Aigul Line: «Казахстанцы не знают, что у них золото под ногами» | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 280,81 Пшеница 465,40
$ 383.98 € 430.63 ₽ 6.11
Погода:
+27Нур-Султан
+25Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 280,81 Пшеница 465,40
Aigul Line: «Казахстанцы не знают, что у них золото под ногами»

Aigul Line: «Казахстанцы не знают, что у них золото под ногами»

20290 01 Март 2017 16:24

Владелица бренда Aigul Line рассказала abctv.kz, где берет сырье для своих работ, почему за казахстанской шерстью охотятся китайцы, но при этом не хотят покупать итальянцы.

Aigul Line: «Казахстанцы не знают, что у них золото под ногами»

Автор: Алина Альбекова

Айгуль Жансерикова оставила успешную карьеру эколога ради войлоковаляния и в одиночку на протяжении нескольких лет возрождала это забытое казахами искусство. Начав с нуля, создала компанию, о которой сегодня знают не только в Казахстане, но и в мире.

«Почему именно войлок, Айгуль?» - первым делом спросила я свою собеседницу. «Потому что я эколог и не смогла бы заниматься синтетической продукцией. А войлок – он экологически чистый, натуральный, органический. И он наш, просто мы о нем позабыли», - последовал ответ.

Все новое – хорошо забытое старое!
Войлоковаляние, действительно, древнейшее текстильное искусство. Оно считается изобретением кочевников. Подтверждением тому их традиционное жилище – юрта, состоящая из деревянных решеток и крупных кусков свалянного вручную войлока. Именно кочевники первыми оценили изоляционные свойства войлока, который предохранял от дождя, холода или жары и, кроме этого, был достаточно легким.

Однако за 70 лет нахождения Казахстана в составе Советского Союза все унифицировалось, этника потихоньку стерлась, повсеместно начали открываться фабрики, труд людей постепенно заменили машины. Войлок сменила синтетика.

«У нас на топчане лежали бабушкины сырмаки, а сверху – красивый яркий палас. Неважно, что синтетика и холодно, зато не стыдно и модно. Благо бабушкины сырмаки сохраняли нам тепло, - вспоминает Айгуль Жансерикова. И тут же добавляет: - Но синтетический материал, как и в пищевой промышленности, здоровья не приносит. Посмотрите, сколько аллергизированных людей в стране. Представьте, если сейчас убрать медицину и антибиотики, что будет с нами? Мы в 30 лет начали бы все вымирать. А в советское время, вспомните, врачей вообще не было, но люди были крепкими, рождались у них и Сексенбаи, и Токсанбаи.  Просто у них все было натуральным».

По ее мнению, в Казахстане слишком увлеклись научно-техническим прогрессом и ушли не в том направлении. Меж тем Европа уже 20-30 лет как вернулась ко всему натуральному. Европейцы стараются покупать продукты в биомагазинах, что называется напрямую от сельских производителей. Считается, что они не используют пестициды, а значит, и продукция в таком магазине без химикатов.

«В 1999 году, работая в Швейцарии, в Бернском университете, я удивлялась, когда видела иностранных женщин, делающих для себя жилеты из войлока. Им неважно, что косо и узоры некрасивые, важнее, что это натурально. Европейцы просто с ума сходят от войлока, а мы все никак к этому вернуться не можем», - недоумевает она.

Многие иностранцы, по словам дизайнера, даже ставят у себя во дворе юрты в качестве летних домиков. В 2004 году, вспоминает дизайнер, одна иностранная чета попросила ее помочь в покупке юрты, несмотря на то, что им арендовали огромный особняк. Казахский домик удалось найти и купить в одном из аулов, так как юрточное производство в стране не налажено.

«Европейцы настолько себя любят, они все экологи с малых лет. Мы в этом плане намного от них отстали. Моими первыми клиентами были только иностранцы. Когда я предлагала войлочные изделия казахстанцам, они фыркали, фу, вы что, буду я еще войлок носить, - вспоминает она. - Но сейчас я наблюдаю другую картину, среди клиентов стало больше наших. Из чего могу сделать вывод, что мы постепенно начинаем возвращаться к своим корням, истокам, оценивать натуральность».

Тяжело в учении…
Вначале у владелицы известного бренда была мечта: научить каждую сельчанку в Казахстане валять одежду для себя и своей семьи, а также зарабатывать на этом, внося копеечку в семейный бюджет.

Первая программа обучения, а точнее региональные семинары по возрождению войлоковаляния, появились благодаря международной экологической программе CAMP и были профинансированы Швейцарским правительством. Программа, по словам тогда еще национального координатора программы в Казахстане Айгуль Жансериковой, дала возможность приглашать ведущих мастеров войлока из Европы. Особенно интересны швейцарцам были горные регионы, поэтому решили начать с Алматинской области. Семинары проходили в Кыргызстане, и на Казахстан приходилось только одно место, куда поначалу она приглашала поучаствовать только арт-дизайнеров. Но потом поняла: толку с них мало.

«Много денег на Казахстан они не дали, потому что были нацелены на более бедные страны, как Таджикистан и Кыргызстан. Нужно отдать должное кыргызским женщинам, они быстро это подхватили, что сейчас в каждом ауле их женщины могут валять войлок. А вот казашек было нелегко уговорить, - признает она. - Видимо, экономическая ситуация на это сильно влияет, у нас ведь уровень жизни другой. Поэтому вначале я была «один в поле воин». Никто не понимал, чего я от них хочу, было тяжело, но я не сдавалась и пришла к тому результату, который сегодня признают и кыргызские коллеги, и международные сообщества. Но у кыргызов это получилось быстрее и массово, а я была одна».

В 2004 году Айгуль Жансерикова самостоятельно арендовала помещение в 40 квадратных метров, накупила материала и собрала всех желающих учиться этому искусству. Учила войлоковалянию бесплатно, даже приглашала мастеров из-за рубежа и заселяла в собственном доме. В этом же году ей удалось убедить координаторов программы развития ПРООН создать отдельную программу обучения для казахстанских женщин. И в 2005-2006 годах программа ПРООН начала работать в Алматинской, Акмолинской и Восточно-Казахстанской областях.

Инициативная Айгуль параллельно добиралась до других регионов, просила акиматы о поддержке и даже возила с собой шерсть, чтобы сразу на месте показывать сельским женщинам, как ее надо обрабатывать. Но со временем поняла: бизнес-жилки во многих из ее учениц просто не было. Никто так и не открыл свое дело, большинство оставались на уровне выставок и ярмарок.

«Увидев результаты, мы же с собой берем образцы, у женщин зажигались глаза. Они начинали делать с огромным энтузиазмом, но в результате из группы в 15 человек оставались всего 2-3 самые терпеливые женщины, - рассказывает Айгуль Жансерикоова. - Это нелегкий труд. Здесь нет быстрых результатов и денег, наверное, поэтому не все выдерживают. Остаются только самые терпеливые, настойчивые, с характером или бизнес-леди местного уровня».

Золотое сырье!
Немаловажной проблемой было сырье, отмечает Айгуль Жансерикова. Поэтому каждый раз, приезжая из Европы, она привозила с собой красивую крашеную шерсть и делала из нее что-то особенное. Но в основном закупала сырье в соседнем Кыргызстане, где процесс переработки шерсти поставлен на массовый поток.

«Они почти не потеряли своего потенциала. Когда началась перестройка, местное население быстро сообразило и выкупило старое оборудование, большие чесальные машинки советского производства. Благодаря этому почти каждое домохозяйство могло постирать шерсть, потом его быстренько почистить, прочесать и валять дальше войлок. А в Казахстане ни одной машинки с фабрик не осталось, все ушло в Китай как цветной металл. С чего я его буду валять, пионерка такая? - задавалась она вопросом. - Долгое время я кормила кыргызскую фабрику, возила оттуда шерсть, а потом подумала, ну что это такое, мы точно такая же шерстяная страна, у нас есть тонкорунный меринос, которого нет в Кыргызстане. Их шерсть грубее, чем наша, так как это горная страна. Наша шерсть самая тонкая во всем Центрально-Азиатском регионе, потому что у нас есть степи, другие климатические условия, более мягкие».

Райымбекский район Алматинской области, по ее словам, был поставщиком шерсти архара мериноса на весь Советский Союз. Но после развала Союза и закрытия фабрик шерсть перестали закупать, и она просто сгнивала, чем тяготила двор сельского жителя. Шерсть либо сжигалась, либо ее просто выкидывали. Китайцы, сообразив, стали приезжать и забирать ее, а в некоторых случаях покупать за 20 тенге. Таким образом, вся необработанная казахстанская шерсть уходила в Китай и приходила назад в Казахстан, только уже в качестве готовой продукции, где шерсти было всего лишь 20%.

«Обидно! Я много ездила в развитые страны и видела – у них нет ресурсов, но они все равно что-то делают, живут лучше, чем мы, которые живем и не видим под ногами золото», - сетует дизайнер.

Китайцы и сейчас бы не прочь за бесценок вывозить шерсть из Казахстана, да закон запрещает. В 2008 году Kaznex Invest организовал круглый стол, куда были приглашены директоры пунктов обработки шерсти (ПОШ). Как оказалось, все они до сих пор продолжают задаром отдавать шерсть китайцам, ссылаясь на отсутствие ее спроса в Казахстане. Благодаря Kaznex Invest эту дыру в законодательстве удалось закрыть, и теперь необработанную шерсть из Казахстана вывозить запрещено.

Казалось бы, казахстанские ПОШи более или менее зажили, стали появляться новые пункты, которые пошли дальше и стали заниматься обработкой шерсти. Но китайцы, которые привыкли получать казахстанское сырье, нашли выход из ситуации и придумали, как обойти закон. По словам Айгуль Жансериковой, они стали брать фабрики в аренду, где сами промывают, прочищают шерсть и вывозят ее отсюда уже обработанной. А директоры просто получают деньги за аренду.

В октябре 2016 года она задала этот вопрос премьер-министру, тогда им был Карим Касимов, и попросила пересмотреть законодательство, внести соответствующие поправки, чтобы китайцы могли вывозить из Казахстана исключительно готовую продукцию. Аналогичное предложение в письменном виде бизнес-леди передала и в Алматинский РПП осенью прошлого года. Правда, ответа пока не получила. 

«Конечно, мы не превзойдем по качеству австралийскую шерсть, откуда вообще происходит тонкорунный меринос. Но всем же ее не хватит. А по Центральной Азии или СНГ наша шерсть считается самой лучшей. Тогда скажите, почему мы должны ориентироваться только на нефть, золото или уран, если мы страна животноводческая? Каждое домохозяйство в селе имеет как минимум 10 баранов, есть фермеры, которые имеют по 1000 голов. Куда девается вся шерсть? Мы ведь можем спокойно создавать шерстяной кластер. Тем более у нас уже есть основной поглотитель шерсти – Китай. Почему мы им уже переработанную шерсть тоннами, миллионами не продаем и не зарабатываем на этом? - задается она вопросами. - Почему мы должны ждать, что энергоносители цены повысят или мы опять начнем добывать нефть? Давайте мы оставим черное золото будущим поколениям и будем использовать шерсть – это ведь возобновляемый источник, который все время стрижется и каждый год заново вырастает. Почему у нас нет фабрик достаточно, и не только перерабатывающих, а трикотажных, которые изготавливали бы пряжу, шерстяные вещи, почему мы не экспортируем шерстяные изделия?»

В планах у Айгуль Жансериковой есть создание большой фабрики, а также экспортирование казахстанской шерсти в Италию и Германию. Сейчас они закупают это сырье в Канаде и Новой Зеландии. Вот только нет хорошего оборудования, чтобы эту шерсть перерабатывать. Покупать китайское по дешевке, по ее мнению, не вариант, а итальянское и немецкое оборудование стоит миллионы долларов. Кроме того, здесь нужно большое помещение и огромный штат работников, которые будут собирать шерсть и складировать ее. Если бы правительство взялось за решение этого вопроса, страна получила бы не только огромный доход, но и создало бы массу рабочих мест, да и село бы зажило, уверена она.

Мастер войлоковаляния вспомнила свою поездку в Милан, где предлагала казахстанскую шерсть самым известным фабрикам.

«Они ее не взяли, говорят, вы ее промойте и привозите лучше как сырье, а прочесать мы должны грамотно на своем итальянском оборудовании. Я сначала думала, что закуплю какое-нибудь китайское оборудование, запущу свою фабрику, наработаю кэш и куплю хорошее итальянское. Но после такого я передумала. Сейчас наша шерсть подходит только для войлоковаляния, но уникальной пряжи без хорошего оборудования не получится», - уточнила она.

Не так чтобы дешево!
Стоимость шерсти зависит от ее качества. К примеру, итальянскую принято считать самой дорогой и самой качественной. Стоимость ее может доходить до 70 евро за килограмм. Закупается сырье в Австралии, а обрабатывается уже в Италии.

Стоимость цветной шерсти может доходить до 10-12 тысяч тенге, а натуральной или некрашенной в зависимости от микрон и толщины шерстяных волокон, от 5,5 до 7,5 тысячи тенге. Если забирать с самой фабрики стоимость будет чуть ниже – от 2 до 3,5 тысячи тенге. Но по такой цене шерсть доступна только при условии большого опта. Кроме того, все расходы по доставке сырья до места берет на себя покупатель.

Шерсть из Кыргызстана значительно дешевле. По словам Айгуль Жансериковой, низкий уровень жизни в этой стране и массовость производства отразились на цене сырья.

От яблока до тюльпанов
Войлочные украшения, шарфы и палантины -–это всего лишь малая часть того, что сегодня делает дизайнер Айгуль Жансерикова. Среди ее клиентов есть не только простые казахстанцы, но также именитые и обеспеченные люди. Звезды шоу-бизнеса часто заказывают сценические костюмы, расставаясь со своими синтетическими нарядами. Обращаются и невесты, которые просят свалять праздничный камзол или жилет из войлока, а то и целые наряды, чтобы выделиться и запомниться. А в прошлом году дизайнеру заказали подарки для новорожденной дочери наследника модного дома Chanel.

«Ко мне приходит заказчик и говорит, мол, что можно такое подарить очень известным людям, у них родилась дочка. А это оказались наша казашка Тогжан и Дэвид, наследник дома Chanel. Ну чем можно удивить именитый дом? Купить одежду или игрушку китайско-турецкого происхождения – не вариант. Вот они и вспомнили про меня, заказав эксклюзивный спальный набор. Мы разработали эскиз подушечки и одеяльца нежно-розового цвета, с одной стороны войлок, а с другой – шелк, а потом выбили на них инициалы девочки, первые две буквы от имени и фамилии –Ванесса Вестхаймер, и петроглифы, наскальные изображения. К набору были заказаны еще наши фирменные пинеточки и сандалики. Уехали заказчики довольные», - поделилась владелица бренда Aigul Line.

В каждую вещь вложена душа, отмечает она, поэтому пока ни о каком массовом производстве речи и быть не может. Хотя подобные предложения часто поступают из-за рубежа. К примеру, торговые дома из Лондона просят производить для бутиков 25 тысяч изделий одного наименования каждый 21 день. Однако, понимая свою ответственность за качество каждого изделия и репутационные риски, дизайнер от заказов деликатно отказывается. Но в перспективе рассматривает вопрос открытия собственной фабрики, а значит, и массового производства. 

Отдельной популярностью у заказчиков пользуется сувенирная продукция. Отметим, Айгуль Жансерикова – автор того самого знаменитого войлочного яблока, которое в сентябре 2015 года государственный секретарь США Джон Керри покрутил в руках, выступая перед участниками экономического форума для ремесленников в госдепартаменте США. В скором времени дизайнер пообещала подарить подобный символ и Южно-Казахстанской области.

Напомним, в середине сентября в США проходил экономический форум, на котором Керри продемонстрировал сувенир – войлочное яблоко – апорт.

«Я хочу напомнить всем, что в горах Каратау произрастает тюльпан Грейга, тот самый сорт, который голландцы когда-то увезли отсюда, селекционировали и вывели из него несколько десятков сортов тюльпанов. Мы должны этим гордиться», - считает она.

Успех в мире этнодизайна к Айгуль Жансериковой пришел не сразу. Было вложено много сил, энергии, времени и денег. Но все было не зря, уверяет она.

«Многие из моих учениц были уверены, что обучения для успеха достаточно. Но когда отпускаешь их в свободное плавание, они начинают понимать, что значит работать на рынке, быть стабильным, находить хороший материал. Понимают, что никто им ничего не даст во временное пользование, что нужно все выкупать самой, что нужна не только иголка с ниткой и мелочь в кармане, а нужно еще платить за аренду помещения, оплачивать коммунальные, зарплату сотрудникам, это самое святое, и не забывать про налоги. Для этого столько надо потрудиться. Я не сразу стала знаменитой, я много труда вложила в это дело, чтобы получить результат. А у нас люди хотят все быстро, поэтому и ломаются на полпути. Ко мне часто приходят девочки и, еще не начав учиться, спрашивают, когда они станут профессионалами. Что я могу им сказать, если я сама мастер, который учится каждый день и не знает, что будет завтра, какой клиент придет и что попросит, что я для него начну придумывать», - высказала она свое мнение.

А напоследок заключила: «Профессионал деньги не ищет, к нему заказы сами приходят!»

Алина Альбекова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: