«Защита медработников – общереспубликанское благо, и отвечать за него должен центр»

«Защита медработников – общереспубликанское благо, и отвечать за него должен центр»

09:32 26 Ноябрь 2020 11311

«Защита медработников – общереспубликанское благо, и отвечать за него должен центр»

Автор:

Динара Куатова

Пока вопрос кредиторской задолженности не решен, медорганизациям сложно будет финансово поддерживать медиков, считает эксперт.

Кадровый вопрос в сфере здравоохранения имеет ключевое значение в работе по противодействию коронавирусной инфекции. Мало-мальски трудовые права медикам, заболевшим COVID-19 при исполнении функциональных обязанностей, обеспечивали компенсационные выплаты. Однако в октябре они были отменены и отданы на откуп медорганизациям и акиматам. По мнению генерального директора Med Invest First Али Нургожаева, регионы потянут эту ответственность только при условии финансовой устойчивости медорганизаций, чего сегодня наблюдать не приходится. О том, как можно защитить медиков, о необходимости менять подходы к финансированию здравоохранения и о рисках перебоев с обеспечением кислородом в новую волну спикер рассказал в интервью inbusiness.kz.

Единовременные выплаты медикам, заболевшим коронавирусной инфекцией на работе, больше не выплачиваются из ГФСС. Министерство здравоохранения объясняет это решение тем, что данными вопросами должны заниматься сами медорганизации и МИО. В ведомстве считают, что это будет стимулировать их обеспечивать защиту медицинских работников. Насколько это правильная и эффективная мера?

Давайте сначала я приведу немного теории, а потом обсудим практику. Прежде всего надо разобраться: защита медработников – это благо республиканского уровня или муниципального / регионального значения. Например, городские парки и фонтаны – муниципальное благо, которое финансируется из городского бюджета. Ведь городской бюджет преимущественно формируется из налогообложения экономической активности населения именно этого региона. Работает вечный принцип: кто девушку гуляет – тот ее и танцует. А национальная оборона и безопасность – блага для всего общества, следовательно, и ответственность за их организацию и финансирование возложена на республиканские структуры: не может ведь каждая область самостоятельно решать вопросы ПВО. Я склоняюсь к тому, что защита медработников – все же общереспубликанское благо, а значит, и отвечает за него центр.

Теперь о практике. Если МЗ РК создаст условия для работы МИО по направлению защиты медработников, то почему бы и нет. Под условиями я подразумеваю: первое – единые нормы и правила, второе – целевые средства в структуре тарифов на медицинские услуги. Есть мнение, что действующие тарифы не настолько щедры, чтобы медорганизация при всем желании могла обеспечить некие дополнительные выплаты.

Ну и, конечно, остается вопрос закрытия значительной кредиторской задолженности медорганизаций, образовавшейся в период первой волны – грандиознейшая ошибка предыдущего руководства отрасли, связанная с остановкой плановой госпитализации нековидных пациентов. Пока вопрос с кредиторкой не решен – клиникам будет затруднительно финансово поддерживать медработников.

Также мы предлагаем новый механизм – специализированное страхование медработников от несчастных случаев (заражение, летальные исходы), обусловленных рабочим процессом. Рамки и порядок данного вида страхования следует обсуждать в составе минздрав + Нацбанк (как регулятор страхового рынка) + минтруда и соцзащиты + частные страховые компании. Я убежден, что такая мощная правительственная коалиция в состоянии решить данный вопрос.

Ранее Вы говорили, что для второй волны КВИ необходимо принять специальную модель финансирования системы здравоохранения в кризисных ситуациях. Расскажите подробнее, как система должна работать?

Наше исследование показало, что, несмотря на формальное введение режима ЧП, система финансирования здравоохранения фактически продолжила функционировать в прежнем нормативном поле. Как следствие, тарифы на лечение КВИ были утверждены более двух недель спустя после введения ЧС, авансирование медорганизаций запоздало, а кредиторская задолженность клиник пробила дно.

Особый порядок финансирования должен отреагировать на все эти проблемы, позволив оперативно вносить корректировки в договоры между ФСМС с медорганизациями, ускорять авансирование, финансировать медорганизации буквально по смете расходов. В условиях ЧС речь идет о выживании.

Медики заявляли, что финансирование медорганизаций по утвержденным тарифам на лечение ковидных пациентов не покрывает фактическую потребность. Изменилась ли ситуация в настоящий момент?

Чтобы ответить однозначно, надо руками посчитать расходы типовой медорганизации на лечение одного случая COVID-19. Поэтому отвечу так: тариф за койко-день пребывания больного КВИ был удвоен с 16 000 до 32 000 тенге с приходом нового руководства минздрава. Это уже большое достижение. Однако все случаи протекают по-разному и влекут различные затраты, среди которых дорогостоящие. Например, продолжительная ИВЛ. Несмотря на это, пока используется примитивный тариф – «за койко-день». Более совершенный тип тарифа, используемый для оплаты других пролеченных в стационаре случаев, еще предстоит утвердить.

Как Вы оцениваете готовность сферы здравоохранения к новой волне КВИ в части лекарственного обеспечения и материально-технического оснащения?

Позвольте не заниматься огульными оценками. Да, мы постоянно слышим о закупе значительных партий аппаратов ИВЛ и лекарств, и это внушает надежду. Однако истинное положение дел мы увидим только на пике. В то же время существуют вопросы, по которым правительством РК до сих пор не приняты единые и срочные по своей сути решения, сейчас я говорю о кислородном обеспечении. Следует централизованно определить предпочтительное технологическое решение и максимально быстро запустить процессы, ведь времени уже не осталось, а до сих пор далеко не все регионы в достаточной мере обеспечены кислородом. Мы исследовали этот вопрос и считаем, что повсеместно должно использоваться решение на основе автономных атмосферных станций на базе газообразного кислорода. В то же время, вариант на базе жидкого кислорода при наличии единственного завода-изготовителя в РК несет критичные риски для национальной безопасности ввиду монопольного положения поставщика, а также постоянные логистические риски.

В целом есть надежда, что за прошедшие с окончания первой волны месяцы государство подготовилось в части ресурсов.

Динара Куатова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

ajdarhan-kusainov-nikakih-izmenenij-ekonomiki-net-est-tolko-priobretaemyj-uzhe-strashnye-masshtaby-raspil

nacbank-o-predlozheniyah-aktivnee-snizhat-bazovuyu-stavku-opyt-turcii-pokazatelnyj-urok

genpodryadchik-stroivshij-turgusunskuyu-ges-v-vko-zadolzhal-rabotnikam

eshe-odna-kvazigoskompaniya-vzyala-dengi-u-enpf

ofis-na-domu-kak-pandemiya-izmenila-rynok-ofisnoj-mebeli

загрузка

×