RU KZ
«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

14:48 27 Октябрь 2016 13392

«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

Автор:

Гульназ Муканова

Нуржан Альтаев о кооперативах, субсидиях, отсутствии логистики, внешних рынках и приоритетах финансирования АПК.

Разработка Государственной программы развития агропромышленного комплекса идет полным ходом и, по заверениям разработчиков, будет принята уже к концу года. О том, какие нововведения ожидают фермеров, в интервью abctv.kz рассказал Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Нуржан Альтаев. 

Мы должны определить для себя приоритеты
– На какой стадии работа по созданию документа?

– Еще до поручения Главы государства при Министре сельского хозяйства Аскаре Мырзахметове была создана специальная Рабочая группа, чьей задачей является выработка новой аграрной политики. О том, что Программа должна быть не отраслевой, а государственной, Национальная палата предпринимателей «Атамекен» говорила больше года на всех площадках. Село – работа не только одного министерства, здесь должны быть задействованы несколько ведомств. Это не просто отрасль, это образ жизни. Сельское хозяйство не будет развиваться, если не создать нормальную инфраструктуру, если не будет медицины и образования. Часто озвучивается мнение, что нужна урбанизация. Но если мы называем себя аграрной страной и говорим, что драйвером экономики будет АПК, то кто будет сельским хозяйством заниматься, если мы всех в город переселим?

Буквально неделю назад проект Концепции гос. программы был представлен вице-министром сельского хозяйства Кайратом Айтугановым на нашей площадке, мы специально для этого созвали заседание членов Комитета АПК. При первом рассмотрении озвученные во время презентации подходы нас устроили. Это как раз то, о чем мы всегда говорили. Рынок Казахстана, к сожалению, маленький, поэтому нужно ориентироваться на макроспрос тех стран, чьи рынки являются для нас перспективными: Китай, Россия, Иран. На них в этой новой программе и будет ориентир. Сейчас уже рынок, например, КНР становится более-менее понятным. Там огромный спрос, и цены нас приятно удивляют, в отличие от наших внутренних. Могу сказать, что по мясу в некоторых городах стоимость отличается в 7-8 раз. Кроме того, в КНР имеется большая потребность в растительном масле и семенах масличных.

– В масличных или в масле?

– И в том, и в другом, то есть и в сырье, и в конечной продукции.

- А не получится, как в Узбекистане, где казахстанские зерновики конкурируют с казахстанскими мукомолами?

- Я считаю, что приоритет должен быть отдан продукции с более высокой добавленной стоимостью, более высокой переработкой. Но есть некоторые интересные предложения по сырью. Например, они нам назвали их потребность в кукурузе до конца года, и этот объем практически равен тому, что производит весь Казахстане. К тому же, у нас практически нет переработки кукурузы.

Мы всегда говорим, что субсидии распыляются, их получают практически все, а какого-то серьезного выхлопа нет. И люди привыкли, что, выращивая пшеницу, не обязательно работать над увеличением урожайности, т.е. можно не работать над производительностью, заявить, что 500 или 1000 гектар засеял, получить субсидии. Чтобы такого не было, мы сейчас рассматриваем различные подходы, в том числе вариант субсидирования конечной продукции. Например, субсидии можно получить, только если ты сдаешь сырье, скажем, на переработку или на хранение внутри страны, а не при экспорте в виде сырья. То есть помогать не тому, кто произвел и дорого продал сырье за рубеж, еще и от государства за это деньги получает, и сидит себе спокойно, в ус не дует. В этом случае мы скажем: «Продаешь – продавай, но субсидии от государства не получишь. А вот если ты сдашь ее на внутреннюю переработку, тогда за каждую тонну сданной продукции получишь от государства субсидию». Тогда у людей будет какой-то интерес. Мы должны определить для себя приоритеты. Однозначно надо создавать внутри страны экономические стимулы, чтобы люди производили продукцию с более высокой добавленной стоимостью.

