/img/tv1.svg
RU KZ
ЗПР – редкий диагноз может стать нормой в Казахстане

ЗПР – редкий диагноз может стать нормой в Казахстане

Откуда берутся «виртуальные» дети?

08:59 15 Июнь 2020 10370

ЗПР – редкий диагноз может стать нормой в Казахстане

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Медики бьют тревогу: казахстанские дети стали хуже говорить и не всегда могут изъясниться и выразить свои эмоции словами. Заторможенный процесс речи вызывают многие факторы, на которые родители не обращают внимание или не замечают в повседневной жизни. Корреспонденты inbusiness.kz выясняли причину появления «виртуальных» детей.

Однажды на прием к логопеду привели малышку, которая говорила голосом и фразами из популярного мультфильма «Маша и Медведь», ее словарный запас из жизни, из быта, был крайне скуден. Девочка училась говорить по мультфильмам.

Почему так происходит – в интервью с врачом реабилитационного центра, руководителем центра детского здоровья AsylBota Асылзат Сыздыковой.

«Эта проблема обостряется с каждым годом, – говорит она. – К нам приводят пяти-шестилетних детей, которым уже пора в школу, с ЗПР или ЗПРР. Одна из причин – пагубное влияние гаджетов, недостаточное общение родителей с детьми. Сами гаджеты изначально были предназначены для рабочих целей, а сейчас они уже приняли развлекательную функцию, стали повседневным предметом нашей жизни».

Многие родители объясняют это веянием времени, что от него никуда уйти

Да, жизнь не стоит на месте, и без электронных устройств мы уже не можем обойтись, но чем позже родители позволят играть с телефоном, тем лучше.

Это зависит от взрослых, в первую очередь ведь мы сами приучаем детей к этому. Посмотрите, что происходит? Если ребенок плачет, что мама делает? Дает ему телефон. С одной стороны, ее понять можно, ей нужно делать домашнюю работу. Но дело в том, что некоторые родители не задумываются о последствиях, когда дают мобильник младенцам.

Ребенок еще не сформировал свой речевой аппарат, а уже сидит и играет с мобильной игрушкой. У него впоследствии вырабатывается совсем другое восприятие мира. Это также сказывается и на физическом развитии. Дети сидят в неправильной позе, сутулятся. Они все время в телефоне. У них нарушается осанка, появляются проблемы с опорно-двигательным аппаратом, нарушается зрение.

Ребенок должен быть активным, больше общаться, разговаривать, не сидеть в телефоне, изучать мир. Дитя изучает мир руками, он везде лазает, все трогает, карабкается, бегает, налаживает коммуникации со старшими. Одним словом, нарабатывает опыт, и он бесценный! А что мы видим? Сидящих в манежах, пристегнутых в колясках. Мама держит на руках и не дает ползать по полу, предугадывает каждое его действие, ему даже не нужно пытаться говорить, чтобы попросить о чем-то. А потом, когда он вырастает, удивляются, откуда у него проблемы с речью, почему он некоммуникабельный, откуда истерики и прочее.

С какого времени нужно заниматься с ребенком?

Давайте обо всем по порядку. Развитие ребенка начинается еще в утробе матери. К 24-й неделе у плода формируется слуховой аппарат, до этого срока он воспринимает звуки поверхности тела в виде вибрации тканей и околоплодных вод.

При этом слова, обращенные к плоду, ощущаются малышом одинаково. Начиная с шести месяцев внутриутробной жизни, малыш уже слышит, различает интонации, обертоны, голос мамы, папы. И в период новорожденности он может более активно реагировать на те звуки, которые слышал внутриутробно. Таким образом, начиная с внутриутробного состояния, ребенок уже недополучает этого внимания.

Возраст от года до трех лет – это тот период, когда активно идет общение с окружающей средой, со сверстниками, развивается тактильное, эмоциональное общение. Опять же ребенок с телефоном, родители заняты или сидят в соцсетях. Гаджеты становятся способом его наказания, поощрения, манипуляций. А что в телефоне? Яркие картинки, сопровождающиеся музыкой. Они увлекают его, но для этого возраста уже примитивны.

Следующий этап – от трех до пяти лет. В пять лет устная речь должна быть сформирована, к пяти-шести годам сенситивный период заканчивается, и зоны мозга перестают быть пластичными. В этом возрасте уже сложнее выправить ситуацию. Не будем забывать, что речь с экрана – это порой малоосмысленный набор слов, она не является своей, поэтому дети предпочитают молчать либо изъясняться криками или жестами.

Ребенок должен часто слышать разговорную речь. Но в современном мире молодые семьи проводят время за телефоном, бабушки и дедушки живут отдельно. Когда он рождается, маме некогда, она вся в делах, включает ему мультик, дает мобильник. Это мы видим не только дома, но и в автобусах, поликлиниках.

Логопед, наверное, сейчас очень востребован: во многих детсадах его не могут найти. И оплата высокая.

Количество детей с речевыми нарушениями растет, как на русском, так и на казахском языках. В каждом садике есть логопеды, и они очень востребованы. Но в детсадах идут групповые занятия, а иногда нужен индивидуальный подход, иначе ребенок останется «недоработанным». У логопедов ставки сейчас от 3 тыс. до 5 тыс. тенге за прием, это в среднем.

Сколько времени требуется ходить к логопеду?

Процесс может быть долгим. Все зависит от ребенка и его диагноза, от того, как он будет схватывать. Допустим, для постановки звуков достаточно месяца-двух. В целом все индивидуально.

Вы говорили о том, что родители стали меньше говорить с детьми. Как можно наверстать упущенное?

Во-первых, логопед должен посмотреть, проконсультировать. Иногда бывает, что приходится подключать психолога, если у ребенка зависимость. Я сейчас приведу пример. У меня была девочка, которая каждый день смотрела мультфильм «Маша и Медведь», она говорила голосом Маши, ее фразами и в целом считала себя Машей. И для родителей это было нормально. Но до какого возраста? Если так будет продолжаться, это может перерасти в проблему. Еще был случай: родители заняты работой, трехлетний ребенок говорил только «мама», а все остальные слова – на английском. То есть это все то, что он получил из YouTube. Своей речи у него нет, и ощущение, что живет в другом мире, виртуальном.

Первая консультация логопеда важна. Он оценит все, посмотрит артикуляционные мышцы, поговорит с мамой. Основную оценку дают невропатолог и логопед. В нашем центре мы в лечении используем еще и аппараты для стимуляции речевых зон. Результаты дают о себе знать. Это микрополяризация, БАК-терапия и томатис-терапия.

Понятно, что времени не хватает, но нужно общаться, разговаривать, все это элементарно. Показывать, рассказывать. Из-за того, что нет общения, нет и речи. Речь рождается в процессе активного взаимодействия с внешним миром. Сейчас взрослеет первое поколение экранных детей.

И эта проблема не только в Казахстане. Я читала исследования, там говорилось о том, что в наше время у 25% четырехлетних детей есть речевые нарушения, а в середине 1970-х эта цифра составляла 4%. За последние 20 лет число речевых нарушений возросло в шесть раз! Некоторые родители, включая развивающие телеканалы, думают, что они помогают ребенку. А на самом деле нет. Речь – это не подражание чужим словам и не запоминание речевых штампов. Любите детей, будьте с ними, говорите с ними. Вы им нужны и ваше внимание.

Айгуль Тулекбаева

Кураторы «групп смерти» и интернет-педофилы активизировались во время «дистанционки»

Дистанционное обучение и самоизоляция спровоцировали рост преступлений против малолетних в Интернете – эксперты по информационной безопасности.

30 Сентябрь 2020 10:30 1855

Кураторы суицидальных пабликов активизировались в русскоязычном Интернете во время дистанционного обучения и самоизоляции. Между тем на днях появилась информации о том, что «группы смерти» появились на казахском языке.

Ко всему прочему в Интернете мобилизировались педофилы.

Какие опасности подстерегают детей в Интернете сегодня – в программе «Интервью» рассказывает психолог, руководитель проекта «Молодежная служба безопасности», кибердружинник Леонид Армер.

Леонид, приветствую Вас! Расскажите о себе. Как Ваша деятельность связана с Казахстаном?

С начала 2000-х группа молодых единомышленников поставила задачу – обеспечение молодежной среды. Сначала была борьба с распространением наркотиков, но с развитием коммуникационной сети различные виды преступности «переехали» в виртуальное пространство. В 2011 г. виртуальное пространство стало практически таким же опасным, как и реальный мир. Поэтому волонтерами проводится работа в виртуальном пространстве в социальных сетях, где практически у каждого школьника уже есть свой аккаунт.

Отдельное направление началось в конце 2016 года с появления «групп смерти», в числе которых «Синий кит», «Красная сова» и др. К концу 2018-го – началу 2019-го удалось минимизировать их активность, но во время самоизоляции нами было замечено изменение тенденций в сторону роста.

Вы работаете напрямую с МВД РК – передаете свои данные, если замечаете подозрительную активность?

Да, с учетом того, что Интернет внетерриториален, поэтому приходится сталкиваться с преступниками и с пострадавшими из разных стран – практически вся территория бывшего Советского Союза и даже больше. Нам приходилось устанавливать контакты с полицией Польши, Германии, Чехии, Ирана и Израиля. С помощью нашей информации сотрудники замечательно отрабатывали – спасали тех, кому что-то угрожало, и преступники получали наказание.

Суицидальные паблики «Синий кит», «Тихий дом», «Разбудим меня в 4:20» уже давно потеряли актуальность – они не являются проблемой сегодня. Однако во время карантина в русскоязычном Интернете (подчеркну – не в России, а в русскоязычном виртуальном пространстве) вы заметили активность со стороны кураторов «групп смерти». Расскажите об этом?

В 2016-2017 гг. были популярны теории заговоров – многие считали, что это действия западных спецслужб, направленные против детей. Со временем стало понятно, что возникла субкультура во многом из-за шума в СМИ. В 80% случаях «страшными кураторами» оказались дети и студенты, и в гораздо меньших случаях ими оказались взрослые, то есть дети играли с детьми.

К началу 2019-го эту «массовость» удалось нейтрализовать в значительной степени во многом благодаря коррекции Уголовного кодекса касательно статьи по доведению до суицида. Там появились две новые статьи – 110.1 и 110.2, которые были заточены конкретно на привлечение к ответственности организаторов суицидальных игр.

Тема актуализировалась весной во время самоизоляции, когда дети перестали ходить в школу, взрослые перестали ходить на работу. По сравнению с 2019 г. мы зафиксировали резкое увеличение желания стать кураторами. При этом резкого увеличения стать игроками мы не зафиксировали.

Стало больше времени для нахождения в Интернете. Определенная часть подростков где-то что-то заново прочитали и по большому счету от нечего делать решили примерить на себя роль кураторов. Это действительно было зафиксировано, это чувствовалось, и продолжалось это до конца учебного года.

Важный момент, касающийся суицидальных игр. Согласно всем исследованиям, в том числе исследованиям, которые заказывал следственный комитет РФ психологическому факультету Санкт-Петербургского университета, игра с нуля не способна привести ребенка к суициду. Истинная причина всегда была во внешнем мире. Это касается и взаимоотношений с родителями, и буллинга в школе, и случаев, если ребенок подвергся домогательству или изнасилованию. К сожалению, на самоизоляции, когда дети и родители стали проводить больше времени вместе, это оказалось критично (увеличилось количество скандалов и депрессивных состояний у детей, которых не выпускали гулять).

Казахстанские СМИ на днях писали, что появились «группы смерти» на казахском языке. Вам что-нибудь известно об этом?

За четыре года работы по «группам смерти» паблики, заточенные на конкретную страну на родном языке, нам не встречались. Они находятся в русскоязычном сегменте Интернета, если речь идет о территории бывшего Советского Союза. Я столкнулся с этой статьей и поинтересовался у сотрудников МВД Казахстана, но это вызвало у них удивление, потому что такой информации им не поступало. Я предполагаю, что в значительной степени это фейк.

Вторая проблема, которую вы отмечаете в связи с пандемий, с новым образом жизни, – рост интернет-педофилов во всем мире. Расскажите об этом.

Мы опираемся на свою многолетнюю статистику мониторинговую. Как только началась самоизоляция, мы зафиксировали количество обращений, касающихся каких-либо форм домогательства. Приведу американскую статистику. Американцы одного штата столкнулись с проблемой – полиция за один месяц домашнего дистанционного обучения задержала 52 извращенцев, которые приставали во время онлайн-уроков. Это общемировая проблема. Количество сексуальных преступлений через Интернет ежегодно удваивается. Мы должны понимать, что это одна из проблем, которая ждет детей в виртуальном пространстве.

Вернемся к суицидальным пабликам. Ранее Вы говорили, что в России ужесточили законы за создание и ведение суицидальных групп. Нужно ли в Казахстане сделать подобное?

В 2018-2019 гг. в РК поднимался вопрос о коррекции казахстанского законодательства, чтобы его актуализировать для борьбы с суицидальными темами. Насколько мне известно, аналогов наших законов за организацию игры и за пропаганду информации, которая может привести к суициду, в Казахстане так и не приняли. Что может помешать быстро и своевременно отработать информацию в случае выявления кураторов.

Какие дадите советы по информационной гигиене родителям и детям?

Родителям надо иметь представление, где их дети находятся в Интернете. Речь не идет о шпионаже, о предоставлении паролей к страницам – это приведет к конфликтам. Интернет – не безопасная среда, это надо говорить детям, чтобы они понимали, что из Интернета могут прийти неприятные персонажи. Детям надо пояснять, что незнакомые дядьки с конфетами переехали в виртуальное пространство. Если у ребенка кто-то просит прислать неприличные фотографии или, наоборот, ребенку сбрасывают неприличные фотографии, ребенок должен не бояться рассказать об этом родителям.

Родители всегда несут персональную ответственность за ребенка. В таком случае, может быть, надо вводить образовательные курсы по информационной гигиене для родителей при школах?

Все зависит от региона, от города – имеются ли там специалисты, которые в интересной форме смогут донести информацию. Профилактике уделяется большое внимание в РФ – есть определенные программы, есть определенные курсы для преподавателей. Намного более эффективно могут проводить профилактику люди, которые работают с этой темой. Мне приходится читать до 100 лекций в год и школьникам, и родителям, и педагогам. После лекций ко мне родители подходят и говорят: «Ужас! Какой кошмар! Мы не понимали, что угрожает нашим детям в Интернете!» Сколько бы статей ни выпускалось, сколько бы сюжетов ни выходило об этом, постоянно надо напомнить, потому что масса людей не понимают, с чем дети могут столкнуться в Интернете.

В связи с новыми реалиями жизни – «удаленкой», «дистанционкой» – некоторые граждане впервые сели за компьютеры. Поэтому вопрос информационной гигиены сегодня актуален как никогда. Леонид, благодарю за информацию!

Регина Ким


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Зачем нужны отдельные протоколы лечения COVID-19 для детей

Казахстанские родители обеспокоены новой вспышкой заболеваемости коронавирусной инфекцией непосредственно среди детей.

02 Сентябрь 2020 10:39 5485

Распространяемая через WhatsApp информация в конце августа касалась специального протокола лечения детей, а также массового поступления их в больницы. В министерстве здравоохранения РК эту информацию опровергли, однако спустя некоторое время выяснялось, что в Казахстане действительно в скором времени появятся новые протоколы лечения детей. Все это происходит на фоне новостей, что после коронавирусной инфекции выявляют синдром Кавасаки. Для разъяснения всей ситуации корреспондент Inbusiness.kz встретился с Зере Садаковой, заместителем директора по инфекционному стационару Павлодарской детской областной больницы, а также главным внештатным детским инфекционистом управления здравоохранения Павлодарской области.

В Казахстане анонсировали новые протоколы лечения коронавирусной инфекции. Главное новшество – это разделение всех больных на несколько категорий, в том числе детей. С чем это связано?

В данный момент новые протоколы для детей по лечению коронавирусной инфекции еще не вступили в силу. Сейчас и детей, и взрослых лечат по одному общему протоколу с небольшими отличиями, но в ближайшем будущем планируется разделение. По разным протоколам будут лечить взрослых больных, детей, а также беременных женщин. Также в новых протоколах будут детально расписываться симптомы, при которых мы можем точно поставить диагноз коронавирусной инфекции.

В нынешних протоколах лечения COVID-19 есть отдельное приложение, где рассказывается о том, как нужно лечить беременных женщин, наблюдать новорожденных, тактика их лечения. Новый протокол включает в себя всесторонний подход в лечении вируса.

В чем конкретно они будут различаться?

У взрослых людей, беременных женщин и детей организм ведет себя по-разному во время борьбы с инфекцией. Поэтому к каждой группе нужен свой подход и лечение. Здесь много критериев, в зависимости от которых врачи регулируют свое поведение – будет ли мать кормить ребенка грудью, будет ли вообще ребенок на время лечения находиться у матери, или же у нее только будут сцеживать молоко, или он перейдет на искусственное питание.

Потому как в Павлодарской области неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, то человеку вовсе не обязательно выезжать за рубеж, чтобы считаться контактным или быть зараженным. Многие дети среди поступивших к нам в больницу – это дети заболевших родителей. Но не у всех в итоге была подтверждена коронавирусная инфекция.

Многие лекарственные препараты имеют ограничения по возрасту из-за своей токсичности. Поэтому детям противовирусная терапия назначается строго по показаниям. К тому же дети чаще всего болеют легкой формой коронавирусной инфекции, потому при лечении ребенка прибегать к противовирусной терапии рекомендуется только в крайнем случае. В основном они выздоравливают на симптоматическом лечении.

Были ли в Павлодаре тяжелые случаи коронавируса у детей?

На данный момент у нас в больнице (Павлодарская детская областная больница. – Прим. авт.) только одному ребенку была назначена противовирусная терапия. Потому что у него была тяжелая форма течения болезни. Симптоматического лечения могло бы не хватить. Такое лечение применяется, чтобы не возникло каких-либо осложнений, то есть в целом организм самостоятельно борется, но поддерживается точечно. Если, допустим, имеется присоединение бактериальной инфекции, то ребенку назначаются дополнительные антибиотики, если высокая температура, то применяются препараты, снижающие ее. Большинство детей выздоравливают именно на таком виде лечения. Повторюсь, у нас пока только одному ребенку была назначена противовирусная терапия. В то время как по состоянию на конец августа мы выписали уже почти 60 детей, переболевших КВИ либо с подозрением.

Коронавирус обостряет многие заболевания, имеющиеся у человека. Поэтому обычно, чем взрослее человек, тем у него больше таких заболеваний. В том числе и поэтому лечение вируса протекает тяжелее у пожилых людей.

К тому же оказалось, что нельзя полностью рассчитывать только на результаты анализов. Дело в том, что ПЦР-мазки, которые мы берем у пациентов, могут показывать отрицательный результат. Однако при этом человек все равно может быть заражен. Это можно определить по эпидемиологическому анамнезу и клинической картине. Эпидемиологический анамнез показывает, к примеру, что у человека был близкий контакт с зараженным.

Получается, что ПЦР-тестирование, о котором говорили, что его результаты верны на 99%, на деле таких результатов не показывает?

Не совсем так. Многое зависит от сроков, когда человеку провели тест. То есть на какой стадии находится заболевание. Возможно, что была нарушена процедура взятия мазка. Такое тоже бывает. Также среди возможных вариантов могут быть неправильные транспортировка и хранение, за счет чего тест в итоге может показать неправильный результат. Все-таки это биологические материалы, и здесь много различных факторов, из которых складывается цельная картина.

Что делать родителям? Как им защитить своего ребенка?

Здесь нет чего-то уникального, что в плане профилактики подошло бы взрослому, но не подошло бы ребенку. Как и всем остальным, детям нужно соблюдать дистанцию, носить маски, как можно чаще мыть руки, по возможности избегать лишних контактов с другими детьми в общественных местах. В принципе, эти меры предосторожности, наверное, уже знают все. Другое дело, что далеко не все их стараются соблюдать.

Как связано появление новых протоколов по лечению COVID-19 у детей с началом учебного года? Понятно, что большинство детей будут учиться удаленно, но все равно остаются дежурные классы, плюс, что немаловажно, будут работать различные спортивные секции. В Казахстане ожидается вспышка заражений среди детей?

Я вас уверяю, к началу учебного года новые протоколы никакого отношения не имеют. Начиная с марта нынешнего года, когда в Казахстане были зафиксированы первые случаи заражения коронавирусной инфекцией, клинические протоколы периодически менялись. Их дополняли, вносили некоторые изменения.

Дело в том, что это совершенно новый вирус, и ранее у врачей просто не было опыта борьбы с таким заболеванием. Поэтому так много изменений и вносится. Нынешнее разделение – это просто очередное дополнение. Тактика лечения коронавирусной инфекции меняется не только у нас, а по всему миру.

Осенью и зимой у нас ожидается сезонная вспышка заболеваний ОРВИ и гриппом, что также может осложнить общую картину. Это сезонная проблема, которая возникает каждый год.

Стоит ли сейчас родителям воздержаться от записи своего ребенка в какую-либо секцию?

Это, конечно, неоднозначная ситуация. С одной стороны, физические упражнения и занятия спортом, в особенности на свежем воздухе, способствуют укреплению иммунитета ребенка. С другой стороны, дети ведь зачастую не понимают всей серьезности ситуации. Из-за этого плохо соблюдают санитарные меры, контактируют с другими детьми. Если же это занятия внутри помещений, то соблюдать необходимые меры становится еще сложнее. В таких помещениях, учитывая нынешнюю ситуацию, должна быть вентиляция совершенно другого уровня. Но вряд ли в каком-либо спортзале будет вентиляция, как, например, в инфекционном госпитале. Поэтому если есть возможность, то, конечно, стоит временно воздержаться от секций, если нет уверенности, что там все строго соблюдается.

В последнее время в Казахстане у детей, перенесших коронавирусную инфекцию, начали фиксировать случаи синдрома Кавасаки. Случалось ли подобное в Павлодарской области?

У нас был один случай. Ребенок поступил около двух недель назад. Ему поставили Кавасаки-подобный синдром – мультисистемный воспалительный синдром, ассоциированный с Covid-19.

В течение двух недель мы проводили лабораторные обследования, смотрели за его показателями в динамике. Этот диагноз подтвердился, было согласовано лечение. Ребенок поступил в реанимацию. Где-то на 12-е сутки его перевели в отделение с улучшением. Сейчас он до сих пор лежит в отделении, его состояние стабильное. Согласно плану лечения, через несколько дней его можно будет выписывать. Таким образом, все лечение заняло порядка 20 дней.

Если осенью в регионе действительно случится новая вспышка заболеваемости, то какова готовность Павлодарской детской областной больницы?

Ежедневно мы отчитываемся в управление здравоохранения Павлодарской области. Также в ближайшее время мы ожидаем закуп одного ИВП-аппарата. В целом мы готовы – лекарств хватает, врачи и медсестры есть. Это ведь и есть основа – кадры и средства.

Сейчас у нас в больнице находятся 45 детей, в то время как мест хватает на 75 человек. Это именно места для зараженных коронавирусной инфекцией либо пациентов с подозрением. В любом случае если будет рост заболеваемости, то, конечно, коечный фонд будет увеличен. Поэтому у нас есть резерв и по лекарствам, и по персоналу. К тому же в случае реальной необходимости количество коек будет увеличено.

Руслан Логинов


Подпишитесь на наш канал Telegram!