/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 376,04 Brent 36,55
А был ли список?

А был ли список?

О мерах поддержки бизнеса и роли НПП.

09:50 27 Апрель 2020 4219

А был ли список?

Автор:

Майра Медеубаева

Подробности – в прямом эфире на телеканале ATAMEKEN BUSINESS в 12:00.

О мерах поддержки бизнеса в кризисный период расскажут председатель правления нацпалаты «Атамекен» Аблай Мырзахметов и директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. Бизнесу непонятно решение правительства поддержать только 361 предприятие. По какому принципу они отнесены к системообразующим? Смотрите сегодня в 12:00.

– Рахим, как Вы считаете, возможно ли, что данный неутвержденный перечень был специально обнародован?

Рахим Ошакбаев: Я думаю, что для таких подозрений есть основания. Мы живем в эпоху фейк-ньюс, в эпоху хайпа, поэтому выдернуть из контекста какую-либо информацию, наверное, кому-то это выгодно, кто-то на этом ловит лайки, подписки.

Что мы имеем базово? НПП по закону выступает интегратором мнений различных отраслей, различных регионов, слоев предпринимательства. Палата предоставила свою площадку для обсуждения. Один из подходов, который обсуждался на протяжении последних двух недель по инициативе МНЭ, – это создание реестра системообразующих предприятий по аналогии с российским опытом. Они создали реестр, включили в него ключевые предприятия, которые играют критическую роль в обеспечении занятости и являются градообразующими.

В Казахстане различные предприятия давали свои предложения, и на сегодняшний момент, насколько я понимаю, он просматривается правительством, решение еще не принято, но сегодня глава государства поставил точку в этом вопросе: выпущено его заявление. Цитирую: «Чтобы избежать сокращения людей и зарплат, формируется реестр системообразующих предприятий, которым будет оказана соответствующая поддержка». Проблема связана с тем, что в Казахстане есть как минимум две важные программы, которые поддерживают предпринимательство. Это дорожная карта бизнеса, которая существует более 10 лет, сейчас продлена до 2025 года, которая в основном охватывает малые и средние предприятия, и не так давно запущенная программа «Экономика простых вещей». Инструментарий программ, суммы по ним увеличены, максимально расширен доступ к ним, но получилось так, что системообразующие предприятия из них выпали. Поэтому я думаю, что эта дискуссия уместна.

Давайте возьмем для примера строительную отрасль. У нас порядка 200 действующих строительных объектов в двух столицах, в которых, по оценкам нашего центра, вместе с субподрядчиками занято около 200 тысяч человек. Это молодые люди, в основном из регионов, средний возраст которых от 18 до 40 лет. И если сейчас эти стройки встанут, то сотни тысяч этих людей одномоментно останутся без работы. Этого ни в коем случае нельзя допустить.

МНЭ должно было объяснить, что это черновой вариант

Аблай Мырзахметов: Ключевое, о чем говорим мы: системообразующие крупные предприятия есть, нельзя отрицать их роль, они формируют 80% бюджета, налогов и обеспечивают около 600 тысяч рабочих мест. Поэтому к ним какие-то меры должны быть. Но ключевое, что мы сказали: давайте определим критерии, принципы. По каким критериям, а не субъектно, это вызвало всех недовольство – то, что опубликовали конкретные списки, в которых оказались какие-то группы компаний. Я уверен, что эти группы компаний, их акционеры тоже ко мне выходили, в частности Нурлан Смагулов, что они тоже не подавали, и недоумевает почему, чтобы их не подозревали в лоббизме, почему они попали в эти списки и кто в этом виноват?

Я уже сказал, наверное, министерству надо разобраться, и эксперты, которые готовили из своих рабочих материалов черновой вариант, должны дать пояснения, а не прятаться. К сожалению, эти эксперты пошли путем, вы правы, может, специально, когда шум поднялся, вместо того чтобы выйти внятно объяснить, что это рабочий документ, если даже кто-то нарочно ненарочно снял (на фото. – Ред.) – принять соответствующие дисциплинарные меры. Вместо этого они начали скриншоты переписок по заполнению с нашими экспертами выставлять и передавать определенным блогерам и пытаться стрелки перевести на «Атамекен». Наверно, это просто недопустимо. Мы не говорим, что это МНЭ виновато, но, если эти списки вышли от вас, вы должны объяснить. Мы не обвиняем, мы говорим, что анкеты давались, мы заполняли. И правильно, сначала нужны критерии. О чем сейчас глава государства говорит, будет такой реестр, но ключевое будет занятость, то есть в конечном счете через эту меру поддержать население, рабочие места и доходы населения.

«Объединить все дочки «КазАгро» и сделать одно большое финансовое учреждение»

– Вопрос из социальных сетей. В настоящее время с/х производители приобретают технику через «Казагрофинанс» с 25%-ной предоплатой за счет инвестсубсидий, сроки посевов ограничены и ввиду погодно-климатических условий сдвинулись на ранний срок, просим оказать помощь в рассмотрении субсидий на весенние полевые работы, а именно по приобретению техники.

Рахим Ошакбаев: Абсолютно согласен. Все понимают, что необходимо обратить особое внимание на проведение ВПР. Это вопрос не только поддержки отрасли, но и в целом продовольственной безопасности. Вы знаете, что Елбасы на прошлой неделе проводил совещание и особенно сделал акцент на сельском хозяйстве, поскольку после карантина одна из тех отраслей, которая должна нас вытащить, – это сельское хозяйство. Поэтому здесь, к сожалению, мы видим, что из-за бюрократических процедур принятие решения по финансированию ВПР чуть задержалось. Здесь надо максимально ускоряться. Это первое. Второе – в целом финансирование сельского хозяйства. Сейчас мы не можем полноценно опереться на банковскую систему, она не может донести своевременно деньги до всех, особенно это касается малого, микробизнеса, для сельского хозяйства. Здесь нужны совершенно другие подходы, сейчас беспрецедентный кризис, и надо рассматривать идеи вплоть до создания агробанка. Может быть, надо объединить все дочки «КазАгро» и сделать одно большое финансовое учреждение, которое бы специализировалось на кредитовании сельского хозяйства под низкие ставки. Надо уйти от вопросов залога, надо кредитовать под бизнес-план, например, китайский промышленный рост был немного опосредован не только слабым юанем, но и тем, что финансы были доступны. Были госбанки, которые под очень низкие проценты без залогов широко кредитовали различные отрасли, в том числе сельское хозяйство. Я считаю, что нам нужно использовать этот опыт.

Аблай Мырзахметов: Крайне важно в срок провести ВПР – дорога ложка в срок. Мы хорошо знаем проблемы того, что по линии КАФ на лизинг техники не выделяется средств, у них нет фондирования. В этом нас уведомило руководство КАФ, также мы получаем информацию от многих компаний, что они не могут воспользоваться этими мерами поддержки, конечно, это серьезная ситуация. Поэтому одним из наших предложений в «Экономике простых вещей» было увеличение суммы до 1 трлн тенге, из них почти половина средств, понимая, что продовольственная безопасность – это приоритетная задача, направлена на кредитование сельского хозяйства.. Если говорить о постпандемическом периоде, то, безусловно, одна из отраслей, которая будет притягивать инвестиции и где будут перспективы, – это сельское хозяйство и пищевая промышленность. Важно, чтобы все меры вовремя и четко доходили. Здесь наши предложения простые, из этих 500 млрд тенге, которые выделены, 100 млрд – на ВПР. Я буквально сегодня попросил МСХ и Аграрную кредитную корпорацию – одного из операторов – дать сводку уже ко вторнику, эта программа неделю как вступила в силу, как идет освоение, потому что осталась неделя-другая сельхозникам к ВПР, и важно все четко провести.

По ГСМ подготовка прошла, удешевленные ГСМ получены, 70 млрд тенге из бюджета уже освоено. Теперь важно эти 100 млрд тенге оперативно довести. Для этого важно поменять залоговую политику. Рахим здесь прав, банки, наверное, сейчас не будут кредитовать этот сектор, потому что он высокорисковый, залогов нет, мелкие фермерские хозяйства – они не клиенты банков, поэтому они в большинстве будут пользоваться мерами системы «КазАгро». Залоговый подход должен быть более гибким, и мы обратились в МСХ, чтобы они еженедельно держали нас в курсе, им придется подходы менять и чаще информировать. Это было наше обращение к руководству МСХ, к сожалению, мало информации и к нам часто обращаются сельскохозяйственники. Надо ежедневно брифинги устраивать, крайне важно ключевым топ-менеджерам МСХ и «КазАгро» каждый день пояснять и четко давать информацию. Поэтому этот вопрос мы знаем и дальше будем отрабатывать.

Как выжить ресторанам

– Вопрос из соцсетей: выделяются ли кредитные линии для ресторанного бизнеса, чтобы восстановиться?

Аблай Мырзахметов: ресторанный бизнес – одна из отраслей, которая больше всех пострадала, и, наверное, тяжело будет восстанавливаться, потому что рестораны подразумевают определенное нахождение людей внутри помещения. Сейчас санитарные нормы, которые надо будет соблюдать, эти дистанции, второе – уже определенные привычки потребителей тоже поменяются, потому что психологический страх будет сидеть: не посещать места скопления людей и, наверное, ожидать, что в постпандемический период рестораны наполнятся, как в прежние времена, этого, скорее, не будет, к этому надо быть готовыми. По кредитам – специальных программ для ресторанов нет, единственное, хотел бы сказать, что в дорожной карте бизнеса сняты все отраслевые ограничения, под 6% можно получать кредиты в банках, государство субсидирует, поэтому рестораны ими также могут пользоваться.

Рахим Ошакбаев: 100% всех вопросов, которые пишут зрители телеканала, связаны с кредитованием, и это возвращает нас к фундаментальной теме – доступность финансов для бизнеса. За все эти годы, несмотря на усилия, не получилось сделать, чтобы кредитные ставки были низкие, чтобы те требования, которые предъявляет агентство финансового надзора в отношении требований по залогам, документальному обеспечению, они на самом деле не спасают банки. В случае ухудшения экономической ситуации эти залоги тоже несильно помогают, это мы видим по тому, как в банковской системе идет перманентное ухудшение качества активов. Это возвращает к большой фундаментальной теме, которую мы не можем обойти: если мы хотим реального становления экономики, нам нужно существенно повысить доступность финансов для предпринимательства, для микро-, малого, МСБ, крупного бизнеса. Ставки должны быть низкие. Текущие ставки 17% это абсолютно неадекватно. Ставки должны быть 3-4%, у нас с Аблаем Исабековичем идет спор, что монетарная политика – это важно, но это не самое главное. Я все-таки, как экономист, настаиваю, что без этого мы обречены все время спотыкаться, по сути, все программы, за которые мы боремся: ДКБ, ЭПТ, новый реестр системообразующих компаний – это все об одном и том же, мы, по сути, пытаемся субсидировать ставку вознаграждения и сейчас без кардинального пересмотра основ монетарной, курсовой политики, функционирования финансовой системы никуда не уедем. Нужно брать опыт Китая, госбанка, которые директивно обеспечивали финансирование по очень низким ставкам фондирования на развитие промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг. Если мы резко не перейдем на эти рельсы, я считаю, мы также обречены стагнировать.

Аблай Мырзахметов: На самом деле большого спора нет. Просто я всегда говорю Рахиму, что не надо объяснять экспертными словами, как монетарная политика. Вы говорите, вам предприниматели задают вопрос, можно ли получать кредиты без залога, а Рахим говорит о монетарной политике, на самом деле это об одном и том же. У нас спор такой, что надо просто доступно объяснять. Я согласен, правильно говорит Рахим, у нас 90% – это малый и микробизнес в структуре всего бизнеса. До начала ЧС у нас было около 1,2 млн субъектов бизнеса. Фактически, по нашим данным, из этого миллиона субъектов только 200 тысяч имеют кредиты, по данным Первого кредитного бюро. Это о чем говорит? Они имеют потребительские кредиты либо займы микрофинансовых организаций. 200 тысяч ИП имеют кредиты примерно на 900 млрд тенге. Примерно 700-800 тысяч МСБ даже трудно понять, где они кредитуются, понятно, что масштабы бизнеса небольшие, и, наверное, они применяют ломбардную схему, у родственников занимают, в общем, каким-то образом эта система работает.

Понятно, что в этих условиях банки не могут кредитовать сектор малого и микробизнеса, и правильно ставит коллега вопрос. Я уже вчера в ФБ кратко анонсировал, что мы три недели работаем, все проанализировали и внесли свои предложения в правительство. Категориям малого и микробизнеса теперь нужно отработать схему беззалогового кредита. В принципе, их могут кредитовать и банки, и МФО. Мы предлагаем добавить туда Фонд поддержки сельского хозяйства, он имеет такой опыт работы, к ним надо также добавить 2 млн самозанятых, которые тоже получают 42 500 тенге и выйдут после постпандемического кризиса в очень тяжелом состоянии. У них нет запасов, и для них тоже должна быть подушка, чем они будут заниматься? Быстро рабочих мест не появится. Поэтому, понимая этот пул, мы примерно считаем, что 3-3,5 млн граждан, для которых нужно открыть программу микрокредитования без залогов. Там две схемы, если банки участвуют, то государство должно давать за них гарантию, у них залогов нет, тогда банк выступает не как кредитор, а как агент, его риски застрахованы, и банк четко отрабатывает схему, у него есть филиальная сеть.

Второй вариант – идти через систему микрофинансирования, мы используем Фонд поддержки сельского хозяйства, так как он имеет опыт работы в районах. Такая программа нужна, она в работе, и в течение недели детали будут объявлены. Минимум считаем, что до 1 трлн тенге должны быть такая программа. Ставки должны быть не более 2-4% и без залогов. Если такую программу мы примем, понятно, что с участием банков, МФО это будет даже важнее, чем ДКБ и другие программы. Потому что социальное самочувствие – это важно, это окажет поддержку самозанятым и микробизнесу, которые выйдут после ЧС и будут испытывать сложности.

Записала Майра Медеубаева

Что грозит бизнесу и гражданам за нарушения карантина

Одно незначительное нарушение санитарных требований может уничтожить небольшой бизнес – бизнес-омбудсмен РК.

03 Июль 2020 10:41 1579

Что грозит бизнесу и гражданам за нарушения карантина

Фото: atameken.kz

Наказание за нарушение предстоящего карантина будет более суровым. В настоящее время министерство здравоохранения готовит соответствующую нормативную правовую базу с целью отнесения вводимых санитарных требований и ограничительных мер к законодательству. В таком случае за их нарушение с 5 июля будет предусмотрена ответственность по статье 425 КоАП:

  • штраф для физических лиц составит 30 МРП (83 340 тенге);
  • штраф для субъектов малого предпринимательства – 230 МРП (638 940 тенге);
  • среднего – 310 МРП (861 180 тенге);
  • крупного – 1600 МРП (4 444 800 тенге).

«В нынешних условиях даже одно незначительное нарушение санитарных требований и ограничений может уничтожить небольшой бизнес и лишить дохода несколько семей. И здесь важно разделить ответственность между предпринимателем и физическим лицом, будь то его работник или потребитель. Нельзя привлекать к ответственности бизнесмена за то, что покупатель в магазине опустил маску на подбородок, находясь в очереди, или уборщица во время мытья пола сняла перчатки, чтобы очистить руки от хлорированной жидкости. Каждый должен нести ответственность за свою безопасность и безопасность окружающих», – написал на своей странице в сети «Фейсбук» уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов.

Он сообщил, что с момента введения режима чрезвычайного положения ведется работа по оперативной и системной защите прав предпринимателей в период пандемии.

Результатом этой работы стало то, что за незначительные формальные нарушения санитарных требований к предпринимателям стали применять наказания в виде предупреждения вместо штрафов и арестов.

«До введения режима ЧП я выступил с инициативой признать чрезвычайное положение форс-мажорным обстоятельством на нормативном уровне. На данный момент соответствующий закон находится на подписи у главы государства.

После нашего предложения Верховный суд РК подготовил рекомендации, в которых разъяснил особенности судебной практики по спорам с участием предпринимателей в период пандемии», – отметил бизнес-омбудсмен.

На площадках региональных палат сформированы специальные комиссии, которые рассматривают споры между бизнесом и госорганами, между арендаторами и арендодателями, между коммерческими потребителями коммунальных услуг и их поставщиками.

«Конечно, в спорах между предпринимателями не всегда удается прийти к какому-то консенсусу, особенно если речь идет о деньгах. Но мы все равно это делаем, и в большинстве случаев нам удается урегулировать проблему без суда.

Тем не менее невозможно охватить все сферы и защитить абсолютно каждого предпринимателя, если бизнес сам не заинтересован в соблюдении простейших правил», – подчеркнул Рустам Журсунов.

По его данным, с введения режима ЧП по 30 июня к административной ответственности за нарушения по статье 476 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) привлечено 160 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Санкциями по этой статье могут быть предупреждение, штраф в размере 10 МРП (27 780 тенге) либо арест сроком до 15 суток, уточнил уполномоченный по защите прав предпринимателей РК.

С прекращением режима ЧП, как пояснил бизнес-омбудсмен, к нарушителям карантина применялась часть третья статьи 462 КоАП. По ней привлечено 263 юридических лица и индивидуальных предпринимателя (причем только семь ИП было привлечено к ответственности).

«Санкции по данной статье существенно серьезнее. Если физическому лицу за нарушение постановления санитарного врача грозит штраф в размере 5 МРП (13 890 тенге), то субъект малого предпринимательства подвергался штрафу в 100 МРП (277 800 тенге), среднего – 200 МРП (555 600 тенге), крупного – 500 МРП (1 389 000 тенге). Плюс ко всему деятельность нарушителей могла быть приостановлена», – отметил Рустам Журсунов.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Бизнес направил премьер-министру 10 мер борьбы с пандемией

«Где я возьму лекарства, если заболею?», – снять этот вопрос с короновирусной повестки для казахстанцев предлагает Палата предпринимателей «Атамекен».

29 Июнь 2020 17:00 1214

Бизнес направил премьер-министру 10 мер борьбы с пандемией

На минувшей неделе НПП направила премьер-министру Аскару Мамину сразу 10 конкретных предложений по улучшению эпидобстановки, помощи населению и врачам. Пакет мер сформирован экспертами Палаты совместно с представителями медицинского сообщества в рамках обсуждений на площадке НПП.

Одна из мер – доставка больному на дом коробки со всеми необходимыми лекарствами. Причем домашнее лечение должно проходить по установленному алгоритму, под наблюдением участкового врача, подключая возможности онлайн-консультаций, считает зампред Палаты Юлия Якупбаева.

«Лекарства больным должны покрываться из средств Фонда медицинского страхования. Если люди будут знать, что они будут обеспечены медикаментами, ажиотаж в аптеках и чувство неуверенности в завтрашнем дне спадут. Предложили Минздраву, Фонду и СК – Фармации проработать этот механизм», – сообщила Якупбаева.

Инициатива выглядит своевременно с учетом того, что госпитализировать теперь будут не всех и многим придется лечиться на дому.

Напомним, на днях для Службы 103 утвердили новую схему маршрутизации и алгоритм оказания медпомощи пациентам с подозрением на КВИ. Бригада скорой на месте оценит состояние пациента по показателям сатурации (уровня кислорода в крови), температуры, наличию одышки. И, если данные не критичны, а пациент моложе 60 лет и не имеет побочных заболеваний, то в стационаре человеку откажут и передадут его под наблюдение участкового врача. Ранее, отметим, глава столичной станции скрой медпомощи Мурата Оразбаева сообщал СМИ, что с 1 июня по итогам вызовов по Казахстану госпитализировалось около 70% обратившихся. А нагрузка на скорую в среднем по стране выросла с привычных 18 тысяч вызовов до 22 тысяч.

«Учащаются жалобы со стороны населения, что люди болеют семьями, а скорая помощь не приезжает по несколько дней. Отсутствуют алгоритмы лечения COVID-19 на дому для пациентов средней тяжести. Стационары, лаборатории, поликлиники – перегружены. (…) На местах практически невозможно сдерживать рост заболеваемости», – говорится в обращении НПП к Правительству.

Авторы документа, кроме бесплатной доставки лекарств больным, предлагают также немедленно создать централизованную диспетчерскую службу, которая бы осуществляла онлайн-консультации пациентов, в том числе из регионов.

Кроме того, заявлено о необходимости дополнительно закупить лабораторное оборудование и тесты для ПЦР-исследований, аппараты КТ и ИВЛ. Центры компьютерной томографии, по мнению авторов обращения, должны работать круглосуточно. По опыту других стран маски и другие средства защиты нужно выдавать бесплатно социально уязвимым группам населения и сотрудникам системообразующих производств.

Еще один пункт – ускорить принятие Дорожной карты развития отечественной фармацевтической и медицинской промышленности, то есть задействовать все возможности казахстанских производителей для выпуска лекарств и средств защиты.

Частные медорганизации, по словам Якупбаевой, готовы помогать властям в борьбе с пандемией, однако требуется ускорить снятие различных ограничений.

«Вот мы вначале снимали ограничения для частных лабораторий, достаточно долго это делалось. А сейчас частные клиники готовы участвовать, частные аптеки готовы участвовать в госзаказе, чтобы эти лекарства для больных продавались и в частных аптеках. Нужно поправить нормативные акты Минздрава, все это обсуждалось неоднократно», – добавила спикер.

Все десять предложенных мер, по ее мнению, полностью реализуемы.

«Я думаю, что все эти меры реальны, абсолютно реализуемы. Зависит от того, насколько Министерство здравоохранения готово оперативно их внедрять. Но, договоренность уже есть, понимание есть, будем совместно отрабатывать. Первый вопрос – насчет алгоритма лечения на дому – он уже принят. Следующее – нужно диспетчерскую службу делать. Дальше – остальные вещи – параллельно, и закуп КТ, ИВЛ и тестов. Все это постепенно делается, просто нужно быстрее!», – подчеркнула зампред Палаты предпринимателей.

Виктория Кучма


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Новости

Вчера
21:49

Алексей Цой: показатель заболеваемости КВИ и пневмонией в разы меньше, чем потребляемое количество препаратов

Вчера
21:47

В Казахстане на бесплатные ПЦР-тесты выделили 14 млрд тенге – глава Минздрава

Вчера
21:11

В Казахстане не зафиксировано повторных заражений COVID-19 – Минздрав

Вчера
21:00

Число летальных случаев от COVID-19 в Казахстане увеличилось до 232 человек

Вчера
20:41

Правительство Казахстана обещает в ближайшее время устранить дефицит жаропонижающих и антивирусных препаратов в аптеках

Вчера
20:33

В Жамбылской области вводятся строгие ограничительные меры

Вчера
19:30

Главы государств и правительств поздравляют первого президента Казахстана с юбилеем

Вчера
18:57

Акимат Нур-Султана будет реагировать на необоснованное повышение цен в аптеках через службу iKomek

Вчера
18:35

В Нур-Султане открылся Центр семейного здоровья в рамках проекта «Доктор у дома»

Все новости