Углехимия в Казахстане: союз меча и орала

Углехимия в Казахстане: союз меча и орала

15:52 19 Ноябрь 2016 5863

Углехимия в Казахстане: союз меча и орала

Автор:

Игорь Воротной

В Казахстане для развития проектов углехимии планируется создать консорциум добычных предприятий и научных структур, инициатором выступает Институт химии угля и технологий.

О необходимости развития новой для Казахстана отрасли по получению из угля продуктов более высокого, нежели топливо для ТЭЦ, передела, говорится давно. Среди основных причин острой необходимости такого перехода - падение сбыта угля на российский рынок – основную импортную составляющую казахстанской угольной промышленности. И присоединение Казахстана к Парижскому соглашению о декарбонизации экономики, предполагающее снижение объемов выбросов парниковых газов. Это снижение внутренний рынок сбыта угля, конечно, не сузит, но будет обходиться конечным потребителям угля в копеечку. И снизит способности отрасли в части привлечения новых инвестиций.

"Решение о декарбонизации означает, что ни один финансовый институт в ближайшие несколько десятилетий во всем мире не будет вкладывать денежные средства в строительство генерирующих мощностей по сжиганию угля, - утверждает директор департамента развития угольной промышленности Министерства энергетики Владимир Клякин. - Потому что это накладывает серьезную ответственность на угольщиков-энергетиков по выбросам в атмосферу, а вы знаете, что выбросы от наших производств достаточно серьезные, и они влияют на климатические условия во всем мире. Поэтому нам нужно глубоко задуматься и серьезно – каким образом будет развиваться наша отрасль", - добавляет он.

Собственно, путь решения этой проблемы для страны, обладающей запасами угля в 33 миллиарда тонн при ежегодной его добыче в 100 – 105 миллионов тонн, только один: диверсификация использования угля. Чтобы не только жечь его на ТЭЦ, но и получать из него, выражаясь языком столяра Джузеппе из "Золотого ключика", "что-нибудь, вроде ножки для стола".

"Кролики – это не только ценный мех…"
Как известно из одной сатирической миниатюры конца 80-х годов прошлого столетия, "кролики – это не только ценный мех, но и три-четыре килограмма диетического легкоусвояемого мяса". Провести параллель между кроликами и углем в четверг, в ходе круглого стола "Перспективы развития угольной промышленности" пытался директор казахстанского ТОО "Институт химии угля и технологий" Болат Ермагамбет. Который назвал вполне достаточное количество применения угля – помимо традиционного сжигания его для сугреву и освещения.

"Один из путей переработки – это газификация угля с получением синтез-газа, - сказал Болат Ермагамбет. - Синтез-газ – это универсальное сырье, из которого можно получить метан, из метана – углеродное волокно и углеродные нанотрубки, из синтез-газа можно получить бензин, керосин, дизельное топливо, смешанные растворители, твердые парафины, а также чистый водород. Проблема получения водорода на мировом рынке вообще остро стоит, потому что водород – это основной газ, который используется при получении чистых продуктов", - намекнул он на возможность экспорта.

Помимо этого, по словам казахстанского ученого, в минеральной части угля содержатся редкоземельные элементы – титан, ниобий, скандий и другие. Из шлака можно получить сплав металлов, из угольных газов можно получать олефины – мономеры для получения полиэтиленов и полипропилена. "Из угля можно получить высокопрочные  композитные материалы, используемые для космоса, в медицине, в строительстве, в авиа и машиностроении, один килограмм стоит 90 долларов, а мировой рынок этих продуктов составляет 25 миллиардов долларов", - добавил красок в палитру глава отраслевого института.

При этом, по его словам, в стране уже имеются отдельные проекты по переработке угля, реализуемые как с участием самого Института химии угля и технологий, так и без оного. Причем в ходе пилотного внедрения выяснилось, что продукты переработки угля могут использоваться даже в сельском хозяйстве. "Мы изучили рынок нашего агропромышленного комплекса и получили сертификат на выпуск гумата калия, который имеет широкий спектр применения, вплоть до использования как сорбента, помимо того, что он в два раза повышает урожайность в закрытом грунте, в теплицах, урожая огурцов и помидоров", - заявил Болат Ермагамбет.

По его словам, удобрение из угля прошло обкатку в теплицах под Астаной. "Мы уже готовы сейчас производить в год до тысячи тонн жидкого гумата и можем вытеснить поставки гумата калия из России на внутреннем рынке, - заявил ученый. - Прибыль – даже если мы его будем продавать за 500 тенге за литр при производстве 4 тысячи тонн в год, 5 миллиардов 713 тысяч тенге . И используются даже не угли, а вскрышные породы, окисленные угли. Тут еще и угольную мелочь можно использовать", - добавил он.

Миром и НАТР доить легче 
Но тут вопрос – как производство гумата из угля мощностью одну тысячу тонн преобразовать в производство мощностью четыре тысячи тонн и открыть другие виды угольной переработки – упирается в традиционную для всех новых отраслей проблему: где взять деньги на открытие и последующее расширение? Тут, по словам Болата Ермагамбета, для пролетариев угольного труда есть только один ответ - объединяться. Причем объединяться в союз "меча и орала": в единый консорциум производства и науки. 

"Вопрос о финансировании научных проектов – сложный, но есть институты развития,  которые могут профинансировать опытно-промышленных установок, есть министерство образования и науки и Всемирный банк, - обнадежил угольщиков директор института. - Там есть такой компонент финансирования, как консорциум производственного сектора, есть система НАТР, национальное агентство по технологическому развитию – гранты на коммерциализацию технологий, сумма грантов – до 200 миллионов тенге, 80% софинансирования. Есть грант на технологическое развитие отрасли по целевой технической программе – здесь вопрос более интересен, здесь необходимо создавать консорциум, это предприятия, это НИИ и сумма гранта до 800 миллионов тенге и до 80% софинансирования", - дал он понять, что деньги найти можно. Но выгоднее их искать объединением, а не поодиночке.

А когда директор департамента угольной промышленности министерства энергетики Владимир Клякин пожелал институту начать 2017 год с рассмотрения предложений угольщиков о таком совместном сотрудничестве, Болат Ермагамбет выступил в ответ с предложением создать соответствующий консорциум как "союз неких предприятий и ученых, вузов, НИИ, чтобы создать новые технологии" в углехимии. "Если создадим такой консорциум, то можем спокойно выйти на финансирование через институты развития, через НАТР, через министерство образования и науки для того, чтобы иметь первоначальное финансирование, - сказал он. - Потому что без опытно-промышленных установок мы не сможем двигаться дальше, тогда будет развиваться интеллектуальный потенциал государства в угольной промышленности, мы сможем создать свой центр коммерциализации технологий с оснащенной лабораторией. Тогда предприятия смогут конкретно этим заниматься", - добавил ученый.

В ответ Владимир Клякин предложил директору института "концептуально представить министерству энергетики цель создания консорциума и список примерных его участников". "Это для того, чтобы мы могли предметно заняться этим направлением", - намекнул на помощь со стороны Минэнерго его представитель.

По консорциуму уже Гонконг плачет
Позже выяснилось, что создание такого консорциума вынашивается достаточно давно. Настолько давно, что у его инициаторов уже созрела идея первичного размещения бумаг этой структуры на фондовой бирже в Гонконге в январе 2018 года. Об этом сообщил представитель одного из партнеров института по этому проекту - председатель правления ТОО СП "Тау Голд Коппер" Евгений Ионин.

"Мы хотим зарегулировать этот рынок углехимии, мы все должны организовать таким образом, чтобы, начиная с 15 января 2017 года, на нем можно было продавать свои технологии, - сказал Евгений Ионин. - Если кто-то сейчас успеет к нему (к Институту химии угля и технологий – прим. авт.) в консорциум зайти, то получит еще какие-то льготные скидки на его технологии. Но с 15 января следующего года он их будет продавать, а с 15 января 2018 года он будет продавать их на бирже, потому что мы этот консорциум выводим на IPO на гонконгский. И там партнеры, которые занимаются этим давно и имеют опыт продажи технологий, подставят нам свое дружеское плечо, естественно, какое-то время первое на нас будут зарабатывать, но самое главное – мы выйдем на этот рынок", - добавил он.

По его словам, консорциум сосредоточится на трех основных векторах развития. "Мы привлекаем инструменты регулирования инвестиционной деятельностью, и инструментарий здесь не только управление человеческими ресурсами, планами, рисками, а мы используем инновационный подход: все процессы, все технологии будут сначала прогоняться на компьютерном симуляторе, - продолжил Евгений Ионов.  - Второе направление – пул стартапов, для того, чтобы мы могли быть конкурентными на внешних рынках, нам не с одним проектом надо идти, а с несколькими, поэтому здесь задача у института будет стоять – сделать некий такой фильтр и по приоритетам лучшие проекты выводить на внешние рынки. Третье направление – создание пула инвесторов, сейчас очень много чешских, китайских, российских инвесторов, они с утра до вечера ходят в министерстве по инвестициям и развитию, а мы к этому пулу знаем, как подступиться, мы этих инвесторов знаем в лицо, они давно здесь работают, у них куча здесь аналитических агентств, но вот кто из предпринимателей хоть раз туда попал? Максимум – встречаемся в МИРе. Поэтому данный консорциум – это пилотный проект, где мы хотим создать воронку, чтобы в одном месте все это собиралось", - заключил он.

И куда же без льгот?
Ну, и естественно, перечень мер, с помощью которых участники рынка собираются продвигать углехимию в Казахстане был бы неполным, если бы исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец не воззвал к министерству энергетики – пойти в Минфин и пролоббировать там освобождение углехимии от налогов.  

"Давайте поговорим честно, глядя друг другу в глаза: угольная отрасль идет на спад, объемы производства падают, на 5 % мы потеряли объемы продаж в этом году. Мы столкнулись с такими рисками, уже министр энергетики публично говорит о том, что это затронет города угольные, семьи и уже что-то надо делать. Правительство уже думает, что надо деньги выделять на миграцию, на переселение людей, - сказал Николай Радостовец. - А я хотел поделиться мнением, что мы, наверное, по-другому можем посмотреть на это все. Мы имеем программу развития угольной отрасли, но честно скажу, в ней нет механизмов ее реализации, экономических стимулов. Я к чему говорю – по проектам коксохимии мы видим, что если сейчас даем возможность действительно развиваться зеленой экономике, то что, должны видеть, как сворачивается угольная отрасль? И когда мне говорят, как экономисту – давайте создадим консорциум – да хоть вы так сядьте, хоть этак, что, экономика проекта улучшится?  Проект изначально экономически не обеспечен в нынешних условиях возможностью реализации, он убыточный. Но это же нужно стране, чтобы не переселять людей, сохранить рабочие места, города", - добавил он.

И напомнил, что, когда нужно было привлекать инвесторов в развитие возобновляемой энергетики, правительство установило "совершенно льготные тарифы на электроэнергию для станций ВИЭ". "Цена на электроэнергию, вырабатываемой на солнечной станции – 71 тенге за киловатт, угольщики – 7 – 8 тенге, то есть в 10 раз мы продаем дешевле, - констатировал глава АГМП. - Но правительство пошло на это, чтобы появились возобновляемые источники. Сейчас министерство не знает, что делать – стоит очередь инвесторов вложиться, потому что гарантированный тариф. Это кто сделал? Министерство энергетики для того, чтобы пришли не только отечественные инвесторы, но и иностранцы, которые сейчас создали ассоциацию, лоббируют интересы, проплачивают СМИ. Мы все это понимаем, это правильно, но министерство смогло найти выход из ситуации, когда вопрос встал о зеленой экономике – почему мы не можем найти решение развития угольной отрасли в другом направлении? Почему мы не можем вокруг угольных шахт создать коксохимию и вообще химическую отрасль внутри Казахстана?", - добавил он.

Для этого, по мнению Николая Радостовца,  нужно просто "эти проекты освободить, заключив контракт инвестиционный с правительством, минимум на пять лет, от всех налогов, чтобы они смогли развиваться". "Мы сами не можем этого сделать, потому что Минфин и Минэкономики будут против. Но сейчас делается новый налоговый кодекс, мы падаем, мы в стагнации по угольной отрасли. Давайте встанем вместе, пойдем к Бишимбаеву, скажем: "Вы хотите, чтобы угольная отрасль дальше легла?", - обратился он к директору угольного департамента Минэнерго.  - Пусть потом скажут, что Клякин пролоббировал проекты коксохимии...", - добавил он.

"Я буду этим только гордиться!", -  откликнулся представитель Минэнерго. М предложил записать эту инициативу в рекомендации, которые предполагается озвучить на заседании правительства 29 ноября этого года (по предварительным планам, на этом заседании будут рассматриваться вопросы развития энергетики и угольной отрасли – в частности). Так что министрам национальной экономики Куандыку Бишимбаеву и финансов Бахыту Султанову с этой инициативой предстоит ознакомиться без совместного визита АГМП и департамента развития угольной промышленности.

Игорь Воротной, Астана  

Материалы по теме:

kajrat-kelimbetov-vstretilsya-s-anglijskim-pravom

uvidet-siriyu-i-umeret

krizis-projden-ili-net

konkurs-dlya-vseh-dopusk-–-dlya-odnogo

rd-kmg-zarabatyvaet-na-kurse

загрузка

×