгеология» ежегодно участвует в тендерах, которые проводит комитет геологии и, к сожалению, не всегда их выигрывает», – посетовал министр экологии Казахстана Магзум Мирзагалиев.

Зачастую тендера выигрывают компании без должного опыта и оборудования, продолжил Мирзагалиев, подчеркнув, что именно по этой причине министерство экологии и инициировало данный вопрос. Из среднегодовых бюджетных средств за последние годы в 6-8 млрд тенге, выделяемых комитету геологии и недропользования, до нацкомпании доходит около 1 млрд тенге, ранее заявлял inbusiness.kz председатель правления АО «Казгеология» Кадыржан Каулдашев.

По его мнению, на базе госпрограммы по управлению недрами необходимо написать большую региональную программу по Казахстану с ежегодным бюджетом на геологию в 18-20 млрд тенге. Статус нацоператора в данном случае позволит сконцентрировать бюджетные средства в одних руках.

К слову, в настоящее время АО «Казгеология» представляет собой «два в одном», отмечает Мирзагалиев. В первую очередь, она является партнером для инвесторов, так как имеет право «первой ночи» разведки месторождений с вхождением 25%, остальные 75% финансируются со стороны частных инвесторов.

«Второй функционал, является компанией, у которой есть свои партии, буровое оборудование, занимается непосредственно геологоразведкой. Причем второе направление очень важно с точки зрения развития геологоразведки, увеличения изученности нашей страны», – отметил он.

Тем не менее с управлением госденьгами у компании дела обстоят плохо, следует из отчетов членов Счетного комитета. В частности, бюджетные инвестиции на 2,7 млрд тенге в 2010-2011 годах компания инвестировала в облигации АО «Цеснабанк» (ныне поменял владельца и сменил название на Jysan Bank). По итогам их рыночная стоимость обесценилась на 1,5 млрд тенге, или более чем вдвое (!); более того, потери за счет низкой процентной ставки составили 3,3 млрд тенге.

Общая сумма убытков только от одной операции, если верить выкладкам госаудиторов, составила 4,8 млрд тенге, что весьма существенно в масштабах отрасли. Для сравнения, в 2018 году госрасходы на геологию составили 8,7 млрд тенге, следует из отчетов министерства финансов РК. 

Более того, выделенные в качестве пополнения уставного капитала АО «Казгеология» бюджетные инвестиции из-за неоднократных корректировок финансово-экономического обоснования привели к неэффективному использованию 6,1 млрд тенге. Материалы по данному факту будут переданы в компетентные органы для принятия процессуальных решений, подчеркнули в Счетном комитете.

В целом в заключении госаудита указывается, что министерством индустрии (МИИР), министерством экологии, министерством энергетики не проводится системная работа по рациональному и эффективному использованию недр недропользователями. По данным члена Счетного комитета Рашита Ахметова, комитет геологии МИИР не контролирует осуществление межрегиональными департаментами затрат в соответствии с требованиями бухучета.

В частности, госаудитом установлены: финансовые нарушения на сумму более 5 млрд тенге; неэффективное использование бюджетных средств на сумму 6,2 млрд тенге; неэффективное планирование бюджетных средств на сумму 22,4 млрд тенге.

Наглядным результатом совместной работы стала отсрочка создания национального банка данных минеральных ресурсов на 1,5 года, до конца первого полугодия 2021 года, стоимостью в 2,4 млрд тенге, где прошли все конкурсные процедуры и определен поставщик, который приступил к работе.  

«Появилась программа «Цифровой Казахстан», было сказано интегрировать систему национального банка данных минеральных ресурсов с egov, со всеми госсистемами. Нам расширили финансово-экономическое обоснование на 40-50%. Из-за этого мы потеряли полгода и сдвинулись сроки», – объяснил причину отсрочки вице-министр индустрии Тимур Токтабаев.

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: