/img/tv1.svg
RU KZ
Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Казахстанский экономист – о реакции на «черный понедельник».

11:14 13 Март 2020 9359

Айдархан Кусаинов: «Населению не важен курс, населению важны цены»

Автор:

Олег И. Гусев

Фото: Серикжан Ковланбаев

9 марта казахстанцы продолжали догуливать законные выходные, а Национальный банк уже решал, как он будет реагировать на падение мировых цен на нефть. Утром следующего дня регулятор сообщил, что с 10 марта 2020 года базовая ставка установлена на уровне 12% годовых с расширением процентного коридора до +/- 1,5 п. п. Прежняя ставка, напомним, была на уровне 9,25%.

В тот же день Айдархан Кусаинов разместил на своей странице в соцсети текст следующего содержания.

Ниже в комментариях он пояснил свою позицию.

Inbusiness.kz предложил экономисту рассказать об этом подробнее.

Айдархан, судя по Вашей публикации в соцсети, Вы крайне разочарованы?

– Разочарован. Во-первых, еще ничего не произошло: нефть упала, но она отыгрывает до 37. За счет выходного у нас была пауза, и можно было спокойно подождать торгов. Во-вторых, поднимать базовую ставку (БС) сейчас особого смысла нет по одной простой причине, что это не инфляционное таргетирование: базовая ставка – это управление инфляцией, если последняя скачет – вы поднимаете БС. Иногда можно поднимать БС  для того, чтобы стабилизировать валютный курс, но для этого надо хотя бы знать, что происходит.

Но ее объявили до начала торгов на бирже.

– И формулировка: «для стабилизации курса». Но если вы до начала торгов объявляете об увеличении базовой ставки, значит вы, ребята, не таргетируете инфляцию, вы занимаетесь стабилизацией курса, для чего нужен другой инструмент. И в пресс-релизе обозначено, что регулятор оставляет за собой право проводить интервенции. Если ты так хочешь убиваться за курс – интервень, никто не запрещает, но при чем здесь ставка?

То есть реакция была не совсем верная?

– Давайте еще раз сначала. У нас регулятор повел себя как население: сам говорит «не паникуй», и сам же дернул базовую ставку аж на 3%, не понимая, что происходит на бирже. Это уже плохой месседж. Второй момент – даже если ты паникуешь, то дергать базовую ставку бессмысленно, это совсем другой инструмент. Есть такое ощущение, что нет особого понимания, что такое базовая ставка. Третий момент – опять все начали убиваться за стабильность курса.

Если начали ориентироваться на курс рубля 75 за доллар, то зачем нам ужиматься на 390? Это же рынок, отпусти до 400, у тебя должен быть овершут, это не страшно. Если бы тенге ушел на 410-420 и Нацбанк зашел бы и сказал, что «я сделаю интервенции», это бы звучало нормально: «свободное плавание, среагировал на нефть и на рубль, и потом мы зашли и отрезали избыток». Условно – не дали уйти в 450.

А у нас еще никто не умер, но похороны уже провели?

– Да, ничего не произошло, а ставку уже подняли, и «мы будем убиваться за курс». Не дали тенге уйти – опять «мы будем удерживать курс», то есть у нас нет свободного плавания. Российское правительство просто сказало: «Мы не будем покупать, даже будем продавать». В России на рынке действует бюджетное правило, где четко написано: «цена на нефть выше 42 долларов – минфин покупает валюту, ниже 42 – минфин продает». И ЦБ РФ не стал дергать ставку. И там гораздо более понятно, что ждать от рубля. Для россиян утро началось с понимания, что курс 75 [рублей за доллар], но они не суетятся. А у нас ничего не известно, а уже…

Вы написали, что «Бог любит эту страну».

– Нам дали уникальный шанс сказать «ну, 450», и никто не был бы виноват.

Так сейчас везде и у нас, и в России и в Китае есть возможность все пузыри «убить», неизлечимо больные предприятия похоронить и сказать: «А мы не виноваты, вы же видите, что происходит в мире».

– Вот именно. Это и можно было сделать. У нас инфляция бы разогналась выше 7%, а потом [базовую] ставку убили бы и пришли бы к 3%! И правительство было бы не при делах.

А сейчас правительство вот этой впиской как раз и показало, что оно лично при делах.

– Была великолепная возможность все проблемы залечить и при этом хорошо выглядеть перед населением.

И что будем иметь в итоге?

– Если краткосрочно – они все удержат, но это будет а-ля 2015 год, либо это будет как в 2015 году, и не удержат.

Но мы ведь не могли не знать о том, что произойдет. И Дмитрий Медведев накануне приезжал, встречался и с президентом. Он мог и сообщить о готовящемся разрыве сделки с OPEC.

– Я не думаю, что этот вопрос обсуждался, но, вероятно, и сами россияне до конца об этом не знали – выйдут или нет. Но я убежден, что как плохой сценарий этот вариант у нас просчитывался. Для России это не страшно, хуже саудитам. Там же вопрос не самой себестоимости нефти стоит.

Рикошетом и американских сланцевиков хотели убить?

– Нет. Обычно, когда считают себестоимость, то считают не только физические, но и социальные (бюджетные) расходы к ней. У саудитов реальная социальная себестоимость около 80 долларов за баррель. Теперь они должны «хвосты резать», причем сильно, а Путин тоже сильно, но просто ужался, и его цена отсечения 42 доллара за бочку – это показатель, при котором ему хорошо и бюджет сбалансирован. И его нынешние 37 и 42 – это совсем не то, что у саудитов – 37 и 80.

Но у нас же не так страшно?

– К сожалению, наше правительство сыграло в классическую краткосрочную игрушку. В этом и разочарование: это не экономическая политика, это опять «удержать курс». Еще более неприятное – это то, что в этих условиях подъем базовой ставки бессмыслен. Ее поднимают не тогда, когда курс может взлететь, ее поднимают после того, когда все понимают, что девальвация случилась. Еще раз повторю: базовая ставка таргетирует инфляцию, когда курс взлетел, когда страна поняла, что это некий новый уровень, что валюта обратно не откатится, и уже затем поднимается ставка, чтобы удержать инфляцию после «девала». Если курс 393 – это не девальвация, 391 у нас осенью был, и никто не реагировал повышением ставки. А сейчас тенге остался в коридоре, а ставку подняли на 25%! Где логика? Какую инфляцию вы ждете, если вы удержали курс?

Мы реагируем судорожно и нервно?

– Да, и это не политика. Политика – это когда ты говоришь «свободное плавание 430», а потом ты повышаешь базовую ставку, потому что сейчас долбанет инфляция. Здесь логика есть. Но если ты удерживаешь курс, зачем ты поднимаешь базовую ставку? Чтобы всем хуже сделать? Это какая-то детско-юношеская реакция, чтобы отчитаться: «Мы сделали все что могли: и ставку подняли, и интервенцию сделали, мы красавцы!»

Как при заносе автомобиля нажимаем на все педали и кнопки?

– Именно: «У нас же что-то происходит, надо что-то делать и показать, что мы на месте!». Повторюсь еще раз: вместо того чтобы эту волну поймать, ею воспользоваться… А у нас курс превыше всего.

Зато направление движения правительства понятно.

– Печально. Вектор определился, и он, к сожалению, не тот, которым мы могли бы воспользоваться и все грамотно и красиво сделать.

То есть все приехали?

– Развернуть можно, но ход мышления регулятора не позволяет это сделать. Еще раз повторю: он не глупый, не вредитель…

Но копает в другую сторону?

– У него есть некая система убеждения, которая не верна. И пока это не изменится… У него есть такая иллюзия, что стабильный курс – это счастье в стране. На самом же деле счастье в стране – это стабильные цены на все. Нервозность у людей от того, что цены постоянно растут. Когда еда у тебя на 10% в год растет, то любые вещи типа коронавируса еще быстрее цены разгоняют. А если у тебя цены стабильные, то ничто на ценах не отражается. Это главное. А когда нет веры в стабильность, то любое внешнее влияние усугубляет ситуацию. Населению не важен курс, населению важны цены. Будут стабильные цены – ему все равно, какой будет курс. А если у тебя цены не стабильны, то не важно, какой курс: все будут дергаться.

Какая простая истина.

– Но она, как выясняется, очень трудно воспринимается.

Олег И. Гусев

«Самое страшное по курсу мы уже увидели»

Какие прогнозы по тенге дают аналитики?

19 Октябрь 2020 17:07 1811

Фото: Серикжан Ковланбаев

Что будет с курсом тенге, насколько казахстанская валюта устойчива к коронакризису, потребуется ли Нацбанку поддерживать ее в этом году? На вопросы inbusiness.kz ответили эксперты.

Айдар Калиаскар, директор филиала ГК ForexClub:

«Курс тенге до конца года будет достаточно не стабилен, но с большой вероятностью продолжит снижение. Очень многое будет зависеть от ситуации с коронавирусом, с количеством заболевших и состоянием медицинской системы в стране. А самое главное – это возможные карантинные меры, которые негативно влияют на курс тенге: насколько они будут жесткими и длительными.

Вмешательство Нацбанка, вероятно, будет происходить только в критических ситуациях, если падение национальной валюты станет обвальным.

К концу года можно ожидать отметок вплоть до 440, и даже 450 тенге за доллар».

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»:

«Есть очень большая вероятность того, что в случае внедрения новых карантинных ограничений Нацбанку придется или поддерживать курс тенге интервенциями, или отпустить его в свободное падение. Оба сценария травматичны для казахстанской валюты, потому что внутренний рынок будет реагировать в любом случае. Объемы интервенций, которые способен проводить НБК, можно только предполагать, потому что регулятор данные не раскрывает. Финансы на поддержание стабильного курса у НБК есть, но если на уровне центробанка будет видно, что дешевле отпустить, чем держать на плаву, он ровно так и поступит.

Доллар до конца проблемного 2020 года может, теоретически, сохраняться внутри коридора 405-445 тенге, евро – 480-545 тенге, рубль – 5,10-6,10 тенге, юань – 59-68 тенге».

Арман Бейсембаев, эксперт международной брокерской группы TICKMILL:

«По курсу тенге моя позиция остается неизменной: самое страшное мы уже увидели (после «черного понедельника 9 марта, когда цены на нефть упали до $31-33 за баррель, тенге начал стремительно слабеть, официальный курс с 382,05 упал ко 2 апреля до 448,52 тенге за доллар. – Ред.). Не думаю, что казахстанскую валюту ждет существенное ослабление или укрепление, она, скорее всего, останется в коридоре, который сформировался ранее, и его очертания мы можем увидеть: верхний предел – 430-440, нижний – 400-410 тенге за доллар. В этом коридоре тенге, скорее всего, и будет колебаться в обозримом будущем, включая весь следующий год и, возможно, дольше.

В марте-апреле, судя по всему, была острая фаза кризиса. Сейчас фактор пандемии перестал быть настолько важным. Самое страшное – когда экономики по всему миру останавливали на полном ходу – уже пройдено. Повторения, скорее всего, не будет. Даже ВОЗ признала локдауны неэффективными и бессмысленными. Правительство Казахстана, судя по всему, тоже осознало, что такая мера слишком дорого обходится и людям, и экономике, и стране в целом.

Поэтому глобально полного закрытия экономик, скорее всего, больше не будет. Если и будут, то локально, по отдельным странам. Но в любом случае риски и масштабы кризиса в принципе понятны, и в этом плане все самое страшное уже произошло.

Если говорить о влиянии на тенге ситуации в России, то здесь есть два момента – события, которые происходят по «периметру» этой страны (в Беларуси, Нагорном Карабахе), и отравление Навального. Катастрофической реакции курса валют на это не произошло. Европейцы ввели по списку Навального определенные санкции (поименный санкционный список ЕС в отношении российских граждан по делу об отравлении Алексея Навального. – Ред.), но там всего несколько фамилий, и подобный опыт уже был в 2014-2015 годах. То есть эти события не являются удивительными для рынка, они довольно быстро переварятся, и ситуация стабилизируется.

По нефти, я думаю, самое страшное мы уже тоже увидели. Это когда цены «грохнулись» и по отдельным фьючерсам вообще ушли до минус $40 (до этого значения падали в апреле майские фьючерсы на нефть марки WTI. – Ред.). Не думаю, что сценарий повторится. Нефть, если и будет стоить ноль, то только в том случае, когда она никому не будет нужна, но в обозримом будущем полного отказа от черного золота не произойдет.

Более того, последующее восстановление мировой экономики приведет, скорее всего, росту цен на нефть. Сейчас есть смысл говорить о том, что серьезных поводов для падения нефтяных котировок нет, серьезных поводов для роста – тоже, но в перспективе они могут появиться. Другими словами, в ближайшем будущем – даже не к концу этого года, а в течение двух-трех лет – поводов для роста стоимости нефти будет больше, чем поводов для падения.

Другой вопрос – как это отразится на стоимости тенге. Не думаю, что это приведет к существенному укреплению нацвалюты. Может быть, мы как раз и увидим стабилизацию курса ближе к нижней границе коридора – 410-400, а, может быть, в моменте даже ниже. Но не дальше. Потому что есть особенности экономики, есть бюджет, который формируется за счет продажи нефти, есть социальный блок, который необходимо обеспечить. В этом смысле мы не можем себе позволить укреплять тенге вслед за дорожающей нефтью. Даже если нефть будет стоить $100 за баррель, не думаю, что мы вернемся даже на 350 тенге за доллар. Это уже невозможно. С тех пор, когда доллар в Казахстане стоил столько, уже и инфляция, и расходы, и экономика изменились. Кроме того, мы активно тратили Нацфонд, его надо пополнять. Это не позволит дополнительно укрепить тенге, это невыгодно во всех смыслах.

Учитывая все эти факторы, до конца года ничего сверхъестественного по курсу не произойдет. Год закроем в коридоре 425-430 тенге за доллар».

Айвар Байкенов, заместитель председателя Halyk Global Markets:

«По курсу очень сложно что-то сказать в текущих условиях, но пока мы не видим, что есть существенный потенциал для его дальнейшего ослабления. Плюс есть влияние интервенций и продаж валюты со стороны экспортеров».

Отметим, что в комментариях inbusiness.kz в конце августа эксперт называл в числе факторов, которые могут негативно повлиять на курс до конца года, растущую инфляцию (хотя ее воздействие на тенге отчасти нивелируется относительно высоким уровнем номинальных процентных ставок). Также возможную реализацию отложенного спроса на иностранную валюту, ожидания, что экспортеры сократят продажу части валютной выручки и уменьшится эффект от конвертаций валюты из Нацфонда. Внутренние и внешние факторы, по мнению эксперта, говорили о давлении на тенге и потенциале ослабления национальной валюты в ближайшие месяцы против доллара на 2-4% от текущих уровней.

Позже, в конце сентября, он указывал на то, что если стоимость нефти упадет до $35-37 за баррель, то курс может приблизиться к отметке 435 тенге за доллар, но вряд ли перейдет ее.

Отметим, в августе официальный курс укреплялся до 417,87 тенге за доллар, слабел до 420,11, в сентябре – до 418,29 и 429,51 соответственно. В октябре курс уходил на отметки 431,82 и 427,29, значение на 19 октября – 428,05 тенге за доллар.

Нефть марки Brent в августе находилась в коридоре $42,89-46,53 за баррель, в сентябре – между значениями $39,30-46,22 за баррель, в октябре – $38,79-43,57 за баррель.

Елена Тумашова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Слабеющая нефть подкосила курс тенге

Также на ослабление казахстанской валюты повлиял интерес инвесторов к риску и новости об ужесточении карантина.

12 Октябрь 2020 19:20 1041

Средневзвешенный курс тенге по отношению к доллару США на торгах Казахстанской фондовой биржи (KASE) в понедельник по сравнению с пятницей понизился на 0,1% (на 0,53) и составил 427,82 тенге за $1, сообщает Интерфакс со ссылкой на KASE. Напомним, в пятницу средневзвешенный курс составил 427,29 тенге за $1.

В рамках проведения торгов иностранными валютами на 17:00 нст средневзвешенный курс тенге по отношению к доллару США составил 427,83/$1. При этом минимальный курс составил 427,5/$1, максимальный – 428,05/$1, курс закрытия – 428/$1.

По данным KASE, объем торгов по доллару США в понедельник по итогам «сквозной» сессии составил $97,986 млн против $80,8 млн в пятницу. Число сделок – 229.

«Казахстанский тенге в понедельник вернулся к ослаблению в паре с долларом США на бирже KASE. Американская валюта торгуется по 427,83 тенге и укрепляется за счет внешнего фона и конъюнктуры. Нефть в понедельник в минусе, на баррель Brent давит и вероятное расширение добычи в Ливии, и опасения по поводу спроса на энергоносители из-за проблем с коронавирусом», – отмечает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

По ее словам, для тенге основными факторами влияния, помимо нефти, остается также и интерес к риску.

«Сейчас и черное золото находится в «красной» зоне, и интерес к риску так себе. Доллар США в ближайшее время проторгуется в коридоре 425-430 тенге», – считает аналитик.

Финансовый скаут Forex Club Айдар Калиаскар в свою очередь полагает, что помимо дешевеющей нефти на снижение тенге также повлияли и новости о ситуации с COVID-19.

«Негативная динамика национальной валюты наблюдается на фоне сообщений о том, что карантин из-за ситуации с коронавирусом усилят в Мангистауской области Казахстана. Кроме того, мировые цены на нефть в понедельник снижаются в пределах 1% на опасениях за баланс спроса и предложения на рынке. Они обострились на фоне ослабления урагана в США и возобновления добычи на месторождении в Ливии», – отмечает аналитик.

По его мнению, вероятно, что в перспективах текущей недели тенге продолжит чувствовать себя достаточно неуверенно. К доллару можно ожидать диапазона 427-430 тенге.

Отметим, официальный курс на 12 октября составляет 427,29 тенге за $1. 13 октября, исходя из действующего порядка определения официального курса, он составит 427,82/$1.

Inbusiness.kz напоминает своим читателям, что каждую пятницу мы проводим опрос аналитиков, которые делятся своим мнением относительно того, как будет складываться курс тенге к доллару, евро, российскому рублю и юаню. По валютной паре тенге/доллар консенсус-прогноз опрашиваемых нами экспертов на текущую неделю, 12-16 октября, составил 426,625 тенге за доллар. Ознакомиться с подробным прогнозом вы можете, перейдя по ссылке.

Сара Бухина


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!