/img/tv1.svg
RU KZ
«С 1 га бахчи можно получить 2,5- 3 млн тенге, с хлопка таких денег не получишь»

«С 1 га бахчи можно получить 2,5- 3 млн тенге, с хлопка таких денег не получишь»

Руководитель сельхозуправления ЮКО Серик Турбеков рассказал о ситуации в главной отрасли экономики региона. 

13:36 22 Октябрь 2016 9549

«С 1 га бахчи можно получить 2,5- 3 млн тенге, с хлопка таких денег не получишь»

Автор:

Клара Ларина

- Серик Ордабекович, давайте начнем с позитивного момента. Этот год оказался для аграриев ЮКО во многом удачным. Что вы можете сказать об этом?

- Действительно, одной из особенностей этого года стала высокая урожайность по подавляющему большинству выращиваемых в ЮКО сельхозкультур. Сбор бахчи и овощей составил более 2,5 млн тонн. Отмечается небывалый урожай плодов - 125 тыс. тонн, винограда - более 70 тыс. тонн. Таких высоких показателей, отмечу, не было даже во времена Советского Союза.

Больше, чем в прошлом, собрано зерновых - 670 тыс. тонн (581 тыс. тонн в 2015 году). В советские времена в самые урожайные годы в области собирали до 800 тыс. тонн зерна. При этом посевные площади этих культур тогда занимали свыше 400 тыс. га, тогда как сейчас почти вдвое меньше (257,5 тысяч га). Впервые за годы независимости достигнут рекордный показатель урожайности зерновых, в этом году собрали по 24 центнера с гектара. Для сравнения: в 1991 году урожайность составляла 17,8 ц/га.

Посевные площади сельскохозяйственных культур по сравнению с прошлым годом увеличились на 12,8 тыс. га (в 2015 г. - 775,8 тыс. га) и составили 788,6 тыс. га. Площадь теплиц сегодня составляет 1112 га, это 87 % от их общей доли по республике - по строительству и вводу в эксплуатацию теплиц область является абсолютным лидером. Внедрение технологий капельного орошения достигло 50,4 тыс. га (72 % доли республики).

В целом по итогам 8 месяцев 2016 года объем продукции сельского хозяйства в ЮКО составил 220,8 млрд тенге, что на 64,1 млрд тенге больше показателя прошлого года. Объем переработанной продукции сельского хозяйства исчисляется 98,3 млрд тенге, это больше показателя аналогичного периода прошлого года на 11 млрд. тенге.

Все эти показатели свидетельствуют о том, что Южный Казахстан формируется как основной центр по обеспечению населения Казахстана продовольственной, в том числе овощной продукцией. В общереспубликанском объеме производства на долю области сегодня приходится 65 % производства винограда, 66 % бахчевых, 40 % сафлора, 31 % плодово-ягодных, 24 % овощей. Доля производства сельского хозяйства ЮКО по республике составляет 13 %.

- Приоритетной отраслью сельского хозяйства ЮКО традиционно является хлопководство: производство хлопка-сырца составляет порядка 40 % в общем объеме производства сельхозпродукции региона. Какова нынешняя ситуация в этой сфере?

- На сегодня в области собрано свыше 200 тыс. тонн хлопка. Всего в этом году ожидается собрать 280-295 тыс. тонн хлопка-сырца (в 2015 г - 274 тыс. тонн). Посевы хлопчатника по сравнению с 2015 годом увеличены на 10,3 тыс. га и в 2016 году доведены до 109,6 тыс. га.

До 2020 года посевы хлопчатника планируется довести до 120 тыс. га и получить до 420 тыс. тонн хлопка-сырца (по 35 ц/га). На уровне области начата реализация специальной программы, которая предусматривает не только расширение площадей хлопчатника, но и повышение урожайности данной культуры.

В целом посевы хлопчатника в последние годы значительно снизились. Так, если в 2010 году в Мактааральском районе – главном хлопкосеющем районе области – его выращивали на порядка 100 тыс. га при общей площади орошаемых земель района 137 тыс. га, то в этом - на 83 тыс. га. В Шардаринском районе прежде хлопок высевался на 25-30 тыс. га, теперь - всего на 10-12 тыс. га. В Туркестане площади сократились с 18 тыс. га до 5-6 тыс. га, в Ордабасинском районе – с 19 тыс. га до 6-7 тыс. га.

- В чем причины?

- Главная – конъюнктура рынка. Основным фактором, повлиявшим на такое сокращение посевов, стал переход аграриев на бахчевые культуры как более конкурентные и прибыльные. В советское время под бахчи засевались всего 10-15 тыс. га, сегодня – порядка 60 тыс. С 1 га бахчи можно получить 2,5- 3 млн тенге, а с хлопка таких денег не получишь. Поэтому дехкане и переходят на эту культуру.

Главный упор в хлопководстве сегодня делается на повышение урожайности. От этого зависит многое, в том числе - станем ли мы игроками международных хлопковых бирж.

Определенные продвижения по повышению урожайности уже есть. К примеру, растет уровень механизации труда. Если в 2010 году машинный сбор составлял всего 2,7 %, то в  этом году – уже  65 %. Это - хороший показатель: в Узбекистане, он составляет только 5 %, в Туркменистане - 22%.

Большую роль играет внедрение новых технологий. В последние три года при обработке почвы в некоторых хозяйствах применяется технология глубокого рыхления, в итоге им удалось довести урожайность до 40-45 ц/га, тогда как при традиционном методе выращивания средняя урожайность по области не превышает 26-27 ц/га.

В целом по урожайности мы, можно сказать, топчемся. В прежние годы мы собирали по 22-23 ц/га, в прошлом году собрали 27 ц/га, в этом году ожидается цифра в пределах 25,5- 26 ц/га. Это связано с тем, что мы не смогли вовремя полить около 30 тыс. га посевов хлопка в Мактааральском районе из-за снижения уровня воды, поступающей по международному каналу «Достык».

- Дехкане ЮКО страдают от этой проблемы не в первый раз. Как решается в регионе вопрос дефицита поливной воды, идущей из трансграничной реки Сырдарьи, не прорабатывается ли вопрос о собственном независимом источнике?

- Рассмотрение этих вопросов от нас не зависит. Вопросы водопользования регулируются международной конвенцией по использованию трансграничных рек. Но, к сожалению, в поливной период ее соблюдают не все соседние государства. В связи с тем, что река используется в энергетическом, а не гидромелиоративном режиме, попуск воды идет только зимой, а летом практически ограничен.

Поэтому возникают проблемы, но не каждый год. В прошлом и позапрошлом году, к примеру, их не было. Конечно, подобные вопросы нужно решать цивилизованным путем на уровне межгосударственных соглашений.

По поводу независимого источника – да, этот вопрос тоже прорабатывается. Но говорить об этом сейчас рано.

В целом необходимо ставить вопрос шире - о рациональном и экономном водопользовании. То есть – об увеличении подачи воды за счет машин, внедрении новых технологий, ремонте и бетонировании поливных каналов, освоении новых орошаемых земель, дающих больший эффект, нежели богарные. Недостаток орошаемых земель вкупе с устаревшей системой ирригации тоже является одной из проблем агросектора.

- Каковы, на Ваш взгляд, другие проблемные вопросы агросектора ЮКО?

- На одном из недавних совещаний в Минсельхозе они подробно рассматривались. Мы обозначили около 20 вопросов. В их числе был и тот же вопрос с обеспечением водой Мактааральского района. Мы также затронули вопрос о необходимости дальнейшего развития в регионе транспортно-логистических центров. Ведь крестьянин должен думать о том, как выращивать, а не о том, как хранить и продавать продукцию.

