В СКО может закрыться асфальтобетонный завод

3320

Судьба предприятия повисла на волоске из-за расположения его на территории государственного природного заказника.

В СКО может закрыться асфальтобетонный завод

Вопрос был рассмотрен на заседании Совета по защите прав предпринимателей в Северо-Казахстанской области, передает inbusiness.kz. Завод по производству асфальтобетона расположен в селе Подгорное Кызылжарского района. Работает он там на протяжении четырех лет. Однако теперь из-за, как оказалось, не совсем удачного расположения предприятие могут снести.

Началось все с иска областной земельной инспекции, инициированного на основе проверки природоохранной прокуратуры. В феврале специализированный межрайонный экономический суд постановил, что предприятие не может работать на особо охраняемой природной территории. Речь идет о Смирновском государственном природном заказнике. В суде решили, что выдача земли на таких участках является исключительной прерогативой правительства. Тогда как субъект предпринимательства получил свою площадку от местного исполнительного органа.

Начальник юридического отдела Палаты предпринимателей СКО Айдос Кенбеилов с такой трактовкой не согласен. Более того, считает, что это огромная угроза, зависшая над многими бизнесменами, ранее получившими земельные наделы под свои проекты. Поскольку в границах Смирновского природного заказника находится больше 20 населенных пунктов.

''Негативность вышеуказанного судебного прецедента заключается в том, что десятки, а может, и сотни предпринимателей получали земельные участки в указанных населенных пунктах не только Кызылжарского, но и Аккайынского района в границах Смирновского заказника. То есть сегодня, согласно данному решению суда, их право землепользования находится под угрозой. При этом суд оставил без внимания тот факт, что земля, где расположен заказник, не относится к категории особо охраняемых природных территорий, то есть в данном случае местный исполнительный орган вправе предоставлять в пользование эти земли гражданам и предпринимателям'', – подчеркивает Айдос Кенбеилов.

Здесь еще могут пострадать и обычные граждане, чьи участки находятся в этой зоне. По логике вышеуказанного решения, продавая свой дом, им тоже придется обращаться в правительство? Ведь самостоятельные решения на особо охраняемой территории неприемлемы?

''Получается, суд ставит под сомнение легитимность и законность всех участков, которые предоставлены были местными исполнительными органами этих населенных пунктов в частную собственность под тот или иной вид деятельности. Но, если это категория населенного пункта, то она делится на земли общего пользования, земли жилой зоны и так далее, то есть разделяется по зонированию. Однако суд же говорит, какая разница, населенный пункт это или нет, главное, что это особо охраняемая территория, а в таком случае распоряжаться этими землями местный исполнительный орган не имеет права, только правительство'', – отмечает юрист Олег Хрупин.

И законодательство особо охраняемые территории действительно предлагает разграничивать. Так, они включают в себя несколько видов. И если речь идет о государственном национальном природном парке (такой в СКО всего один, в Айыртауском районе. — Прим.), то правила там действительно жесткие. В то время как с природными заказниками ситуация иная.

''Земля здесь не изымается у собственников, территория заказников может накладываться на земельные участки других категорий, к примеру, на земли населенного пункта. И тогда это означает, что для всех собственников земель, находящихся на территории заказника, действует особый режим, то есть определенные ограничения, которые вводит местный исполнительный орган и которые нужно соблюдать. Так как это зоологический заказник, то в нем нельзя убивать животных, разорять гнезда и т. д. Но сам по себе заказник своей земли не имеет, то есть она ему не отводится'', – объяснила председатель Совета по защите прав предпринимателей Инесса Куанова.

Это значит, что никаких нарушений в том, что асфальтобетонный завод получил надел не от правительства, а от местного исполнительного органа, нет, уверены эксперты. И отмечают, что некомпетентность проверяющих привела к тому, что страдает отдельный предприниматель. Отдельные вопросы у представителей совета к избирательному подходу природоохранной прокуратуры, которая взялась за проверку именно этого предпринимателя и легитимности получения им земли.

Решение суда первой инстанции юристы вместе с Палатой предпринимателей будут обжаловать в апелляционном суде.

Пётр Акутионов