/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 400,36 Brent 36,55
Узбекские студенты массово забирают документы из казахстанских вузов

Узбекские студенты массово забирают документы из казахстанских вузов

Узбекистан объявил кампанию по возвращению своих студентов.

11:49 13 Февраль 2020 19392

Узбекские студенты массово забирают документы из казахстанских вузов

Автор:

Мира Бахытова

Фото: Мира Бахытова

Узбекистан начал кампанию по переводу своих студентов из-за рубежа на учебу в узбекские вузы, передает корреспондент inbusiness.kz. При этом возвратившимся домой предлагают льготные условия – никаких экзаменов и гарантированный прием по специальности, на которой они обучались в Казахстане. Дедлайн приема заявлений первоначально был назначен на 15 февраля, а затем продлен еще на месяц, до 15 марта.

Акция, как ее называют сами узбекские студенты, была объявлена министерством высшего образования Узбекистана в пятницу, 7 февраля, а уже с понедельника работа большинства шымкентских университетов оказалась практически парализована. Иностранные учащиеся и их родственники атаковали деканаты и учебные части с требованием немедленно выдать им требуемые документы для перевода.

Отдайте документы!

Учитывая, что третий мегаполис страны находится всего в 120 км от столицы Узбекистана, Ташкента, в вузах Шымкента обучаются около пятнадцати тысяч узбекских студентов. Причем самый большой наплыв иностранных абитуриентов наблюдался минувшим летом. То есть некоторые проучились всего один семестр. А теперь они чуть ли не разом спешат вернуться обратно.

В самом большой вузе региона – ЮКГУ им. Ауэзова (28 тыс. студентов) – на очном, заочном и дистанционном обучении 7080 студентов из Узбекистана. Разом перевести всех в университеты соседнего государства просто невозможно, согласно приказам и регламенту казахстанских вузов, перевод и восстановление производится только в каникулярное время – зимой или летом. Однако каникулы закончились 22 января, теперь иностранцы не могут взять и забрать свои документы – либо нужно заявление на отчисление, либо им выдают только транскрипты (выписка из зачетной книжки. – Прим. авт.).

«22 января у нас был последний день перевода-восстановления, и с 27-го занятия начались. Студент по желанию может только отчислиться. Имеет право. Некоторые соглашаются, некоторые заявления пишут. Они во многие вещи не вникают, кто-то что-то сказал, и они приходят и требуют транскрипт. Они просто поголовно забирают, но они еще не отчислены. Будут отчисляться в том случае, если тот вуз будет согласен их принять, им нужно будет вернуться и отчисляться», – пояснила директор офиса-регистратора ЮКГУ им М. Ауэзова Катира Сатымбекова.

Ажиотаж в вузах

Только за три дня в ЮКГУ транскрипты получили 3612 человек. Проректор вуза по стратегическому развитию и интернационализации Айгуль Искакова говорит, что фактически из-за этого остановилась вся другая деятельность, при этом приходится делать тройную работу, потому что многие студенты берут по несколько транскриптов, для того чтобы подать документы в разные приемные комиссии узбекистанских вузов.

«Два дня мы только успевали выдавать транскрипты, буквально каждый день до 11 ночи работаем, они стоят с семи утра возле трех входов в вуз. Все это регулируется, конфликтов не было. Продумали оргмоменты, учли риски. Вчера к нам приходили из генкосульства, потому что самый большой контингент граждан из Узбекистана именно в нашем вузе, поэтому они контролировали процесс, они проводили собрание, объясняли ситуацию и этим оказали нам поддержку. Был определенный языковой барьер, и необходимо было объяснить. У нас есть департамент по работе с иностранными студентами, который тоже активно работал», – отметила проректор по стратегическому развитию и интернационализации ЮКГУ им. М. Ауэзова Айгуль Искакова.

В Международном университете Silkway обучаются 2000 студентов из Узбекистана, с понедельника им уже выдано около 800 транскриптов. Их выдачей теперь занимаются 10 вместо двух человек. Ажиотаж такой, что накануне тут пришлось вызвать полицию, говорит проректор по учебной работе Ерман Шертаев.

«Ажиотаж был, вызвали полицейских взять под контроль. Офис-регистратура не справлялась, потому что пришли в одно время около полутора тысяч человек, очередь. Вопрос решили, 10 человек выделили специально только их обслуживать. Есть нюанс, иностранные студенты могут поступать также в январе, кто поступил в январе, им нельзя выдать транскрипт. По приказу мы им даем только справку, потому что они даже одну сессию не отучились», – подчеркнул проректор по учебной работе Международного университета Silkway Ерман Шертаев.

Всего в Silkway семь тысяч студентов, если уедут все узбекские – останется пять тысяч. В ЮКГУ всего 28 тысяч, при возможно полном оттоке останутся три четверти. Однако сейчас представители вузов уверяют, что учебные заведения не сильно потеряют от такого массового ухода. А также напоминают о рисках для уехавших, говорят, что пока нет гарантий, что все они найдут место на родине.

Деньги и язык

За первокурсником Ферузом Ибрагимовым приехал дедушка Ибрагим Шарапов. Пожилой человек объясняет, что основные причины желания воспользоваться возможностью вернуться на родину две: экономическая и языковая.

«Все связано с деньгами, правильно, надо ездить, кушать, проживать тут – это очень дорого нам. Потом здесь лекции или на казахском, или на русском языке. А наши ребята плохо знают русский, не так, как раньше, а казахский не знают совсем. Вот основная причина. Мы из Кашкадарьи, Каспийский район, у нас есть институт ирригации, там тоже есть факультет электротехники и телекоммуникаций», – рассказал житель Узбекистана Ибрагим Шарапов.

Улугбек Алабеганов из поселка Кашкадарья поступил на факультет «Финансы и кредит» полгода назад, вместе с ним домой возвращаются еще 10 его односельчан. Они уверены, теперь у них больше шансов учиться на родине.

«У нас, в Узбекистане, открылась учеба, и мне бы хотелось перевестись. Раньше у нас не было шанса туда поступить. Там много институтов, педагогический университет в Навои, горный, там есть похожий факультет. Здесь платили почти 1000 долларов по контракту, а там немного меньше. Квартиру еще снимать надо нам тут, дорого, и сложно с языком. Теперь у нас удобный шанс», – поделился студент из Узбекистана Улугбек Алабеганов.

Опасайтесь мошенников!

Возле вузов, где массово учатся или, наверное, уже можно сказать, учились узбекские студенты, сразу образовались стихийные стоянки таксистов, которые за 1000 тенге возят иностранцев до таможенного поста «Жибек-Жолы». На юге хороший спрос очень быстро рождает предложение. Причем таксисты признались, что отлично понимают, такой «клев» продлится недолго и надо пользоваться моментом.

Так же быстро возле некоторых вузов сразу появились такие знакомые на юге «помогайки», обещающие за определенную мзду быстро вытащить необходимые документы и справки из университетов.

На фоне этого появилось и официальное заявление министерства образования Узбекистана о том, что перевод студентов из иностранных высших учебных заведений в высшие учебные заведения республики осуществляется на платной основе. Многие продолжали считать, что в Узбекистане будут учиться бесплатно. Гражданам напоминают, что они будут безоговорочно приняты, когда необходимые документы будут предоставлены в региональные рабочие группы правильно и в полном объеме. Экзамена по переводу на учебу не будет! Узбекских студентов призывают не быть обманутыми мошенниками, которые уже предлагают свои услуги.

Мира Бахытова, Шымкент

https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/b9npM3SK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/K9WQZWJo.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/x4mJu1e4.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/XBpjbhZG.jpg

Асхат Аймагамбетов: что ждет школы в новом учебном году

Чтобы не допустить новой вспышки коронавируса и обеспечить безопасность педагогов, школьников и родителей, учебный год в Казахстане начнется дистанционно.

14 Июль 2020 17:15 930

Асхат Аймагамбетов: что ждет школы в новом учебном году

Первая четверть начнется дистанционно во всех школах страны. Исключение составят только отдаленные сельские малокомплектные школы. Об этом рассказал министр образования и науки Асхат Аймагамбетов на пресс-конференции в режиме онлайн. По его словам, ежегодно в осенний период сезонными ОРВИ заболевает порядка 70% детей.

«Только в малокомплектных отдаленных школах есть возможность организовать учебный процесс без угрозы для жизни и здоровья детей и педагогов. В этих школах обучается 5-15 детей. Дети ходят в школу пешком, и учителя тоже добираются пешком, и в целом есть возможность организовать учебный процесс для этих школ в традиционном формате», – сказал министр.

Что ждет первоклашек

По словам главы минобразования, если родители учеников младших классов будут настаивать на традиционном обучении, осознавая определенные угрозы, то такой вариант, в принципе, возможен.

«Если такие пожелания и такие (письменные. – Ред.) обращения будут, мы сможем обеспечить такую возможность. Конечно, это требует соблюдения очень серьезных санитарно-эпидемиологических норм», – сказал министр и объяснил, что в классах обязательно будут проветривать, кварцевать, всем, кто входит в школу, будут измерять температуру, обязательным станет и наличие санитайзеров, перемены будут организованы по-другому, а режим посещения школ будет организован в разное время. Классы будут небольшими – не более 10-15 человек. И будет реализован принцип «Один класс – один учитель».