Требуют доработки и совершенствования вопросы субсидирования. К примеру, хлопкоробы получают различные виды субсидий – за гектар, за тонну хлопка, за удобрения, за ГСМ, за борьбу с вредителями, за семена, за воду, за анализ хлопка и семян и прочее. Получается какая-то чехарда, мы сами бьемся в цифрах. Мы предлагаем многие виды объединить и тем самым сократить их количество.

Нужно внедрять новые технологии – к примеру, в США выращивают пятилетнюю пшеницу. Нужно активнее развивать аквакультуру – здесь мы находимся еще в начале пути. Нужно строить больше промышленных теплиц – их очень мало. Нам надо больше заниматься глубокой переработкой сельхозпродукции. Из сои за рубежом производят масло, молоко, мясо и т.д. Мы тоже должны идти в таком направлении – например, получать из муки крахмал.

Решение этих и других проблемных вопросов будет способствовать выполнению важнейшей задачи, стоящей перед агросектором, - повышению производительности труда.

- Сейчас уделяется большое внимание кооперации сельхозтоваропроизводителей. Сколько их создано в регионе?

- На сегодняшний день в области создан 81 кооператив, объединивший более восьми тысяч мелких хозяйств. Они представляют свыше 10 % от общего количества фермерских хозяйств области, число которых превышает 68500. Работа по созданию кооперативов согласно новому Закону продолжается, до конца этого года планируется создать кооперативы во всех районах и городах области. Кроме того, проходят перерегистрацию в органах юстиции  старые кооперативы.

Нынешние условия более благоприятствуют созданию кооперативов. Надо признать, что некоторые старые кооперативы были искусственные. Например, в СПКВ (сельские потребительские кооперативы водопользователей) крестьяне объединялись для получения субсидий.

Сейчас же они объединяются по интересам, не требуется, как раньше, какой-то имущественный вход – объединять земли, оборотные средства и т.д. К примеру, в Туркестане объединились производители молока и мяса. Так, 19 из 81 кооперативов в области объединило выращивание хлопчатника, 30 - выращивание зерна, 13 - разведение крупного и мелкого рогатого скота, 3 - выращивание кукурузы и т.д.

- Что им даст объединение?

- Объединившись, они смогут вместе решать многие вопросы – к примеру, купить технику. Кроме того, слияние в кооперативы позволит мелким хозяйствам получить доступ к новым инструментам финансирования, специальному налоговому режиму и ряду других преференций.

Например, через кооперативы те же хлопкоробы смогут комплексно решать свои проблемы – с обеспечением качественным семенным материалом, отсутствием современной сельхозтехники, профессиональных кадров и т.д. Зачастую земли крестьян под выращивание хлопка не превышают 3-5 га, что отрицательно влияет на соблюдение агротехники выращивания хлопчатника и в целом на развитие данной отрасли.

Таким образом, объединение положительно скажется на деятельности самих кооперативов и параллельно решит проблемные вопросы агробизнеса - слабое техническое оснащение, мелкотоварность производства. Все это в конечном итоге будет способствовать дальнейшему повышению производительности труда в сельхозотрасли, так как крестьяне заинтересованы в сбыте своей продукции.

- Как обстоят дела в животноводстве региона?

- Животноводство демонстрирует стабильный ежегодный рост. По сравнению с 1991 годом поголовье КРС увеличилось в 1,7 раза (с 464,3 тыс. до 778,4 тыс. голов), лошадей ­ в 2,3 раза (с 91,1 тыс. до 207 тыс. голов), верблюдов на 23,0% (с 17,8 тыс. до 21,9 тыс. голов).

Значительные результаты достигнуты и в этом году. В Созакском районе ЮКО полностью выполнили годовой план по госпрограммам «Сыбаға», «Алтын асық» и «Құлан» за семь месяцев. О досрочном выполнении годовых планов по этим трем госпрограммам еще в августе заявляли также животноводы Тюлькубасского района области.

В целом по всем районам области, по программе «Сыбаға» за восемь месяцев было закуплено 20 тыс. голов маточного КРС, по программе «Алтын асық» - 26,3 тыс. овец, по программе «Құлан» - 2,5 тыс. лошадей.

В общей сложности численность КРС в области увеличилась по сравнению с прошлым годом на 4,5 % (421,4 тыс.), овец и коз на 2,1 % (4356,6 тыс.), лошадей на 9 % (248,1 тыс.), верблюдов на 2,6 % (24,3 тыс.), птиц - на 16,2 % (2689,7 тыс.). Было произведено мяса в живом весе на 2,1 % больше (128,7 тыс. тонн), молока на 2,0 % (508,4 тыс. тонн), яиц - на 3,9  % (207,1 млн. штук).

- Что обеспечило рост животноводства?

 - Большую роль в развитии этого направления сельхозотрасли сыграла принятая областная программа по развитию животноводства на 2014-2016 годы. Главный акцент в ней сделан на развитие личного хозяйства (ЛПХ): основной целью программы является обеспечение продуктивной занятости населения именно в сельских местностях региона путем создания откормочных площадок, молочных подворий, пунктов по приему молока и мяса, создании птицеферм и сельских потребительских кооперативов.

Механизмом реализации программы определено микрокредитование в рамках «Дорожной карты занятости 2020» через фонд финансовой поддержки сельского хозяйства, а также за счет средств областного бюджета через региональный инвестиционный центр (РИЦ) «Максимум» и микрокредитную организацию «Ырыс» под низкие процентные ставки в 6 %. Сегодня сельский бизнес кредитуется очень сложно. Банки второго уровня практически не рассматривают проекты в аулах. Поэтому эта программа в значительной степени способствует повышению благосостояния населения в селах.

- В чем преимущества этой программы, каковы ее конкретные результаты?

- Ее главные плюсы - ориентированность на широкие слои населения, так как потенциальному участнику необходимо лишь иметь личное подворье, отсутствие необходимости вкладывать дополнительные средства на капитальное строение и инфраструктуру, краткие сроки реализации проекта, быстрая возвратность кредитов. Она (возвратность – авт.) гораздо выше, чем при использовании других инструментов, - в пределах 95-99 %. Это убеждает в эффективности финансирования ЛПХ.

В рамках этой программы в области были созданы и продолжают создаваться малые откормочные площадки, малые семейные молочные фермы, пункты по приему молока, а также сельскохозяйственные кооперативы. За три года было реализовано 9999 проектов, открыты 8102 малых откормочных площадок, 1768 малых семейных молочных ферм, 104 пунктов по приему молока, а также 25 сельскохозяйственных кооперативов.

На реализацию этих проектов было направлено 12,6 млрд тенге, из них по программе «Дорожная карта занятости 2020» выделено 5,8 млрд тенге, через РИЦ «Максимум» - 6,8 млрд тенге. Создано 12,5 тыс. постоянных рабочих мест, дополнительно произведено 63,3 тыс. тонн мяса и 68,1 тыс. тонн молока.

Думаю, что вышеприведенные цифры говорят о том, что в целом мы идем по правильному пути. Да, конечно, в агросекторе ЮКО есть проблемы, о которых мы говорили выше. Но мы над ними работаем, и Министерство сельского хозяйства оказывает нам поддержку.

Клара Ларина, Шымкент.

Что мешает бизнесу работать?

22 Октябрь 2020 08:51 1209

Малинового рая пока не получилось.

Крупнейший в Казахстане производитель ягоды не может работать на полную мощность из-за банальной нехватки рабочих рук во время сезона.

Актюбинская компания на 30 гектарах (20 километров от областного центра) выращивает малину, используя ремонтантные саженцы польской селекции «полана» и «полка», которые признаны лучшими сортами в Европе. Это поздние, так называемые осенние сорта, потому пик массового сбора урожая приходится на середину сентября. Товарищество является крупнейшим производителем садовой малины в Казахстане. Предприниматели амбициозны и не хотят останавливаться на достигнутом, стремятся к расширению и повышению урожайности, что по законам рынка поможет снизить себестоимость. На предприятии утверждают, что могут своей продукцией снабдить не только местный, но и соседние региональные рынки и даже выйти на экспорт. Но этому мешает человеческий фактор, а в этом году и пандемия.

Человеческий фактор

«Польские сорта рассчитаны на мягкий влажный европейский климат – где-то 25-28 градусов по Цельсию в летние месяцы. А у нас резко континентальный климат, в июле воздух прогревался до 40 градусов. Естественно, малина из-за высокой для нее температуры болела и замедлила свой рост. Так что урожай созревает чуть позже обычного», – говорит директор ТОО «Болат ЛТД» Данат Шураханов.

По его словам, этого можно было избежать, если бы накрыть поле специальной солнцезащитной пленкой. Ее купили, да вот беда – натягивать некому. Это же касается и сбора урожая. Свои особо работать не хотят, а трудовым мигрантам путь на плантации заказан. Мало того что квота на привлечение иностранной рабочей силы очень мала, так еще из-за пандемии ее вообще в этом году нет.

Понятное дело, что сбор малины является довольно трудоемким процессом. Но сборщикам платят 500 тенге за килограмм собранной ягоды. На постоянной основе в ТОО работают 15 человек. В прошлом году урожай помогали собирать (естественно, не бесплатно) 50 членов отрядов «Жасыл ел» и 30 студентов Актюбинского регионального госуниверситета имени Кудайбергена Жубанова. Плюс к этому человек 80 из числа местных жителей (из близлежащих поселков). Еще раньше производственную практику проходили студенты Актюбинского высшего сельскохозяйственного колледжа. Но по причине пандемии коронавируса компания лишилась этой помощи лишилось. В этом году на поля выходили только 50-60 человек из числа местных жителей. Но для оптимального сбора урожая необходимо 100-150 человек. В прошлом году где-то 150 сборщиков у нас и было.

«Трудовым мигрантам въезд запрещен, квота на привлечение иностранной рабочей силы сокращена. Местные за не такие уж и большие деньги, как они считают, заниматься кропотливой работой не хотят. И в этом вся проблема. Хотя это была реальная возможность подзаработать во время карантина», – утверждает Данат Шураханов.

Он, как и его коллеги, работающие в сфере растениеводства сельскохозяйственной отрасли, убежден: нужно менять сознание, психологию людей, убрать выплаты, способствующие чисто потребительскому мышлению и образу жизни.

Дорогое удовольствие

«Мы начинали пять лет назад с одного гектара. Потом было 5, 10, 25, теперь 30 гектаров. Мы могли бы и хотели бы расширяться и дальше, довести посадочные площади до 100 гектаров и более. Тем более что продукция востребована. Но все упирается в человеческий фактор – нехватку рабочих рук. Конечно же, нам хотелось механизировать процесс уборки малины при помощи комбайна с дистанционным управлением, который на Всемирной выставке сельхозтехники был признан самым инновационным комбайном в мире. Но его цена около $200 тыс. А вообще, подобная техника с доставкой начинается от $150 тыс. Работать же такой комбайн будет лишь месяц-полтора. 25% субсидирование на покупку сельхозтехники – это, считаю, недостаточно. Должно быть минимум 50%. Но еще было бы лучше, если бы заработала схема через социально-предпринимательские корпорации. СПК закупала бы технику у производителя, а мы бы ее арендовали», – мечтательно рассуждает Данат Шураханов.

И все же господдержка есть

Были проблемы с поливом. Раньше товарищество пользовалось насосом для подачи воды из реки Каргала, что протекает рядом с плантацией, мощностью 100 кубометров в час. Этого было недостаточно. Благодаря меморандуму, подписанному акиматом области с Европейским банком реконструкции и развития, предприятие заключило долгосрочный договор с облфилиалом РГП «Казводхоз». В его рамках хозяйству переданы в доверительное управление три новых насоса мощностью 400 кубометров воды в час каждый и подстанция. Товарищество платит «Казводхозу» лишь за потребленную воду.

«Вот такая помощь и должна быть от государства, чтобы мы не брали кредиты под огромные проценты. Для сельского хозяйства это слишком дорогое удовольствие», – рассуждает директор ТОО.

А как там, за кордоном?

Стоит отметить, что в этом году на актюбинском рынке активно реализовывались черная смородина и малина из Кыргызстана. Цена ягоды на оптовом рынке составляла 1400 и 2200 тенге за килограмм соответственно. Черную смородину в промышленных объемах в регионе не выращивают. А вот местную малину непосредственно с поля ТОО «Болат ЛТД» реализовывало по 2000 тенге за килограмм. Но это более 20 километров от Актобе. В село Садовое, где находятся малиновые поля, ходит только один автобус с большим интервалом движения. В самом же областном центре в розничных точках продаж ягода уже реализуется по 2500 тенге за 800-граммовый контейнер. А это 3125 тенге за килограмм.

Почему же происходит так, что продукция из соседней республики с большим логистическим плечом стоит дешевле местной или находится примерно в одной ценовой категории?

«Сегодня производство малины активно внедряется в Кыргызстане. Страна находится в высокогорье – более половины ее территории располагается на высотах от 1000 до 3000 м над уровнем моря. Летом там постоянная температура 27-29 градусов по Цельсию. Ранняя весна и поздняя осень, воды с горных склонов Тянь-Шаня много. Земледельцы работают сами, никого не приглашают – местных рабочих ресурсов хватает. И сейчас в аулах переходят на малину и перестают сажать персики и абрикосы, которые растут Ферганской долине. Почти вся ягода уходит на экспорт. В Польше самое большое малиновое поле – 5 га. В Российской Федерации (Краснодарский край) – 20 гектаров. А в Кыргызстане – 300 га. Это самые крупные плантации в мире. Киргизские аграрии уже завалили малиной рынки России и завоевывают Казахстан. Большие объемы, хорошая урожайность – как следствие, более низкая себестоимость. Мы также можем увеличить посадочные площади, получать больший объем продукции, снизить себестоимость, но нужны рабочие руки», – рассуждает Данат Шураханов.

Ягода-малина нас к себе манила

Сезон завершен в конце сентября. Удалось собрать 85% урожая. По скромным подсчетам, это 35 тонн малины. Ягода реализовывалась как в свежем, так и в переработанном виде – варенье. Пока стоит теплая погода, еще можно собирать малину, так как это ремонтантные сорта. Планируется до холодов заготовить в общей сложности около 25 тонн малинового варенья. Кстати, цех по переработке ягоды мощностью три тонны в сутки находится непосредственно возле поля. Здесь варят варенье-пятиминутку.

«Щадящая технология варки позволяет сохранить все ценные, полезные и целебные свойства. Собственно, поэтому ее и выбрали. В прошлом году варенье реализовывалось через торговые сети. Но недолго оно стояло на полках – очень быстро наш сладкий товар раскупили. Ритейлоры говорили, что необходимо производство поставить на поток, чтобы товар круглый год был представлен на полках. Но нам не хватает сырья. Мы и 300 га посадим – земли хватает. Но пока стоят вопросы: механизация, субсидирование, рабочая сила. Продукт востребованный, в принципе, экспортно ориентрованный. Покупатель его оценил. В сентябре возили малину и варенье на ярмарку в Нур-Султан – ушли на ура. Были поставки в Атырау и Уральск. В прошлом году отправили партию малины и варенья в Оренбург – все влет прямо с машины ушло. Учитывая, что коронавирус и пневмония гуляют по планете, малиновое варенье – это сладкое и вкусное лекарство. Несмотря на негативные факторы, усугубившиеся пандемией Covid-19, мы в будущее смотрим с оптимизмом. Так как знаем и верим: малиновый тренд только начинает набирать обороты», – резюмировал директор, надеясь, что в правительстве и министерстве сельского хозяйства учтут их предложения.

Семен Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

В Павлодарской области начали выплачивать компенсацию за уничтоженную птицу

21 Октябрь 2020 13:59 1078

Всего на эти цели необходимо более 86 млн тенге.

Изначально руководство местной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора заявляло, что «государство возместит ущерб по усредненной рыночной стоимости, которую определит специальная комиссия». Теперь стало известно, какие «рыночные цены» определили в республике. Так, за каждую курицу фермерам выплатят 1187,5 тенге, за утку и цесарку – 3516 тенге, гуся – 6500 тенге, индейку – 5000 тенге.

К примеру, Павлодарской области на компенсацию уничтоженной птицы необходимо 86,1 млн тенге. В целом по Казахстану на эти цели будет направлено порядка 390 млн тенге. Интересно, что касательно объема выплат доля Павлодара занимает около 22% от республиканского. В то время как по объему уничтоженной птицы на Павлодарскую область приходится только около 3,5% от республиканского – 31 тыс. штук из 873,9 тыс. (данные на 19 октября).

Такая разница говорит о том, что при соблюдении вышеназванных расценок денег на компенсацию во всех регионах не хватит. Если предположить, что Павлодар при общей сумме в 390 млн получит 86 млн, то по остаточному принципу получится, что в среднем на возмещение одной птицы в других областях останется 360 тенге. В это же время как минимально полагающаяся выплата за курицу составляет почти 1,2 тыс. тенге. Из всего этого можно сделать вывод, что либо на компенсацию выделят дополнительные средства, либо потери возместят только наиболее расторопным фермерам. К слову, министерство сельского хозяйства РК уже попросило «рассмотреть возможность выделения дополнительных финансовых средств из республиканского бюджета».

Сейчас в Павлодарской области уже начали выплачивать компенсационные выплаты. По состоянию на 21 октября местные фермеры получили более 12,5 млн тенге. При предоставлении всей необходимой документации процесс выплаты компенсации занимает не более трех дней.

В целом вспышка птичьего гриппа была зафиксирована в семи селах пяти районов Павлодарской области. Во всех населенных пунктах по мере регистрации заболевания вводился карантин. Первые села закрыли еще 20 сентября. Однако на передвижениях людей он не сказался. Под запретом оказались только ввоз и вывоз птицеводческой продукции.

По информации Павлодарской областной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора минсельхоза РК, на данный момент случаи смерти птиц от высокопатогенного гриппа практически прекратились. Карантин в селах длится 21 день после последнего случая падежа птицы.

Всего от нынешней вспышки птичьего гриппа в Павлодарской области погибло более 3,1 тыс. голов домашней птицы. От болезни в регионе в основном погибали курицы и гуси – 1,6 тыс. и 1,3 тыс. соответственно. При этом в целях профилактики было уничтожено свыше 27,9 тыс. птиц. В данном случае больше всего пострадали курицы (16,4 тыс. особей), индюки (6,4 тыс.), гуси (4,9 тыс.). На местных птицефабриках фактов гибели птиц зафиксировано не было. В сентябре в регион поступила партия вакцин в размере 503 тыс. доз. Сейчас эпидситуация в Павлодарской области оценивается как стабильная.

По мнению специалистов, в северные регионы Казахстана болезнь могла попасть из соседней России. Предполагается, что она была занесена дикими перелетными птицами. Считается, что их иммунитет сильнее, чем у домашних птиц, потому дикие птицы болеют птичьим гриппом, но остаются живыми. 

Напомним, впервые птичий грипп на территории Павлодарской области был зафиксирован в 2005 году в селе Голубовка Иртышского района. Тогда в общей сложности пало, а также было уничтожено в профилактических целях почти 3 тыс. поголовья домашней птицы.

Руслан Логинов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!