ДКП РК: реверс не отключить – все новости на Atameken Business | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 274,93 Пшеница 465,40
$ 383.01 € 430.12 ₽ 6.1
Погода:
+29Нур-Султан
+29Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 274,93 Пшеница 465,40

ДКП РК: реверс не отключить

Декабрьская встреча экспертов по обсуждению денежно-кредитной политики НБ РК чётко показала, что процесс откачивания финансовых ресурсов из реального сектора экономики Казахстана будет продолжаться. Изменить ситуацию можно, но требуются нестандартные шаги.

541 12 Декабря 2018 12:03

Автор: Марат Каирленов

Объясняя логику предыдущего решения правления НБ РК по сохранению базовой ставки НБ РК после повышения в середине октября 2018 г. на 0,25%, до 9,25%, директор департамента исследований и статистики НБРК Виталий Тутушкин привёл данные по инфляции. Её уровень в ноябре 2018 г. в процентах к ноябрю 2017 г. находится на самом низком уровне за последние годы – 5,3%. Причиной столь низких уровней инфляции является то, что в этом году снизились цены на бензин и плодоовощную продукцию. Таким образом, базовая ставка в 1,7 раза превышает уровень инфляции. В этой связи достаточно логичным выступает тот факт, что сумма открытой позиции НБ РК, несмотря на сильное снижение, остаётся на достаточно высоком уровне. Так, объём открытой позиции по операциям НБ РК снизился за последние три недели с примерно 5,1 трлн тенге до 3,9 трлн тенге.

Рассматривая перспективы, можно отметить, что процентные ставки, скорее всего, продолжат рост из-за повышения уровня инфляции. Тригеров здесь много, начиная от очередных западных «санкционных волн» против России до цен на бензин. Так, например, как отметил г-н Тутушкин, анализ показывает, что сейчас у нас максимальный разрыв по ценам бензина с РФ – 60 тенге. Стоит отметить, что с 1 января 2019 г. в РФ вступают в силу новые ставки НДС, что, по мнению российских экспертов, приведёт к росту цен на бензин марки АИ-92 до уровней порядка 42-45 рублей за литр. Как следствие, разрыв по ценам литра бензина марки АИ-92 составит 80-100 тенге. С учётом протяжённости границы между РК и РФ переток бензина из РК в РФ (который мы закупаем в РФ) может быть весьма большим и дорогим, а последующая корректировка цен (на 25-40%) окажет весьма серьёзное влияние на уровень инфляции в РК.

Конечно, на фоне, по-видимому, начинающейся избирательной кампании этот разрыв может некоторое время продержаться. Однако в целом очевидно, что ожидаемое повышение уровня инфляции в РФ в значительной степени повлияет на ситуацию в РК. Так, согласно моделям, используемым Нацбанком, сейчас (II-III квартал 2018 г.) инфляция в РФ на 55-58% определяет изменение ситуации в РК, а, к примеру, двумя годами ранее – 91%, а в 2019 г. ожидается на уровне порядка 70%.

Кроме того, исходя из ожидаемых новых санкций развитых стран против РФ – второй пакет за «Скрипалей», за захват украинских моряков в Керченском проливе и так далее, очевидно, что тенге, как главный «абсорбатор» негативных внешних шоков, будет «штормить». И хотя эффект переноса девальвации в инфляцию, по оценкам Нацбанка, снизился с 0,15% годовой инфляции на каждый 1% девальвации тенге до 2016 г. до 0,12%, с учётом данных 2018 г., девальвации на 10% вполне хватит, чтобы ожидания по инфляции выросли и Нацбанк поднял ставку, а потом достаточно долго её не опускал.

Таким образом, можно сделать главный вывод о том, что текущая ситуация – высоких реальных процентных ставок для сдерживания инфляции – будет продолжаться достаточно продолжительный период.

Банковский кризис: только вперед!

Другим аспектом выступает то, что текущий системный банковский кризис в нашей стране будет продолжаться. Так, согласно оценкам Международного рейтингового агентства S&P Global Ratings, приведённым в последнем Обзоре банковского сектора РК, уровень проблемных кредитов составляет порядка 25%. Поясню, что уже при 10% неработающих ссуд в портфелях банковской системы ситуацию называют банковским кризисом.

Расходы на создание провизий также будут высокими, 1,5-2% от кредитного портфеля, то есть 200-270 млрд тенге в год. Уровень капитализации банковской системы с учётом риска (RAC – Risk-adjusted capital) составляет 5,8%, что в полтора раза ниже среднемирового значения (около 8,7%) и в 1,8 раза ниже среднего значения по нашему региону мира (Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток и Африка – 10,5%). При этом значения по РК в ближайшие полтора-два года ещё снизятся, что и определяет негативные ожидания по рейтингам.

Таким образом, как минимум в кратко- и среднесрочной перспективе кредитование так и будет непривлекательным для казахстанских банков. Как известно, за последние пять лет доля кредитов в активах упала с 65% до 50%, или на $10 млрд. Для кредитного рынка это будет означать, что он будет и дальше огосударствляться с его «телефонным правом» и другими «особенностями». Кроме того, возможно увеличение кредитов аффилированным лицам к акционерам/топ-менеджерам банков для вложений в ценные бумаги и спекуляций на валютном рынке. Как отметила директор департамента монетарных операций НБРК Алия Молдабекова, порядка 40% инвестиций в ноты Нацбанка – это средства клиентов.

В этих условиях финансовый рынок, а именно сегменты государственных ценных бумаг и валютный рынок, видимо, будут всё больше вытягивать средства на себя из реального сектора экономики. Это грозит усилениями волатильности на финансовом рынке и снижением темпов роста экономики.

Назвался груздем  полезай в кузов?

Рассматривая варианты выхода из текущей ситуации, можно отметить следующие. Отойти от таргетирования уровня инфляции и вернуться к фиксированному курсу? Но в условиях открытой экономики малой страны и накопившихся внутренних и внешних проблем удержать курс будет просто невозможно.

Более реальным представляется следующий путь повышения эффективности денежно-кредитной политики. В условиях банковского кризиса, высоких безрисковых процентных ставок по госбумагам и значительной волатильности тенге деньги будут и дальше уходить на финансовый рынок или за рубеж. Поэтому Нацбанку логично развивать секьюритизацию кредитов. Тогда Нацбанк сможет, покупая секьюритизированные ценные бумаги, которые будут нести только застрахованные кредитные риски определённого пула, без учёта остальных рисков банка (по другим кредитам (в том числе ранее выданным), оттока депозитов, валютным и так далее), напрямую, минуя банки, выходить и поддерживать различные сегменты кредитного рынка – жилую недвижимость, кредиты малому бизнесу и так далее. И постепенно «затягивать» туда инвесторов – отечественных и иностранных. Это резко повысит эффективность денежно-кредитной политики НБРК, повысит темпы роста ВВП и укрепит кредитно-банковские учреждения.

В целом Нацбанк перешёл на достаточно передовую технологию – инфляционное таргетирование, что позволяет нашей экономике «держать оборону» от многочисленных внутренних и внешних шоков. Но, чтобы двигаться вперёд, логично развивать такой инструмент ДКП, как секьюритизацию. Это, конечно, не решит проблем с инвестиционным климатом (особенно для среднего и крупного бизнеса), но просто «сидеть» обходится очень дорого для нашей страны и общества.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: