/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 143,40 Пшеница 465,40
$ 386.8 € 429.27 ₽ 5.78
Погода:
+20Нур-Султан
+16Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 143,40 Пшеница 465,40
«АрселорМиттал Темиртау» испытывает кадровый голод, а восемь из десяти выпускников казахстанских вузов имеют ноль знаний

«АрселорМиттал Темиртау» испытывает кадровый голод, а восемь из десяти выпускников казахстанских вузов имеют ноль знаний

17 Сентябрь 2016 18:18 7479

«АрселорМиттал Темиртау» испытывает кадровый голод, а восемь из десяти выпускников казахстанских вузов имеют ноль знаний

В 2016 году для АМТ в одной точке сошлись и масштабный кризис в отечественном образовании, и его собственная бездумная политика сокращений. С 1996 года по июнь 2016 года численность персонала стального департамента «АрселорМиттал Темиртау» сократилась на 59,5 %: с 31 014  до 12 529 человек. Только за последние три года рост производства и отгрузки продукции возросли на 40%, но численность работников уменьшилась на 2 400 человек.

1 мая 2016 года генеральным директором «АрселорМиттал Темиртау» назначен металлург и гендиректор «АрселорМиттал Кривой Рог» Парамжит Калон. И этого же времени начался пересмотр кадровой политики компании.

О наметившемся развороте в этом направлении abсtv.kz разговаривал с Дмитрием Павловым - директором по трудовым ресурсам и трудовым отношениям «АрселорМиттал Темиртау».

Кадровый голод

- Дмитрий Владимирович, в последних решениях руководства АМТ в отношении «кадров, которые решают всё», я вдруг услышал совершенно новые нотки: изменяются условия основного инструмента сокращения персонала - СДУ (система добровольного увольнения с выплатой вознаграждения), также объявляется набор персонала, закрытый еще в июле 2012 года. Что явилось причиной столь резкой смены курса?

- На сегодняшний день мы столкнулись с кадровым голодом. На протяжении последних четырех лет (в это время АМТ возглавлял маркетолог Виджай Махадеван – прим.авт.) в компанию приема практически не было, кроме, разве что, программы «ТОП 100 молодых инженеров», но это 30-45 человек в год. То есть молодежь мы не принимали, а наши кадры старели.

Основная масса тех, кто пользовался  СДУ – лица предпенсионного возраста  и те, кто нашел работу за пределами Казахстана. К первой категории у нас вопросов нет – люди устали, хотят отдохнуть, размер вознаграждения их устраивает. Вторая категория – высококлассные специалисты 30-40 лет, с опытом, и выезжающие в Россию. Получается, что при дефиците специалистов мы еще и сами поощряли их отъезд, выдавая ИТРовцам около миллиона тенге, а рабочим – порядка 600 тысяч.

Сейчас мы не подписываем увольнение по соглашению сторон с выплатой пособия тем, кто выезжает за пределы РК. И отпускать по СДУ людей моложе 40 лет мы тоже не будем, даже рассматриваем вопрос и о тех, кто моложе 50 лет.

- Прием на работу уже открыт?

- В этом году мы ввели программу «Производственные стажеры» для тех, кто отработал год и более как наш подрядчик, аутсорсер или аустаффер. Весной из этой категории мы приняли в компанию 25 человек и планируем еще увеличить, где-то 40-50 будем брать. Плюс, действительно, мы ведем подбор внешних людей. Две недели назад было принято решение о наборе по ряду профессий – электромонтеров, автоматчиков и гидравликов. Также будем работать с университетами, профессиональными школами, колледжами. Лучших выпускников будем отбирать и принимать к себе в компанию. По автоматчикам уже сделали анализ – более 20 человек уйдет на пенсию до сентября 2017 года, и мы решили принимать специалистов этих профессий уже сейчас, чтобы было время их подготовить.

- Кстати, о приеме на работу молодежи – вашей программе «ТОП 100 молодых инженеров».

- К сожалению на сегодняшний день ситуация очень тяжелая. На прошлой неделе мы встречались с акимом нашей области Нурмухамбетом Абдибековым по вопросам снижения численности и очень-очень слабой подготовки выпускников. Мы хотим взять лучших и вырастить из них будущих руководителей. В этом году принято решение принять 45 выпускников. Пытаемся отобрать лучших.

- Почему пытаемся?

- Как показывает практика, год от года уровень подготовки выпускников хуже и хуже. Включая и базовые знания, специальные знания и знания иностранных языков. Наши первые руководители встречаются с ними и подтверждают, что из десяти кандидатов двое еще что-то знают. Остальные восемь – это просто ноль. Именно это мы сообщили руководителю нашей области. Сейчас мы готовим письмо в министерство образования и науки, чтобы озвучить, какая, к сожалению, сложилась патовая ситуация с выпускниками.

Экспаты

- Только не говорите, что поэтому и привлекаете в компанию экспатов.

- В том числе и поэтому мы вынуждены привлекать иностранных специалистов. Их всего-то у нас порядка 30 человек.  Например, сейчас мы ищем руководителя в Карагандинское погрузочно-транспортное управление Угольного департамента. Мы обращались и в центр занятости, и в рекрутинговые агентства, но, к сожалению, необходимый уровень подготовки мы не нашли: нет соответствующего образования и опыта работы в таких крупных предприятиях. Так что вынуждены искать кандидатуру среди иностранцев.

- А какова процедура поиска и приема на работу иностранного специалиста?

- Обращаемся в рекрутинговые агентства, ставим свои задачи: кто нам нужен, с каким образованием базовым, с каким опытом работы и так далее.

- На комбинат частенько наезжают из той же Украины. По моим данным, летом только из Кривого Рога «в командировке» на АМТ было порядка 30 человек.

- Я считаю, что нет ничего плохого в том, что мы обмениваемся опытом: украинцы приезжают к нам, мы ездим к ним. В ближайшие дни две большие делегации «АрселорМиттал Темиртау» поедут на «АрселорМиттал Кривой Рог» изучать процесс внедрения программы WCM - «Бережливое производство». Кроме того, есть еще ряд подобных обменов.

- Я слышал, что за каждого привлеченного иностранного специалиста серьезного уровня ваша компания должна оплатить образование за рубежом одного казахстанского студента.

- Нет, это абсолютно не так, мы действуем строго в согласии с законодательством. Но мы зачастую берем на себя добровольные обязательства по обучению местных специалистов: обучали в Китае, в России, в Казахстане. И продолжаем это делать. Не далее как весной мы заключили договора на несколько местных детей, студентов, которые будут обучаться за счет компании. Это делается добровольно.

- Но я так понимаю, что не все они либо вундеркинды, либо из рядовых семей.

- Семьи мы не контролируем. Мы делаем эту программу, но из каких они семей – не знаю. Нам их дает Управление координации занятости и социальных программ Карагандинской области. Они обращаются к нам, что нужно обучить таких-то студентов. Мы это делаем.

Аутсорсинг

- Весной мы уже писали о передаче ряда непрофильных подразделений АМТ во внешнее управление. Как сейчас обстоят дела в этих цехах?

- Раз в квартал мы с председателем профсоюза металлургов «Жактау» Виктором Щетининым объезжаем эти цеха. Во-первых – это наши бывшие работники, а во-вторых, все аутсорсинговые предприятия заключили коллективные договора с «Жактау». Так что нам важно, чтобы условия для рабочих в какой-то организации не стали хуже. И в ТОО «ЛесПромТара», (бывший лесотарный цех), и в ТОО «Салерс» (охрана) и в «АлбаСтройДор» (ШПУ доменного цеха) условия для работников только улучшились.

Эту программу мы продолжаем. 1 октября в аутсорсинг должен выйти Цех подготовки отгрузочного реквизита - это около 100 человек. Планируем так же передать в аутсорсинг участок гуммирования роликов.

- При переводе подразделений в аутсорсинг зарплата у людей не упала?

- Нет, ниже, чем она была на момент перевода, оплата труда не стала. Хочу еще раз коснуться ШПУ доменного цеха – ТОО «АлбаСтройДор». Почему я так часто говорю о них, потому что они последними ушли в аутсорсинг. Они в два раза увеличили штат и провели повышение заработной платы. Машинисты экскаватора пояснили нам так: «Зарплата у нас была около 100 тысяч, а стала около 140 тысяч». Я подразумеваю, что на ШПУ была такая же ситуация, как с лесотарным цехом, когда там разворовывалось до 30% леса. Нашей большой компании сложно было объять необъятное и уследить за всем. А с приходом маленького хозяина, который установил четкий контроль за всеми процессами, сразу появились ресурсы для повышения заработной платы.

- Дмитрий Владимирович, вас послушать, так в этих выведенных за рамки «АрселорМиттал Темиртау» подразделениях прямо рай на земле.

- Мы всегда стараемся, чтобы на выводимые участки приходили серьезные фирмы. Но давайте я приведу пример аутсорсинга, который не сложился. Это перевозка людей  – 8 000 работников подземной группы на шахты и обратно в Угольном департаменте. В течение двух лет мы занимались подготовкой к тендеру, а здесь необходимо было порядка 200 автобусов. В прошлом году фирма-победитель определилась, и к работе они должны были приступить в сентябре 2015 года. Но в августе случилась девальвация, фирма была в замешательстве, не знали по каким ценам приступать, и ушли они с этой работы. Мы пытались еще раз провести тендер, приглашали различные фирмы, но желающих не нашлось. К сожалению, это только кажется, что можно взять любую работу, провести этот бизнес и зарабатывать на этом деньги. Но, напомню, мы стараемся привлекать серьезные фирмы, те, которые непосредственно работают в данной области. Пока что мы ищем поставщика этих услуг.

- Закрывая тему аутсорсинга. Насколько он выгоден самому «АрселорМиттал Темиртау»?

- Мы передаем подразделения только в том случае, если мы будем тратить на него меньше. Сейчас нам руководство поставило условие, чтобы мы передавали цеха в аутсорсинг только если наша компания будет иметь от передачи экономию не ниже 20%.

Выйду замуж за металлурга

- Так в какую сторону переменился ветер, что «АрселорМиттал Темиртау» повернулся лицом к своим сотрудникам?

- Ветер переменился в мае с приходом гендиректора Парамжита Калона. Мне нравится, что генеральный директор напрямую общается с работниками, чего не было последних несколько лет. Генеральный директор дважды в месяц на проксимини-митингах встречается с рабочими, сам разъясняет, отвечает на вопросы. На последней такой встрече он дал мне слово, и я обратился к работникам компании:

«Я слышу такие настроения в городе, прямо скажем, упаднические: “и всё на заводе плохо, надо отсюда убегать, и в городе плохо, и плохие дороги, и плохая коммуналка, и эту зиму мы не переживем». Я думаю, что всё это болтовня, и у меня такое ощущение, что кто-то специально эти разговоры заводит, поджигает ажиотаж. На самом деле ситуация на заводе достаточно хорошая. Все необходимые вложения и реконструкции компания делает. Вскоре из капремонта будем запускать доменную печь №4, соответственно и объем производства возрастет. В августе у нас была максимальная отгрузка за последние 10 лет, и теперь мы планируем производить около пяти млн тонн стали в год. У нас еще не хватает немножко стабильности, еще есть аварийность, но мы работаем хорошо. Не нужно никакой паники, не нужно никуда уезжать. И я надеюсь, что скоро опять появятся такие объявления в газетах в разделе знакомств, какие были 15-20 лет назад: «Познакомлюсь с молодым человеком, работающим на «МитталСтил». А как раз парней на комбинат мы уже начали принимать».

Олег И. Гусев, Караганда

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

-->