/img/tv1.svg
RU KZ
РТС 1 083,43 Hang Seng 23 739,48
KASE 2 222,90 FTSE 100 5 582,39
DOW J 22 684,61 Пшеница 555,20
Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Казахстанский экономист – о реакции на «черный понедельник».

13 Март 2020 11:14 3342

Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Автор:

Олег И. Гусев

Фото: Серикжан Ковланбаев

9 марта казахстанцы продолжали догуливать законные выходные, а Национальный банк уже решал, как он будет реагировать на падение мировых цен на нефть. Утром следующего дня регулятор сообщил, что с 10 марта 2020 года базовая ставка установлена на уровне 12% годовых с расширением процентного коридора до +/- 1,5 п. п. Прежняя ставка, напомним, была на уровне 9,25%.

В тот же день Айдархан Кусаинов разместил на своей странице в соцсети текст следующего содержания.

Ниже в комментариях он пояснил свою позицию.

Inbusiness.kz предложил экономисту развернуто пояснить свою позицию.

Айдархан, судя по Вашей публикации в соцсети, Вы крайне разочарованы?

– Разочарован. Во-первых, еще ничего не произошло: нефть упала, но она отыгрывает до 37. За счет выходного у нас была пауза, и можно было спокойно подождать торгов. Во-вторых, поднимать базовую ставку (БС) сейчас особого смысла нет по одной простой причине, что это не инфляционное таргетирование: базовая ставка – это управление инфляцией, если последняя скачет – вы поднимаете БС. Иногда можно поднимать БС  для того, чтобы стабилизировать валютный курс, но для этого надо хотя бы знать, что происходит.

Но ее объявили до начала торгов на бирже.

– И формулировка: «для стабилизации курса». Но если вы до начала торгов объявляете об увеличении базовой ставки, значит вы, ребята, не таргетируете инфляцию, вы занимаетесь стабилизацией курса, для чего нужен другой инструмент. И в пресс-релизе обозначено, что регулятор оставляет за собой право проводить интервенции. Если ты так хочешь убиваться за курс – интервень, никто не запрещает, но при чем здесь ставка?

То есть реакция была не совсем верная?

– Давайте еще раз сначала. У нас регулятор повел себя как население: сам говорит «не паникуй», и сам же дернул базовую ставку аж на 3%, не понимая, что происходит на бирже. Это уже плохой месседж. Второй момент – даже если ты паникуешь, то дергать базовую ставку бессмысленно, это совсем другой инструмент. Есть такое ощущение, что нет особого понимания, что такое базовая ставка. Третий момент – опять все начали убиваться за стабильность курса.

Если начали ориентироваться на курс рубля 75 за доллар, то зачем нам ужиматься на 390? Это же рынок, отпусти до 400, у тебя должен быть овершут, это не страшно. Если бы тенге ушел на 410-420 и Нацбанк зашел бы и сказал, что «я сделаю интервенции», это бы звучало нормально: «свободное плавание, среагировал на нефть и на рубль, и потом мы зашли и отрезали избыток». Условно – не дали уйти в 450.

А у нас еще никто не умер, но похороны уже провели?

– Да, ничего не произошло, а ставку уже подняли, и «мы будем убиваться за курс». Не дали тенге уйти – опять «мы будем удерживать курс», то есть у нас нет свободного плавания. Российское правительство просто сказало: «Мы не будем покупать, даже будем продавать». В России на рынке действует бюджетное правило, где четко написано: «цена на нефть выше 42 долларов – минфин покупает валюту, ниже 42 – минфин продает». И ЦБ РФ не стал дергать ставку. И там гораздо более понятно, что ждать от рубля. Для россиян утро началось с понимания, что курс 75 [рублей за доллар], но они не суетятся. А у нас ничего не известно, а уже…

Вы написали, что «Бог любит эту страну».

– Нам дали уникальный шанс сказать «ну, 450», и никто не был бы виноват.

Так сейчас везде и у нас, и в России и в Китае есть возможность все пузыри «убить», неизлечимо больные предприятия похоронить и сказать: «А мы не виноваты, вы же видите, что происходит в мире».

– Вот именно. Это и можно было сделать. У нас инфляция бы разогналась выше 7%, а потом [базовую] ставку убили бы и пришли бы к 3%! И правительство было бы не при делах.

А сейчас правительство вот этой впиской как раз и показало, что оно лично при делах.

– Была великолепная возможность все проблемы залечить и при этом хорошо выглядеть перед населением.

И что будем иметь в итоге?

– Если краткосрочно – они все удержат, но это будет а-ля 2015 год, либо это будет как в 2015 году, и не удержат.

Но мы ведь не могли не знать о том, что произойдет. И Дмитрий Медведев накануне приезжал, встречался и с президентом. Он мог и сообщить о готовящемся разрыве сделки с OPEC.

– Я не думаю, что этот вопрос обсуждался, но, вероятно, и сами россияне до конца об этом не знали – выйдут или нет. Но я убежден, что как плохой сценарий этот вариант у нас просчитывался. Для России это не страшно, хуже саудитам. Там же вопрос не самой себестоимости нефти стоит.

Рикошетом и американских сланцевиков хотели убить?

– Нет. Обычно, когда считают себестоимость, то считают не только физические, но и социальные (бюджетные) расходы к ней. У саудитов реальная социальная себестоимость около 80 долларов за баррель. Теперь они должны «хвосты резать», причем сильно, а Путин тоже сильно, но просто ужался, и его цена отсечения 42 доллара за бочку – это показатель, при котором ему хорошо и бюджет сбалансирован. И его нынешние 37 и 42 – это совсем не то, что у саудитов – 37 и 80.

Но у нас же не так страшно?

– К сожалению, наше правительство сыграло в классическую краткосрочную игрушку. В этом и разочарование: это не экономическая политика, это опять «удержать курс». Еще более неприятное – это то, что в этих условиях подъем базовой ставки бессмыслен. Ее поднимают не тогда, когда курс может взлететь, ее поднимают после того, когда все понимают, что девальвация случилась. Еще раз повторю: базовая ставка таргетирует инфляцию, когда курс взлетел, когда страна поняла, что это некий новый уровень, что валюта обратно не откатится, и уже затем поднимается ставка, чтобы удержать инфляцию после «девала». Если курс 393 – это не девальвация, 391 у нас осенью был, и никто не реагировал повышением ставки. А сейчас тенге остался в коридоре, а ставку подняли на 25%! Где логика? Какую инфляцию вы ждете, если вы удержали курс?

Мы реагируем судорожно и нервно?

– Да, и это не политика. Политика – это когда ты говоришь «свободное плавание 430», а потом ты повышаешь базовую ставку, потому что сейчас долбанет инфляция. Здесь логика есть. Но если ты удерживаешь курс, зачем ты поднимаешь базовую ставку? Чтобы всем хуже сделать? Это какая-то детско-юношеская реакция, чтобы отчитаться: «Мы сделали все что могли: и ставку подняли, и интервенцию сделали, мы красавцы!»

Как при заносе автомобиля нажимаем на все педали и кнопки?

– Именно: «У нас же что-то происходит, надо что-то делать и показать, что мы на месте!». Повторюсь еще раз: вместо того чтобы эту волну поймать, ею воспользоваться… А у нас курс превыше всего.

Зато направление движения правительства понятно.

– Печально. Вектор определился, и он, к сожалению, не тот, которым мы могли бы воспользоваться и все грамотно и красиво сделать.

То есть все приехали?

– Развернуть можно, но ход мышления регулятора не позволяет это сделать. Еще раз повторю: он не глупый, не вредитель…

Но копает в другую сторону?

– У него есть некая система убеждения, которая не верна. И пока это не изменится… У него есть такая иллюзия, что стабильный курс – это счастье в стране. На самом же деле счастье в стране – это стабильные цены на все. Нервозность у людей от того, что цены постоянно растут. Когда еда у тебя на 10% в год растет, то любые вещи типа коронавируса еще быстрее цены разгоняют. А если у тебя цены стабильные, то ничто на ценах не отражается. Это главное. А когда нет веры в стабильность, то любое внешнее влияние усугубляет ситуацию. Населению не важен курс, населению важны цены. Будут стабильные цены – ему все равно, какой будет курс. А если у тебя цены не стабильны, то не важно, какой курс: все будут дергаться.

Какая простая истина.

– Но она, как выясняется, очень трудно воспринимается.

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Для курса тенге апрель может оказаться не менее стрессовым, чем март

Эксперты предположили, сколько будет стоить нацвалюта в апреле.

01 Апрель 2020 15:55 10025

Для курса тенге апрель может оказаться не менее стрессовым, чем март

Фото: Максим Морозов

В марте средний официальный курс доллара, по данным Национального банка, составил 412,25 тенге. Сегодня американская валюта торгуется в пределах 450-453 тенге в разных городах Казахстана, за исключением столицы и Алматы, где работа обменных пунктов приостановлена в связи с усилением карантина.

Пандемия коронавируса и, как следствие снижение спроса и цен на нефть, привели к девальвации тенге. Для того, чтобы перейти к полностью рыночному курсу Нацбанк отказался от поддержки тенге, а после и вовсе ввел ряд ограничений на операции с иностранной валютой.

«Надеемся, что Нацбанк пошел до конца и действительно не вмешивается в формирование курса. Введенные ограничения для нацкомпаний и юридических лиц направлены на подавление паники и девальвационных ожиданий. В целом принятые решения верны», – считает генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

По его словам, если Нацбанк будет последовательным в своих шагах и не будет вмешиваться в торги, то игроки поверят в рыночное формирование курса, бизнес и население адаптируются и доверие к регулятору будет восстановлено.

«Сейчас на курс влияет макроэкономическая ситуация – пандемия коронавируса и падение цен на нефть, а также внутренняя ситуация – введенный карантин в крупнейших городах, режим чрезвычайного положения и связанное с ними падение деловой активности. Совокупно эти факторы перевешивают любые возможности и ограничения Нацбанка, и в случае ухудшения ситуации тенге продолжит ослабление. И наоборот, в случае спада распространения коронавируса, роста цены на нефть любые ограничения Нацбанка не остановят тенге от укрепления. Опять же если курс действительно будет свободно формироваться вслед за рыночными факторами», – пояснил эксперт.

Ведущий аналитик аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Мерей Исабеков считает, что на сегодняшний момент апрельские перспективы для тенге выглядят достаточно пессимистично. Меры, предпринятые всеми странами мира по сдерживанию распространения коронавируса, по его словам, приводят к катастрофическому снижению спроса на нефть. Так, по оценке аналитиков Goldman Sachs, мировой спрос на нефть на прошлой неделе был примерно на 26 млн баррелей в сутки ниже допандемийного уровня. Для сравнения, в феврале 2020 года 13 стран – участниц ОПЕК суммарно добывали 27,8 млн баррелей нефти в сутки. Таким образом, никакие меры по ограничению уровня добычи не способны сбалансировать рынок нефти до завершения пандемии и восстановления уровня спроса на нефть.

«Из всего указанного следует, что давление на тенге с высокой долей вероятности сохранится на протяжении всего апреля», – отметил ведущий аналитик АФК.

При этом, полагает он, решения, принимаемые регулятором и правительством, в определенной степени, будут сдерживать ослабление тенге и препятствовать необоснованной волатильности на валютном рынке.

«Однако еще раз отметим, что тенденции в целом негативны, а правительство не будет препятствовать формированию фундаментального тренда», – подчеркнул Мерей Исабеков.

Для тенге, как для валюты экономики сырьевого типа, апрель может оказаться месяцем не менее стрессовым, чем март, предположила старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. Это связано и с увеличением территории распространения коронавируса, и с поведением сырьевых цен. С одной стороны, меры карантинного характера приведут к спаду внутри экономики, поскольку серьезно ограничена активность и бизнес-сектора, и потребителей. Это негатив для национальной валюты, и его будет видно уже в ближайшей статистике. С другой стороны, с 1 апреля страны-нефтепроизводители, входящие в ОПЕК+, больше не будут ограничены рамками соглашения по суточной добыче. На мировой сырьевой рынок в апреле может хлынуть поток дешевого сырья из Саудовской Аравии и Венесуэлы, к примеру. Исходя из этого, по ее мнению, доллар в апреле может торговаться в диапазоне 400-500 тенге, евро – 430-510 тенге, рубль – 5-6,3 тенге

«Очевидно, курс тенге будет падать», – уверен финансовый скаут Forex Club Айдар Калиаскар.

По его прогнозам, в апреле к доллару можно увидеть снижение курса примерно до 460 тенге за доллар, к евро – это диапазон 490-495 тенге, а к рублю – отметка в районе шести тенге. При этом к российскому рублю тенге, очевидно, будет смотреться чуть лучше, чем к доллару и евро, так как рубль сам находится под большим давлением из-за падения цен на нефть и коронавируса.

Со своей стороны аналитик ГК «ФИНАМ» Сергей Дроздов полагает, что фискальные и монетарные стимулы, запущенные крупнейшими мировыми центробанками, в скором времени способны стабилизировать финансовые и сырьевые рынки, что позитивно отразится и на тенге, курс которого в апреле может укрепиться к отметкам 410-420 за доллар.

Мнения экспертов инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой статье, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Ольга Фоминских

Удар по дедолларизации

Борьба с долларом вновь обретает свою актуальность в Казахстане.

30 Март 2020 08:00 9193

Удар по дедолларизации

Фото: Максим Морозов

По итогам февраля 2020 года долларизация вкладов в Казахстане составила 42%. Остальные 58% суммы всех депозитов приходится на национальную валюту. Казалось бы, довольно оптимистичные данные. Но произошедшая в марте лихорадка на валютном рынке и рост курса доллара к тенге на 14-15% приведет к росту вкладов в иностранной валюте. Об этом говорят эксперты, участники рынка и рейтинговые агентства.

Основная проблема высокой долларизации заключается в том, что эти долларовые вклады лежат мертвым грузом на счетах банков и в большинстве не могут быть направлены на финансирование экономики.

В S&P Global Ratings напомнили, что до перехода к более свободно плавающему курсу тенге в сентябре 2015 года доля валютных депозитов в общем объеме депозитов увеличивалась, что служило потенциальным хеджированием рисков, связанных с обесценением национальной валюты. В январе 2016 г. доля валютных депозитов достигла пикового значения – почти 70% совокупных депозитов, а в конце 2019 г. этот показатель снизился до 43%.

«В настоящее время мы не ожидаем, что в течение года доля валютных депозитов может повыситься до 50%, принимая во внимание повышение ключевой ставки, поддерживающей доходность вложений в национальной валюте, и наши прогнозы относительно повышения цен на нефть в ближайшие два года», – отмечают в S&P.

В Moody’s, наоборот, считают, что недавний обвал цен на нефть вызвал массовую конвертацию депозитов в иностранную валюту.

Генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев считает неизбежным рост долларизации экономики и, в частности, банковских депозитов. Серьезный всплеск, по его мнению, мы увидим по итогам марта и апреля.

«Однако если во втором полугодии ситуация в мире стабилизируется, а высокие ставки по тенговым депозитам сохранятся, то к концу года мы можем снова выйти на показатели начала этого года», – считает он.

По его прогнозам, к концу весны эти показатели могут выглядеть как 55%/45% или даже 52%/48% с незначительным перевесом в пользу тенговых депозитов.

«КФГД важно сохранять значительную разницу в доходности между тенговыми и долларовыми депозитами, и тогда через два-три-четыре квартала аппетиты вкладчиков к риску возрастут и возобновится переток средств из валютных вкладов в тенговые», – отметил Мурат Кастаев.

Собственно, это и сделал Казахстанский фонд гарантирования депозитов. Для того чтобы сохранить привлекательность тенговых вкладов за последние две недели, он сделал сразу три заявления о повышении, а следом понижении ставок по депозитам.

Так, 10 марта КФГД экстренно повысил максимальные рекомендуемые ставки вознаграждения по тенговым депозитам на март и апрель. Через шесть дней, для того чтобы не допустить оттока тенговых депозитов и переворота их в долларовые, КФГД вновь принимает решение увеличить ставки. В итоге в Казахстане повышается ставка по сберегательным вкладам без права пополнения на год – до 15,1%.

Однако 20 марта фонд решает снизить ставки с 26 марта 2020 года по отдельным видам депозитов. Под удар, конечно, попали вклады в иностранной валюте, по ним фонд снизил максимальные рекомендуемые ставки на год и более до 1%. Понижение ставок коснулось и некоторых депозитов в тенге. Возможными причинами понижения ставок по тенговым вкладам стало то, что на рынке не произошло массовой конвертации тенговых депозитов в валютные, а также высокие ставки по депозитам повышают стоимость кредитных ресурсов для конечных потребителей.

Тем временем, согласно свежим данным, в феврале вклады населения выросли на 3,3% до 9,4 трлн тенге. Наибольший рост показали депозиты в иностранной валюте – 4,7% (до 3,952 трлн тенге) по сравнению с январем. На 2,4% выросли тенговые вклады (до 5,445 трлн тенге).

В портфеле депозитов юридических лиц в прошлом месяцев произошел отток на 4,3%, до 9,2 трлн тенге. Больше всего снизились вклады в инвалюте (на 7,2%), тенговые депозиты сократились на 2%.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: