/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 438,35 РТС 1 145,30
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 718,37 Brent 34,26
Зарплату в 10 миллионов тенге в месяц ни один работодатель мне платить не может – Алишер Еликбаев

Зарплату в 10 миллионов тенге в месяц ни один работодатель мне платить не может – Алишер Еликбаев

Специалист по PR и предприниматель в интервью inbusiness.kz рассказал о проекте DIGISTAN, почему ушел из Angel-in-us и как относится к свободному графику работы.

29 Август 2019 10:26 35884

Зарплату в 10 миллионов тенге в месяц ни один работодатель мне платить не может – Алишер Еликбаев

Автор:

Майра Медеубаева

– Режиссер Жан-Люк Годар в одном из своих интервью говорил, что целые дни смотрел фильмы в кинотеатре, но ему не нравилось то, что он видел, поэтому он решил снимать сам. В Вашем случае как появился проект DIGISTAN?

– Ранее я был на YouTube с проектом, когда мы случайных прохожих с улицы отправляли в другие города. Это было до эпохи активного развития YouTube в Казахстане и прошло достаточно спокойно и тихо для аудитории. Хотя некоторые выпуски набирали по несколько сотен тысяч просмотров.

Я очень долго думал, с каким контентом прийти на YouTube. Честно сказать, ничего придумать не мог и особо туда не лез. Недавно мы летели в Южную Корею с Бейбитом Алибековым, а перед этим Ринат Балгабаев рекомендовал мне послушать российский KuJi-подкаст. Я слушал этот подкаст, причем в аудиоверсии, иногда закатывался смехом. Мне нравились вещи, которые говорили ребята, и я подумал, какой прикольный формат. Бейбит обратил внимание, что я постоянно в наушниках, заинтересовался, я ему дал послушать. Мы вернулись в Алматы, и Бейбит стал настаивать, чтобы мы сделали что-то подобное в Казахстане. В один из дней я выходил с тренировки, позвонил Алибеков и сказал: «Я нашел камеры, комнату. Давай садиться и записывать». Так появился первый выпуск, который был загружен на YouTube. По реакции аудитории я понял, что, в принципе, людям интересен такой формат. Удивился нереальному количеству хейта – ненависти в комментариях, но при этом, по моим меркам, было огромное количество просмотров, и я подумал, почему бы не продолжить.

Мы записали вторую программу, уже со зрителями потом собрали. Мы видели, как люди хотят попасть на запись, как идет драка за свободные места. Условно говоря, в зале 50 мест, а на них претендует 500-600 человек. Многие пользователи привыкли, что существует жанр интервью, когда журналист своего рода выступает прокладкой между монологом интервьюируемого. Я журналист по образованию и понимал, что интервью это всего лишь один из жанров журналистики, поэтому мы решили, что будем записывать в формате свободного разговора. Аудитории был не привычен этот формат, но думаю, постепенно мы их приучим.

– Есть ли у вас обговоренные роли с Бейбитом, по типу разности взглядов, за/против?

– Заранее обговоренных ролей нет, есть образы, которые выстраивались годами. При этом я противоречу своему образу в Инстаграм и на Фейсбук. Наверное, более-менее приближенный к жизни я в Фейсбуке: рефлексирующий и застенчивый. В Инстаграм более прилизанный образ, немного отфотошопенный, там чаще появляется моя семья, потому что это приветствуется аудиторией. Мат я оставил фактически только для Телеграма, хотя в жизни его употребляю значительно часто.

YouTube – аудитория немного другая, она более молодая, у нее, в принципе, все начинается с хейта. Поэтому там я не стесняюсь, у меня образ человека, который вызывает раздражение и на фоне людей, которых приглашаем для участия в программе, мы выглядим немного наглыми и глупыми, какими, я надеюсь, в жизни не являемся. Это намеренный образ, он позволяет немного оттенять приглашенных гостей, на нашем фоне они выглядят выигрышно. Эту роль берем на себя специально, люди пишут, я смотрела ваши другие интервью и DIGISTAN – это два совершенно противоположных мира, как будто два разных человека. Я достаточно искренен на разных площадках, в этом случае есть дополнение к динамичности видео, могу перебить, глупо пошутить, обозвать аудиторию не очень умными людьми, когда ты ее немного провоцируешь и это нормально.

– Какая аудитория у проекта DIGISTAN?

– Это аудитория Бейбита Алибекова, потому что мы выходим на его канале. Они знают Бибу достаточно давно, они привыкли, что он обозревает машины, берет интервью, в которых тоже перебивает людей. Меня они только открывают, поэтому эту аудиторию я еще не разложил по полочкам, вышло всего четыре программы и 60% комментариев звучат так: «Пожалуйста, уберите этого мальчика». Речь идет обо мне.

– Как вы относитесь к критике?

– Абсолютно спокойно. Я больше двадцати лет работаю в публичном поле и сталкивался с хейтом, когда детей, которые сейчас костерят меня в комментариях, еще в помине не было. Поэтому я вступаю в переписку, вежливо подкалываю их, и люди часто теряются. Они привыкли, что о нас можно говорить все, что угодно, и мы никогда не ответим. Но я не такой!

По образованию я радиожурналист и в свое время понимал, что с такой внешностью далеко не уедешь. Писать талантливо у меня тоже не всегда получается. Поэтому я решил делать акцент на дикцию, на голос и понимал, что мое место за кадром. Все это получалось до определенного момента, когда, в принципе, мне уже стало все равно: страшненький, и так сойдет. Принял себя, это откровенно видно по кадру. Мне не надо никому ничего доказывать, особенно аудитории на YouTube, я кайфую, мне нравится наш проект. В этом отношении давно не сталкивался с ненавистными комментариями и  понял, что аудитория на Facebook и Instagram очень благосклонна ко мне, у меня как таковых хейтеров практически нет, фактически маленькая Швейцария в моем мире. А YouTube это новый мир, это Казахстан, с которым я сталкиваюсь в повседневной жизни. Ничего страшного в этом не вижу, думаю, мне хватит терпения пересидеть и через некоторое время аудитория меня полюбит. Не полюбит, пойду дальше, в «Одноклассники»

– Вы просматриваете свое видео?

– Практически нет. Объясню почему. У нас – профессиональных журналистов есть огромная проблема, это шоры, которые нам навязали, что кадр и свет должны  быть выставлены определенным образом, журналист должен говорить то-то, не должен иметь собственного мнения. Почему журналисты проигрывают в этой борьбе с блогерами и YouTube? Потому что людям, которые туда пришли, ничего не знают об этих правилах. Им важен контент, который они производят. Из-за скорости, с которой они его производят, они обыгрывают все СМИ. Мы должны понимать, что просто не можем выпустить халтуру. Именно поэтому я не смотрю наши выпуски, если бы подошел к этому с точки зрения журналистики, которой учился на 31 канале и КТК, на программах «Информбюро» или «Вечерние новости», я бы просто взял ножницы и начал бы резать, монтировать и из полутора часов осталось бы 15-20 минут. Но проблема в том, что мне нужно не напрягаться, без монтажа сливать весь выпуск и просто смотреть, что из этого получится. Думаю, постепенно требования к качеству будут расти. На съемках пятой программы была профессиональная команда, свет, чего не было в первых выпусках, когда мы просто сели за стол и начали разговаривать. Все эти вещи будут играть роль, просто потому что по-другому не можем, но отсматривать и садиться на монтаж я не хочу, мне нужно довериться молодым ребятам.

– Какие ставите цели по просмотрам?

– В среднем программу просматривают 60 тысяч человек и для меня это громадные цифры. Для Бейбита это небольшие показатели, потому что обзор машин или некоторые интервью набирают под миллион просмотров. У меня нет цели, чтобы нас смотрело большое количество людей. Вряд ли бы стал приглашать министра здравоохранения, потому что интервью с ним посмотрит гораздо меньше людей, чем со звездами социальных сетей. Но вопрос в том, что я хочу звать интересных мне людей, чтобы YouTube-аудитория открывала их на других площадках.

Условно говоря, та же Майя Акишева достаточно популярна в ФБ и Инстаграм, пришла к нам и мне писало огромное количество людей, типа «как я раньше не знала эту девушку, я для себя открыла этого человека». Считаю, что моя задача в этой ситуации выполнена, несмотря на то, что практически не давал ей слово вставить. У нас была задача, чтобы люди узнали кто такой Джохар Утебеков, который известен на ФБ, но не представлен в Инстаграм и YouTube. Мне очень нравится Ринат Балгабаев и хочу, чтобы у Рината было больше почитателей на других площадках и я знаю, их станет больше. Кросс-платформенность – это путь к выживанию, когда не концентрируешься на одной площадке. Мы понимаем, что ФБ постепенно теряет свои позиции, Инстаграм еще держится, но существуют Telegram и YouTube, а последний является самой быстрорастущей социальной сетью на сегодняшний день.

– По какому принципу вы выбираете гостей?

– Мне интересны гости, которых не сильно много в социальных сетях, при этом мы всегда соблюдаем баланс. Условно говоря, мы приглашаем Динару Сатжан и Рината Балгабаева и понимаем, что аудитория Динары узнает кто такой Ринат и наоборот. Многие думают, что небольшое число блогеров полностью захватили этот рынок и никому не дают прохода. На самом деле это не так, потому что мы готовы делиться и рекламными деньгами и аудиторией с людьми, которые нам симпатичны, все равно же мы всех не окучим. Это ведь классное время, раньше были звезды телевидения, кино и политики. Сейчас благодаря социальным сетям стало большое количество известных людей и путь к вершинам стал более быстрым. Мы не говорим о хейте или хайпе, когда люди с помощью скандалов пытаются взобраться на олимп, который у них в голове. Мы говорим о нормальных людях, которые хотят рассказывать о своей профессии, о врачах, об учителях, маркетологах.

«Тушить пожары не берусь»

– Недавно вы пригласили в программу министра здравоохранения Елжана Биртанова. Почему именно его?  

– Потому что в сентябре запускается обязательное страхование в Карагандинской области. А с нового года – по всей республике. Шума уверен будет много. Я уверен, половина людей, которые будут смотреть видео с Биртановым умрут со скуки. Но проблема ведь в том, что это твоей жизни касается, чувак! У тебя берут деньги с зарплаты и ты должен понимать на что они пойдут, как ими пользоваться, если что-то случиться с твоим здоровьем. Тупость аудитории в том, что она не понимает, что те болезни, с которыми сейчас сталкивается взрослое поколение, они обязательно тоже с ними встретятся и министр здравоохранения может подстелить соломку, чтобы тебе не так больно было падать.

Недавно я летел в самолете с ребятами из Акорды, они говорят, мы меняемся, становимся более мобильными, готовы к конструктивной критике. Я говорю, приходите к нам и объясните решения, которые принимаете. Но пока они только декларируют свою открытость.

Елжан Биртанов согласился с первого раза, я просто написал ему на Фейсбук, не было долгих процессов переговоров, списка предварительных вопросов, было оговорено только место и время. Он даже ни одной программы не видел, даже с Айжан Байзаковой. Таким должно быть правительство, которое заявляет о своей открытости и хочет донести до населения решения, которые они принимают. В этом отношении я бы с удовольствием поговорил и о пенсионной реформе, преобразовании органов внутренних дел. Часто чиновники считают, что должны давать интервью «Хабару» и «Казправде». Они не понимают, что их дети давно не смотрят и не читают данные ресурсы, а сидят на YouTube.

– По вашему мнению, как чиновникам правильно взаимодействовать с населением в социальных сетях?

– Честно говоря, личные аккаунты министров и акимов превратились в большую жалобную книгу. Поэтому я не могу привести пример акима или министра, который на мой взгляд, был бы реально живой. Они все равно превращают Твитер, Фейсбук, Инстаграм в филиал Казправды. Они очень кондовые. Это большая проблема, потому что чиновники перестают выглядеть людьми и проблема в том, что у населения нет запросов, чтобы они были нормальными людьми. Они не производят впечатления людей, которые ходят в кино, в рестораны, любят своих жен. Они взяли на себя образ человека, который в режиме 24/7 думает о народе. Но мы ведь понимаем, что это не так, это искусственный образ и в этом отношении мне более-менее близок Габидулла Абдрахимов. Он пытался быть человеком. Я могу по-разному к нему относиться, быть невысокого мнения о PR-способностях, но я понимаю, что он человек и действительно имел большое количество сторонников, которые искренне его любили за то, что он оставался человеком. Но это сработало в обратную сторону.

Образ Асета Исекешева, выстраиваемый в социальных сетях, был приторно-сладким. Образ, который выбрал Касым-Жомарт Токаев, это достаточно облегченная версия Казинформа или другого госагентства. Там тоже нет жизни, есть искусственный цветок, который периодически поливают сверху, а хочется жизни. Почему социальные сети некоторых людей очень интересны? Потому что они допускают тебя к части своей личной жизни, переживаниям.

– Как часто к вам обращаются чиновники с просьбой «потушить пожары»?

– Раньше часто обращались. Дело в том, что я не берусь за пожары. Они должны понимать, что в профессии, которую я представляю – PR, ты годами выстраиваешь репутацию, чтобы в случае пожара она вывела из беды. Это означает, что ты не приглашаешь специалиста, когда у тебя все плохо. Ты приглашаешь его заранее, чтобы он выстраивал коммуникации. Мне нравится повседневная рутинная работа по выстраиванию репутации, которая тебя в будущем защитит, а бежать сломя голову в случае пожара это не мое. Это к другим специалистам, пожалуйста.

Свободный график

– Сколько лет вы уже работаете в свободном графике?

– Немного, я ведь возглавлял сеть южно-корейских кофеен, где у меня было право подписи и поэтому не мог далеко уезжать. Покинул их полтора года назад. В целом, со свободным графиком работаю последние лет десять, но потом я этот отпуск сам для себя заканчиваю и выхожу в офис. Сейчас ведем переговоры, чтобы я снова попробовал выйти в коллектив. Я приемлю и полный рабочий день, и свободный график.

Условно говоря, в моей профессии нет позиции, где я бы мог официально получать около 10 млн тенге в месяц. Это сумма, необходимая мне для проживания. Для того, чтобы я не о чем не беспокоился и работал на одном месте не отвлекаясь ни на что другое. Поэтому я бегаю по рынку, работаю с несколькими клиентами, чтобы заработать эту сумму. Чтобы были деньги, которые можно отложить на будущее своих детей, заплатить за их образование, чтобы в путешествиях не думать, как я буду завтра кормить свою семью, может быть не поехать в этом году отдыхать. Чтобы позволить этот уровень комфорта, мне нужно диверсифицировать свою деятельность и постоянно быть в тонусе, при этом двигаться никого не предавая и не подставляя, не демпингуя и не подводя людей по взятым обязательствам. Это очень сложная задача. Не один работодатель на сегодняшний день не может позволить меня на полноценный 8-часовой рабочий день. Слава богу, мои клиенты это понимают, самое главное, чтобы я не относился к ним по остаточному принципу.

– Почему вы ушли из Angel-in-us?

– Это было решение акционера Нурлана Смагулова. Он сказал, что я сделал все, что от меня требовалось, он нашел другого управляющего с 20-летним опытом, которому я должен уступить место в кофейне. На тот момент я был к этому не готов, потому что считал, что не закончил многие вещи там, был немного шокирован и подавлен, но это решение человека, которого я сильно уважаю, поэтому просто подчинился его воле. Иногда приходится наступать на горло собственной песне. 

– Был ли этот опыт полезен?

– Конечно. До этого у меня не было операционного опыта, я никогда не видел бизнес изнутри и понял, что часто клиенты ненавидят консультантов со стороны, потому что пока не углубишься в бизнес, многих вещей не поймешь. Поэтому когда мне говорят, вы можете дать консультацию, мы заплатим 200-300 долларов за час, я понимаю, что это деньги, пущенные на ветер. За час выслушиваешь человека и говоришь ему абсолютно банальные советы, типа, а вы устраиваете акции, а вы работаете с купонаторами и все остальное. Потому что ты не углубляешься в бизнес, ты не можешь понять его даже по рассказам. Я понимаю, когда говорят, мы пригласили консультантов, заплатили кучу денег, но они ничего не сделали. В первую очередь это твоя вина, потому что консультанты зачастую поверхностные, они не интегрируются в бизнес, а за полтора года, которые я проработал в кофейне, видел много проблем, которые не увидел бы ни при каком раскладе, придя консультантом или пообщавшись с человеком в течение часа.

– Вы хотели бы вернуться в операционный бизнес?

– Нет. У меня сейчас есть небольшая доля в Tutti-Frutti и у нас с основным владельцем четко распределены роли, я не нанимаю персонал, каждый день не разбираюсь с воровством, со списанием продуктов, СЭЗ. Это такой кайф. Я занимаюсь тем, в чем я силен – коммуникациями. Но это не означает, что завтра я не пересмотрю свое отношение. Сейчас идут переговоры с несколькими работодателями, которые хотят видеть меня в своей команде. Могу согласиться, могу отказаться. На данном этапе жизни могу себе позволить выбирать тех ребят, с которыми хочу двигаться дальше. И слава Всевышнему, такие ребята еще не кончились!

– Спасибо за интервью!

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Женщин в управлении стало больше

Как гендерный баланс сохраняют в Казахстане.

07 Апрель 2020 14:42 622

Женщин в управлении стало больше

В прошлом месяце женщина в Казахстане впервые получила столь ответственное назначение. Президентом Касым-Жомартом Токаевым было принято решение о назначении Гульшары Абдыкаликовой акимом Кызылординской области. Казахстанцы впервые увидели на таком посту женщину, что вызвало определенный общественный резонанс, тем более для консервативного Кызылординского региона.

Между тем по всему миру тенденция увеличения женщин на руководящих должностях и в правлении компаний активно набирает обороты. Глава Goldman Sachs Group Inc. Дэвид Соломон на форуме в Давосе заявил, что банк не будет больше готовить IPO компаний, в руководстве которых нет женщин. По его словам, новые правила вступят в силу уже с 1 июля 2020 года.

На площадке Astana International Exchange в марте состоялась конференция «Гендерный баланс в управлении», где участники дискуссии обсудили эти вопросы. Оказалось, среди самих женщин-лидеров единого мнения нет – необходимы разные подходы.

«Квоты в нашей стране непременно нужны. Женщины не занимают руководящие должности не из-за того, что некомпетентны или не соответствуют своим должностным обязанностям, а потому, что они не участвуют в неформальных сетях организации. К примеру, если мужчины-коллеги продолжают обсуждать рабочие моменты после работы за футболом или в ресторане, женщины не могут принять участие в подобных мероприятиях, которые, по сути, формируют неформальную сеть и продвигают внутри организации», – поделилась мнением Гаухар Нургалиева, руководитель лаборатории евразийских исследований Института исследования развивающихся рынков при Московской школе управления «Сколково».

«Для меня звучит немного оскорбительно то, что должны применяться государственные меры касательно квотирования. Зачем вовлекать государство, чтобы женщину впустили в совет директоров компании? Если женщина имеет желание и соответствующие компетенции, она уже имеет право занимать управляющую должность», – отметила Ирис Мариич, директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии.

По словам эксперта по нетворкингу, генерального продюсера проекта UMAY Global Мерей Мустафиной, квотирование на уровне правления необходимо.

«Это ни в коем случае не попирает права женщин в формате «Раз мы такие умные, мы и так туда пройдем». Когда женщина приходит в корпоративный мир, она не видит других женщин на уровне принятия ключевых решений, на уровне правления. Сейчас же нам точно нужны ролевые модели, нужны женщины на уровне правления, которые участвуют в принятии решений и их внедрении», – говорит Мерей Мустафина.

В Казахстане уже второй год при поддержке компании «Шеврон» в рамках трансформационной обучающей программы Umay Boost для женщин-предпринимателей проводится обучение для женщин-лидеров в бизнесе, включая менторинг и коучинг от лучших казахстанских и российских бизнес-тренеров, консультантов и владельцев бизнеса. По словам организатора программы и генерального продюсера Мерей Мустафиной, это тот проект, который создает сообщество женщин в бизнесе:

«У нас менторами выступают мужчины, для того чтобы можно было увидеть синергию мужского и женского подхода в бизнесе, подходы к построению бизнеса совершенно разные у мужчин и женщин».  

В начале этого года журнал Forbes Woman опубликовал первый и единственный рейтинг топ-25 компаний, которые придерживаются принципов гендерного равенства и создают максимально комфортные условия для своих сотрудниц. Рейтинг составлялся по таким метрикам, как гендерный состав (25%), оплата труда (25%), карьерные возможности (25%), корпоративные программы (15%), особые заслуги (10%).

На 12-м месте рейтинга разместилась золотодобывающая компания Polymetal, промышленные объекты которой расположены в российских регионах и Казахстане. Компания внимательно следит за отсутствием gender gap, обеспечивая равные ставки для любой профессии вне зависимости от пола. Непростое производство компенсируется женщинам-сотрудникам обширным социальным пакетом.

Как отмечает технический директор Бакырчикского горнодобывающего предприятия Галина Ефремова, в компании на производстве трудится немало женщин, которые стали руководителями разного уровня.

«В компании сформирована единая корпоративная культура: мы носим единую рабочую одежду, мы пользуемся одинаковыми регламентами. И в этом смысле компания похожа на семью с ее общим подходом к делу», – отмечает Ефремова.

Уже несколько лет женщины из России и стран СНГ участвуют в международном рейтинге ассоциации Women in Mining UK «100 вдохновляющих женщин в горнодобывающей отрасли». В 2018 году в рейтинге были представительницы России и Казахстана: Баян Алжанова и Мадина Капарова (KAZ Minerals), Агнес Риттер («Северсталь») и Дарья Гончарова (Polymetal).

А совсем недавно при участии Polymetal, «Норникеля» и Deloitte запущен проект профессионального развития и поддержки женщин в горнодобывающей промышленности Women in Mining Россия. Он предусматривает проведение тематических мероприятий, обмен опытом, программы менторства и коучинг, сотрудничество с вузами и помощь в продвижении талантливых женщин в отрасли.

Программ поддержки для женщин сейчас огромное количество. К примеру, Coursera – крупнейший в мире провайдер онлайновых образовательных курсов и Goldman Sachs Group имеют программу подготовки 10 000 женщин для работы в финансовом секторе для женщин из 56 разных стран мира. Проект запустился около полутора лет назад.

В Казахстане правительство уже начало рассматривать вопросы большего присутствия женщин и в политике.

«Ранее президент на втором заседании Нацсовета выдвинул инициативу, чтобы 30% партийныx списков составляли женщины и молодежь. Уже подготовлен соответствующий законопроект, который сейчас проxодит обсуждение», – написал Ерлан Карин в Telegram.

Режим ЧП: бизнес & власть

Ситуацию с высвобождением кадров, мерами поддержки государства эксперты обсудили в ходе телемарафона ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен».

01 Апрель 2020 10:44 1976

Режим ЧП: бизнес & власть

По данным вице-министра труда и социальной защиты населения Наримана Мукушева, за получением соцвыплаты в размере 42,5 тыс. тенге в Казахстане поступило более 11 тыс. заявлений. 

 

Не время проявлять излишнюю строгость

Практика показала, что не у всех граждан есть возможность оформить заявления из-за техпроблем, связанных и с доступом к сайту электронного правительства (egov.kz), и к оргтехнике, и так далее.

В ближайшее время для удобства будет запущен еще Telegram-бот.

«Но для этого нужно быть зарегистрированным в базе мобильных граждан», – говорит он.

По его словам, у многих граждан есть соответствующая регистрация, и они смогут воспользоваться услугами этого помощника.

При заполнении заявки многие допускают ошибки.

«Там всего пять полей: ИИН, Ф. И. О., телефон, дата выхода в отпуск и номер банковского счета, который нужно указать по каждому работнику. К сожалению, мы эту информацию получаем в очень грязном виде. Конечно, рекомендуем не отказывать, а максимально с каждым работодателем созваниваться, чтобы полностью заполнить эти данные, а потом обслуживать, потому что сейчас не время проявлять излишнюю строгость», – говорит вице-министр.

Няни и таксисты могут получить соцвыплаты

Он еще раз напомнил, кто может претендовать на соцвыплаты, которые будут начисляться на период действия ЧП. Как стало известно накануне, число получателей увеличено. В их числе граждане, которые работают на себя, неофициально, без каких-либо отчислений.

«Это могут быть няни, садовники, таксисты – те, кто не отчисляет пенсионные либо соцотчисления. Мы даем возможность получать данным гражданам 1 МЗП (42,5 тыс. тенге), но важно условие – это легализация, нужно войти в систему страхования, для этого следует внести единый совокупный платеж (ЕСП) в размере 1 МРП. Это можно сделать через банки либо посредством SMS. И после уплаты гражданин имеет полное право обратиться за МЗП», – говорит вице-министр.

Что, если предприниматель доплатит работнику?

А именно подаст на выплату для работников, на эти 42,5 тыс, тенге и еще сверху добавит ему свои средства.

Вице-министр труда пояснил, что соцвыплата предназначена для тех, кто потерял свой доход.

«1 МЗП – это та помощь, которая направляется гражданам. И ключевое слово здесь «потеряли часть доходов в связи с вводом чрезвычайного положения». Если работники не потеряли доход, то претендовать на 1 МЗП они не должны. В случае если работодатель за счет внутренних резервов продолжает выплачивать зарплату либо он сам дополнительно что-то субсидирует и в итоге работник имеет деньги не в меньшем размере, чем получал ранее до ЧП, то, наш взгляд, он не должен подавать списки. Все-таки эта помощь тем, кто пострадал и у кого доход был потерян», – говорит Нариман Мукушев.

Почему не разрешают работать мебельному цеху?

На этот вопрос предпринимателей ответил зампредседателя НПП РК «Атамекен» Олжас Ордабаев.

«Ограничение работы – это вынужденная мера, для того чтобы в общественном транспорте, при производстве не заразить друг руга, не разносить инфекцию. Наверное, сейчас нужно как минимум дождаться спада пика по заражаемости, и тогда можно говорить о возвращении на прежние рельсы, восстанавливать экономические цепочки. В первую очередь важно максимально здоровой нацией выйти из этой пандемии», – говорит он.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: