/img/tv1.svg
RU KZ
«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

Нуржан Альтаев о кооперативах, субсидиях, отсутствии логистики, внешних рынках и приоритетах финансирования АПК.

14:48 27 Октябрь 2016 13309

«Сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы»

Автор:

Гульназ Муканова

Разработка Государственной программы развития агропромышленного комплекса идет полным ходом и, по заверениям разработчиков, будет принята уже к концу года. О том, какие нововведения ожидают фермеров, в интервью abctv.kz рассказал Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Нуржан Альтаев. 

Мы должны определить для себя приоритеты
– На какой стадии работа по созданию документа?

– Еще до поручения Главы государства при Министре сельского хозяйства Аскаре Мырзахметове была создана специальная Рабочая группа, чьей задачей является выработка новой аграрной политики. О том, что Программа должна быть не отраслевой, а государственной, Национальная палата предпринимателей «Атамекен» говорила больше года на всех площадках. Село – работа не только одного министерства, здесь должны быть задействованы несколько ведомств. Это не просто отрасль, это образ жизни. Сельское хозяйство не будет развиваться, если не создать нормальную инфраструктуру, если не будет медицины и образования. Часто озвучивается мнение, что нужна урбанизация. Но если мы называем себя аграрной страной и говорим, что драйвером экономики будет АПК, то кто будет сельским хозяйством заниматься, если мы всех в город переселим?

Буквально неделю назад проект Концепции гос. программы был представлен вице-министром сельского хозяйства Кайратом Айтугановым на нашей площадке, мы специально для этого созвали заседание членов Комитета АПК. При первом рассмотрении озвученные во время презентации подходы нас устроили. Это как раз то, о чем мы всегда говорили. Рынок Казахстана, к сожалению, маленький, поэтому нужно ориентироваться на макроспрос тех стран, чьи рынки являются для нас перспективными: Китай, Россия, Иран. На них в этой новой программе и будет ориентир. Сейчас уже рынок, например, КНР становится более-менее понятным. Там огромный спрос, и цены нас приятно удивляют, в отличие от наших внутренних. Могу сказать, что по мясу в некоторых городах стоимость отличается в 7-8 раз. Кроме того, в КНР имеется большая потребность в растительном масле и семенах масличных.

– В масличных или в масле?

– И в том, и в другом, то есть и в сырье, и в конечной продукции.

- А не получится, как в Узбекистане, где казахстанские зерновики конкурируют с казахстанскими мукомолами?

- Я считаю, что приоритет должен быть отдан продукции с более высокой добавленной стоимостью, более высокой переработкой. Но есть некоторые интересные предложения по сырью. Например, они нам назвали их потребность в кукурузе до конца года, и этот объем практически равен тому, что производит весь Казахстане. К тому же, у нас практически нет переработки кукурузы.

Мы всегда говорим, что субсидии распыляются, их получают практически все, а какого-то серьезного выхлопа нет. И люди привыкли, что, выращивая пшеницу, не обязательно работать над увеличением урожайности, т.е. можно не работать над производительностью, заявить, что 500 или 1000 гектар засеял, получить субсидии. Чтобы такого не было, мы сейчас рассматриваем различные подходы, в том числе вариант субсидирования конечной продукции. Например, субсидии можно получить, только если ты сдаешь сырье, скажем, на переработку или на хранение внутри страны, а не при экспорте в виде сырья. То есть помогать не тому, кто произвел и дорого продал сырье за рубеж, еще и от государства за это деньги получает, и сидит себе спокойно, в ус не дует. В этом случае мы скажем: «Продаешь – продавай, но субсидии от государства не получишь. А вот если ты сдашь ее на внутреннюю переработку, тогда за каждую тонну сданной продукции получишь от государства субсидию». Тогда у людей будет какой-то интерес. Мы должны определить для себя приоритеты. Однозначно надо создавать внутри страны экономические стимулы, чтобы люди производили продукцию с более высокой добавленной стоимостью.

– Раньше писали, что в Казахстане существует не только нефтяное, но и зерновое проклятье. Компании, пользуясь естественными преимуществами страны, не были заинтересованы в дальнейшей цепочке. Вот они зерно выращивают, продали его, и все хорошо, больше ничего не надо. Получалось, что зерно продавали, а печенье импортировали. Опять так не сложится?

– Когда я езжу за рубеж, в ту же Италию, там все прекрасно знают о качестве казахстанского зерна и удивляются, почему мы его лишь экспортируем, а не производим из него продукцию. Поэтому нам надо направлять субсидии только туда, где будет высокая добавленная стоимость. Вообще надо ставить вопрос не о повышении производительности, а, может, о более высокой добавленной стоимости, о более высокой доходности.

Нужно субсидировать конечный продукт
– Так мы отказываемся от погектарной субсидии?

– Сейчас пока какого-то решения нет, мы лишь обсуждаем различные подходы. Вот есть такой подход, как давать только инвестиционные субсидии, может это  в какой-то мере радикальное решение. Фермер же не вкладывается каждый год, не строит ежегодно завод или не покупает трактор или комбайн. Технику можно приобрести раз в несколько лет. К тому же есть люди, которые в течение всего периода независимости нашей страны вкладывали инвестиции, покупали трактора, строили перерабатывающие предприятия, но они не получат субсидии – деньги дадут только тем, кто будет вкладываться в свой бизнес после внедрения этого подхода. Насколько это справедливо? Надо обсуждать, но в любом случае инвестиционные субсидии должны быть, как один из видов поддержки.

Сейчас в Минсельхозе создана также рабочая группа для обсуждений погектарных субсидий. Пока идет рассмотрение, непонятно к какому итогу придут. В НПП тоже ведут дискуссии, ломают головы. Лично я как член Правления, который курирует эту отрасль, считаю, что нужно субсидировать что-то осязаемое, конечный продукт. И фермер должен быть заинтересован – чем больше он сдает, тем больше получает субсидий.

– Изначально, когда в Казахстане только начинали субсидировать АПК, то делали это как раз-таки выборочно. Были большие дебаты в парламенте, в итоге приняли решение перейти к гектарным субсидиям, чтобы деньги не доставались избранным. Но тогда вышло так, что на юге Казахстана начали субсидировать производство сахарной свеклы. И закупочная цена на свеклу была такая, что можно было побросать семена в землю и не собирать урожай. Потому что цена субсидии за гектар была выше закупочной цены, по которой ее брали сахарные заводы.

– Да, основной вопрос, которым задаются фермеры – это подтверждение объемов сданной продукции. Над этим надо думать, т.е. как это администрировать. Например, те же зерновики. Как посчитать произведенную и сданную ими продукцию, если у многих из них есть свои зернохранилища? Они просто бумагами будут показывать, что поставили 1 тыс. тонн на свое хранилище, хотя на деле поставили всего 500 тонн. Сам себе выпишет бумагу и пойдет получать субсидии.

Но нет ничего невозможного, будем работать и искать механизмы для того, чтобы это отследить.

К тому же Минсельхоз задумался о создании товаропроводящей системы: торгово-логистических центров, оптово-распределительных центров, системы заготовок и так далее. Это есть в проекте Концепции новой Программы. Если будут создаваться кооперативы в виде заготовительных центров, то можно стимулировать фермеров сдавать туда свою продукцию и получать за это субсидии на основании подтверждённых документов.

– А заготовительный центр будет государственный?

– Необязательно, они должны принадлежать членам этого кооператива. Хочу отметить, что пока это все обсуждается, сложно за один день выработать решения, которые не могли найти за все эти годы.

– То есть концепция – это больше подходы?

– Да, пока в проекте Концепции даются общие формулировки и подходы, конкретные вещи будут прописаны позже. Сам текст Программы мы еще не видели, нам дали только проект Концепции. Мы ее выставили в социальной сети на всеобщее обозрение и обсуждаем с бизнесом. Такого раньше не было, обычно концепции обсуждались в очень узком кругу. А сейчас мы стараемся организовать широкое обсуждение, чтобы аграрии обсуждали и давали свои предложения.

– Какие еще базовые моменты помимо реформирования системы субсидирования заложены в программе? Что еще будет меняться?

– Во-первых, ориентир будет идти на внешний макроспрос, и на внутренний рынок в рамках импортозамещения по некоторым товарам. Впервые в Программе будет прописано, что мы ориентируемся на внешние рынки – Китая, России, Ирана. Мы ставим задачу, чтобы наши фермеры могли очень хорошо зарабатывать. А для того, чтобы фермер мог жить богато, его товар невозможно ориентировать только на внутренний рынок. Понятно, что продовольственная безопасность будет тоже обеспечена, внутренний рынок будет насыщаться.

Второе отличие от действующей Программы, в том, что будут четкие индикаторы, каких не было в прежнем документе: чего мы должны достигнуть в конце, что мы получим в итоге, когда все деньги будут направлены и использованы.

Третье – предусматривается проектный подход. То есть мы не будем помогать всем подряд, а будем делать это точечно. Условно говоря, если растительные масла пользуются спросом в Китае и для нас это очень хорошая возможность завоевать рынок, то в рамках этой Программы мы делаем все для производства растительных масел: даем длинные дешевые деньги, земельные участки, подводим инфраструктуру, создаем товаропроводящую систему до рынка Поднебесной. Вся эта цепочка будет прямо и четко прослеживаться в программе. Будем создавать все условия под востребованные продукты.

– А определены уже такие приоритетные производства?

– Пока в проекте Концепции предпочтительные направления прописываются широкими мазками. Дальше будет больше конкретики и цифр. Если мы хотим выходить на китайский рынок с тем же самым растительным маслом, то в каких объемах? Вот это уже будет прописываться в Программе.

Кроме того, в прошлой Программе упор делался на крупные хозяйства. А в этой уже идет уклон на кооперативы, которые будут состоять из мелких фермеров. Стоит задача максимально вовлечь сельское население в производство сельхозпродукции. Так решаются две проблемы: насыщается рынок и обеспечивается занятость.

Становится более доступным финансирование. Субсидировать будут не только крупные производства – эти деньги может получить даже мелкий фермер. Понятно, что в какой-то степени вопрос спорный. Особенно не очень довольны таким поворотом событий крупные сельхозпроизводители.

Кооперативы ради кооперативов не нужны
– Каким образом предполагается стимулировать кооперацию?

– В самом начале это делалось только ради самой кооперации. Условно говоря, Минсельхоз заявлял: «Нужно создавать кооперативы и под это дело мы будем выделять финансирование тем, кто объединился в кооперативы». Но самый главный вопрос не рассматривался – куда они будут продавать свою продукцию? Завтра возникнет ситуация, когда эти же фермеры придут в Минсельхоз и скажут: «Вы же нас заставили в кооператив объединиться, призывали к этому. А теперь Вы – те, кто призывал нас – вот продайте нашу продукцию».

Чтобы этого не возникало, мы предложили свой вариант, с которым в МСХ согласились. У нас есть три направления сбыта. Первое – перерабатывающие предприятия, которые недозагружены примерно от 20 до 50% по разным видам сырья. Всем известно, что нехватка сырья есть почти у всех молокоперерабатывающих предприятий, мясокомбинатов, производств растительного масла. Прежде чем создавать кооператив, надо спросить у близлежащих перерабатывающих предприятий, какое сырье им необходимо? А потом ориентировать продукцию фермеров под их спрос и технические требования к сырью. В свою очередь этот завод заключает соглашение, что будет покупать у фермеров их товар. Тогда мы будем четко понимать, для чего мы кооперируем и даем эти деньги.

Второе направление – торговые сети, которым тоже нужны продовольственные товары. В Алматы торговые сети нам открылись и показали свою потребность. Но проблема в мелкотоварности, объемах, упаковке и сроках поставки мелких и средних фермеров. Мы могли бы под потребности этих сетей собрать 500 фермеров, которые будут выращивать картофель, например. Объединяем их, что даст определенный объем, даем им кредитные ресурсы и сразу на старте стыкуем с торговой сетью, чтобы кооператив мог реализовать им свою продукцию.

И третье направление – экспорт. К примеру, в Восточно-Казахстанской области объединилось 1500 фермеров в кооператив. Их объединила идея консолидация объемов меда, чтобы крупной партией продавать его на рынке Китая. В итоге пчеловоды объединились и поставили упаковочный цех, чтобы расфасовывать мед в различную тару от стокилограммовой до самой маленькой, порционной.

В другом регионе, другой пример. Предприниматель, производящий разнообразные сыры, констатирует, что после команды создавать кооперативы, акимы основывают кооператив ради кооператива. У бизнесмена есть свои танкеры для приема молока, а местные исполнительные органы ставят рядом еще один молокоприемник. Зачем? А куда они будут это молоко продавать, если единственное предприятие в районе, которое его принимает, это тот самый предприниматель со своими молокоприемниками?

Мы Минсельхозу предложили, и это предложение было поддержано, чтобы акиматы создавали условия для организации кооперативов в привязке к действующим перерабатывающим предприятиям, т.е. там, где это нужно.

– Камень преткновения между переработчиками и производителям – закупочная цена. В сезон, когда молока много, предприятия снижают цены, и фермеру проще вылить его, чем продавать. А когда молока дефицит, они начинают повышать цены и загонять друг друга.

– Это не всегда так, потому что мы видим, что все молокоперерабатывающие предприятия нуждаются в сырье. Нестыковка получается, когда приходит государство и административным ресурсом пытается создать кооператив, не вникая в ситуацию.

Например, в Южно-Казахстанской области компания Фудмастер покупает танкеры, ставит в ауле и бесплатно дает жителям во временное пользование. А вечером покупает это молоко. То же самое делает и компания «Восток Молоко». Им всем сырья не хватает, не такое большое количество людей его производит. Есть проблемы, связанные с логистикой, например, аул может находиться далеко и пока довезешь молоко, оно становится нерентабельным.

Но предприятия двигаются в этом направлении, отвлекая при этом свои средства, а государство на это не тратится. Чем просто расходовать деньги, которые идут по программе занятости, по микрокредитам, лучше конкретно их ориентировать под фермеров.

– Раз уж заговорили про деньги, по общей системе финансирования отрасли, как в этой концепции предполагается ее реформировать? Помнится, велись разговоры об Агробанке, реорганизации фининститутов «КазАгро», совершенно темная история с «Продкорпорацией», которую то продают, то не продают. Эти моменты как-то прописаны в концепции?

– По реформе «КазАгро» есть только общие подходы. «КазАгро» к нам приходили, показали свою презентацию. Где-то мы согласились, где-то нет. Там предусматривается, что Аграрная кредитная корпорация выступит как банк банков и будет фондировать банки и кредитные товарищества, чтобы они уже финансировали фермеров.

– А нужно ли это? Если вы все равно даете деньги на сельское хозяйство, почему бы не создать банк, который будет работать с такими деньгами?

– Мы работаем над тем, что выработать стратегию «КазАгро» и как она должна реформироваться.

– Что касается принятой системы финансирования: она шла по линии «КазАгро», через субсидии, были деньги, которые выделялись для микрокредитных организаций. Здесь что-то будет меняться?

– Здесь однозначно будут изменения, создана рабочая группа во главе с Министром национальной экономики Куандыком Бишимбаевым. Хотят в корне поменять Программу занятости, поскольку за короткий период, лет пять, затрачено около 800 млрд тенге, а количество безработных осталось прежним, никаких изменений не произошло.

Теперь по поводу микрокредитования. Этим в основном занимался Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства и захватил весь рынок, не дает частникам развиваться в этом сегменте, так как может позволить себе самые дешевые кредиты. При этом у него не хватает людей для выдачи и обслуживания займов. Поэтому сейчас решается вопрос создания конкурентной среды в этой сфере. То есть имеющиеся микрофинансовые организации будут финансироваться, но не Фондом финансовой поддержки сельского хозяйства, а через Аграрную кредитную корпорацию. Так как микрофинансовые организации и кредитные товарищества не смогут сделать низкие проценты, то государство будет субсидировать процентную ставку.

У нас нет логистики
– Есть несколько программ по стимулированию производства с высокой добавленной стоимостью, например, по инвестиционным субсидиям, когда возмещаются затраты на расширение. Будет ли она подвергаться коррекции?

– Однозначно будет, потому что меняются все подходы, ведь инвестиционные субсидии сейчас стали самым востребованным и эффективным инструментом поддержки аграриев.

Очень важно создавать товаропроводящие системы и оптово-распределительные центры. Приведу пример. Весной мы проводили большое совещание в Алматы. Состоялись переговоры между торговыми сетями и фермерами. Последние пожаловались на торговые сети, заявив, что те не пускают их на полки. Супермаркеты ответили, что производители не могут наладить цикличность поставок, упаковку и прочее. Мы затребовали у торговых сетей их потребности и требования к продукции. Они все это предоставили и даже заявили о готовности заключить офтейк контракты. 

Также выяснилось, что у торговых сетей нет складов и хранилищ. Они просят ежедневные поставки в определенном объеме. А это проблематично – каждый день везти продукты из области в город. Это расходы и теряется весь смысл.

Другой момент, что торговые сети работают «в белую», иногда оплата поступает через месяц. А фермер столько ждать не может, у него все горит, надо кредит выплачивать. Ему удобнее продать за наличные. Поэтому он либо на базар поставляет, либо посредникам, которые скупают по низким ценам.

– И как будут решаться озвученные проблемы с логистикой?

– Во-первых, строительство оптово-распределительных центров (ОРЦ). И торговые сети, и производители в один голос твердят, что им нужна оптово-распределительная сеть. Споры возникают по участию государства: минсельхоз «за», а частники «против», говоря, что от государства требуется только земельный участок, инфраструктура и длинные дешевые деньги. ОРЦ будет связываться с торговыми сетями и давать сигнал фермерам о потребностях торговых сетей – что нужно производить. Фермер не должен думать, как и куда продаст свою продукцию, это задача ОРЦ, который берет заказ у торговых сетей, ресторанов и распределит между фермерами. Этот момент будет предусмотрен в новой Программе, что радует.

– Еще больной вопрос – страхование в растениеводстве. Что решили?

– Действительно актуальный вопрос, нужен нашим фермерам адекватный механизм страхования, покрывающий затраты нашим фермерам при неблагоприятных погодных условиях. Поэтому механизм страхования в растениеводстве будет меняться, подходы сейчас обсуждаются.

– По техническому обеспечению, получается, будут возрождаться МТС (машинно-транспортные станции)?

– Предполагается, что часть кооперативов будет заготовительными, а часть сервисно-заготовительными. Это может быть техника в аренду или ее обслуживание.

– Вице-министр по инвестициям и развитию Альберт Рау сказал, что МСХ не заинтересован в субсидировании покупки отечественной сельхозтехники.

– Не совсем так, были разные мнения. Фермеры хотели иметь право выбора производителя техники, как отечественного, так и импортного. Отечественные производители сельхозтехники говорили о поддержке в виде создания условия для сбыта произведенной продукции. В конечном итоге пока пришли к мнению, что нужно поддерживать отечественных производителей, но ставить жесткие условия, в первую очередь по локализации, качеству и сервису. А то у нас есть такие, что привозят трактор, ставят на колеса, говорят, что они отечественные производители. Должно быть соглашение между госорганами и предприятиями, где последние каждый год должны показывать рост уровня локализации и обеспечить сервисное обслуживание в регионах Казахстана.

Гульназ Муканова

Эльдар Жумагазиев: Акт соответствия санитарным требованиям должен стать «визитной карточкой» ответственного бизнеса

Всего свыше 200 тыс. заявок поступило на портал www.infokazakhstan.kz за семь дней с момента запуска.

22 Август 2020 11:32 3889

Онлайн-ресурс был запущен по инициативе Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» для оперативного возобновления предпринимательской деятельности, сообщает пресс-служба Нацпалаты.

«Мы все помним прирост по количеству заболевших, и в целом эпидемиологическая обстановка была очень напряженной. В период, когда проводились обсуждения с контролирующими органами, сохранялись высокие риски, особенно учитывая отрицательный опыт после первого карантина. Всерьез обсуждалось, что для возврата к деятельности бизнеса будет внедрен алгоритм с проверками. Мы вместе с бизнес-сообществом путем переговоров убедили регулирующие органы в эффективности запуска портала InfoKazakhstan, который стал единой площадкой для бизнесменов, регулирующих органов и общественности», – отметил первый заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Эльдар Жумагазиев.

В соответствии с постановлением главного санитарного врача возобновление деятельности производится как в уведомительном, так и в разрешительном характере. При этом, за исключением торговых центров, рынков, аэропортов, автовокзалов, организаций пенитенциарной системы, субъекты предпринимательской деятельности возобновляют свою деятельность в уведомительном порядке, т. е. без проверки.

«По нашим оценкам, 97 процентов видов бизнеса получают разрешение в уведомительном порядке. На сегодня из поступивших 200 тыс. заявок порядка 158 тыс. субъектов получили уже акт соответствия в уведомительном порядке в считанные минуты в личном кабинете», – отметил первый заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Эльдар Жумагазиев.

«Личный кабинет в портале InfoKazakhstan постепенно должен стать единым источником информации обо всех нововведениях, алгоритмах, источником актуальных нормативных документов. Также мы хотим дополнить памятками о проведении проверок мониторинговых групп», – подчеркнул спикер.

Из 200 тыс. заявок более 30 тыс. поступило из г. Алматы, свыше 18 тыс. – из Восточно-Казахстанской, 17,3 тыс. – из Карагандинской, 16,3 тыс – из Павлодарской областей.

Важно подчеркнуть, что данные, поступающие на портал InfoKazakhstan,  обрабатываются, агрегируются только ответственными сотрудниками МИО, СЭС в целях проверки заявок, формирования графика выезда мониторинговых групп.

«Мы понимаем, что могут быть опасения, что по итогам данных, получаемых посредством портала, будут проводиться какие-то дополнительные проверочные мероприятия. Хотел бы подчеркнуть, что ведутся переговоры с государственными органами о том, что мониторинговые группы не будут посещать без конкретного сигнала или необходимости объекты бизнеса, получившие акт соответствия в уведомительном порядке», – прокомментировал первый заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Эльдар Жумагазиев.    

В единый контакт-центр НПП «Атамекен» (номер 1432), а также в региональные службы поддержки в период с 15 по 21 августа поступило свыше 30 тыс. звонков по работе портала. Основная часть вопросов касалась отправки заявки, технических вопросов, требований санитарных норм и др.

«Важно, что по условиям постановления главного санврача бизнес должен проходить регистрацию на сайте InfoКazakhstan вне зависимости от того, возобновляет субъект деятельность или же работал в период локдауна. Это решение было принято для того, чтобы у всех предпринимателей были равные алгоритмы, а потребитель чувствовал себя безопасно, ориентируясь на наличие акта соответствия санитарным требованиям. Данный документ должен стать «визитной карточкой» ответственного бизнеса. Саморегулирование бизнеса, отход от политики штрафов к общественному контролю должны стать устойчивым трендом», – дополнил член правления НПП «Атамекен».

В течение недели функционал портала дорабатывался с учетом предложений пользователей. Среди важных нововведений: запуск полной версии на государственном языке, выдача акта соответствия санитарным нормам на казахском и русском языках. Кроме того, у пользователя сайта появилась возможность отозвать заявку на получение разрешения, если она направлена неверно.

Для консультации бизнесменов по работе портала работает колл-центр 1432 (звонок бесплатный).

Также запущен телеграм-канал, посредством которого телеграм-бот даст ответы на интересующие вопросы.

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Туризма нет, но вы платите

Туристические компании не могут полноценно работать. Что они предлагают?

05 Август 2020 22:47 3251

Туризм признан одной из наиболее пострадавших от коронакризиса отраслей. Меры поддержки были оказаны, часть проблем решена, но не все вопросы сняты с повестки дня. «Бизнес ожидал, что произойдет нормальный летний сезон, и за счет него он покроет свои издержки, но «вмешались» вопросы санитарных норм, повторного карантина, что существенно повлияло на экономическую деятельность», – сказала в ходе онлайн-совещания по вопросам туристской отрасли, организованного НПП «Атамекен», член правления, заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Юлия Якупбаева.

По ее словам, существенное влияние на туристский бизнес оказало то, что в каждом регионе реализация санитарных требований идет в своем режиме. «Нацпалата выступала против этого, мы направили очередное письмо в правительство. Наше предложение таково: нормы главного государственного санврача должны были едиными для всех регионов, чтобы бизнес четко понимал правила игры. А не так, что в одном месте требуется ПЦР-тест, в другом не требуется, где-то можно только купаться, где-то – только загорать. А комплексно четких правил игры нет. Правила игры должны быть унифицированными и исходить из центра», – обозначила проблему спикер.

Отметим, что ранее в выпусках телемарафона «Бизнес & государство» на телеканале ATAMEKEN BUSINESS представители туристического бизнеса говорили о том, как такие «разногласия» и в целом карантинные ограничения сказываются на бизнесе. Например, управляющий оздоровительного комплекса в Боровом рассказывал во время эфира в конце мая, что курорт оказался в подвешенном состоянии из-за того, что закрыли трассу на Нур-Султан, а отель получает 75% именно из столицы. «На данный момент четкого плана выхода с карантина у нас нет. Мы не знаем даты открытия, не понимаем по проценту загрузки, целесообразно ли в принципе открывать отель», – говорил тогда собеседник.

Регионы «играют» по своим правилам?

«У нас все правила игры уже включены в нормативно-правовой акт – санитарные правила. Требования к работе объектов «сидят» в нормативно-правовом акте. Требования к проверочным листам, по которым будут привлекать в случае нарушения, – это только нормативно-правовой акт, не постановление», – прокомментировала руководитель управления санитарно-гигиенического надзора комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг министерства здравоохранения РК Марал Рахимжанова.

Она пояснила: постановление главного госсанврача не является нормативным актом, это как мера ограничения каких-либо действий. И это временное ограничение, оно не может быть постоянным.

«Есть санитарные правила, в которые мы внесли изменения и дополнения, например, по ношению масок. Это нормативно-правовой акт. По всей стране нет специальных требований, дополнительных, к проведению ПЦР-теста. Но при этом в Восточно-Казахстанской области, где на фоне всей страны в течение последних полутора-двух месяцев идет стойкое увеличение заболеваемости, ввели такое требование, и там, в принципе, изначально требовали ПЦР для своих посетителей, для отдыхающих», – говорит спикер.

Внутри каждый регион решает. Например, в Урджарском районе (ВКО. – Ред.) «вспыхнуло», поэтому там ввели дополнительные ограничения на субботу-воскресенье – запрет на въезд на территорию района. Это санитарная мера, чтобы оградить местное население и чтобы приезжающие не заболели.

Вот, по словам Марал Рахимжановой, что такое постановление главного госсанврача. «Это какие-то ограничения на деятельность объектов, они временные – двухдневные, трехдневые, на субботу-воскресенье. А в целом требования, правила игры – на каком объекте носить маску, каким должно быть расстояние между столами – прописываются в нормативно-правовом акте, и сами санврачи эти правила регламентировать не могут. Даже если они сейчас напишут и издадут такое постановление, то в любом случае привлечь вас к административной ответственности не смогут. Потому что в Предпринимательском кодексе имеется прямая норма: требования должны излагаться в нормативно-правовом акте, проверка или профконтроль должны осуществляться на основании требований, предусмотренных в проверочном листе, а там конкретно идет ссылка на нормативно-правой акт. Я так понимаю, что вас как бизнес не должны смущать какие-то требования, которые устанавливают главгоссанврачи территорий», – заключила представитель КККБТУ.

Юлия Якупбаева отметила, что «в регионах запутываются». «Есть нормы санврача региона, где он главнее, чем главный санврач страны. Ограничения тогда тоже должны согласовываться в центре, что вот это вы санврачу из региона разрешили. Правила игры должны быть четкие и понятные, чтобы не было потом ни штрафов, ни закрытий, потому что бизнес и так еле дышит, честно говоря. Там оптимизировали всех сотрудников, кто-то болеет, кого-то уволили, кто-то уволился, все свой ФОТ сокращают. А с учетом проверок вообще невозможно жить», - говорит она.

Детям нужен отдых перед учебой, но пока – нет

Председатель ассоциации детско-юношеского туризма РК Кайрат Султанов предлагает обратить внимание на компании, которые занимаются экскурсиями. Многие взяли автобусы в лизинг, и с марта они стоят. «Необходимо решить этот вопрос и разрешить после 17 августа (дата, по которую в стране продлен карантин. – Ред.) экскурсии для детей длительностью хотя бы один-два-три дня. Если с лагерями не получается. Детей надо занять перед началом учебного сезона», – считает спикер.

«Дети, действительно, не отдохнули, все лето просидели вместе с родителями (дома. – Ред.). Если разрешать делать экскурсии, то нужно, чтобы по всей стране действовали единые стандарты. Не надо забывать о регионах, там точно такие же дети, как в Алматы и Нур-Султане», – поддерживает председатель Ассоциации внутреннего и въездного туризма Альбина Веймер.

Вопрос по детским оздоровительным организациям (детским лагерям) прокомментировала Марал Рахимжанова. «Однозначная позиция минздрава, только что обсуждалась с главным госсанврачом: пока – нет. Мы еще раз продлили карантин. В основных регионах добились стойкого снижения заболеваемости, но сейчас задача – добиться этого по всей стране. Мы должны понимать, что должны выдержать еще двухнедельный карантин», – сказала она.

Время для «правильного внутреннего туризма»

Туризм в регионах в депрессивном состоянии, продолжает Альбина Веймер. «Нужно что-то делать. Сейчас пришло время внутреннего туризма, и это время ни в коем случае нельзя упустить. Посмотрите, как Россия шагнула (в развитии внутреннего туризма. – Ред.). Вместе с государством нам надо сформировать правильные программы. Много лет мы просили государство услышать нас, пожалуйста, услышьте сейчас. Субсидии и гранты мы просим не для обогащения, а для того, чтобы двинуть внутренний туризм, потому что люди насиделись дома и хотят ездить. Вы увидели, что получилось, по озеру Кобейтуз: мы, туроператоры, не можем ездить, а «дикие» туристы ездят, теневой бизнес расправил крылья, едут на машинах, автобусах». Мы видим, что творится в горах», – говорит эксперт.

По ее мнению, необходимо составить реестр туроператоров, которые работают во внутреннем туризме не менее трех лет, они имеют опыт, ездят, знают, что к чему, и уже «набили шишки» в этой сфере. Именно такие компании могут сделать «правильный внутренний туризм». Нужно вырабатывать культуру отдыха.

«Совместно с министерством культуры и спорта нужно продумать программы. Первый этап – сказать людям, что в Казахстане есть, где отдыхать. Они поверили и теперь своими ногами проходят, хотя могли бы это делать с участием туркомпаний. Думаю, будет отторжение со стороны общественности по этим предложениям. Нужно хорошее обоснование этому», – прокомментировала Юлия Якупбаева.

Чего не могут дикари, могут туроператоры

«Одно из наших предложений – разрешить казахстанским туроператорам, занимающимся въездным и внутренним туризмом, формировать организованные туры по всему Казахстану по всем туруслугам для групп от восьми до 50 человек. Обоснование – туроператоры могут контролировать соблюдение туристами всех санитарных и эпидемиологических требований», – продолжает директор ТОО «Туризм Казахстана» Михаил Клименко.

«Что вы думаете по экскурсионному туризму? Мы видим, что идет большая волна, люди стали не организованно и скученно выезжать. На те же пляжи, например. Бизнес предлагает узаконить организованные экскурсионные туры, где можно все контролировать. Группы до 50 человек – это, наверное, много, но 8-20 человек – допустимо. Может быть, это будет цивилизованно работать через бизнес и вам поможет контролировать ситуацию», – обратилась Юлия Якупбаева к Марал Рахимжановой.

«Мне нужен окончательный, согласованный, принятый всей туротраслью список правил, регламентов, алгоритмов, которые вы предлагаете. Пара дней у вас осталась, чтобы его подготовить. С главным государственным санврачом все требования, которые проговариваем, будем обсуждать», – ответила собеседница.

Она согласилась с тем, что те санитарно-эпидемиологические правила, которые вступили в силу 7 июля, имеют недостатки. «Мы это сами увидели и плюс соцсети помогли, некоторые комментарии были не в бровь, а в глаз. Если ваши предложения будут концептуальными и очень интересными, мы готовы их рассмотреть и включить», – сказала Марал Рахимжанова.

Юлия Якупбаева отметила, что рынку очень важно получить разрешение работать по детским лагерям, санаториям и экскурсионному туризму, который гипотетически круглогодичен. Если отработать вопросы и дать разрешение, то какая-то часть прибыли туроператорам и турагентам вернется. «Давайте, коллеги, сведем ваши предложения и в виде алгоритма передадим в минздрав. В ваших интересах, чтобы их включили в нормативный акт, который мы просим», – обратилась зампред правления НПП к представителям отрасли.

В нацпарк – только через туркомпанию

Председатель комитета индустрии туризма министерства культуры и спорта РК Дастан Рыспеков рассказал, что ведомство поддерживает идею открыть доступ в национальные парки (и это нужно было сделать уже давно). Он озвучил подготовленные предложения по внесению изменений в действующее постановление главного санврача по национальным природным паркам.

«На примере конкретной области – Алматинской – мы прописываем алгоритм работы: посещение территории допустимо в составе организованных групп туристов через туроператоров. При этом маршрут должен быть согласован с нацпарком, группа туристов должна быть сформирована, должны быть поданы данные о транспорте и водителе, о сопровождающих гидах. Это нужно будет согласовывать предварительно. Туристы и сопровождающие работники должны быть обеспечены масками и санитарными растворами. Состав группы не должен превышать 15 человек. Доступ и транспортировка на территорию нацпарка будет осуществляться в соответствии с утвержденными эпидемиологическими нормами для общественного транспорта», – озвучил предложение спикер.

На это Юлия Якупбаева заметила, что междугородние перевозки запрещены очень давно и пригородные поездки в нацпарк, по сути, запрещены. «Мы много раз говорили о том, что разницы нет, по городу едет автобус или на другую территорию, если при посадке пассажиров соблюдается дистанцирование. Давайте это пропишем. Предлагаю, чтобы мы вместе, может быть, даже с представителями минздрава подумали над этим механизмом», – говорит она.

Бизнес-ивенты, льготные кредиты, субсидии на отдых

Михаил Клименко перечислил еще несколько предложений от отрасли. Одно из них – разрешить проведение бизнес-мероприятий от 20 до 100 гостей с соблюдением всех мер безопасности и протоколов минздрава по Covid-19. «Бизнес-мероприятия отличны по структуре и сути от семейных и личных. Личные и семейные не подлежат какому-либо контролированию со стороны организаторов в отличие от бизнес-мероприятий, которые могут быть контролируемыми», – считает спикер.

Также в числе предложений – расширение списка стран с безвизовым режимом до ранее существовавшего, смягчение условий получения электронных виз для остальных иностранных гостей. Это позволит ввести систему по въездному туризму, что позволит реабилитировать и восстановить группу въездного туризма.

По господдержке турбизнеса: необходимо льготное финансирование в тенге не менее чем на три года по ставке от 5% до 8% на действующие и вновь открывающиеся кредитные линии. «Сейчас БВУ просто отказываются кредитовать МСБ в сфере туризма», – отмечает Михаил Клименко.

В качестве дополнительной меры представители отрасли просят рассмотреть возможность оказать содействие во взаимном открытии наземных границ с сопредельными и граничащими странами для пересечения организованными группами иностранных граждан стран Центральной Азии – Узбекистана, Кыргызстана и также – России. «Нужно делать организованный туризм», – аргументирует эксперт.

«Также сейчас рассматриваются вопросы субсидирования внутреннего туризма – возможно, дотации по аналогии другими странами, субсидирование авиаперелетов, проживания, питания. Варианты прорабатываем и в ближайшее время представим их на обозрение», – говорит спикер.

Турфирмы не работают, многие думают о закрытии

Директор Казахстанской туристской ассоциации Рашида Шайкенова акцентировала внимание на трех проблемах – самых острых в настоящее время для туристского рынка.

«Одна из самых важных и злободневных проблем – отсрочка налогов по фонду оплаты труда. Мы встречались с Даленовым (Руслан, министр нацэкономики. – Ред.) в режиме онлайн и неоднократно обращали его внимание на это. Мы не просили даже отмены всех этих налогов, потому что абсолютно очевидно, что бизнес не сможет платить то, чего у него нет, у бизнеса нет денег. Перед Даленовым теперь стоит дилемма: или отменять вообще этот налог, или, как мы просили, перенести его хотя бы до 1 июня 2021 года. Потому что это самые большие налоги, и они связаны с сохранением персонала», – обрисовывает спикер первую проблему.

Вторая проблема – ситуация с выплатой 42500 тенге, которая сложилась на сегодняшний день. «С одной стороны, правительство признало туризм как одну из самых пострадавших отраслей экономики. С другой, туристскому и гостиничному рынку отказывают в выплате этой суммы сейчас, когда идет вторая волна выплат, обосновывая тем, что этому бизнесу было разрешено работать. Если мягко сказать, ситуация достаточно циничная», – говорит Рашида Шайкенова.

И поясняет: выездного и въездного турима нет. Есть маленькие попытки организовывать внутренний туризм и путешествия. «Вы помните весь наш энтузиазм в начале, когда мы думали, что сейчас компании хорошо заработают на внутреннем туризме. Но ввели ограничения, связанные с распространением коронавируса. Мы как граждане понимаем опасность и необходимость этого, но не понимаем, почему сегодня нашему рынку запрещено работать. Очень прошу «Атамекен» обратить внимание на эту очень серьезную проблему. Турфирмы не открывались, не работали и не работают, и если на работу вышла мизерная часть, эти компании по пальцам можно пересчитать, то они уже думают о закрытии бизнеса», – делится спикер.

«Мы автоматически попадаем в злостные неплательщики»

Третья острая проблема, озвученная Рашидой Шайкеновой, связана с ОКЭДами. «Не понятно, каким образом министерство нацэкономики выделило два ОКЭДа – туроператоров и турагентов. Не советовались с нами, не рассматривали наши предложения. Мы неоднократно обращались к Даленову с этим вопросом. Потому что за бортом осталось бронирование билетов, средств размещения. Из одного ОКЭД – 7900 – «вынули» туроператоров и турагентов, а остальных просто оставили. Где логика в таком «вытаскивании» определенных ОКЭДов, почему нельзя было дать преференции всей отрасли? В результате этого рынок сегодня стоит перед задачей платить налоги из бюджета, которого нет. Денег на это нет. Мы автоматически попадаем в злостные неплательщики с вытекающими отсюда последствиями», – говорит спикер.

Юлия Якупбаева пояснила, что по ФОТу предложено дать пострадавшим отраслям отсрочку до 1 апреля 2021 года или, если не получается, хотя бы до конца этого года, «потому что ситуация аховая». «Мы обновили и дополнили список ОКЭДов, чтобы туризм тоже в него вошел. Представители социального блока Нацпалаты говорили, и Аблай Мырзахметов (председатель правления НПП «Атамекен». – Ред.) тоже говорил о том, что это неправильно, что сейчас выплатили выборочно, не как в первый раз, и какие-то отрасли выпали. Вопросы по «42500» есть, берем их на контроль», – добавила она.

В качестве заключения приведем мысль, которую Юлия Якупбаева высказала в начале дискуссии: «Добросовестный бизнес, который работает в соответствии с санитарными нормами, разработанными на уровне главного санитарного врача, и не допускает вспышек, должен иметь возможность работать вне зависимости от введенного карантина. А закрываться должны те объекты, в которых была обнаружена вспышка инфекции, с учетом эпидемиологических расследований, с учетом обоснований, а не просто с учетом рейдовых проверок».

Елена Тумашова

Подпишитесь на наш канал Telegram!