/img/tv1.svg
RU KZ
Адиль Лиян: «Сейчас у меня в кармане 400 тенге. Жду зарплату»

Адиль Лиян: «Сейчас у меня в кармане 400 тенге. Жду зарплату»

Ему как воздух необходима «зона не комфорта», где царит азарт, драйв и творческий поиск. Корреспондент abctv.kz пообщался с неутомимым и азартным телеведущим Адилем Лияном.

18:27 12 Октябрь 2016 13846

Адиль Лиян: «Сейчас у меня в кармане 400 тенге. Жду зарплату»

Автор:

Светлана Умыргалеева

- Вы, словно птица Феникс умеете возрождаться, искать и находить новый смысл существования. Несколько лет назад на взлете карьеры, будучи директором телеканала Hit TV, вы бросили все в одночасье и отправились за новыми впечатлениями в Лондон…

– А у меня все время так происходит. Отработав какой-то период, я уезжаю на 9 месяцев из страны. Так было с Прагой, вернувшись из которой я трудился 5 лет, а потом уехал в Лондон, и снова на 9 месяцев. Это цифра для меня символ перерождения. Ты вкладываешь в работу все силы, эмоции, новые впечатления и знания. В какой-то момент происходит опустошение. И ты уезжаешь, чтобы заново восстановиться за эти 9 месяцев. Вы понимаете, для меня деньги – не главный стимул, очень важны эмоции и мое внутреннее состояние. Меня часто спрашивают, почему я игнорирую такой способ заработка, как ведение мероприятий, корпоративов. Причем были достаточно выгодные предложения. Кто-то скажет, что это глупо, но если мое сердце говорит «нет», то я этого никогда не сделаю.

Естественно, когда ты находишься вне Казахстана, ты впитываешь в себя новые эмоции, знания, знакомства, идеи. Возвращаешься и работаешь с кайфом, пытаясь что-то изменить, улучшить, чтобы твоя работа была полезна. Мой зритель растет вместе со мной. И если я буду думать только о деньгах, а не о развитии, я буду не интересен, и, главное, бесполезен. А мне хочется, чтобы с моей помощью люди узнавали что-то новое, открывали для себя новые возможности, выходили из круга устоев и ярлыков, чтобы понимали, что жизнь одна, и ее нужно прожить так, «чтобы не было обидно за бесцельно прожитые годы».

Я не Бред Пит и не мистер Вселенная
- Но был все-таки определенный риск. Не боялись ли вы, что вас забудут, что вы не сможете восстановить свое место в телевизионной иерархии?

- Нет, не боялся, потому что любой резкий поворот в жизни – это новые истории. Я никогда не боялся рисковать, наверное, поэтому 18 лет в кадре, многие годы работаю телеведущим. Хотя, что скрывать, я не Бред Пит и не мистер Вселенная, много жестикулирую и не подхожу под стандартные каноны телеведущих, но при этом я всегда ходил на кастинги, отправлял резюме, стоял на проходных у телеканалов, потому что у каждого есть право «быть». Если у меня внутри есть мечта, почему придуманные кем-то параметры должны мешать. И в случае с Лондоном, наверняка, если бы я не рискнул и не уехал, потом пожалел бы. Тем более, что год жизни за рубежом равносилен пяти по количеству того, что ты приобретаешь.

Я сделал большую глупость с точки зрения моих знакомых, уволившись с поста телеканала Hit TV, уехал, жил в семье, чуть ли не под лестницей, как в фильме про Гарри Поттера, экономил на чем-то, не знал языка, пошел его изучать и попал в класс, где говорили исключительно на английском. Представляете, в каком стрессе я пребывал ежедневно. Но спустя какое-то время меня стали приглашать работать в британские компании, и это был уже показатель. К сожалению, по визе я не имел права работать. И потом я сильно скучал по родному городу. Вернулся как раз зимой, когда выпало много снега. Тогда я понял, что легко уехать от проблемы и неурядиц, но кто, если не мы?! Ко мне на день рождения домой приходят сотрудники, с которыми я не работаю уже много лет, поздравляют, говорят слова благодарности, мне пишут письма, признаваясь, что благодаря мне состоялся старт карьеры. Мне кажется, это то, ради чего я просыпаюсь, осознавая, что полезен.

- Когда вы вернулись, сразу попали на НТК?

- Нет, некоторое время я работал арт-директором в компании, которая занимается организацией государственных мероприятий. Но я скучал по телевидению. А потом меня пригласили на НТК ведущим. Буквально на первой встрече с руководством мне предложили стать продюсером информационной службы канала. Я согласился. Спустя год программа «Ревю» попала в номинацию «Любимец года». В одной номинации с нами были новости КТК, 31-го канала, 24 kz. Но для развлекательной новостной программы в формате «все, кроме политики» занять 2-е место по Казахстану, обойдя монстров с многолетним опытом в прайм-тайм и бешеным штатом, это очень неплохо. Это говорит о том, что я люблю свою работу и стараюсь ее делать в первую очередь для зрителя. Работа в проекте «Ревю» занимает очень много времени. Я не сплю до обеда, как «положено» творческому человеку. Мой день начинается в 8 утра, в 9.30 у меня ежедневные планерки, потом я бегу на грим, веду программу, потом монтажи, сдачи проекта, и так ежедневно.

- И этот проект вас вдохновляет?

- Да, я безумно рад, потому что коллектив для меня как семья. Ребята молодые, жизнерадостные. Я узнаю от них о новых веяньях и трендах, делюсь своим опытом. Это комфортный взаимообмен информацией. А информация – это жизнь. И это даже не работа, а мой образ жизни, который приносит мне массу положительных эмоций.

- А вы не боитесь конкуренции?

- Никогда ее не боялся. Я знаю, что у меня есть своим сильные стороны, что я запоминающийся. У меня мощный телевизионный опыт, включая работу в прямом эфире. В копилке три мировых шоу формата «Суперстар», «Х-фактор», «Фабрика звезд». Больше 40 программ в копилке, но при этом я понимаю, что не буду всю жизнь в кадре. И я сам нахожу новые лица и выпускаю их в эфир. У нас на канале шесть ведущих, у каждого - свой сегмент, возрастная аудитория. И это нормально.

- Вы себя проявляли арт-директором, продюсером, телеведущим. Полизадачность вас не напрягает?

- А я выработал в себе способность совмещать все. К тому же у меня есть дар - придумывать на ходу. Благодаря мне мои коллеги не знают, что такое зона комфорта: когда все устоялось, формат придуман и процесс поставлен на рельсы, я вдруг предлагаю - давайте добавим вот это, переделаем монтаж, сделаем другую подачу. Мне просто нужен драйв. И слава всевышнему, у меня все время возникают какие-то идеи и мысли. Кроме творческой составляющей, во мне еще жестко сидит административный человек. Я никогда не опаздываю. Наверное, прямой эфир меня этому научил. Очень люблю графики, логистику, координацию. Для меня важны дедлайны. И я требую того же от своих коллег.

Если есть в кармане 400 тенге – ничего не страшно
- Когда-то вы открещивались от коммерческих проектов, но, тем не менее, Forbes насчитал довольно солидный годовой доход в 299 тысяч долларов. Неужели некоммерческие проекты могут так обогатить?

- Когда это увидел, сам обалдел. На самом деле, с доходами всегда по-разному. Вот сейчас у меня в кошельке 400 тенге. Жду зарплату.

- Получается, что эта сумма взята с полотка?

- Нет, у меня были заработки, я снимался в рекламе. Существует зарплата. Но я никогда не торгуюсь, и не умею этого делать. У меня даже нет машины. Была, но я продал. Просто она мне не нужна. Я люблю ходить пешком и живу в 10-ти минутах ходьбы от работы. Если нужно куда-то съездить, есть друзья или служебная машина. Я даже не могу взять сдачу в такси. Меня так научили наверное – чем больше ты отдаешь, тем больше к тебе приходит. Бизнесмены меня заклюют конечно и скажут – нельзя так, деньги любят счет, нужно 10 процентов откладывать.

- Когда-то на примере одной знакомой, я решила, что ТВ – это для фанатиков, потому что заработки были мизерные. Насколько сейчас изменилась ситуация на ТВ?

- Да фактически так и есть. Впрочем, везде по-разному. К примеру, на НТК зарплаты соответствуют нормальному прожиточному минимуму. Сотрудники явно не голодают, могут спокойно шопиться в условиях кризиса, выезжать на отдых. Плюс мы даем дополнительные бонусы – салоны красоты, фитнесы, командировки по всему миру, пресс-туры. В целом, зарплаты у нас повыше, чем на государственных каналах. Если сравнивать зарплату моей мамы, которая работает в отделе кадров, то наши журналисты получают в 3 раза больше. Я также получаю отдельные бонусы – меня одевают дизайнеры, я езжу в какие-то поездки. На самом деле для большинства телеведущих работа на ТВ – это просто реклама, пиар, основной доход они получают от той-бизнеса. К тому же я получаю чуть больше, чем телеведущие, потому что у меня руководящая должность. Мне хватает. Я живу одним днем и стараюсь не циклиться на деньгах.  Сегодня у меня 400 тенге в кошельке, и все в порядке. Зато у меня есть бонусная карточка ресторанчика, где у меня лежит депозит, которым я могу воспользоваться. Такие вещи иногда спасают.

- А как сказывается инфляция на работе ТВ, и на вашей деятельности в частности?

- Мы реально страдаем, сотрудничая с мировыми информационными агентствами, где расчет идет в долларах. Все подорожало, и не в один раз. Это печально, но зато у нас есть хорошая коммерческая служба, которая прекрасно выполняет свою работу, и зарплату мы получаем день в день.

- Поднимая цены на рекламу?

- Таких подробностей я не знаю, потому что сужу по рейтингам. Тот материал, который продает коммерческая служба, я ежеминутно просчитываю, какая аудитория к нам присоединилась, на каком сюжете, в какой промежуток времени, на каком сегменте сделать акцент. Причем, по образованию я не экономист, всему учился в процессе. Когда я резко стал директором канала Hit TV встретился со своими знакомыми, которые дружат с цифрами. Мы долго обсуждали все нюансы. Я консультировался у них. Потом составлял сметы, годовые планы. В то время канал находился на дотации учредителей, мы вышли в плюс и сами себя кормили. Это было классно! В общем, мне везет. Этот период вспоминаю очень тепло. Потерял кучу здоровья, но богатый опыт получил.  

Для работы депутата я слишком честный
- Как вы относитесь к политике? Не посещало ли вас желание баллотироваться в депутаты?

- Нет, я слишком честный и справедливый, поэтому меня могут убить. Не умею лицемерить и правду говорю в лицо, поэтому мне нельзя в политику. Но при этом я не аполитичен. Ситуацию мониторю, всегда в курсе событий. Могу поддержать разговор о политике. Я не простой обыватель, на которого выливают информацию, и он в нее верит. И не оппозиционер. Просто живу и не хочу быть дураком. Думаю, что в дальнейшем буду заниматься общественными делами, социальными проектами.

- А вы чувствуете шаткую почву под ногами, или ситуация более или менее стабильна?

- Я думаю, что нас все равно ждут какие-то перемены, что-то должно произойти. И я надеюсь, что это будет что-то хорошее, поэтому страха нет. Я реально переживаю за судьбу своей страны, и мне хочется, чтобы мы были успешной, умной, образованной нацией, о которой бы знали не в силу того, что у нас красивая природа и практически вся таблица Менделеева. А потому что здесь живут образованные замечательные люди, которые создают полезные вещи. Помните, как в Казахстане возмутились, когда про победу Винокурова написали, что победил спортсмен неизвестно откуда. А что реально Казахстан сделал для мира? Если британцы придумали футбол, американцы айфон, а что мы создали такого, чтобы этим пользовался весь мир?

При любой «погоде» надо оставаться людьми
- Какой вы видите современную журналистику?

- Мы не стараемся мыслить по-другому, читать между строк, и в нашей журналистике все очень спокойно из серии «А зачем раздеваться, если завтра снова одеваться?». Самый идеальный пример – это наши пресс-конференции, к которым журналисты не готовятся. Нет интересных вопросов, глубины. Мы не хотим напрягаться, ведь и так хорошо живем. Когда наши журналисты захотят в первую очередь быть журналистами, а не печатными машинками, когда у них будет больше амбиций, тогда ситуация измениться. Вы посмотрите, во что превратились новости. Из 10 заголовков 9 про смерть. Вы там видите аналитику или сенсационные материалы? Очень редко. Новости превратились в большую программу «Рейдер». Сплошная социальная грязь. Я недавно написал пост «Судя по новостям, нам не нужно боятся внешних угроз, мы сами себя либо отравим, либо переедем на машине, либо поубиваем». Главные редакторы гоняются за просмотрами и лайками. Разве мы не несем ответственность за подрастающее поколение?

- Что делаете вы, чтобы изменить ситуацию?

- Во-первых, на НТК нет чернухи. В «Ревю» мы стараемся показывать героев, с которых молодежь может брать пример: парней, обезвредивших бандитов, полицейских, которые честно делают свое дело. Стараемся освещать позитивные события. Мы хотим, чтобы НТК стал лучшим другом, который плохого не посоветует, подбодрит, что-то подскажет. Готовимся к тому, чтобы соответствовать новому посылу, генерирует новые идеи, акции, проекты. Я убежден, что нужно больше общаться с нашим зрителем. Я скачал интересное приложение на смартфон, в котором мы общаемся с помощью видеосообщений. Недавно опубликовал в instragram мой личный номер, пригласив всех - добавляйте и пишите мне. Буквы для меня это - код, из которого строятся слова. А мне важно видеть глаза, зрение, улыбку, интонации. Вчера меня засыпали сообщениями, и я до двух ночи общался со своими зрителями.

Я понял, что все сейчас гонятся за бизнесом и властью, что забывают про людей, которые их окружают. Но это же так важно – просто подарить улыбку, сделать приятное. Я сегодня с утра проснулся, отправил маме сообщение, что я ее люблю, пожелал хорошего дня своим близким друзьям. Просто так! А мне в ответ «С тобой все нормально?».  Мы настолько забылись в суете, в погоне за счетами, кредитами. Все думают, что быть руководителем классно. Да я никогда не хотел быть руководителем, потому что это занимает столько времени, а нужно же еще успевать жить. Соответственно, в моем посыле главное – внимание и положительные эмоции. Мы должны при любой погоде оставаться людьми.

Светлана Умыргалеева

Как коронавирус мешает театрам и ЦКЗ зарабатывать

Их бизнес в «коронавирусное» время несет убытки.

12 Октябрь 2020 09:07 1113

С сентября театрам разрешили работать, сохраняя заполняемость не более 50% и не более 50 человек, сообщает портал finprom.kz.

Объем услуг в области творчества, искусства и развлечений за первое полугодие текущего года составил 21,4 млрд тг – на 16,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года (ИФО – 79,2%). Это первое сокращение за последние 5 лет.

В отличие от кинотеатров, которым все еще запрещено работать, театрам разрешено открыться при условии заполняемости не более 50% и не более 50 человек, с регистрацией на портале infokazakhstan.kz, сообщает МЗ РК.

Сокращение объема услуг в области творчества, искусства и развлечений по РК было отмечено лишь в трех регионах: в столице (−43,5%), Алматы (−31,5%) и Атырауской области (−32,8%). При этом на эти регионы приходится более половины услуг в секторе.

ТОП-3 регионов по объему услуг составляют Нур-Султан (5 млрд тг), Алматы (4,2 млрд тг), а также Карагандинская область (2 млрд тг, причем здесь отмечен самый большой рост среди регионов РК – на 63,4%).

Прирост объема услуг в секторе показали театральная деятельность (на 202,6 млн тг, или 1,9%, до 10,8 млрд тг) и деятельность цирков (на 109,3 млн тг, или 22,1%, до 604,9 млн тг).

Самое больше сокращение услуг наблюдается в области художественного и литературного творчества (почти на 3 млрд тг, или 69,5%, до 1,3 млрд т) и в сфере деятельности концертных и театральных залов (на 968,2 млн тг, или 53,8%, до 832,7 млн тг).


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Сколько стоит Бейонсе для казахстанцев, или Посткарантинные будни event-агентств

Невероятно, но факт – агентства по организации мероприятий и концертов сумели выстоять в пандемию и настроены весьма оптимистично.

07 Октябрь 2020 08:45 4632

Да, активно приглашать знаменитых артистов уже не приходится, да и некуда. Но выстраиваются амбициозные планы, заключаются контракты и развиваются смежные бизнесы. Основатель и руководитель концертного агентства Мамреим Қожа в интервью корреспонденту Inbusiness.kz рассказал, как прошли карантинные месяцы в его бизнесе, когда народу совсем было не до веселья, и поделился новыми идеями – как вернуть агентство в докризисное время, когда в Казахстан привозили звезд самого высокого мирового уровня.

Мамреим, судя по Вашим аккаунтам в социальных сетях, Вы в последние месяцы особенно активны и оптимистичны. Я говорю относительно бизнеса в ивент-индустрии прежде всего, конечно. Мы можем делать вывод, что Ваш бизнес выстоял, и сегодня Вы уже работаете?

На самом деле мы и не прекращали работать, другое дело – мы лишились доходов. Как вы знаете, основной деятельностью нашей компании являются букинг артистов и организация концертов в Казахстане и странах СНГ. Поэтому в период пандемии мы несем колоссальные убытки, отчего были вынуждены предпринять меры по уменьшению затратной части, самый неприятный момент – это сокращение и без того небольшого штата сотрудников. Теперь мы заняты только бизнес-планированием предстоящих проектов, маркетинговыми исследованиями, внутренней и внешней аналитикой, разработкой PR-кампаний, совершенствуем CRM и так далее. Это только со стороны может показаться, что мы в режиме спячки, но нет, ведется огромная щепетильная работа. Один большой проект уже готов и ждет своего «звездного часа», когда вся эта ситуация с пандемией закончится, поскольку напрямую зависит от ограничительных карантинных мер.

Давайте рассмотрим Ваше дело в трех этапах: до карантина, во время карантина и после него. Как развивался бизнес? Какими были доходы на протяжении всех трех этапов? Какие мысли, планы были и как они менялись в связи с ситуацией в стране?

Планы были наполеоновские, они остаются таковыми и сейчас. Ничего не изменилось. Изменились только условия, в которых приходится действовать. Благо мы с командой научились быть гибкими и находить оптимальные решения в различных ситуациях. Мы переживали самые тяжелые времена, и могу с уверенностью сказать, что эти – не самые страшные. Если рассматривать нашу деятельность за последние пять лет, у нас положительная динамика, за исключением нескольких месяцев с момента начала пандемии. В целом я удовлетворен результатами: мы периодически повышаем планку, находим решения для дальнейшего развития, постепенно приближаемся к большим целям, корректируем бизнес-процессы внутри компании, внедряем инновационные подходы. Скажу одно: во всех трех этапах – до, во время и после карантина – было сложно. Или, если быть точнее, невыносимо сложно. По крайней мере для меня. Но я выбрал этот путь. И не для того, чтобы остановиться, а чтобы идти по нему всегда. Был такой период, когда я встретился с многомиллионным кассовым разрывом. Чтобы полностью выйти из него, нам потребовалось чуть менее года. И все это происходило в период пика нашей деятельности. Парадокс, но во время пандемии мы заключили выгодный контракт, который принесет хорошую прибыль в будущем, чего не удавалось добиться в течение всего 2019 года. Конечно, сейчас никаких доходов нет, а в ближайшее время они будут зависеть от восстановления экономической ситуации. Поэтому касательно прибыли не могу сказать однозначно.

Понятно, что еще долгое время индустрию развлечений будут терзать карантинные ограничения. Мы это понимаем на примере театров и кинотеатров. Не было желания просто заморозить эту деятельность до лучших времен? Как вообще планируете действовать в ближайшие месяцы, ведь обещают вторую волну коронавируса...

Конечно, мы готовы, другого и не остается. Как я и говорил ранее, основные планы и цели остаются теми же. Но по понятным причинам мы придем к ним немного позже. На самом деле во всей этой ситуации с пандемией не только одни минусы. Я вижу массу возможностей, и мы используем текущие обстоятельства в свою пользу. Например, теперь мы уделяем особое внимание паре наших масштабных проектов и все силы бросаем на них, отпала необходимость работать по 12-14 часов в сутки, а их реализация не ограничена жесткими временными рамками. Уже совсем скоро с большой радостью представим один из них – это международный продюсерский центр, основной целью которого является продвижение талантливых артистов по всему постсоветскому пространству и не только. Прямо сейчас мы занимаемся поисками молодых талантов из Казахстана для сотрудничества и создания крутого контента.

