/img/tv1.svg
RU KZ
«Богатырь» наращивает поставки по Казахстану

«Богатырь» наращивает поставки по Казахстану

Отгрузки угля по Казахстану идут быстрее, чем по России. 

09:19 07 Декабрь 2017 5216

«Богатырь» наращивает поставки по Казахстану

Автор:

Марина Попова

Заместитель технического директора по перспективному развитию ТОО «Богатырь Комир» Галымбек Иргебаев рассказал abctv.kz о проблемах с железной дорогой и о перспективах угольного бизнеса.

– Галымбек Елубаевич, внедрение циклично-поточной технологии (ЦПТ обеспечивает непрерывность добычи. – Авт.) на разрезе «Богатырь» планировали еще в 2006 году. И до сих пор проект так и не реализован. Почему?

– Здесь больше вопрос экономического характера в плане того, что одномоментно такую сумму вложить – это серьезно.

– О какой сумме идет речь?

– 196 миллионов евро на пять лет. Сейчас кредитное соглашение с ЕБРР находится в заключительной стадии. Генеральным подрядчиком определена компания Thyssen Krupp, которая выставит нам проектную документацию, за первую часть мы уже заплатили. Проект имеется. Затем компания начнет размещение заказов на изготовление у своих субподрядчиков. Но мы без дела не сидим, с прошлого года занимаемся горными работами для реализации проекта.

– В чем они заключаются?

– Подготовка ниш под дробильно-перегрузочные пункты, организация площадок под угольные склады и многое другое.

– Что в итоге данный проект даст разрезу?

– Во-первых, поможет увеличить мощность разреза «Богатырь». Сейчас здесь можем добывать до 32 миллионов тонн угля (в год. – Авт.), а ЦПТ двумя линиями позволит увеличить до 40 миллионов тонн. Дело в том, что постоянное углубление горных работ не позволяет железнодорожному транспорту выдерживать наклонный профиль. Второй момент – это усреднение угля, то, что необходимо потребителю. Третье – отход от роторно-железнодорожной технологии. А чтобы в момент перехода от одной технологии к другой у нас была уверенность в своем оборудовании, провели модернизацию пяти роторных экскаваторов. Это серьезная работа, хотя бы по сумме вложений – порядка девяти миллиардов тенге.

– Сколько времени потребуется на реализацию этого проекта?

– Пять лет на разрезе «Богатырь», а затем – «Северный», но по нему еще инжиниринг не делали.

– Так понимаю, махнуть рукой на «Северный» вы не собираетесь. Помнится, было время, когда поговаривали о его консервации.

– Да, было, это примерно 2006-2008 годы. Сегодня разрез «Северный» в работе, и практически на полную мощность. Здесь добывается 10 миллионов тонн угля в год.

– С чем тогда это было связано?

– С отсутствием сбыта. Разрез «Богатырь» вполне справлялся с объемом поставок. Сейчас эти потребности возросли. «Богатырь» не может давать более 32 миллионов тонн, так что разрез «Северный» сегодня востребован. Конечно, надо учитывать, что спрос на нашу продукцию все же носит сезонный характер. Период нагрузок – осенне-зимний, тогда в сутки потребителям отгружается до 140 тысяч тонн. Это 33-34 маршрута. Один «Богатырь» такую потребность не сможет освоить.

– Сейчас нет такой практики, которая была несколько лет назад, когда в летний период вы приостанавливали свою работу по причине отсутствия сбыта?

– Слава богу, это время прошло. Специфика всего месторождения в том, что наш уголь энергетический. Энергетика работает круглый год и в последнее время, судя по всему, наращивает объемы производства. Более того, у нас есть проект по увеличению мощности разреза «Северный» с 10 до 18 миллионов тонн угля в год. Суммарно мы можем 50 миллионов тонн угля добывать. Но такой потребности пока нет.

– А в принципе, можно говорить о том, что спрос растет?

– Судите сами, в начале года мы планировали выйти на объем добычи 33,9 миллиона тонн, а сейчас ожидаем 40,5 миллиона тонн.

– Россия не снижает объемов?

– Пока нет. Конечно, кто-то отходит, так как в России есть своя программа по замещению экибастузского угля на кузбасский. Это программа Тулеева (Аман Тулеев – губернатор Кемеровской области. – Авт.). Кто-то на газ переходит. Но увеличиваются объемы по Казахстану – с начала года отгрузили 24,5 миллиона тонн, рост составил 23%. По России за 10 месяцев текущего года отгрузили 8,2 миллиона тонн, что на 12% выше аналогичного периода прошлого года.

– Как-то влияет положительно на российский спрос то, что 50% предприятия принадлежит компании «РУСАЛ»?

– Нет, не думаю, ведь что для «Самрук-Энерго», что для «РУСАЛа» мы непрофильное предприятие. Но мы интересны тем, что у нас высокорентабельное предприятие, потому этот бизнес интересен.

Прежде всего, то, что добыча ведется открытым способом, отсюда низкая себестоимость угля, низкий коэффициент вскрыши.

– Какие еще рынки, кроме имеющихся, рассматриваете в качестве ваших перспектив?

– Это не совсем в моей компетенции, но знаю, что дирекция по сбыту угля исследует все.

– С Украиной не получилось?

– То, что там было заявлено, вероятнее всего, речь шла о разрезе «Майкубенский», буром угле.

– А что скажете по обогащению угля, сейчас ваши соседи с «Восточного» этим занимаются?

– У нас тоже начинаются проектные работы на разрезе «Северный», там проектируется комплекс модульных установок для сухого обогащения угля производительностью до двух миллионов тонн в год.

– Что это значит?

– У нас есть угольный пласт № 3, где зольность составляет порядка 47%. При помощи данной установки мы доведем его до 43%. На следующий год заложено порядка 1,7 миллиарда тенге на оборудование. Запуск планируется на 2019 год.

– Как обстоит ситуация по железнодорожным вагонам? Как правило, эта проблема возникает ежегодно.

–  Да, железная дорога испытывает недостаток в вагонах, отсюда идет неравномерная их подача. Бывает, что нам по пять-шесть составов в сутки недодают. Есть и неравномерность подачи. К примеру, с девяти часов вечера нам каждый час необходимо по одному составу, но не всегда этот график выдерживается. В первый час подали два состава, потом три часа перерыва, на пятый час еще два состава, а в семь утра могут до девяти составов подать. И это проблема: когда идет этот пик, волна этих вагонов, тогда мы работаем в экстремальных условиях.

– Что, за столько лет «КТЖ» не смогло отрегулировать эту систему?

– Внедряют всевозможные системы, но это не решает проблему нехватки вагонов. Чисто мое, возможно, субъективное мнение: на железной дороге произошло разделение, часть вагонов отдали в частные руки, видимо, им выгодно отдавать эти вагоны в ту же Россию и зарабатывать там, нежели внутри Казахстана. Причем они не возвращаются, потому что у наших соседей тоже нехватка вагонов, в прошлом-позапрошлом годах там списали порядка 10 тысяч вагонов. У них появилась брешь, и ее необходимо закрыть. Россияне увеличили тарифы, и нашим частникам выгоднее зарабатывать там. Повторюсь, это не моя компетенция, а субъективное мнение. Но однозначно то, что мы могли бы работать более эффективно, будь все отлажено.

Марина Попова

Построить бизнес на зоогостинице вполне реально

С некоторых пор гостиничный бизнес в Казахстане существует не только для людей, но и для животных.

12 Сентябрь 2020 08:51 1699

Проблема пристроить домашнего питомца на время отпуска или командировки существовала всегда. Хорошо, если родственники готовы помочь. Если нет, единственный вариант – найти человека, готового временно взять четвероногого домой. Отдавать собаку или кошку незнакомым людям многие хозяева не хотят по ряду причин: сложно предугадать, в каких условиях будет содержаться животное, как его будут кормить и ухаживать за ним. И тут на помощь приходят зоогостиницы. 

От груминга к отелю

Жительница Экибастуза, где население немногим более 130 тысяч человек,  открыла гостиницу для домашних животных.

«Прежде чем решиться на этот шаг, изучила рынок. Мне в этом отношении было проще, уже четыре года, как я открыла груминг-центр , где животных моют, вычесывают, стригут, готовят к выставке, чистят зубы и даже проводят спа-процедуры и озонотерапию для кожи и шерсти. Так что я уже хорошо знала, что потребность в гостинице имеется», – рассказала Inbusiness.kz предпринимательница Римма Халиулина.

Кроме того, девушка связалась с коллегами из подобных российских гостиниц, чтобы сразу узнать возможные «подводные течения». Самое главное – не вывешивать табличку на здании, что это гостиница для животных.

«В противном случае жди под дверью коробочки с котятами и щенками. Народ у нас сердобольный, правда, лучший способ – переложить ответственность на кого-нибудь другого. Во всяком случае, у нас в городе это практикуется», – говорит Римма.

Поскольку помещение уже имелось, предпринимательница лишь расширила его границы. Месяц ушел на оборудование отеля, где для каждого животного предполагается отдельный вольер. Уже сегодня в него заселилась кошка по кличке Тигр.

В гостиницу принимают только здоровых животных. При оформлении хозяин обязательно должен предоставить прививочный паспорт и справку от ветеринара. Есть в гостинице и дежурный ветеринарный врач. И еще российские коллеги посоветовали заключать договор с владельцем, бывают примеры, когда хозяин не приходит за своим членом семьи. А тут хоть какая-то ответственность. Сутки пребывания кошки в гостинице обойдется ее владельцу в тысячу тенге, собаки – от двух тысяч тенге. Пока в новой гостинице только пять мест разных размеров, но если спрос будет, то предпринимательница готова расширить границы, тем более такая возможность имеется.

Данный вид услуг относительно новое явление для казахстанского рынка. Конечно, подобные услуги оказываются давно, но рассматривать их как бизнес нельзя, так как большинство подобных передержек никак официально не регистрируются, располагаются в частных квартирах, не приспособленных для подобных целей, и никак не регулируются законодательно. Люди оставляют в подобных передержках питомцев на свой страх и риск.

Франшизу заказывали?

В Алматы, пожалуй, самый развитый рынок гостиничных услуг для собак и кошек по сравнению с другими регионами. Среди предоставляемых сервисов – специализированное питание и зоотакси. Жительница  южной столицы Жанна (фамилию называть не захотела) решила открыть гостиницу для животных исходя из опыта работы в туристическом агентстве. Отдыхающих всегда беспокоит вопрос, где можно оставить на время домашнего питомца, сообщила она Inbusiness.kz. Проведя свои исследования, женщина пришла к выводу, что свободная ниша имеется. Но, чтобы не изобретать велосипед, решила приобрести уже готовый бизнес – российскую франшизу BookingCat, которая открывает зоогостиницы по европейскому стандарту.  Ее стоимость предпринимательница озвучивать не пожелала, посоветовав обратиться к первоисточнику. Исходя из информации на сайте, компания была образована в 2017 году и имеет 70 запущенных бизнесов.  Стартовые инвестиции в открытие составляют 300 тысяч российских рублей, включая пуашальный взнос. Окупаемость обещают от шести месяцев.

Данная гостиница рассчитана не только на кошек и мелкие породы собак, но и хомячков, черепашек и прочую домашнюю живность. Стоимость пребывания в такой гостинице для мелких грызунов в районе 900 тенге, кошки – от тысячи тенге, собаки – от 2,5 тысячи. Зависит от ее размера.

Когда есть спрос

Зоогостиницы  открываются индивидуальными предпринимателями, которые работают с соблюдением всех требований закона, платят налоги и заботятся о своей репутации.