«Мы приняли решение, что в начальных классах будет преподавать только один учитель. Те предметы, которые обычно преподает другой учитель, например английский язык, будут переведены дистанционный формат, – объяснил Аймагамбетов. – Первоклашкам, которые еще не умеют ни читать, ни писать, сложно учиться в дистанционном формате. Мы хорошо понимаем их родителей, которые сейчас обеспокоены. (…) Поэтому надеюсь, что все эти меры позволят минимизировать любые риски и угрозы для наших детей. Этот вопрос для нас является очень важным».

Из онлайна в офлайн не в школьной форме

Министр рассказал и про свое видение, как школьники и учителя будут возвращаться обратно – из дистанционки в привычные классы.

«Когда, уже после первой четверти, мы увидим устойчивое снижение заболеваемости и улучшение эпидемиологической ситуации, тогда школы перейдут в традиционный формат обучения», – сказал Аймагамбетов.

И, кстати, школьная форма в этом году будет не нужна. Когда школьники вернутся в классы, родителям не нужно будет бежать в магазины за школьной формой.

«Если после первой четверти мы будем переходить на традиционный формат обучения, никто в школе не будет требовать, чтобы родители купили школьную форму», – уточнил министр.

Он сказал, что понимает интересы компаний, которые шьют и продают школьную форму, но экономическая ситуация складывается так, что требовать с родителей учеников покупать школьную форму министр не может:

«Я понимаю наши крупные компании, которые занимаются именно этим видом бизнеса. Я читал их обращение о том, что в такое сложное время необходимо их поддержать. Но мы должны учитывать, что почти три с половиной миллиона детей придут в школу, и, учитывая сегодняшнюю экономическую ситуацию, мы приняли решение о том, что в школьной форме необходимости нет».

Что же касается учебников, то у всех детей они будут.

«Несмотря на то, что будет дистанционное обучение, у каждого ребенка должен быть бумажный вариант учебника. Вопросом обеспечения новыми учебниками мы уже занимаемся», – уточнил министр.

Педагоги будут учиться преподавать дистанционно

Педагоги будут учиться преподавать дистанционно. Об этом тоже рассказал Аймагамбетов. По мнению министра, традиционные уроки в классах и дистанционные сильно отличаются, поэтому с 20 июля учителя будут ходить на курсы, чтобы учиться преподавать дистанционно.

«Это очень важный процесс, поэтому перед нами стоит задача повысить квалификацию наших коллег, для того чтобы они могли преподавать в новых условиях. С 20 июля педагоги будут проходить курсы», – сказал глава минобразования.

Учителя будут изучать IT-технологии и основы киберпедагогики в дистанционном формате.

Также идет работа и над телеуроками.

«У нас есть договоренность с профильным министерством. Телеуроки уже снимаются, это тоже очень важное направление работы», – подчеркнул министр.

Аймагамбетов затронул и вопросы интернет-платформ, которыми пользуются учителя.

«Мы совершенствуем эти интернет-платформы. Сейчас уже проведена работа по модернизации, они стали более удобными, больше интегрированные с системой Kundelik и с другими. Учебные материалы уже на этих интернет-платформах для первой и во второй четверти нового учебного года уже готовы. В настоящее время дополнительно проводится работа, чтобы обеспечить доступность этих уроков для детей с особыми образовательными потребностями. Я имею в виду бюро перевода и увеличение шрифтов и так далее», – рассказал министр.

Он также сказал, что в министерстве учли те ошибки, которые были допущены в четвертой четверти. И сейчас школы оснащаются новыми компьютерами, которые можно будет отдать во временное пользование тем детям, которые в этом нуждаются.

«Закуплено более 36 тысяч компьютеров, и дальше до 1 сентября акиматы будут продолжать работу в этом направлении. Сегодня на заседании правительства данное поручение было дано», – сказал министр.

Катерина Клеменкова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Куда после карантина пойдут дошколята?

27 Май 2020 09:14 2004

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Этот вопрос может стать острым, частный сектор дошкольного образования сейчас переживает не лучшие времена.

И даже открытие дежурных групп не спасает их, поскольку многие родители еще побаиваются водить в сады своих детей. По словам предпринимателя из Кызылорды Натальи Мишуковой, в дежурных группах по двое-трое детей и содержать учреждение ради такого числа детей невыгодно.

«Если не будет поддержки от государства, с той же самой дотацией, вы понимаете, сколько народу реально может выйти на забастовку», – говорит она на онлайн-совещании с участием НПП «Атамекен».

Практически у всех дошкольных организаций в разных регионах страны аналогичная ситуация. Есть проблемы с арендой помещений либо с банковскими платежами, с выплатой зарплаты воспитателям.

По словам директора детсадов в столице Айшат Вагаповой, они готовились к открытию к 1 июня, вызвали на работу своих сотрудников, подготовили запас дезсредств, масок, ковриков. Но после снятия режима ЧП прекратилось и госфинансирование.

«У меня почти 100 человек сотрудников, я им должна выплатить зарплату. А сегодня выясняется, что нет документа после ЧП, на основании которого будут выплачивать (госзаказ). Все руководители частных дошкольных организаций в панике. 70% в городе частных детсадов в столице в арендуемых помещениях, и нам никто не делает скидок! В трех садах у меня аренда, выставляют счета, хотя в мае мы не работали. Мы на грани закрытия! Как мы будем выживать, если нам не будут выплачивать в полном объеме госзаказ?!» – говорит она

Ее, как и других представителей МСБ, волнует будущее, которое становится весьма туманным с учетом прогнозов о второй волне коронавируса этой осенью и отсутствием госпомощи.

«Это крик души», – говорит женщина, ведь в детсады было столько вложено, в инфраструктуру, в людей, и закрыть их одним махом – решить судьбу многих работников, детей и их родных.

Как отметила предприниматель Кулянда Батырбекова из Алматинской области, у них в регионе более 600 детсадов получали госзаказ, а это значит, что более 50 тысяч детей могут остаться без должного присмотра, а 8 тыс. работников – пополнить ряды безработных.

По данным зампредседателя НПП «Атамекен» Олжаса Ордабаева, в Казахстане работают 4428 частных детских дошкольных учреждений, которые посещают 339 тысяч детей. 70 тысяч человек – это обслуживающий персонал.

«Сады могут просто закрыться, и непонятно, куда после окончания карантина пойдут наши дети», – говорит он.

Ордабаев предложил участникам совещания написать коллективное письмо для решения проблемы на уровне межведомственной комиссии, поскольку одно минобразования не все может решить.

«Вопрос стоит достаточно жестко, большое высвобождение на рынок пойдет. Говорили про дорожную карту бизнеса, но нужно понимать, что это в основном строительные проекты. Нянечек и воспитателей не отправишь на строительство зданий и дорог. Единственным вариантом является то, чтобы сохранить им рабочие места. Для этого нужна поддержка детсадов. Насколько я знаю, МОН прорабатывает совместно с минфином этот вопрос, но не все так просто, не все в их руках. Однозначно нужно стоять на том, чтобы сохранить госзаказ, чтобы выплачивать хотя бы минимальную зарплату работникам», – говорит он.

По мнению Олжаса Ордабаева, ситуацию можно было бы выправить, если бы государство продолжило бы выплачивать 42 500 тенге тем предпринимателям, чья деятельность не разрешена в карантинный период.

К работе совещания подключился и председатель комитета развития человеческого капитала и социальной политики бизнеса президиума НПП «Атамекен» Талгат Доскенов.

Он поделился видением ситуации на дальнейшую перспективу. Представитель НПП предлагает параллельно вносить предложение, чтобы в будущем подушевое госфинансирование было трехлетним, как и бюджет страны.

«То есть заключается контракт на три года, а с теми, кто только начинает, – на год. По родительской плате ограничений (со стороны госорганов) не должно быть. Ведь это риск предпринимателя. Если он завышает цену, никто в сады отдавать детей не будет. А если будет плата минимальной, то рентабельность будет падать», – говорит он.

Также он считает необходимым пересмотреть бизнес-модель детсадов.

«Все-таки частные детсады – это коммерческое предприятие, хотим мы этого или нет. По всей видимости, в дальнейшем, после коронавируса, нам нужно думать о том, чтобы коммерциализировать деятельность детсадов. Это будут дополнительные кружки английского или подготовка к школе, или сдача помещений в субаренду», – говорит он.

К сожалению, не удалось присоединиться к дискуссии представителям минобразования.

Но уже сейчас становится понятно, что данная сфера – дошкольное воспитание детей – затрагивает не только их участок ответственности, ведь дети и их воспитание, возможность родителям работать – это, по сути, тот вопрос, который касается развития общества в целом, экономики страны. Одно государство справиться с этим и обеспечить всех местами в детсадах в одиночку не сможет. В НПП намерены провести массовое анкетирование предпринимателей частного дошкольного сектора образования, чтобы отстаивать интересы этого бизнеса с цифрами на руках.

Айгуль Тулекбаева