Давайте поговорим о самом бизнесе. Как давно Вы им занимаетесь? Как, в принципе, так получилось, что Вы оказались тем человеком, который может «любую звезду с неба достать»?

Все началось с обыкновенного увлечения. В Алматы в конце 90-х на волне большого интереса молодежи к рэп-музыке мы с друзьями влились в эту модную колею. Слушая флоу зарубежных исполнителей, вдохновились идеей читать собственный рэп. Начали строчить какие-то тексты о наболевшем и зачитывать под любой попавшийся минус на кассетный диктофон. Получая позитивный фидбэк от девчонок на районе, постепенно перешли на записи треков на примитивных домашних студиях. (Улыбается.) Довольные результатами, давали послушать близкому окружению, те – еще дальше, и, таким образом, наши кассеты переписывались благодарными слушателями, размножаясь по районам всего города. Это настолько увлекало нас, что мы собирали средства для записи на профессиональных студиях. В какой-то период удавалось выступать на рэп-баттлах, и был определенный успех. Все это сопровождалось массой знакомств на различных тусовках с еще не известными артистами. Сегодня многие из них реализовались как творческие личности, успешны и популярны. Я даже и не заметил, когда ко мне стали обращаться с просьбой договориться о выступлении на мероприятии артистов, заведомо зная, что я с ними знаком. В какой-то момент меня стали рекомендовать. Так появился первый клиент, который захотел пригласить зарубежного артиста и оплатить услуги за организацию и координацию выступления. В итоге все были довольны. Ни минуты не сомневаясь, я принял решение вырученные деньги вложить в бизнес по заказу артистов в Алматы, а уже после определенного бэкграунда – в Казахстане. На сегодняшний день мы организовали сплоченную команду, обзавелись надежными подрядчиками по Казахстану и партнерами из США, Европы и стран СНГ.

Кого Вы уже привозили в Казахстан? Что это были за мероприятия? Как часто казахстанцы балуют себя выступлениями дорогостоящих звезд, если говорить о частных вечеринках? Насколько у нас распространена эта практика?

Все знают, что в Казахстане любят повеселиться. И в тяжелые, и в лучшие времена мы любим собираться, отдыхать, отмечать любые праздники. Многие осуждают такую практику, мол, это неблагоразумно. Я считаю немного иначе – если позволяют возможности, почему бы не устроить пир, где все получат кучу позитивных эмоций и станут счастливыми хотя бы на один день. На подобных мероприятиях чаще всего пользуются спросом артисты из 80-90-х годов или же актуальные в текущем времени. Мы привозили совершенно разных артистов из стран СНГ, Европы и других материков. Нам довелось поработать с Томасом Андерсом, Boney M, Bad Boys Blue, C.C.Catch, с Валерием Меладзе, с Димой Монатиком, группами «А-Студио», «Серебро», «ВИА Гра», Quest Pistols, «Время и Стекло», с артистами из Blackstar и др. К сожалению, я не могу с вами поделиться информацией о частных вечеринках, так как все отношения с артистами и клиентами закрепляются договорами, где один из важных пунктов – это конфиденциальность.

Вопрос, который не могу не задать: сколько стоит привезти в Казахстан, например, Филиппа Киркорова и Лепса, Бейонсе с Джей Ло и организовать мероприятия с участием Кайрата Нуртаса и Димаша Кудайбергена?

Хочу обратить ваше внимание на то, что наши модели рынков немного отличаются от западных. Например, чтобы пригласить зарубежных топовых звезд, как Джей Ло или Бейонсе, в первую очередь они ждут от нас описание концептуального проекта и ценовое предложение, а уже затем следуют переговоры в случае интереса. Есть условные гонорары, которые слухами витают между организаторами концертов, но они не всегда соответствуют действительности. Как правило, расходы на привоз топовых звезд в нашем регионе обходятся не менее миллиона долларов, отчего их выступления в Казахстане – это единичные случаи. Чаще всего у нас приглашают таких артистов, у которых установленный гонорар. Киркоров или Лепс обойдутся в 50 000 долларов, не меньше. Сумма гонорара может меняться в зависимости от того, в каких партнерских отношениях состоят артисты с букинг-агентом, к которому вы обратились, от формата мероприятия, загруженности артистов, расстояния до места пребывания и многих других факторов.

Мамреим, а насколько это сложный бизнес и в чем здесь сложность?

Любой бизнес сам по себе не может быть легким. Даже самый примитивный. В нашем же деле мы встречаемся с самыми различными проблемами, в зависимости о каких процессах мы конкретно говорим. Вкратце и при этом развернуто сложно ответить. Что касается планирования, организации и координации выступлений артистов – это ответственная работа, которая не терпит ошибок и требует принятия моментальных решений в критических ситуациях.

Насколько непросто общаться и делать дела с людьми, которые в силу своей звездности, наверняка, капризны? Как складывается общение с теми, кого Вы приглашаете в Казахстан? Какие у них райдеры? Кто Вам запомнился особенно, если говорить о скромности и, напротив, истеричности на фоне своей популярности?

На самом деле абсолютное большинство популярных артистов приземленные и не страдают какой-либо звездной болезнью, такое поведение больше присуще безуспешным артистам. Бывает, встречаются какие-то мелкие капризы, например полотенца только темного цвета, киндер-сюрпризы, никаких роз, деликатесы и прочее. Мы относимся к этому с пониманием и абсолютно спокойно. А вот порой случаются непредвиденные казусы. Расскажу об одном из них, он впечатался в моей памяти, как чернило на бумаге. Произошел он давно и начался с саундчека популярного артиста в основном зале в отеле «Роял Тюлип», который решили провести за два часа до начала мероприятия. Другого времени по таймингу просто не было. Чтобы вы понимали, на саундчек артиста, который поет под минус и нужно отстроить только микрофон, требуется от 15 минут, но не более 30. Ничто не предвещало беды, но тут началось: языковой барьер, низких частот недостаточно, высоких много, в другом конце зала не слышно, звук не тот, спецы не те, все не то и все не так. Так думал только зарубежный артист, остальной десяток специалистов вертелись вокруг него и недоумевали, чего от них хотят. Уже пролетело более часа, гости стали собираться вопреки казахским стереотипам, а затем толпиться в фойе в ожидании начала мероприятия. Наконец, мы просто в буквальном смысле выпроводили артиста, объяснив, что гости уже зайти хотят. Такие действия были восприняты им как оскорбление, и артист с ругательствами удалился в свой номер в этом же отеле, заявив, что выступать отказывается. Посылаю координатора вслед за ним урегулировать ситуацию, сам же извиняюсь за недоразумение перед заказчиками, держу под контролем происходящее в зале. Двери открываются, гости рассаживаются, шоу начинается. Убедившись, что все идет хорошо, покидаю зал, стремительно направляясь на помощь коллеге. Переговорив с заплаканным координатором, понимаю – артист упрямо отказывается выступать и даже готов вернуть весь гонорар. А теперь представьте картину: мне звонит заказчик с требованием срочно начинать выступление артиста в течение 15 минут, ведь только что подъехали сверхуважаемые гости, которые решили посетить мероприятие раньше и совсем не надолго, с другой стороны плачет координатор, которую наш артист послал куда подальше и заперся в номере с абсолютным нежеланием контактировать с кем-либо еще. Был такой шок, что закружилась голова в прямом смысле слова. Со стороны казалось, я спокоен, когда во мне бурлил вулкан смешанных эмоций. Я взял себя в руки, решительно направился к номеру и хладнокровно постучал в дверь. Дальше было еще интереснее, но об этом уже делиться нельзя. Главное, мы сумели урегулировать ситуацию, выступление случилось, гости остались довольны, а я, выжатый как лимон, уехал спать на 48 часов. (Смеется.)

Сколько артистов в Вашей базе? Как Вы на них выходите? На кого спрос больше – на западных звезд, российских или казахстанских?

На самом деле контакты многих артистов в свободном доступе. А чтобы выходить на недоступных артистов, необходимо непрерывно налаживать связи. По этой причине наша база ежедневно растет, хоть это и не является нашей основной целью. Главное, чтобы наш клиент нуждался в наших услугах и был полностью доволен. Мы ориентируемся в первую очередь на их спрос, который зависит от цены и предложения. Казахстанских артистов чаще приглашают на закрытые мероприятия, потому что такое удовольствие обходится недорого. Чуть реже – на открытые. С российскими, украинскими или западными артистами похожая ситуация. Но если представить, что их гонорары и сопутствующие расходы равны затратам на наших артистов, то спрос на них, естественно, многократно увеличится.

Мамреим, насколько такой бизнес выгодный? Можем ли мы говорить, что здесь можно заработать целое состояние, все-таки с такими гонорарами работаете?

Состояние здесь не заработаешь, если только вы не рассматриваете эту возможность как первый шаг к нему. Объясню почему. В этом бизнесе основной доход заключается в агентских комиссиях, которые готовы предложить нам артисты. Как правило, это не больше 10% от суммы гонорара, и чем выше гонорар, тем ниже комиссия. Более того, 95% потенциально новых клиентов «сливаются» по разным причинам. Маленький рынок с высокой конкуренцией не выглядит обнадеживающе. За каждого клиента необходимо бороться, а чтобы удержать его, требуется много сил и затрат. И если помножить это на расходы для поиска новых клиентов, перспективы выглядят как-то слабенько. Именно по этой причине в нашей нише постоянная текучка новых букинг-агентов, которые не справляются и через время уходят в другие отрасли.

Как часто Вас просят организовать приезд казахстанских исполнителей в другие страны? Популярны ли казахстанские артисты там? Если да, то о ком чаще всего идет речь?

К сожалению, многие наши талантливые артисты не так популярны за рубежом, как хотелось бы. И дело не в том, что наш контент за пределами Казахстана не интересен, и даже наоборот – его готовы потреблять, лояльность только растет. По моему скромному мнению, наши артисты настолько заняты творчеством, что не уделяют маркетинговым коммуникациям достаточного времени и сил, и я понимаю почему: а) это их не беспокоит, либо нет времени, б) отсутствие профессиональной команды или партнеров. Наших популярных артистов, которые добились успеха вне Казахстана, можно посчитать по пальцам. Это, конечно, Димаш Кудайберген, «А-Студио», покойный Батырхан Шукенов, Скриптонит, Jah Khalib, Наzима – в первую очередь всех их объединяет талант, а уже потом все остальное. Кстати, есть еще одна причина, почему наши не пользуются спросом за рубежом. Весь казахский шоу-бизнес на протяжении многих лет крутится вокруг тоев, соответственно, и контент тойский. С таким форматом с гастролями по центральным концертным площадкам в странах СНГ не поедешь. Но, как говорится, ничего не стоит на месте. Отрадно осознавать, что эра казахстанских артистов с примитивной попсой потихоньку уходит с приходом поколения Z, которые создают качественные материалы, они по нраву даже самым искушенным слушателям поп-музыки. Могу с уверенностью сказать, что в ближайшие годы мы будем очевидцами становления казахстанских артистов и их популяризации в странах СНГ и не только.

Давайте вернемся к карантину. Как Вы оцениваете то, что происходит сегодня – отказ властей разрешить возобновление работы объектов культуры. Как вообще Вы оцениваете действия властей в период ЧП и жестких ограничений во время карантина по части поддержки МСБ?

Я считаю, что это вынужденные меры. Если они ответственно и коллективно приняли такое решение – тому и быть. Я не компетентен судить правильность или неправильность таких действий. Мне приходится периодически встречать критику людей со своей колокольни, но вот встретить аргументированные предложения от населения удается крайне редко. Надо понимать, что абсолютного решения здесь нет. В любом случае кто-то будет страдать. Моя же позиция такова: все нам следует быть как никогда сдержанными и сильными, слушать и слышать, объединяться, помогать и поддерживать друг друга и, главное, рассчитывать только на себя.

Успехов Вам! Спасибо за беседу.

Мадина Ерик


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!