– Раньше писали, что в Казахстане существует не только нефтяное, но и зерновое проклятье. Компании, пользуясь естественными преимуществами страны, не были заинтересованы в дальнейшей цепочке. Вот они зерно выращивают, продали его, и все хорошо, больше ничего не надо. Получалось, что зерно продавали, а печенье импортировали. Опять так не сложится?

– Когда я езжу за рубеж, в ту же Италию, там все прекрасно знают о качестве казахстанского зерна и удивляются, почему мы его лишь экспортируем, а не производим из него продукцию. Поэтому нам надо направлять субсидии только туда, где будет высокая добавленная стоимость. Вообще надо ставить вопрос не о повышении производительности, а, может, о более высокой добавленной стоимости, о более высокой доходности.

Нужно субсидировать конечный продукт
– Так мы отказываемся от погектарной субсидии?

– Сейчас пока какого-то решения нет, мы лишь обсуждаем различные подходы. Вот есть такой подход, как давать только инвестиционные субсидии, может это  в какой-то мере радикальное решение. Фермер же не вкладывается каждый год, не строит ежегодно завод или не покупает трактор или комбайн. Технику можно приобрести раз в несколько лет. К тому же есть люди, которые в течение всего периода независимости нашей страны вкладывали инвестиции, покупали трактора, строили перерабатывающие предприятия, но они не получат субсидии – деньги дадут только тем, кто будет вкладываться в свой бизнес после внедрения этого подхода. Насколько это справедливо? Надо обсуждать, но в любом случае инвестиционные субсидии должны быть, как один из видов поддержки.

Сейчас в Минсельхозе создана также рабочая группа для обсуждений погектарных субсидий. Пока идет рассмотрение, непонятно к какому итогу придут. В НПП тоже ведут дискуссии, ломают головы. Лично я как член Правления, который курирует эту отрасль, считаю, что нужно субсидировать что-то осязаемое, конечный продукт. И фермер должен быть заинтересован – чем больше он сдает, тем больше получает субсидий.

– Изначально, когда в Казахстане только начинали субсидировать АПК, то делали это как раз-таки выборочно. Были большие дебаты в парламенте, в итоге приняли решение перейти к гектарным субсидиям, чтобы деньги не доставались избранным. Но тогда вышло так, что на юге Казахстана начали субсидировать производство сахарной свеклы. И закупочная цена на свеклу была такая, что можно было побросать семена в землю и не собирать урожай. Потому что цена субсидии за гектар была выше закупочной цены, по которой ее брали сахарные заводы.

– Да, основной вопрос, которым задаются фермеры – это подтверждение объемов сданной продукции. Над этим надо думать, т.е. как это администрировать. Например, те же зерновики. Как посчитать произведенную и сданную ими продукцию, если у многих из них есть свои зернохранилища? Они просто бумагами будут показывать, что поставили 1 тыс. тонн на свое хранилище, хотя на деле поставили всего 500 тонн. Сам себе выпишет бумагу и пойдет получать субсидии.

Но нет ничего невозможного, будем работать и искать механизмы для того, чтобы это отследить.

К тому же Минсельхоз задумался о создании товаропроводящей системы: торгово-логистических центров, оптово-распределительных центров, системы заготовок и так далее. Это есть в проекте Концепции новой Программы. Если будут создаваться кооперативы в виде заготовительных центров, то можно стимулировать фермеров сдавать туда свою продукцию и получать за это субсидии на основании подтверждённых документов.

– А заготовительный центр будет государственный?

– Необязательно, они должны принадлежать членам этого кооператива. Хочу отметить, что пока это все обсуждается, сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы.

– То есть концепция – это больше подходы?

– Да, пока в проекте Концепции даются общие формулировки и подходы, конкретные вещи будут прописаны позже. Сам текст Программы мы еще не видели, нам дали только проект Концепции. Мы ее выставили в социальной сети на всеобщее обозрение и обсуждаем с бизнесом. Такого раньше не было, обычно концепции обсуждались в очень узком кругу. А сейчас мы стараемся организовать широкое обсуждение, чтобы аграрии обсуждали и давали свои предложения.

– Какие еще базовые моменты помимо реформирования системы субсидирования заложены в программе? Что еще будет меняться?

– Во-первых, ориентир будет идти на внешний макроспрос, и на внутренний рынок в рамках импортозамещения по некоторым товарам. Впервые в Программе будет прописано, что мы ориентируемся на внешние рынки – Китая, России, Ирана. Мы ставим задачу, чтобы наши фермеры могли очень хорошо зарабатывать. А для того, чтобы фермер мог жить богато, его товар невозможно ориентировать только на внутренний рынок. Понятно, что продовольственная безопасность будет тоже обеспечена, внутренний рынок будет насыщаться.

Второе отличие от действующей Программы, в том, что будут четкие индикаторы, каких не было в прежнем документе: чего мы должны достигнуть в конце, что мы получим в итоге, когда все деньги будут направлены и использованы.

Третье – предусматривается проектный подход. То есть мы не будем помогать всем подряд, а будем делать это точечно. Условно говоря, если растительные масла пользуются спросом в Китае и для нас это очень хорошая возможность завоевать рынок, то в рамках этой Программы мы делаем все для производства растительных масел: даем длинные дешевые деньги, земельные участки, подводим инфраструктуру, создаем товаропроводящую систему до рынка Поднебесной. Вся эта цепочка будет прямо и четко прослеживаться в программе. Будем создавать все условия под востребованные продукты.

– А определены уже такие приоритетные производства?

– Пока в проекте Концепции предпочтительные направления прописываются широкими мазками. Дальше будет больше конкретики и цифр. Если мы хотим выходить на китайский рынок с тем же самым растительным маслом, то в каких объемах? Вот это уже будет прописываться в Программе.

Кроме того, в прошлой Программе упор делался на крупные хозяйства. А в этой уже идет уклон на кооперативы, которые будут состоять из мелких фермеров. Стоит задача максимально вовлечь сельское население в производство сельхозпродукции. Так решаются две проблемы: насыщается рынок и обеспечивается занятость.

Становится более доступным финансирование. Субсидировать будут не только крупные производства – эти деньги может получить даже мелкий фермер. Понятно, что в какой-то степени вопрос спорный. Особенно не очень довольны таким поворотом событий крупные сельхозпроизводители.

Кооперативы ради кооперативов не нужны
– Каким образом предполагается стимулировать кооперацию?

– В самом начале это делалось только ради самой кооперации. Условно говоря, Минсельхоз заявлял: «Нужно создавать кооперативы и под это дело мы будем выделять финансирование тем, кто объединился в кооперативы». Но самый главный вопрос не рассматривался – куда они будут продавать свою продукцию? Завтра возникнет ситуация, когда эти же фермеры придут в Минсельхоз и скажут: «Вы же нас заставили в кооператив объединиться, призывали к этому. А теперь Вы – те, кто призывал нас – вот продайте нашу продукцию».

Чтобы этого не возникало, мы предложили свой вариант, с которым в МСХ согласились. У нас есть три направления сбыта. Первое – перерабатывающие предприятия, которые недозагружены примерно от 20 до 50% по разным видам сырья. Всем известно, что нехватка сырья есть почти у всех молокоперерабатывающих предприятий, мясокомбинатов, производств растительного масла. Прежде чем создавать кооператив, надо спросить у близлежащих перерабатывающих предприятий, какое сырье им необходимо? А потом ориентировать продукцию фермеров под их спрос и технические требования к сырью. В свою очередь этот завод заключает соглашение, что будет покупать у фермеров их товар. Тогда мы будем четко понимать, для чего мы кооперируем и даем эти деньги.

Второе направление – торговые сети, которым тоже нужны продовольственные товары. В Алматы торговые сети нам открылись и показали свою потребность. Но проблема в мелкотоварности, объемах, упаковке и сроках поставки мелких и средних фермеров. Мы могли бы под потребности этих сетей собрать 500 фермеров, которые будут выращивать картофель, например. Объединяем их, что даст определенный объем, даем им кредитные ресурсы и сразу на старте стыкуем с торговой сетью, чтобы кооператив мог реализовать им свою продукцию.

И третье направление – экспорт. К примеру, в Восточно-Казахстанской области объединилось 1500 фермеров в кооператив. Их объединила идея консолидация объемов меда, чтобы крупной партией продавать его на рынке Китая. В итоге пчеловоды объединились и поставили упаковочный цех, чтобы расфасовывать мед в различную тару от стокилограммовой до самой маленькой, порционной.

В другом регионе, другой пример. Предприниматель, производящий разнообразные сыры, констатирует, что после команды создавать кооперативы, акимы основывают кооператив ради кооператива. У бизнесмена есть свои танкеры для приема молока, а местные исполнительные органы ставят рядом еще один молокоприемник. Зачем? А куда они будут это молоко продавать, если единственное предприятие в районе, которое его принимает, это тот самый предприниматель со своими молокоприемниками?

Мы Минсельхозу предложили, и это предложение было поддержано, чтобы акиматы создавали условия для организации кооперативов в привязке к действующим перерабатывающим предприятиям, т.е. там, где это нужно.

– Камень преткновения между переработчиками и производителям – закупочная цена. В сезон, когда молока много, предприятия снижают цены, и фермеру проще вылить его, чем продавать. А когда молока дефицит, они начинают повышать цены и загонять друг друга.

– Это не всегда так, потому что мы видим, что все молокоперерабатывающие предприятия нуждаются в сырье. Нестыковка получается, когда приходит государство и административным ресурсом пытается создать кооператив, не вникая в ситуацию.

Например, в Южно-Казахстанской области компания Фудмастер покупает танкеры, ставит в ауле и бесплатно дает жителям во временное пользование. А вечером покупает это молоко. То же самое делает и компания «Восток Молоко». Им всем сырья не хватает, не такое большое количество людей его производит. Есть проблемы, связанные с логистикой, например, аул может находиться далеко и пока довезешь молоко, оно становится нерентабельным.

Но предприятия двигаются в этом направлении, отвлекая при этом свои средства, а государство на это не тратится. Чем просто расходовать деньги, которые идут по программе занятости, по микрокредитам, лучше конкретно их ориентировать под фермеров.

– Раз уж заговорили про деньги, по общей системе финансирования отрасли, как в этой концепции предполагается ее реформировать? Помнится, велись разговоры об Агробанке, реорганизации фининститутов «КазАгро», совершенно темная история с «Продкорпорацией», которую то продают, то не продают. Эти моменты как-то прописаны в концепции?

– По реформе «КазАгро» есть только общие подходы. «КазАгро» к нам приходили, показали свою презентацию. Где-то мы согласились, где-то нет. Там предусматривается, что Аграрная кредитная корпорация выступит как банк банков и будет фондировать банки и кредитные товарищества, чтобы они уже финансировали фермеров.

– А нужно ли это? Если вы все равно даете деньги на сельское хозяйство, почему бы не создать банк, который будет работать с такими деньгами?

– Мы работаем над тем, что выработать стратегию «КазАгро» и как она должна реформироваться.

– Что касается принятой системы финансирования: она шла по линии «КазАгро», через субсидии, были деньги, которые выделялись для микрокредитных организаций. Здесь что-то будет меняться?

– Здесь однозначно будут изменения, создана рабочая группа во главе с Министром национальной экономики Куандыком Бишимбаевым. Хотят в корне поменять Программу занятости, поскольку за короткий период, лет пять, затрачено около 800 млрд тенге, а количество безработных осталось прежним, никаких изменений не произошло.

Теперь по поводу микрокредитования. Этим в основном занимался Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства и захватил весь рынок, не дает частникам развиваться в этом сегменте, так как может позволить себе самые дешевые кредиты. При этом у него не хватает людей для выдачи и обслуживания займов. Поэтому сейчас решается вопрос создания конкурентной среды в этой сфере. То есть имеющиеся микрофинансовые организации будут финансироваться, но не Фондом финансовой поддержки сельского хозяйства, а через Аграрную кредитную корпорацию. Так как микрофинансовые организации и кредитные товарищества не смогут сделать низкие проценты, то государство будет субсидировать процентную ставку.

У нас нет логистики
– Есть несколько программ по стимулированию производства с высокой добавленной стоимостью, например, по инвестиционным субсидиям, когда возмещаются затраты на расширение. Будет ли она подвергаться коррекции?

– Однозначно будет, потому что меняются все подходы, ведь инвестиционные субсидии сейчас стали самым востребованным и эффективным инструментом поддержки аграриев.

Очень важно создавать товаропроводящие системы и оптово-распределительные центры. Приведу пример. Весной мы проводили большое совещание в Алматы. Состоялись переговоры между торговыми сетями и фермерами. Последние пожаловались на торговые сети, заявив, что те не пускают их на полки. Супермаркеты ответили, что производители не могут наладить цикличность поставок, упаковку и прочее. Мы затребовали у торговых сетей их потребности и требования к продукции. Они все это предоставили и даже заявили о готовности заключить офтейк контракты. 

Также выяснилось, что у торговых сетей нет складов и хранилищ. Они просят ежедневные поставки в определенном объеме. А это проблематично – каждый день везти продукты из области в город. Это расходы и теряется весь смысл.

Другой момент, что торговые сети работают «в белую», иногда оплата поступает через месяц. А фермер столько ждать не может, у него все горит, надо кредит выплачивать. Ему удобнее продать за наличные. Поэтому он либо на базар поставляет, либо посредникам, которые скупают по низким ценам.

– И как будут решаться озвученные проблемы с логистикой?

– Во-первых, строительство оптово-распределительных центров (ОРЦ). И торговые сети, и производители в один голос твердят, что им нужна оптово-распределительная сеть. Споры возникают по участию государства: минсельхоз «за», а частники «против», говоря, что от государства требуется только земельный участок, инфраструктура и длинные дешевые деньги. ОРЦ будет связываться с торговыми сетями и давать сигнал фермерам о потребностях торговых сетей – что нужно производить. Фермер не должен думать, как и куда продаст свою продукцию, это задача ОРЦ, который берет заказ у торговых сетей, ресторанов и распределит между фермерами. Этот момент будет предусмотрен в новой Программе, что радует.

– Еще больной вопрос – страхование в растениеводстве. Что решили?

– Действительно актуальный вопрос, нужен нашим фермерам адекватный механизм страхования, покрывающий затраты нашим фермерам при неблагоприятных погодных условиях. Поэтому механизм страхования в растениеводстве будет меняться, подходы сейчас обсуждаются.

– По техническому обеспечению, получается, будут возрождаться МТС (машинно-транспортные станции)?

– Предполагается, что часть кооперативов будет заготовительными, а часть сервисно-заготовительными. Это может быть техника в аренду или ее обслуживание.

– Вице-министр по инвестициям и развитию Альберт Рау сказал, что МСХ не заинтересован в субсидировании покупки отечественной сельхозтехники.

– Не совсем так, были разные мнения. Фермеры хотели иметь право выбора производителя техники, как отечественного, так и импортного. Отечественные производители сельхозтехники говорили о поддержке в виде создания условия для сбыта произведенной продукции. В конечном итоге пока пришли к мнению, что нужно поддерживать отечественных производителей, но ставить жесткие условия, в первую очередь по локализации, качеству и сервису. А то у нас есть такие, что привозят трактор, ставят на колеса, говорят, что они отечественные производители. Должно быть соглашение между госорганами и предприятиями, где последние каждый год должны показывать рост уровня локализации и обеспечить сервисное обслуживание в регионах Казахстана.

Гульназ Муканова