/img/tv1.svg
RU KZ
FTSE 100 7 507,67 DOW J 29 166,32
Hang Seng 27 851,34 KASE 2 313,33
РТС 1 596,11 Brent 62,03
В Казахстане разгорелась дискуссия о том, как выстроить защиту прав потребителей

В Казахстане разгорелась дискуссия о том, как выстроить защиту прав потребителей

Оживленные дискуссии вызывал законопроект «О защите прав потребителей» во время круглого стола, инициированного ОЮЛ «Ассоциация «Цифровой Казахстан» и Общественным советом при Министерстве торговли и интеграции РК, проходившего 4 ноября на площадке НПП «Атамекен».

11 Ноябрь 2019 11:17 4733

В Казахстане разгорелась дискуссия о том, как выстроить защиту прав потребителей

Необходимость обеспечить совершенную защиту прав потребителей со стороны бизнеса вызвал запрос на четкие «правила игры», без перекосов в какую-либо из сторон.

«Сейчас рассматривается законопроект, который касается, безусловно, очень важного вопроса – защиты прав потребителей. Каждый из нас выступает в этой ипостаси. Но надо понимать, что законопроектом вносятся достаточно серьезные требования, обязательства и ответственность в отношении бизнеса», – задала тон обсуждению темы «Новое в регулировании защиты прав потребителей. К чему готовиться бизнесу?» модератор круглого стола, исполнительный директор ОЮЛ «Ассоциация «Цифровой Казахстан» Елена Бычкова.

Защита не безусловна

Сегодня национальная система защиты прав потребителей представляет собой работу 17 государственных органов и 208 неправительственных организаций.

«Однако на деле работа госорганов в сфере защиты прав потребителей ведется по остаточному принципу, – сообщила во время дискуссии Айжан Бижанова,  зампредседателя Комитета по защите прав потребителей. – Согласно исследованиям, по итогам 2018 года 64% наших потребителей утверждают, что никак не защищают свои нарушенные права и интересы, потому что чаще всего просто не знают, как это делать. Среди опрошенных большинство не знают о наличии специального закона о защите прав потребителей, 23% слышали о нем, 8% знают и только 5% используют на практике.

Для решения данных проблем Комитетом разработан пакет поправок, направленный на формирование целостной и эффективной системы защиты прав потребителей.

«В рамках законопроекта мы установили приоритет восстановления нарушенных прав потребителей и возмещения им ущерба перед административным давлением на бизнес, – отметила Бижанова, – не секрет, что административные штрафы уходят в бюджет государства и, по сути, никак не влияют на потребителя и восстановление его прав».

Для достижения этой задачи в комитете выработали и усовершенствовали восемь основных направлений, включая институт саморегулирования (СРО).

Логика саморегулирования

Особое внимание, по словам зампреда комитета, в законопроекте уделено вопросам саморегулирования, как одному из эффективных институтов самоочищения бизнес-сообщества.

«Если потребитель приобрел некачественный товар, работу или услугу у предпринимателя, являющего членом СРО, то за восстановлением своих нарушенных прав и возмещением материальных убытков он всегда может обратиться в СРО, – отметила Айжан Бижанова, – а узнать о том, является ли бизнесмен членом саморегулируемой организации, потребитель сможет у самого предпринимателя или на сайте нашего министерства, во вкладке Единой информационной системы приема жалоб в сфере защиты прав потребителей, мы ее называем ЕИС».

В едином окне ущемленный в правах потребитель сможет подать типовую жалобу, выбрать себе защитника и один из институтов досудебного урегулирования.

Строгие законодательные меры

Авторы нового законопроекта намерены увеличить срок исковой давности по привлечению бизнеса к административной ответственности. Сначала в комитете хотели срок исковой давности увеличить до двух лет, но потом решили сделать один год по аналогии с Россией.

Административная ответственность предусматривается в четырех случаях: за несвоевременный возврат или обмен товаров, за неинформирование о свойствах, за предоставление товаров, услуг и работ без соответствующих документов и если предприниматель в течение десяти дней не ответил на жалобу потребителя.

К слову, этот пункт вызвал некоторое возражение у представителей бизнеса.

«Цена вопроса тех претензий, с которыми обращается население, многократно ниже, чем те штрафы, которые прописаны в законопроекте и накладываются на субъектов бизнеса, – начал дискуссию Сергей Архипкин председатель ОЮЛ «КАТЭКС». – Это коснется не только недобросовестных участников рынка, но и добросовестных тоже. Многократное увеличение штрафов, я считаю, недопустимо».

По словам бизнесмена, сделать экспертизу бытовой техники в десятидневный срок просто невозможно. А это значит, что ритейлеры электронной и бытовой техники априори будут подпадать под ответственность.

«Был ли проведен экономический анализ, прежде чем многократно увеличивать штрафные санкции? Вполне вероятно, что все те риски, которые заложены в законопроекте, приведут к росту цен, а также обернутся техническими проблемами», – считает бизнесмен.

В законодательстве Казахстана есть положение: если законопроект предусматривает введение дополнительных требований к бизнесу, то обязательно должен быть проведен анализ – как это повлияет на развитие рынка. Однако этого сделано не было.

При этом предприниматели сошлись во мнении, что административная ответственность внедряется с целью давления на бизнес. К примеру, в законодательстве Российской Федерации не предусмотрены административные штрафы за невыполнение предпринимателем требований потребителя.

«Однако потребитель в случае продажи ему товара с недостатками в судебном порядке может потребовать возмещения предпринимателем неустойки или пени за отказ выполнить его законные требования, – поделилась опытом России Лидия Осауленко, начальник отдела по защите прав потребителей Евразийской экономической комиссии. – Поэтому в рамках сегодняшней дискуссии оценить эффективность предлагаемой нормы сложно. Для проведения такой оценки необходимо проведение экспертизы законопроекта в части оценки его регулирующего воздействия на бизнес».

«Строгие законодательные меры, которые государство хочет применить к бизнесу, не всегда могут сработать, – продолжила дискуссию Александра Коваль, заместитель руководителя Центра Россия – ОЭСР РАНХИГС. – Здесь больше пользы может принести саморегулирование, в первую очередь за счет определения стандартов работы площадок на основе лучших практик и международных стандартов ОЭСР. К тому же нужно понимать, что потребитель может быть уязвим, делая покупки на площадках за рубежом, которые не соответствуют международным стандартам».

Будущее закона

«Бизнес переживает, что ужесточатся санкции в виде административной ответственности, возможно, что будет усилен государственный контроль и надзор, – подвел итог обсуждению законопроекта Денис Степанцев, председатель Общественного совета при Министерстве торговли и интеграции и управляющий директор ОЮЛ «Ассоциация «Цифровой Казахстан». – Эти опасения вполне понятны… И здесь есть спорные моменты, может быть, правильно будет именно сейчас вводить предлагаемые меры или спустя определенное время, с учетом мирового опыта. Все это нужно анализировать, и конечный ответ сейчас давать трудно».

Самая важная вещь, о которой говорили участники рынка: если государство хочет видеть исключительно добросовестный бизнес, то следует начать общаться с предпринимателями как с равными партнерами, а не как с людьми, которых можно жестко наказывать по любому поводу.

Венера Смаилова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Малый бизнес идет в рост

В Казахстане растет количество юрлиц, но происходит это на фоне сокращения крупного и среднего бизнеса, а также рекордного роста числа неактивных предприятий.

14 Январь 2020 11:53 2337

Малый бизнес идет в рост

По состоянию на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 446,7 тысяч юридических лиц. За последний год их количество увеличилось на более чем 12,9 тыс. единиц. Рост продолжается уже как минимум 10 лет подряд: даже в непростые для экономики республики годы юрлиц становилось больше. По сравнению с началом 2010 года их общее количество выросло в полтора раза (с 298 тыс.).

Более 98% из них – это малый бизнес, доля которого растет вместе с количеством регистраций. Только в 2019 году количество субъектов выросло на 13,2 тыс. единиц, практически достигнув 438 тысяч.

Зато средний бизнес становится редкостью. На 1 января 2015 года в республике было зарегистрировано почти 15 тыс. подобных юрлиц. На протяжении четырех из пяти последующих лет их количество сокращалось. Как итог: в 2020 год Казахстан входит менее, чем с 6,3 тыс. предприятиями среднего бизнеса. Только в 2019 году их количество снизилось на 193 единицы. Становится меньше и крупного бизнеса – 2402 ед., что на 86 ед. меньше, чем в начале 2019-го. И это лишь на 30 больше, чем в начале 2010 года.

Государство помогло

Статистика могла бы быть еще хуже, если бы не бюджетные организации. Количество субъектов среднего бизнеса, находящихся в государственной собственности, растет уже четвертый год – их количество на 1 января 2020 года составляет 3418 единиц. При этом частных предприятий становится меньше, причем эта тенденция наблюдается уже пять лет подряд. Сейчас их чуть более 2,6 тыс. единиц. Таким образом, на 10 частных субъектов среднего бизнеса приходится 13 государственных. Чуть лучше ситуация с крупным бизнесом: на 1 января 2020 года в Казахстане зарегистрировано 997 государственных и 1215 частных предприятий (в 94 из них есть доля государства).

Значительное преобладание отмечается в социальных сферах: в образовании, здравоохранении, искусстве, а также развлечениях и отдыхе государственных средних и крупных предприятий в разы больше, чем частных. Преобладание есть и в сфере водоснабжения и управления отходами: из 38 крупных предприятий, зарегистрированных в Казахстане, 20 – полностью государственные, еще в семи у государства доля.

Самая привлекательная сфера – торговля

Бизнес уходит из финансовой системы. По итогам 2019 года количество зарегистрированных юридических лиц, осуществляющих деятельность в области финансовой и страховой деятельности, снизилось на 25 единиц. Почти втрое больший отток произошел в сфере госуправления и обороны, а также обязательного соцобеспечения – количество юрлиц всех размерностей в 2019 году тут снизилось на 70 единиц. Впрочем, дефицита это не вызвало – осталось около 9,9 тыс. единиц.

Во всех сферах деятельности наблюдается прирост зарегистрированных юрлиц. Наиболее сильный – в торговле (+1602 ед.), административном и вспомогательном обслуживании (+1161 ед.) и образовании (+1146 ед.). Помимо этого:

  • Количество юридических лиц, предоставляющих услуги проживания и питания, за год выросло на 12% (до 7371 ед.).
  • В сельском хозяйстве прирост составил 602 ед. – это в 2,4 раза больше, чем в обрабатывающей промышленности (+254 ед.).
  • Почти треть бизнеса занимается торговлей. В розничной и оптовой торговле на 1 января 2020 года зарегистрировано более 131,5 тыс. юрлиц – это 29,5% от общего количества.

Крупный и средний бизнес уходит из строительства

Однако общую динамику формирует малый бизнес, а если смотреть на более крупные предприятия, то выходит иная картина. Например, количество субъектов среднего бизнеса в строительстве за год уменьшилось на 52 ед. (до 325 ед.), в торговле – на 26 (до 439 ед.), в профессиональной, научной и технической деятельности – на 24 (до 219 ед.), в здравоохранении и соцобеспечении – на 33 (до 400 ед.). Чуть больше средних предприятий стало в логистике (+7 до 182 ед.), искусстве, развлечениях и отдыхе (+3 до 235 ед.), образовании (+31 ед. до 2489 ед.) и госуправлении (+4 до 433).

Что касается крупного бизнеса, то его сокращение заметно практически во всех сферах, кроме госуправления (+2 до 273 ед.), а также информации и связи (+7 до 45). Наиболее сильный отток крупного бизнеса в 2019 году  произошел в обрабатывающей промышленности (-13 до 248) и строительстве (-24 до 149).

Почти четверть всех компаний неактивна

Бизнес не только мельчает, но и теряет в качестве. Количество юридических лиц, временно приостановивших деятельность, за год выросло с 73,4 тыс. до 97,5 тыс. единиц. В процессе ликвидации находится около 7,5 тысяч единиц, включая 33 средних и 13 крупных субъектов. На 1 января 2019 года такой статус имело чуть более 5 тыс. юрлиц.

Как итог: общее количество неактивных субъектов бизнеса составляет 104  966 единиц. А это почти каждое четвертое зарегистрированное юридическое лицо (23,5%). Хуже ситуации в минувшем десятилетии не было: даже во время девальваций и кризисов доля юрлиц, продолжающих деятельность, не падала ниже 80%.

Где ситуация хуже всего?

Хуже всего ситуация в горнодобывающем секторе – тут неактивны 34,9% от зарегистрированных юридических лиц (1433 из 4106 ед.). Чуть лучше ситуация в строительстве (34,5%) и сельском хозяйстве (31,6%) – более чувствительным к сезонности сферам деятельности. В обрабатывающей промышленности «простаивает» 27,7% субъектов или почти 6,5 тыс. ед.. В абсолютном выражении худшие показатели в торговле – тут неактивны почти 32,5 тыс. юрлиц или 24,7% от их общего количества.

Наиболее эффективным с этой точки зрения являются госструктуры – тут активны 98,5% зарегистрированных организаций. В образовании процент составляет 87,6%, в финансовой и страховой деятельности – 85,4%.

28% юрлиц зарегистрировано в Алматы

Если смотреть на бизнес в разрезе регионов, то тут прослеживается следующая картина: Алматы с огромным отрывом лидирует по количеству зарегистрированных юридических лиц, на втором месте идет Нур-Султан. Показатель южного мегаполиса – более 125,5 тыс. единиц, столицы – 73,7 тыс., всех остальных регионов вместе взятых – 247,4 тыс.

Больше всего юрлиц, занятых в сельском хозяйстве, зарегистрировано в Туркестанской области – 4086 единиц (22,8% от общереспубликанского показателя). Нур-Султан лидирует по строительным компаниям – 14 660 ед. (24,7%). Больше всего юрлиц, осуществляющих госуправление и соцобеспечение – в Алматинской области (970 ед., или 9,8%). Во всех остальных категориях (их 16) с большим отрывом лидирует Алматы:

  • тут зарегистрировано 44% всех предприятий информации и связи;
  • 41% всех юрлиц, осуществляющих профессиональную, научную и техническую деятельность;
  • 34,4% бизнеса в сфере предоставления услуг по проживанию и питанию;
  • 32,9% всех предприятий торговли;
  • 32% всех компаний в области транспорта и складирования.

За 2019 год количество зарегистрированных в крупнейшем городе Казахстана юрлиц выросло на 1758 единиц. Быстрее бизнес растет только в Нур-Султане (+4546 ед.). Единственным регионом республики, показатели которого сократились, стала Северо-Казахстанская область: тут и так регистраций меньше всего, так еще количество снизилось за год на 142 единицы.

Алексей Никоноров

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Монополисты снова жалуются на недостаток прибыли.  

09 Январь 2020 13:12 3061

В Павлодарской области почти на 20% подняли тариф на отопление для бизнеса

Если в 2018 году после поручения тогда еще президента Нурсултана Назарбаева некоторые тарифы на коммунальные услуги на следующий год снизили, то теперь их снова повышают. Причем заметно сильнее, чем было изначально.

К примеру, непосредственно в Павлодаре снижение составило 3,1% по электроснабжению и 5% по теплу.

«В текущем году совместно с департаментом по регулированию естественных монополий Павлодарской области проводилась работа по сдерживанию тарифов. Так, в целом по результатам проведенной работы повышения тарифов на коммунальные услуги с 1 января 2020 года для населения не ожидается, за исключением увеличения тарифов по вывозу мусора в Павлодаре и Экибастузе, а также теплоснабжению в Павлодаре. Для населения повышение составит 10%, для бюджетных организаций и юридических лиц – 19%», – заявил первый заместитель акима Павлодарской области Улан Жазылбек.

В валюте тариф повысился примерно на 200 тенге для физлиц, в то время как для субъектов бизнеса более чем на 800 тенге за гигакалорию. Такая несущественная, по мнению замакима области, сумма позволит монополистам проводить инвестиционные программы по модернизации. Потому как снижение тарифов, оказывается, «подкашивает работу местных монополистов». ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 сильно изношены, последняя без ремонта, по его словам, максимум лет пять протянет.

В то же время известно, что в Павлодарской области не первый год действуют предельные тарифы, в которые уже заложена часть средств для инвестпрограммы того же «Павлодарэнерго».

C энергетиками такое возможно и более того – уже было применено, когда жильцов, по сути, обязали за свои деньги устанавливать общедомовые приборы учета. В качестве стимула сулили экономию за счет более низкого тарифа. Но, когда определенная часть жилых домов установила счетчики, тариф попросту подняли, заявив, что компания получает недостаточно прибыли с населения. В среднем один такой счетчик стоит порядка 800 тыс. тенге.

2020 год – последний в нынешней пятилетке предельных тарифов. Согласно данной программе, в этом году тариф на тепловую энергию должен был составить порядка 1,2 тыс. тенге за гигакалорию, включая в себя инвестиции в инфраструктуру компании. Однако по факту уже в 2019 году он был 1,8 тыс. тенге, а в 2020-м, как уже говорилось ранее, тариф претерпел очередное повышение.

Таким образом, энергетики любые свои огрехи в работе успешно компенсируют за счет населения. Зачем сокращать издержки, когда можно просто поднять тариф? Напомним, в 2018 году прокуратура Павлодарской области выявила многочисленные нарушения в тарифообразовании Павлодарской распределительной электросетевой компании («дочка» «Павлодарэнерго»).

«В период с 2016 по 2018 годы компания получила дополнительный доход по передаче электричества в размере 2,7 млрд тенге. В тарифную смету были включены затраты по выплате работникам премий, сумма которых за указанные годы составила 74 млн тенге. Более того, за счет потребителей организацией выплачены командировочные расходы работникам подрядных организаций на сумму 39 млн тенге», – сообщала прокуратура Павлодарской области в октябре 2018 года.

Всего в Павлодаре действует три теплоэлектроцентрали, одна из которых принадлежит ERG и две через «Павлодарэнерго» - АО «ЦАТЭК». Также корпорация владеет экибастузской ТЭЦ. Основными акционерами двух данных компаний являются Александр Клебанов (ЦАТЭК), Сергей Кан (ЦАТЭК), Алиджан Ибрагимов (ERG), Александр Машкевич (ERG), Патох Шодиев (ERG) – завсегдатаи рейтингов самых богатых и влиятельных бизнесменов Казахстана. Официальное совокупное состояние пятерых человек – более 8,5 млрд долларов.

Руслан Логинов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: