DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 279,31 Brent 36,55
«Стиль идет от ума, а не от денег»

«Стиль идет от ума, а не от денег»

Громкие судебные разбирательства позади. Первое интервью Лилия Рах дала редакции Abctv.kz.

02 Февраль 2017 20:43 16483

«Стиль идет от ума, а не от денег»

Автор:

Татьяна Киселева

Фото: Look.tm

Некогда учительница математики, а ныне крупный байер, попавшая в 2015 году в список «500 самых влиятельных людей, формирующих индустрию моды», сформированный авторитетным интернет-изданием Business of Fashion. Сотрудничая с известными модными домами, она продолжает привносить свежий взгляд в fashion-индустрию Казахстана.

О том, каким она видит казахстанский мир моды, о жизненных принципах, которые помогают ей в ведении бизнеса, она рассказала в интервью нашей редакции.

- Лилия Робертовна, сегодня о вас много говорят как о самом крупном байере Казахстана. Но ведь когда-то вы заканчивали педагогический институт по специальности физик-математик, даже какое-то время проработали учителем математики. И вдруг такой поворот. Как получилось, что вы попали в fashion-бизнес?

- В моду я попала не случайно. Любовь к ней с детства привила мне мама, несмотря на то, что имела всего лишь два класса образования. Она все шила и вязала самостоятельно, всегда старалась одеть нас с сестрой как-то по-особенному, так, чтобы мы выделялись из толпы. Некоторые вещи она украшала огромными пуговицами, что смотрелось весьма необычно, на некоторых делала яркие аппликации. В деревне мало кто тогда задумывался о моде, однако помню, как мы с сестрой в одно время щеголяли в кипельно-белых шубах, которые мама сшила своими руками.

Наверное, эта ее любовь к ручной работе и стремление создать что-то яркое повлияли на мое мировоззрение и породили во мне индивидуальность. Так что крутого поворота, как такового, не было: мода всегда была частью моей жизни, хотя осознала я это позднее.

- Ваша байерская карьера, судя по некоторым источникам, начиналась в далеком 1988 году. Где и как? Какой тогда была fashion-индустрия, насколько легко тогда было попасть в этот бизнес и раскрутиться в нем?

- Совсем нелегко. Начиналось все с Москвы: оттуда я начала завозить первые коллекции. Мне хотелось, чтобы все самое передовое, модное и эксклюзивное, что на тот момент там было, появлялось и у нас. Байерская карьера началась с небольшого города Талдыкорган. Постепенно появились клиенты из Алматы, которые на выходные приезжали в мой небольшой бутик, чтобы подобрать для себя эксклюзивные наряды.Честно сказать, на тот момент, я ничего не знала о профессии байера, но так как мне приходилось делать отборку вещей, я, по сути, им уже тогда являлась.

На сегодняшний день я горжусь тем, что освоила эту профессию. И если оценка моего скромного труда уже заслуживает внимания и таких эпитетов, как «лучший» или «крупный» байер Казахстана, значит, мои усилия были не напрасными. Мне важно, чтобы люди, которых я одеваю, становились особенными – самыми модными, стильными, элегантными и красивыми. На это и заточена моя работа как байера.

«Байер – это художник, а не челночник!»
- Многие считают, что байеры – это бывшие челночники. Можете здесь что-то возразить?

- Абсолютно не согласна! Байер-стилист – это в первую очередь художник, который пишет картину. Образно говоря, мольбертом в данном случае является человек, а кистями и красками – инструменты, которыми байер способен его украсить. Вот мы сейчас с вами находимся не просто в бутике – для меня это своего рода храм моды. Здесь множество модных винтажных вещей, актуальность которых не теряется по прошествии сезона. Поэтому, я считаю, нельзя сравнивать байеров с челночниками, ведь если цель последних заключается в получении прибыли от перепродажи товара, то для меня, как для байера, это не только бизнес, это творческий процесс, в котором каждой вещи я отдаюсь душой.

- Если не ошибаюсь, на рынке Казахстана вы работаете с 1996 года. Почему не за рубежом или не в России, ведь в те годы многие стремились за кордон. Почему остались на этом рынке? Была ли возможность уехать?

- Наверное, потому что я люблю свою родину. В душе я так и осталась заядлым октябренком, пионером и комсомольцем. И, открывая двери своих шоу-румов, я говорила всем, что из Казахстана. Я стремилась показать миру, что люди из нашей страны способны на многое в fashion-индустрии и не только.

Да, в период, когда я начинала, многие уезжали из страны, и у меня была такая возможность. Но я очень преданный своей родине человек, и мне хотелось, чтобы люди, живущие именно на этой земле, были модными и стильными.

- Байер для Казахстана – явление новое. Сегодня практически каждый второй в этом бизнесе называет себя таковым. Что подразумевает под собой эта профессия, что нужно для того, чтобы стать байером? Какими качествами должен обладать человек этой профессии?

- Сегодня каждый второй называет себя дизайнером, а каждый третий – байером. На самом деле, это очень обидно. Быть байером – это большая ответственность. Человек этой профессии должен вмещать в себя навыки других профессий. Как учитель, он передает мысли людей, создающих моду, другим людям. Как психолог – ему необходимо понять человека, который перед ним, и дать ему то, что он хочет. Как медик, он в какой-то степени излечивает человека, даря ему новый образ. Ведь если человек находится в гармонии со своим образом, это помогает ему обрести душевный комфорт.

Только лет семь назад я смогла сказать: «Да, я байер!» До этого я не могла себя назвать таковым, так как не считала, что до конца освоила эту профессию. Наверное, постичь ее мне помогло то, что я по специальности учитель, и то, что я самостоятельно изучала азы психологии. Ну и, безусловно, стать байером мне помогла безграничная любовь к людям и моде. И, как бы пафосно это ни звучало, я уверена, что только тот человек, который ратует всей душой за людей, может привезти те вещи, каждая из которых будет по-своему уникальна. Взглянув на мои коллекции, вы поймете, что для меня это не просто бизнес. Неслучайно многие называют меня коллекционером, наверное, так оно и есть. Но я это делаю для людей: хочу донести до них красоту в каждой детали.

На сегодняшний день пока нет каких-то памяток или учебных пособий, чтобы постичь эту профессию. Просто, наверное, нужно наблюдать за тем, как работают крупные байеры, и учиться у них. По крайней мере, для меня весь процесс обучения был ко всему прочему истинным наслаждением.

- Нужен ли стартовый капитал, чтобы стать байером?

- Нет, нужны только познания. Если у вас есть талант и стремление развиваться, Вселенная вам ответит, и найдутся люди, которые будут платить вам за эту работу и помогут отдать ваши познания людям.

Помогли узы дружбы и команда
- В одном интервью вы говорили, что вы росли без отца, и мама никогда с вами не сюсюкалась, она была женщиной сильной и вас воспитывала также. О каких качествах идет речь? Насколько они помогли вам в жизни, в карьере?

- В первую очередь это работоспособность. Моя мама была очень такой, и я очень благодарна ей за то, что она приучила меня к этому. Она научила меня делать все: я не боюсь никакой работы и стараюсь в день успеть сделать как можно больше дел. И мне это нравится, я получаю удовольствие от этого. Возможно, это многих раздражает, но мне комфортно жить в таком ритме.

Мама умела придавать особенность любой детали и приучила к этому меня. Она всегда делала то, что отличало меня от других, но это было не с целью выделиться, а происходило как-то неосознанно. Просто, чтобы было красиво.

- Вы говорили, что после развала Советского Союза помогли вам выжить дружба и помощь людей этой профессии друг другу. На самом деле раньше было так, люди не чувствовали друг в друге конкурентов? Как обстоит ситуация сейчас?

- Когда я переехала в Алматы в 1996 году, это был «семейный» город: было ощущение, что ты находишься в одной большой семье. Поначалу, конечно, был страх, но когда я поняла, что алматинцы приняли меня, распахнулись крылья за спиной. Мы все поддерживали друг друга, в то время каждый из нас строил свой бизнес. А как иначе я бы могла стать байером, если бы в меня не верили близкие по духу люди?

Сегодня люди стали более жесткими. С этим ничего не поделать: мир меняется, и это касается каждого из нас.

- На сегодняшний день у вас под управлением 10 модных магазинов, из них 7 монобутиков, в которых представлены самые модные бренды мира. Скажите, насколько тяжело управлять такой крупной сетью?

- Я не управляю, все в руках команды: людей, которые научились управлять. В моде существует особая система работы, и отработать ее достаточно сложно. В каждом регионе она своя. Некоторые правила приходится адаптировать под казахстанские реалии. Всю эту работу проделала наша команда. Не зря же говорят – один в поле не воин.

Без риска нет развития!
- Как вам удается завозить сюда те бренды, которые даже не рассматривали рынок Казахстана? Где вы ищете свои коллекции? Брендовые вещи ведь стоят недешево. Как часто вам удается продать свежую коллекцию?

- Как я уже говорила, байер – это учитель, и я отчетливо понимаю свое предназначение – привносить в жизнь людей что-то новое. И, несмотря на то, что не всегда удается заработать на некоторых брендах, я продолжаю путь проб и ошибок. Ведь без риска становится скучно, и нет развития. Невозможно из года в год возить одни и те же брючки и блузки, и преуспевать при этом. Чтобы быть успешным в бизнесе, нужно, как и на войне, иногда отступать, уметь терять и признавать свои ошибки, и тогда можно рассчитывать на успех в дальнейшем. Доходность, я считаю, напрямую зависит от таланта стилиста, продавца и шопера.

- Кто ваши клиенты - люди преуспевающие, или среди них есть и простые казахстанцы?

- Говоря о бренде, мне хочется отметить, что любой бренд в мире моды имеет разный статус, соответственно, брендовая вещь не всегда стоит баснословных денег. Поэтому каждый человек имеет возможность создать собственный образ без особых затрат, а может и потратить внушительную сумму на какой-то элемент одежды. Все зависит от ваших возможностей. Наши клиенты - это люди, которые хотят быть стильными, используя моду, независимо от материального положения.

Изначально, когда я пришла в мир моды, не стала разделять вещи новых коллекций и коллекций прошлых сезонов. Мода – это целая жизнь, а из жизни невозможно вычеркнуть то, что было 10 лет назад. То, что вам дорого, остается с вами навсегда. Любая кофточка из коллекций прошлых сезонов имеет право быть в вашем гардеробе. Для меня в моде нет прошлого, но, к сожалению, не все казахстанцы осознают, что некоторые вещи не теряют своей актуальности, позволяя сформировать индивидуальный стиль. Но я уверена, в дальнейшем ситуация поменяется.

- Что вы можете сказать о казахстанской fashion-индустрии в сравнении с зарубежьем? С какими казахстанскими дизайнерами работаете?

- В каждой стране свой культурный код, соответственно, и моду воспринимают по-разному. В Казахстане, к примеру, людям больше нравится шик, здесь больше приверженцев классики. В США больше ценят удобство и комфорт. В России же предпочитают более яркие, вызывающие наряды. Исходя из этого дизайнеры и байеры строят свою работу.

Из казахстанских дизайнеров на сегодняшний день я сотрудничаю с Алексеем Чженом и Айгуль Куандыковой.

- Как был устроен бизнес-механизм тогда и сегодня? Насколько мир высокой моды изменился за эти годы?

- Бизнес того времени можно охарактеризовать как хаос. Каждый строил его так, как понимал. Сегодня многие компании пытаются перенять существующую систему работы мировых компаний. Но можно создать собственную систему и внедрить ее в современные реалии. Мне подошел второй подход.

В fashion-индустрии Казахстана в последнее время появилось много дизайнеров. Но для дизайнера важно не просто уметь что-то повторить, необходимо иметь свой почерк. К сожалению, сегодня большинство казахстанских дизайнеров его не обрели. Конечно, есть исключения, и это уже радует.

- В 2015 году вы попали в список интернет-издания Business of Fashion «500 самых влиятельных людей, формирующих индустрию моды». Как изменилась жизнь после этого?

- Изменений как таковых не произошло. Конечно, я была приятно удивлена и очень благодарна за то, что мои старания заслужили подобной оценки. Я продолжила жить, работать и получать удовольствие от того, чем я занимаюсь. Как бы вас ни назвали, нужно оставаться человеком и быть правильным и достойным учителем. Ведь каждый человек – по-своему учитель: мы преподаем друг другу жизненные уроки в течение всей жизни. И даже если вы не достигли высот, но живете честно и порядочно, тоже можете стать учителем для кого-то.

Пресса должна активно поддерживать моду
- С какими модными домами сегодня вы водите дружбу?

- За 19 с половиной лет мы успели поработать с более чем 400 брендами. Многие из них стали моими учителями, и я им очень благодарна. Я преклоняюсь перед байерами Maxfield, Colette, Antonio.

Кроме того, я любила и продолжаю вдохновляться творениями Джанфранко Ферре – для меня он был и остался вечно модным дизайнером и человеком с большой буквы. Меня вдохновляют работы Джона Гальяно и для меня остается безупречным то, что сделал Ив Сен-Лоран.

С какими-то модными домами мы сотрудничаем до сих пор, с кем-то больше не работаем. Но мы всегда открыты для сотрудничества с новыми брендами. Время не стоит на месте, появление новых дизайнеров рождает здоровую конкуренцию и способствует формированию хорошего вкуса.

- Были ли какие-то открытия в плане брендов в этом сезоне? К каким новым маркам вы бы посоветовали присмотреться повнимательнее?

- Я открыла для себя грузинские бренды Djaba, Datuna, которые мне очень понравились. Кроме того, мы начали работать с Centre de Plongée en Portofino и Calvin Klein.

- Как вы считаете, оказывают ли социальные медиа влияние на вашу жизнь и на мир моды в целом в Казахстане?

- Хотелось бы больше. Пресса должна активно поддерживать моду, ведь  это часть культуры государства. В Казахстане с этим ступор – о нашей моде мало говорят. Нужно во всеуслышание заявлять о появляющихся талантливых дизайнерах и новых казахстанских брендах. Только это способно дать толчок к развитию.

- На ваш взгляд, может ли женщина выглядеть роскошно, не тратя на одежду баснословных денег?

- Как я уже упоминала, мода – это не обязательно дорого. Модно и стильно можно выглядеть даже за небольшой бюджет. Мне в этом плане очень импонируют грузины. Грузия – небогатая страна, и все те невзгоды, что она пережила, – это очень страшно. Но даже во время войны многие байеры оттуда, с которыми я проводила встречи, выглядели очень стильно.

Стиль идет от ума, а не от денег, и я всегда об этом говорила. Я не отрицаю, что, имея финансы, можно оплатить услуги стилиста, который подберет вам подходящий стиль. Однако чтобы его сохранить и отточить, не нужны бюджеты, а нужны в первую очередь мозги. Уметь подобрать нужный элемент гардероба, который будет удачно сочетаться с другой одеждой, поверьте, может не каждый. Кроме того, нельзя забывать, что неотъемлемая составляющая стиля – аккуратность. Порой в образе важнее не то, какие на тебе вещи, а аккуратно ли они сидят и выглажены ли они. А если ты себя не любишь, не ценишь и не работаешь над собой, то и говорить об образе и каком-то стиле не приходится.

Вот, к примеру, моя стрижка позволяет мне быть в гармонии с собой. Поверьте, если бы у меня сейчас были длинные волосы, наверное, я бы не говорила с вами так легко. Я к тому, что каждый должен найти свой образ, который отразит его внутреннее состояние, то, что он чувствует и о чем хочет сказать. И только тогда этого человека можно назвать стильным.

Татьяна Киселёва

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Рустам Журсунов: «Договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей»

В ближайшее время возможен рост количества споров, в том числе и в судебных инстанциях.   

07 Май 2020 13:45 1784

Рустам Журсунов: «Договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей»

Бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов на своей странице в Facebook написал о том, что, поскольку режим чрезвычайного положения постепенно подходит к концу, надо готовиться к жизни в посткарантинный период.

В апреле он обратился к председателю Верховного суда Жакипу Асанову по актуальным вопросам и ближайшим вызовам в связи с введением режима чрезвычайного положения.

«Нагрузка на суды спала, люди отложили споры на потом, многие соблюдают карантин и изоляцию. Однако в ближайшее время возможен рост споров между предпринимателями, в том числе и в судебных инстанциях», – написал уполномоченный по защите прав предпринимателей РК.

По его данным, общий объем регулируемых закупок в стране составляет порядка 14 трлн тенге. По госзакупкам на данный момент действует около 490 тыс. договоров, и это только треть (другие две трети – закупки квазигоссектора и недропользователей).

«Получается, что сейчас действует порядка 1,5 млн договоров регулируемых закупок. Общий объем потребления домохозяйств в Казахстане составляет 31,5 трлн тенге, что более чем вдвое больше объема рынка регулируемых закупок, то есть более 3 млн сделок между предпринимателями. В итоге мы имеем 4,5 млн сделок. По нашим данным, из-за ограничительных мер договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей, а это миллионы споров», – пишет Рустам Журсунов.

По регулируемым закупкам возникают и другие вопросы. Поставщики жалуются, что заказчики вопреки поручению президента угрожают им штрафными санкциями, включением в реестр недобросовестных поставщиков, удержанием пени.

«Часто задерживается плата за поставку, в том числе по закупу лекарственных средств. Мы по каждому такому случаю будем разбираться индивидуально и ходатайствовать о привлечении первых руководителей этих органов и организаций к ответственности за нарушение поручения президента», – сообщает бизнес-омбудсмен.

Предпринимателей обяжут скинуться на ТиПО

Для оснащения оборудованием и техникой центров компетенции на базе колледжей Восточного Казахстана, кроме бюджетных вливаний, уже на первых порах понадобится помощь строителей и аграриев. 

30 Декабрь 2019 13:59 1139

Предпринимателей обяжут скинуться на ТиПО

В Восточно-Казахстанской области выйдет на новый этап региональная комплексная программа развития технического и профессионального образования (ТиПО) на 2019-2021 годы, на которую только в этом году было выделено свыше одного млрд тенге. В ней особое внимание уделяется оснащению колледжей и открытию центров компетенции, для того чтобы усилить практическую подготовку учащихся. Планируется, что будет 10 таких центров на базе колледжей, которые откроются поэтапно, в 2020-2021 годах. По распоряжению акима ВКО Даниала Ахметова специальная комиссия, куда вошли представители областного маслихата, партии Nur Otan, заинтересованных государственных органов, крупных предприятий, Палаты предпринимателей ВКО, определила 10 базовых колледжей по различным специальностям, сформировала перечень оборудования на основе предложений предприятий и управлений в соответствии с мировыми стандартами. Кроме этих колледжей, в рамках меморандума с компанией Kaz Minerals для открытия Центра компетенции по направлению «горное дело» выбран Усть-Каменогорский многопрофильный технологический колледж.

Региональная комплексная программа ТиПО в Восточном Казахстане реализуется год, и она, по словам руководителя областного управления образования Сайрангуль Жумадиловой, полностью совпадает с республиканским проектом Елбасы «Жас маман», который в ВКО стартовал с сентября 2019 года. Если на региональную программу ТиПО в Восточном Казахстане собирались потратить более семи млрд тенге из местной казны, то теперь, благодаря проекту «Жас маман», на помощь придет республиканский бюджет.

На реализацию нового проекта из республики на два года предусмотрено выделить более 3 млрд тенге. На 2020 год выделено свыше 1,6 млрд тенге. Для оснащения центров компетенции первых пяти колледжей уйдет 1,4 млрд тенге, еще 400 млн тенге  потратят на оснащение остальных пяти колледжей, которые откроют такие центры в 2021 году. В 2021 году из местного бюджета на проведение плановых работ по оснащению таких учебных заведений предусмотрено 28 млн тенге. 

«Цель проекта «Жас маман» – модернизация колледжей. В рамках данного проекта Министерство труда и социальной защиты РК определило 100 востребованных специальностей, – рассказала Сайрангуль Жумадилова. – Перечень 10 базовых колледжей, вошедших в нашу региональную программу, также полностью соответствует требованиям проекта «Жас маман».

Центры компетенции, которые начинают работать в 2020 году, расположены на базе Усть-Каменогорского высшего политехнического колледжа, колледжа транспорта, электротехнического колледжа Семея, Восточно-Казахстанского сельскохозяйственного колледжа, Риддерского аграрного технического  колледжа. Еще пять центров компетенции на базе колледжей начнут работу в 2021 году.

Но акима ВКО Даниала Ахметова смутило то, что на следующий год планируется создать центры компетенции на базе двух похожих по профилю учебных заведений  -  Восточно-Казахстанского сельскохозяйственного колледжа, Риддерского аграрного технического  колледжа. Он предложил один из них заменить на Семейский  строительный колледж.

«Невозможно закупать сложное технологическое оборудование во все колледжи. Мы не можем по одному экскаватору, условно говоря, по 280 тысяч долларов стоимостью, покупать на все восемь строительных колледжей. Что должны сделать строители? Нужно собрать их всех, повезти туда, в Семей и сказать: «Это готовят для всех». На следующий год надо профинансировать Строительный колледж Семея,- поручил он на одном из совещаний в акимате ВКО. – У нас  катастрофически не хватает каменщиков, никто из не умеет работать на бульдозере, на современном экскаваторе, современном погрузчике. Вы должны определиться, что купите, и что строители помогут докупить. И на этой базе должны готовиться все строительные колледжи. Надо купить бульдозер, пусть маленький, но удобный, затем погрузчик. Затем кран башенный и вся эта техника должна работать 12 месяцев на полигоне».

В этой связи необходимо, заметил аким, чтобы каждое профильное управление проанализировало еще раз необходимость в закупках оборудования для базовых колледжей. По аналогии со строителями. Считает глава региона, необходимо поступить с аграриями.

«Мы знаем, что они субсидии многомиллиардные получают от государства, - сказал он. - Пусть складываются и покупают ту технику, которая должна быть в одном из аграрных колледжей, и нужно будет там обучать. А то колледжи сами по себе, профильные управления сами по себе, бросили и все довольные. Собирайте все предприятия и к перечню оборудования делайте дополнительный перечень, который показываете мне».

На сегодняшний день для центров компетенции оснащены три колледжа. В 2019 году для открытия центров компетенции в трех колледжах было выделено 437 млн тенге. В частности, Электротехническому колледжу Семея   для оснащения лаборатории по специальностям «Автоматизация и управление», «Вычислительная техника, программное обеспечение» было закуплено оборудование на сумму 171,3 млн тенге. Усть-Каменогорскому высшему политехническому колледжу по специальностям «Электрооборудование электрических станций и сетей», «Автоматизация и управление», «Вычислительная техника и программное обеспечение»  произведён закуп оборудования на сумму 128,8 млн тенге, а на ремонтные работы –  103 млн тенге. На ремонт Усть-Каменогорскому многопрофильному технологическому колледжу выделено 94 млн тенге. «Kaz Minerals» закупило оборудование на 300 млн тенге для мастерских Усть-Каменогорского многопрофильного технологического колледжа. Также оснастили мастерские Аягозского политехнического колледжа на 164 млн тенге. Кроме этого на 225,5 млн тенге приобретено 32 кабинета новой   модификации для государственных колледжей, 291 млн тенге на проведение ремонта в 11 колледжах.

По поручению акима ВКО составили график проведения учебных занятий на базе центров компетенции, после каникул 2020 года с февраля на базе этих центров будет начато обучение. Более 1,4 тыс студентов из 62 колледжей будут обучаться здесь по 12 специальностям.

В остальных двух колледжах до марта 2020 года сделают текущий ремонт, а оборудование по проекту «Жас маман» в колледжи планируют поставить до апреля 2020 года. Сейчас в ВКО определяют потребности в ремонтных работах в пяти колледжах, участвующих в проекте в 2021 году. После оснащения всех центров компетенции ежегодно планируется обучить около четырех тысяч студентов по 27 специальностям, подготовка кадров по основным специальностям будет сосредоточена в центрах компетенции, с исключением дублирования.

Главные цели региональной программы ТиПО - развитие и оптимизация сети колледжей, оснащение их материально-технической базой в соответствии с международными стандартами. В Восточном Казахстане функционируют 82 колледжа, из них 34 частных, 48 государственных. В них обучаются 34 тысячи студентов по 112 специальностям. Из общего контингента студентов 59% обучаются по госзаказу, который ежегодно увеличивается на 10%. Общий объем обязательного госзаказа на 2019-2020 годы составил 7930 мест, из них по местному бюджету - 6200 мест. Это позволило свыше 1,6 тыс. детей из многодетных, малообеспеченных семей получить бесплатное техническое образование. 57 колледжей внедряют дуальную систему обучения с 658 предприятиями по 63 специальностям и охватом более четырех тыс. студентов.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: