/img/tv1.svg
RU KZ
Аблай Мырзахметов – о налогах и других болевых точках бизнеса

Аблай Мырзахметов – о налогах и других болевых точках бизнеса

Глава НПП «Атамекен» выступил в качестве гостя программы телеканала Atameken Business «Интервью», где ответил на самые острые вопросы, волнующие бизнес.

22:51 03 Сентябрь 2020 5155

Аблай Мырзахметов – о налогах и других болевых точках бизнеса

Автор:

Вчера было послание президента, очень большое количество вопросов и задач постановлено перед бизнесом. Над чем будете работать в первую очередь?

Я бы выделил такой приоритет, как новое регулирование МСБ, оно так и называется – регулирование с чистого листа. Это те правила, по которым работает бизнес.  Сюда входит вся разрешительная система, весь цикл жизни бизнеса – от регистрации до ликвидации.

Вы сейчас говорите о поручении президента разработать в следующем году  новую нормативно-правовую базу для малого и среднего бизнеса?

Да. Мы над этим уже полгода работаем. Еще в январе президент такую задачу ставил. Мы назвали ее «умное регулирование»,  но считаю, что  понятие «чистое» более точное. Умное – это использование цифровизации, система рисков. У нас  регулирование громоздкое, многие нормы, стандарты, техрегламенты базируются еще на советском наследии. Мы пытались их латать, совершенствовать.

Президент подчеркнул, что незаконное вмешательство в бизнес является преступлением со стороны государства. То есть законодательную базу нужно конкретизировать в части защиты бизнеса?

Не только, вы говорите о последствиях. Саму причину нужно устранить, тогда и не будет надобности прокуратуре защищать, вмешиваться. Понятно, что какой-то проверки избежать невозможно, потому что есть охрана  здоровья граждан, потребителей, экологии. Очень важно, чтобы эти нормы соблюдались. Для создания базы госрегулирования с  чистого листа нужно отказаться от кучи кодексов,  законов и лицензий. Мы посмотрели опыт Грузии, Прибалтики и восточноевропейских стран,  которые 30 лет назад стартовали с одного поля, вышли из Советского Союза и  шли своим путем. Их практика показывает, что не нужно усложнять законодательство. А у нас есть закон, к нему принимается куча подзаконных актов, в которых чиновники уже закладывают определенные «мины». Особенно тяжело приходится малому бизнесу, он не в силах отслеживать их и бегать по разным ведомствам.

Правила написаны так, что весь процесс замкнут на получении какой-то бумажки, выдача которой зависит от воли, субъективизма определенных чиновников. То есть приходится ходить по кругу за бумагами.  

Нам же нужно написать правила на основе деятельности бизнеса. Просто и понятно. Оцифровать весь процесс. И тогда данные будут бегать, а не бизнесмен, он сможет получить все услуги в мобильном приложении. Это первое.

Второе – это ревизия Налогового кодекса. Большая часть жизненного цикла бизнеса, большого и маленького, зависит от  регулирования и налогов.

Президент дал четкое поручение НПП «Атамекен» совместно с правительством отработать Налоговый кодекс, как цель он обозначил кардинальное упрощение исполнения налоговых обязательств и минимизацию количества налогов  и платежей, потому что сейчас их порядка 40 . Речь идет о сокращении суммы налогов или об их количестве?

 Его поручение затрагивает как сами налоги, так и их администрирование. Поэтому можно считать, что это подготовка нового Налогового кодекса. По аналогии с регулированием МСБ. Нам придется практически с нуля переписать Налоговый кодекс, опять-таки из принципа разумности, добросовестности и простоты восприятия как налоговиками, так и плательщиками.  Там 12 видов налогов и более 30 платежей, которые в сумме дают более 40.

То есть их количество будет сокращено,  за счет этого юридическое лицо сможет более эффективно и быстро оплачивать налоги?

Конечно. Налоги – это некий социальный контракт между государством, бизнесом и обществом. Это нерв взаимоотношений трех столпов, из чего формируется государство.  Должен быть баланс интересов. Мы, создавая удобное поле для бизнеса, должны  понимать, что за счет налогов содержится вся социальная сфера, армия, обеспечиваются безопасность, правопорядок и так далее. Здесь простым математическим способом нельзя решать, каждый налог имеет свое предназначение. Но  некоторые виды налогов можно объединить. Эксперты, в частности Рахим Ошакбаев и другие, мы в «Атамекене», поддерживали идею объединения четырех-пяти платежей из ФОТ в единый социальный налог.

Это упростило бы администрирование, облегчило жизнь предпринимателю, который не может себе позволить большое количество бухгалтеров. Исключило бы коррупционное поле для налоговых инспекторов. Будут объединены налоги, пересмотрены ставки.

О дифференцированных ставках. О чем идет речь? Это налог на роскошь?

В одном из выступлений президент говорил, что нужно посмотреть дифференцированные ставки. Для  богатых – одни ставки, для малоимущих – другие.  

В своем послании президент огласил семь принципов, на которых будет строиться наша социально-экономическая политика. Один из них – это равномерное распределение благ между всеми членами общества. Налоги – это и есть тот инструмент,  который используется во всем мире для распределения благ.

Президент обозначил не только распределение благ, но и обязанности.

Да, это тоже. Налоговая сфера затрагивает многие аспекты. Когда мы говорим про дифференциацию, мы имеем в виду разные отрасли. Мы понимаем, что рентабельность в сельском хозяйстве и нефтяной сфере разная. В каждой отрасли свой коэффициент налоговой нагрузки.

Как Вы можете прокомментировать  розничный налог?  Президент сказал, что малому бизнесу в  наиболее пострадавших секторах следует уплачивать розничный налог с оборота. Как это улучшит позиции МСБ?

Несколько лет назад активно обсуждался розничный налог, или налог с оборота, как аналог НДС и замена КПН.

Президент отметил, что необходимо введение розничного налога в наиболее пострадавших отраслях. У них нет прибыли, им не с чего платить. Это сфера торговли и услуг. В Налоговом кодексе розничного налога сейчас нет. Если будет новый кодекс, мы его должны ввести.

С миннацэкономики создана рабочая группа, будем рассматривать этот вопрос.

 Скажите по срокам. Когда примут эти нормы, как быстро?

 Надо понимать, что это серьезная и большая работа. И быстрого эффекта в течение месяца, полугода не будет. По регулированию с чистого листа – это год, по Налоговому кодексу – как минимум до конца следующего года.

Это фундаментальные вещи, на быстрое принятие нельзя рассчитывать. Если мы запустим их с 2022 года – это будет большой успех.

Давайте перейдем ко второму поручению президента, где указана  роль «Атамекена» по увеличению роста казсодержания. До конца года нужно подготовить предложения. Глава государства отметил,  что, несмотря на создание реестра отечественных производителей, внедрение индустриального сертификата, нет сильного эффекта, не удалось  ограничить лжепредпринимателей или дешевую импортную продукцию от участия в госзакупках. Какие шаги будут предприняты НПП «Атамекен»?

За 2,5 года работы наработано огромное количество материала. Нужна была  политическая воля. Мы очень много говорили в последние годы о том, что нужно поддерживать отечественного товаропроизводителя, но за декларациями шли половинчатые решения, потому что у нас есть обязательства перед ВТО и ЕАЭС.

 И еще одно  обязательство – соблюдение принципа конкурентности. Заказчик в лице государства, нацкомпаний объявляет тендер, и выигрывает тот, кто  предложил лучшие условия, дешевые цены. В  большинстве случаев это импортная продукция.

Поэтому президент правильно  отметил: ни существующий реестр, ни индустриальный сертификат не помогли. Сказав «А», мы не сказали «Б», не пошли до конца.

У нас три площадки закупок – это госзакупки госорганов, в первую очередь акиматов, это чуть больше 4 трлн тенге, закупки квазигоссектора – 5 трлн тенге, и недропользователей – более  4 трлн тенге. В общей сложности общий объем в денежном выражении порядка 14-15 трлн тенге.  

Каждая из них регулируется отдельным нормативным актом. А закупки нацкомпаний – отдельным положением и законом.

Но президент поставил точку в этом споре: теперь закупки нацкомпаний должны регулироваться так же, как и госзакупки. Остаются недропользователи. То есть получается, что у каждого свои правила и  своя база отечественных товаропроизводителей. Странно выглядит, не правда ли? Акиматы по одному списку работают, «Самрук-Казына» ведет свой реестр,  недропользователи тоже отдельно.  Теперь мы должны получить единый список. На базе чего? На базе двух сертификатов, которые сегодня выдаются.  

СТ-KZ, к сожалению, вызывает много справедливых нареканий, и нам приходится постоянно разбираться с бизнесменами и госорганами. Ему более 10 лет, он уже устарел. Он выдается в два этапа, то есть сначала нужно пройти экспертизу у частных компаний. Некоторые их путают с НПП «Атамекен».  А уже потом мы в течение суток выдаем сертификат.

Процедура выдачи  сертификата требует пересмотра, сейчас создана рабочая группа, в нее вошли бизнесмены. Это отрадно, что предприниматели сами взялись за это дело Мы постараемся к концу года прийти к единому  списку и единому сертификату, который бизнес воспримет как честный и прозрачный  инструмент. Во-первых, он  должен быть оцифрован, весь процесс, фото/видео, чтобы каждый мог увидеть, кто выезжал на осмотр. Были вопиющие случаи, у человека на руках  СТ-KZ, а на деле на месте производства пустое поле!

Как мог эксперт частной компании выдать такой сертификат?! Это уже на грани  уголовного наказания. Индустриальный сертификат, он более совершенен. Мы считаем, что его нужно до конца оцифровать  и использовать как единый сертификат.

По ЕАЭС и ВТО. Многие предприятия работают на грани банкротства, поэтому крайне важно в таких условиях в рамках ЕАЭС на два года приостановить свои обязательства. Как раз президент сказал, что два года будем восстанавливаться. Я считаю, надо смело сказать своим партнерам об этом. Речь идет о стройиндустрии, пищевой промышленности, машиностроении, несырьевых секторах экономики. Прямо сделать ставку на отечественное производство.

Мы хотели поговорить о выходе бизнеса из карантина. Но прежде я хотел бы обозначить вопросы, которые поднял президент. Это разработка плана развития АПК на ближайшие пять лет. Также были вопросы по участию бизнеса в строительстве детсадов, применении биометрии на уровне госуслуг и бизнесе.

В постпандемический период  АПК и  пищевой сектор должны стать драйвером экономики, новой нефтью. Президент сказал, что нефтяной цикл закончился и нам нужно перестраиваться. Исторически у Казахстана конкурентное преимущество в сельском хозяйстве.

Президент не зря назвал развитие АПК национальным проектом, обратите на это внимание. Это не просто программа.

Учитывая, что половина населения Казахстана проживает в сельской местности, он касается инфраструктуры, жилья, образования, условий жизни. И крайне важно, чтобы документ был не отраслевой,  а национальный, страновой. Необходимо  проанализировать ошибки предыдущих лет, за это время приняты три программы, шатало из стороны в сторону. Нужно, чтобы эти пять лет были четкие правила. Президент сказал, что земля продаваться не будет, будет только аренда, и только резидентам Казахстана. Нам нужно запустить в рыночный оборот аренду, чтобы можно было использовать как залоговое имущество. Второе – это длинные и дешевые деньги, и третье – агрокомпетенции.  Это доступ к новым технологиям, науке. Земля, деньги и кадры – три основные вещи.

 Еще президент отметил сельскохозяйственную кооперацию. У нас откат случился в 2018 году, когда мы отказались от кооперации, пошли в мясную отрасль, крен случился. У нас много мелкотоварного производства. Нужна кооперация. Почему она не пошла? Потому что применялись административные рычаги, человек должен осознанно к этому прийти, понимать свою выгоду. Той же крупной компании неинтересно ездить к ним, чтобы собрать небольшое количество молока. Когда мы сто домов объединяем и ставим один танкер, собираем сырье по нормам того же «ФудМастера», тогда ему интересно. Будут и производственные кооперативы, чтобы решить вопрос с техникой, и сбытовые. Это ключевое. Отрадно, что президент поставил в этом вопросе точку. Кооперационное движение даст возможность людям повысить свои доходы.

Здесь отмечу, что по поручению президента «Атамекен» с  11 мая этот «пилот» проводится в трех областях – Туркестанской, Алматинской и Жамбылской. В Жамбылской мы уже завершаем. 1 октября доложим правительству результаты.  

 Я хотел бы подчеркнуть политический элемент реформы – это выборность сельских акимов. Мне кажется, это даст толчок развитию села.

Безусловно. Честно говоря, много споров было по этому поводу. Многие говорили про районных акимов. В Алматы поднимают вопрос о выборах мэра. Президент правильно расставил акцент: сельский округ – это первичное звено, с него и нужно начинать. Селам нужно дать экономические инструменты, но  ключевое – это земельный вопрос. Много жалоб на отсутствие пастбищ. Фермеры увеличивают поголовье скота, а земли нет, акимат не помогает. А где-то земля пустует, но их туда не пускают. Выборность акимов создаст прозрачность в распределении земли.

Вы это все лето держали руку на пульсе казахстанского бизнеса. Как бизнес выходит из карантина, какие сейчас болевые точки?

Пандемия – это большое испытание для всех нас, госорганов, населения. Бизнес несет тяготы, его поставили на простой. С первых дней мы держим обратную связь. Опросили  более 130 тыс предпринимателей.

И 35% – это как раз пострадавшие сектора, это более 800 тысяч субъектов бизнеса, примерно 60% занятых в сфере предпринимательства,  их доля в налогах мала, но это активный пласт индивидуальных предпринимателей,  те, кто обеспечивает занятость. Это СТО,  кафе, мастерские и так далее. Судя по опросам,  35% на сегодня уже произвели оптимизацию своих штатов, доходов нет. Государственная мера 42 500 позволила сохранить этот штат, из 35% примерно половина в отпусках. Многие понимают, что уже нет смысла работать дальше, на простое стоят кинотеатры, банкетные залы, концертные залы. ТРЦ работают наполовину, ресторанам разрешили заполняемость на 30%.

Мы делали сюжет про ТРЦ, 30% арендаторов не вернутся в ТРЦ.

У нас цифры совпадают. 35% опрошенных испытывают крайние трудности, они оптимизировали штат и отмечают падение доходов. Зарплаты сотрудникам, налоговые  обязательства, кредиты, аренда и коммунальные – вот пять вопросов, которые бизнес поднимает на протяжении полугода. Наша работа с правительством идет по этим пяти направлениям.

По оптимизации штата – 42 500 каким-то образом поддержали предприятия.  По налогам наиболее пострадавшим дали послабления до 1 октября, по ФОТ, кредитные отсрочки – до середины июня.  После наших активных консультаций, а мы провели большой раунд переговоров со всеми отраслями, регионами с участием премьер-министра, 40% наших предложений было учтено.

По аренде президент поддержал: в государственных помещениях бизнес будет освобожден от уплаты до конца года. Это  хорошее решение, но мы понимаем, что это всего 8-9% арендных платежей. Работа идет. Мы смотрим российский опыт, где крупным держателям офисов, ТРЦ дали налоговые льготы, освободили от коммунальных платежей. А те, в свою очередь, мелким арендаторам  обнулили или дали отсрочку по аренде. Мы это обсуждаем. Наверное, на ближайшей неделе правительство объявит свое решение.

Ну и много работы проделано по другим вопросам, по тому же  выходу из карантина. Мы прописали алгоритмы с санврачами и сделали электронную платформу InfoKazakhstan. Из карантина выходило более 500 тысяч предпринимателей, на каждый объект должна была выезжать комиссия. Но физически это невозможно, это сколько комиссий должно быть. Только на крупные объекты выезжали, мы тоже там присутствовали, включили также Лигу потребителей. 90% предпринимателей подали заявку онлайн, ознакомились с санитарными нормами, сделали чек-лист и подписали, взяв на себя обязательства по исполнению. Проверки шли только в случае жалоб.

В настоящее время мы видим, что пока показатели эпидситуации контролируемы, это говорит о том, что бизнес соблюдает правила, хотя есть и недобросовестные. Но любой может указать на нарушения. Если жалуются, он должен устранить замечания. Ели нарушение серьезное, то выезжают санврачи, штрафуют либо ставят на простой. С этим шутить нельзя, это жизнь и здоровье людей.

Карантин заканчивается, пандемия проходит. Я  думаю, наш казахстанский бизнес достойно  выйдет из этой ситуации, выживут сильнейшие. Спасибо за интервью, успехов и удачи!


Подпишитесь на наш канал Telegram

Тимур Кулибаев: Взвешенность налогового, экологического регулирования позволит сохранить привлекательность отраслей для инвесторов

«Необходимо посмотреть, как возможное увеличение КПН и НДС может повлиять на занятость, реализацию планируемых проектов».

30 Сентябрь 2020 11:33 1477

Фото: atameken.kz

Председатель комитета геологической отрасли, горнорудной, угледобывающей и металлургической промышленности НПП «Атамекен» Николай Радостовец выразил опасение относительно повышения налогов для горно-металлургической промышленности (ГМП) на заседании комитета геологической отрасли, горнорудной, угледобывающей и металлургической промышленности председателю президиума НПП РК «Атамекен» Тимуру Кулибаеву.

По словам руководителя отраслевого комитета, в СМИ все чаще стали появляться новости о повышении налоговой базы.

«Нас все время пугают повышением налогов. Официально в бюджете увеличение налогов не предусмотрено. Однако мы видим документы на согласовании в парламенте, где заложен рост КПН с 20% до 24% по ГМК и «нефтянке» и НДС с 12% до 16%. То есть увеличение доходной части бюджета с 2022 года будет за счет увеличения налогов. Все руководители крупных предприятий подписали обращение к министру Даленову (министр национальной экономики Руслан Даленов. – Прим.). В сложившейся с коронавирусом ситуации количество инвестиций снизилось. Если мы сейчас поднимем КПН и НДС, как просчитывать долгосрочные проекты и перспективы вложения?» – возмутился Николай Радостовец.

Он уверен в том, что если дать возможность предприятиям восстановиться, то в суммарном выражении отрасль принесет в бюджет больше, чем планируется от увеличения налогов.

«Необходимо посмотреть, как возможное увеличение КПН и НДС может повлиять на занятость, реализацию планируемых проектов. Давайте посмотрим, какая налоговая нагрузка действует на предприятиях в других странах, приведем собственные расчеты. Изучите международный опыт: предусматривается ли дифференциация для предприятий, отрабатывающих низкорентабельные месторождения. Из-за пандемии госбюджет потерял, но были задействованы средства из Нацфонда, которые пошли на возмещение. Мы должны восстановить работы, достичь показателей докризисного уровня производства и таким образом восстановить платежеспособность», – сказал председатель президиума НПП РК «Атамекен» Тимур Кулибаев.

В рамках изменений и дополнений в Налоговый кодекс МНЭ вносит поправку, которая ограничит деятельность предпринимателей и внесет неясность в регулирование налогообложения при добыче полезных ископаемых. Предлагается не относить к потерям объемы отходов производства, образованных в процессе первичной переработки минерального сырья. Сегодня налогом облагаются лишь фактически добытые объемы, коэффициент извлечения варьирует в диапазоне 15-65% в зависимости от состава руд. После поправки налогооблагаемым станет весь объем запасов, так как переработка ТМО относится к первичной.

В 2020 году комитет вместе с предпринимателями разработал меры по развитию золотодобывающей (снять монополию на закуп аффинированного золота Нацбанком), угольной и геологической отраслей. При этом министерство индустрии и инфраструктурного развития РК предлагает ввести госрегулирование цен на уголь.

«Это нонсенс, нигде в мире цена не регулируется. Мера может привести к сужению рынка, тем более что экспорт угля значительно снизился. Кроме того, совместно с НПП мы разработали предложения по поддержке геологоразведочной отрасли. После принятия Кодекса о недрах активизации не произошло. Мы считаем, что должно быть одно окно, куда приходит инвестор, сдает пакет документов и получает его через один-два месяца уже согласованный со всеми заинтересованными госорганами в цифровом формате», – отметил руководитель отраслевого комитета НПП.

Тимур Кулибаев подчеркнул, что при принятии кодекса госорган ссылался на прогрессивную австралийскую модель развития.

«Давайте этот вопрос вынесем на комитет ГМК и комитет нефтегазовой промышленности, обсудим все нюансы. Понимаю, что бизнес-климат требует больших усилий, чтобы стать привлекательным для инвесторов. Для этого необходимы изменения, начиная с судебной системы. Три года – достаточный срок, чтобы понять эффективность кодекса и принятых мер. Обсудим», – предложил глава Нацпалаты.

Наиболее актуальным для недропользователей остается вопрос принятия в конце 2020 года Экологического кодекса. Николай Радостовец отметил, что проект Экологического кодекса рассматривается отдельно от Налогового, без участия министерства нацэкономики и министерства финансов РК.

«Мы не договорились по принципиальным вопросам. Например, что справочники будут писаться по европейским стандартам с учетом наших особенностей. Данная поправка была исключена. Порядка 15 принципиальных предложений отвергнуто, так как принятие идет в ускоренном режиме. «Атамекеном» проведена сравнительная оценка влияния предполагаемых инвестиций в экологическую модернизацию предприятий на их экономические показатели. Была проведена оценка крупнейших 26 компаний по четырем отраслям: ГМК, нефтедобыча, энергетика и нефтепереработка – на основании имеющихся российских справочников, сумма инвестиций может составить от 4 трлн до 16 трлн тенге! Мы поддерживаем инициативу разработчика в части обнуления ставок платы за эмиссию при переходе на комплексное экологическое разрешение (КЭР), это позволит компаниям использовать их для целевого использования на внедрение наилучших доступных технологий – НДТ. Вместе с тем у нас есть дополнительные предложения в налоговое законодательство по стимулированию предприятий к внедрению НДТ», – сказал Николай Радостовец.

Финансовые показатели при предоставлении дополнительных мер стимулирования:

Отмена платы за эмиссии возможна при внедрении комплексных экологических разрешений с дальнейшим переходом к НДТ. В случае их неприменения поэтапное повышение налоговых ставок платы за эмиссии может возрасти в восемь раз. В первую очередь внедрение НДТ коснется энергетических компаний, где действующий тариф на электроэнергию не позволит модернизировать предприятия. Инвестиции на внедрение НДТ возможны через повышение тарифов либо через субсидирование за счет бюджетных средств.

«Должен быть взвешенный подход. Мы говорим о практике развитых стран, где высокие экологические требования, но возмещения идут за счет высоких тарифов для населения, которое готово за это платить. Сможем ли мы с низкой покупательной способностью создать высокие стандарты и повысить экономику? Нужно обсудить и внимательно изучить расчеты. Предлагаю еще раз рассмотреть вопрос с министерствами, выслушать все стороны и выработать консолидированное решение», – резюмировал встречу Тимур Кулибаев.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Как чувствует себя казахстанский бизнес в настоящее время

Вопросы последствий кризиса прозвучали на Kazakhstan Growth Forum.

23 Сентябрь 2020 21:06 2220

Сегодня в ходе Kazakhstan Growth Forum форума председатель правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Аблай Мырзахметов рассказал о текущем состоянии бизнеса. В начале своего выступления он напомнил, что казахстанские власти прогнозировали, что во время пандемии падение ВВП страны составит порядка 1%, международные организации оценивали в 2,7-3%.

«По итогам восьми месяцев мы видим падение на уровне 3%, в сфере услуг падение составило 6,1%. В основном это касается как раз-таки тех сфер, которые были серьезно поддержаны во время пандемии. Рост производства произошел на уровне 1,7%, в строительстве он составил 6,5%, в сельском хозяйстве – 4,9%, в обрабатывающей промышленности – 3,3%», – рассказал глава Нацпалаты.

По данным НПП, в сфере развлечений падение составило более 60%, торжеств, банкетных залов – более 70%, это дает понимание того, в каком критическом состоянии оказалась сфера услуг. Так, по данным главы НПП, бизнес пережил два уровня ограничений – чрезвычайное положение с середины марта до середины мая, в этот период НПП получила более 55 тысяч обращений от предпринимателей. Если посмотреть на структуру обращений, то можно выделить пять основных проблем, с которыми столкнулись предприниматели: налоговые послабления, финансовые меры поддержки, форс-мажорные обстоятельства, отсрочки по арендной плате, проблемы со сбытом, проблемы с поставками импортного сырья.

Далее, продолжил Аблай Мырзахметов, во второй период карантина, после снятия ЧП – с июня до конца августа, поступило более 20 тысяч обращений от предпринимателей. Опросы показали, что из 1,3 млн действующих субъектов бизнеса порядка 800 тысяч зарегистрированы в форме ИП, которые заняты в сфере услуг. Кроме того, Нацпалата самостоятельно провела опрос порядка 70 тысяч субъектов МСБ. Более половины опрошенных на тот момент поднимали вопросы, связанные с ужесточением санитарных норм: установка санитайзеров, социальное дистанцирование. На второй строчке проблемных вопросов расположилась отсрочка по кредитам и налогам, продолжались вопросы по форс-мажору, по сбыту.

«В целом вся ситуация с пандемией породила кризис спроса и сейчас для нас главное – это понять размер кризиса спроса. Какие сектора, какие виды бизнеса его переживают, все ли приняты меры, позволяющие решить этот вопрос. Понятно, что полностью решить вопрос восстановления спроса будет тяжело, и, скорее всего, невозможно, но нужно понимать последствия и то, как стимулировать спрос в этих условиях», – подчеркнул Аблай Мырзахметов.

Также, по его словам, много вопросов ставилось по теме исчерпывающего перечня отраслей, которые можно считать пострадавшими, на которые распространяются налоговые послабления, особенно по фонду оплаты труда. Как известно, МНЭ признало всего 29 отраслей.

По ситуации в настоящее время глава НПП рассказал о результатах опроса 10% казахстанского МСБ (порядка 70 тыс субъектов бизнеса) в наиболее пострадавших отраслях экономики.

«Так, опрос показал следующие результаты. Более 30% опрошенных к началу сентября были вынуждены пойти на оптимизацию персонала, 16% из опрошенных уже провели сокращения – 80 тысяч работников уже сокращены, 90 тысяч сотрудников отправлены в отпуск без сохранения заработной платы. Эти цифры мы не наблюдаем в официальной статистике, стоит задача – как нивелировать эти последствия. Более 30% опрошенных находятся в преддверии закрытия бизнеса – общепит, частные школы и сады, туризм. Если экстраполировать полученные данные на остальной бизнес, то можно понять, с каким масштабом сокращений и закрытия бизнеса мы столкнемся в ближайшее время», – резюмировал Аблай Мырзахметов.

Саян Абаев

Подпишитесь на наш канал Telegram!