Наибольшим спросом услуги зоогостиниц пользуются в летние месяцы, время массовых отпусков. Интерес к данной услуге наблюдается и в период новогодних праздников. Впрочем, никто не отменял командировок и вынужденного пребывания в больнице. Так что гостиницы не пустуют.

Данный бизнес хорошо развит в Костанае. Причем гостиницы тут на разные возможности кошелька. Можно найти за 800 тенге в день, где питомцу предложат минимум услуг: миска, лоток, наполнитель, корма хозяева животных обеспечивают сами.  А есть и пентхаус. Зоогостиница  «Белый клык» предоставляет два вида номеров. «Большая студия» – это клетка метр на 80 сантиметров за тысячу тенге в сутки, «трехэтажный пентхаус» – за 1,5 тысячи тенге, это тоже клетка, только вертикальная, поделенная на сектора.

В пригороде областного центра, в поселке Затобольске, на территории заброшенных дачных участков организовали гостиницу. Благо территория большая , собаки живут в вольерах. Сутки обойдутся в полторы тысячи тенге.

Согласно найденному объявлению, в Уральске гостиница для кошек и собак расположена в благоустроенной квартире. Сутки владельцу собак будут стоить  тысячу тенге, кошки – 500 тенге, «плюс» корма.

В Шымкенте решить проблему временного устройства домашнего животного помогает гостиница «ЗооВетСервис», которая имеет  три отделения: гостиница для кошек, для мелких и средних пород собак и для крупных пород собак.

А вот в столице найти гостиницу для животных среди объявлений не удалось. Только частные передержки в квартире или доме.

В целом данное направление можно назвать прибыльным, перспективным и востребованным. Но главное – это все же любовь к животным. Без этого бизнес не построишь.

Марина Попова

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Социально-предпринимательским корпорациям необходима перезагрузка

СПК распыляют силы и сводят на нет эффективность.

04 Сентябрь 2020 10:40 1940

Офисом бизнес-омбудсмена в первом полугодии текущего года проведен анализ деятельности социально-предпринимательских корпораций (СПК) на предмет эффективности их деятельности. Его результаты показали, что по итогам 2018 года 11 из 17 действующих в стране СПК (65%) оставались убыточными. Лишь СПК «Тараз», Shymkent, «Алматы», «Павлодар», «Тобол» и Astana удалось получить чистую прибыль после вычета издержек. Вопрос низкой эффективности СПК на своей странице в Facebook поднял уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов.

Показатели финансового результата деятельности СПК за период 2017-2018 годов свидетельствуют о крайне нестабильной прибыльности. Коэффициенты их текущей ликвидности, оборачиваемости, рентабельности большинства не достигают нормативных значений.

По итогам 2017 года 17 СПК совокупно сгенерировали убытков в размере 2 348 048 тыс. тенге, по итогам 2018 года – 15 609 260 тыс. тенге.

«Указанные обстоятельства обусловлены не разрешением проблем, указанных еще в ранее утвержденной концепции развития СПК до 2020 года, таких как смешение коммерческих и некоммерческих задач, что не позволяет поставить приоритет перед СПК; отсутствие планов развития и, как следствие, несистемная реализация инвестиций, отсутствие четкой специализации; убыточность большинства СПК и т. д.

Кроме того, большинство СПК и их дочерние организации осуществляют свою деятельность в нарушение Постановления правительства от 28 декабря 2015 года за № 1095 «Об утверждении перечня видов деятельности, осуществляемых юридическими лицами, более пятидесяти процентов акций (долей участия в уставном капитале) которых принадлежат государству, и аффилированными с ними лицами»», – отметил бизнес-омбудсмен.

К примеру, в ведении СПК свою деятельность осуществляет ТОО «Оркен кала», занимающееся строительством зданий и сооружений, ТОО «Астана-Тазалык» – санитарной очисткой города и благоустройством, ТОО «Астана-Зеленстрой» – озеленением города Нур-Султана и прилегающих территорий.

Кроме того, данная СПК в период с 2016 по 2019 год подписала договоры путем прямого заключения из одного источника с МИО на сумму более 2 млрд тенге на оказание услуг по содержанию спортивных зданий, сооружений, проведению форумов, обратил внимание Рустам Журсунов.

Аналогичные договоры, по его словам, заключены между МИО и СПК «Павлодар» в период 2018-2019 годов на сумму более 1 млрд тенге.

Имеют место факты предоставления привилегий госорганами отдельным предприятиям в процессе предоставления земельных участков, в которых в качестве инструмента используются СПК, отметил уполномоченный по защите прав предпринимателей.

«Механизм заключается в предоставлении СПК земельных участков в обход конкурсных процедур согласно Земельному кодексу, которые в последующем передаются в качестве уставного капитала в совместно создаваемом предприятии. В последующем указанная доля СПК выкупается частным сособственником, что фактически позволяет приобретать вне конкурса земельные участки по ценам, сложившимся в нерыночных условиях.

К примеру, со стороны АО «СПК «Тараз» были внесены в уставный капитал ТОО SPK-Qyzylsha земельные участки на праве временного возмездного землепользования общей площадью 2000 га в количестве 27 штук. 22 ноября 2019 года был осуществлен выкуп доли АО «СПК «Тараз», стоимость доли составила 6 225 924 тенге», – написал Рустам Журсунов.

Аналогичные обстоятельства предоставления местным исполнительным органам привилегий и преимуществ отдельным предприятиям с помощью СПК имеются и в иных региональных отраслях экономики (кредитование, закуп продтоваров, ЖКХ и т. д.).

«Фактически в настоящее время функцией СПК является решение текущих краткосрочных региональных проблем местной исполнительной власти – сдерживание роста цен на продтовары, модернизация ЖКХ, благоустройство, содержание объектов и так далее.

Указанное обстоятельство подтверждается «раздутостью» количества дочерних организации СПК, где более трети предприятий являются бездействующими, поскольку большое количество проектов акиматов не были до конца реализованы», – констатировал бизнес-омбудсмен.

Из 235 дочерних организаций СПК 80 не являются активными и не делают налоговых отчислений.

«Из указанного выше можно сделать вывод, что СПК в настоящее время не имеют единого направления и специализации деятельности, то есть СПК пытаются реализоваться на рынке строительства, стабилизации цен на социально значимые продукты питания, управлении спортивными объектами и так далее. Итогом такого распыления сил является совокупный отрицательный показатель вклада в экономику РК. Недочеты в деятельности СПК являются результатом отсутствия четкого контроля со стороны МИО и отсутствия единой политики», – отметил спикер.

По его мнению, анализ деятельности СПК необходимо проводить на системной основе. Независимая оценка деятельности и, возможно, ведение рейтинга СПК способствовало бы развитию и достижению заложенных целей при создании.

Аппарат бизнес-омбудсмена обратился в правительство с предложением совместной работы с МНЭ и НПП «Атамекен» по СПК, которая должна позволить перезагрузить деятельность последних:

  • провести детальный анализ деятельности каждой в отдельности СПК и дать соответствующую оценку их деятельности;
  • на основании проведенного анализа деятельности сформировать и утвердить новую концепцию деятельности и развития СПК на 2021-2025 годы (возможно, сформировать пакет поправок в законодательство РК, направленных на установление более четкого контроля за деятельностью СПК);
  • определить центральный государственный орган, ответственный в целом за деятельность СПК, согласно утвержденной концепции деятельности и развития СПК;
  • на основании новой концепции избавиться от непрофильных активов, включив их в перечень приватизируемых объектов.

«Однако МНЭ, признав имеющиеся проблемы в деятельности СПК, не приняло наши предложения о проведении системной работы по перезагрузке СПК, сославшись на ответственность МИО за деятельность СПК», – отметил уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Офис бизнес-омбудсмена запустил опрос по данной теме. Анкета доступна по ссылке.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!