/img/tv1.svg
RU KZ
Беларусь не следует в русле глобальных трендов пандемии

Беларусь не следует в русле глобальных трендов пандемии

«В стране нет режима самоизоляции для всех граждан, границы не закрыты, все работает в штатном режиме», – заявил эксперт.

12:01 20 Апрель 2020 6427

Беларусь не следует в русле глобальных трендов пандемии

Автор:

Олег И. Гусев

Республика Беларусь в ЕАЭС всегда держалась особняком: при всех заявлениях братской любви к бывшим советским республикам она имела свое собственное мнение по всему спектру вопросов: начиная от союзного государства и до выращивания на своих картофельных полях европейских креветок с минской пропиской. Этот вектор не изменился и с появлением COVID-19:

«Вы посудите сами, посмотрите на мир, как развивается этот психоз и болезнь», – заявил президент республики Александр Лукашенко.

О том, как Беларусь реагирует на коронавирус, inbusiness.kz рассказал директор Центра изучения перспектив интеграции ЕАЭС, эксперт Института международных отношений Пекинской академии общественных наук Дмитрий Беляков (inbusiness.kz делает ряд статей с экспертами ЕАЭС, где обсуждает развитие экономики во время и после пандемии коронавируса. Интервью по ситуации в Кыргызстане можно прочитать здесь. – Прим. авт.).

– Дмитрий, у Вас изначально был свой взгляд на коронавирус, Вы и в первом февральском интервью говорили, что все это – информационно-психологическая спецоперация. А как в целом в Беларуси относятся к пандемии COVID-19?

– Давайте для начала повторюсь: эпидемию коронавируса разыгрывают различные силы, и сейчас она раздута до уровня «психической пандемии».

В Беларуси двойной подход к этой проблеме. Первый – это заявление официальных властей, второй – мнение оппозиции, в большой мере совпадающее с мнением перепуганных граждан.

В первом случае утверждается, что эпидемии нет, и государство дает адекватный ответ на эту проблему. Например, статистика говорит, что по состоянию на январь-март 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года заболеваний легочными инфекциями стало на 9% меньше. Смертность от пневмонии за указанный период порядка 250 человек, из них от коронавируса – 13 человек.

В Беларуси сейчас задействованы 24 биолаборатории, где проводят на коронавирус 5500 тестов в сутки, а в самом начале их делали всего 300.

По состоянию на 17 апреля 2020 года проведено 86 813 тестов на КВИ, зарегистрировано 4779 человек с наличием этой инфекции. Выздоровели и выписано 342 пациента, умерло 42 человека с рядом хронических заболеваний и с выявленной коронавирусной инфекцией. Это то, что говорит официальная статистика.

– Насколько оперативно, на Ваш взгляд, белорусские власти отреагировали на пандемию?

– Беларусь не следует в русле глобальных трендов «психической пандемии». Если рассматривать оперативную реакцию, то достаточно сложно дать оценку, так как у нас нет режима самоизоляции для всех граждан, границы не закрыты, все работает в штатном режиме, только больше внимания к ситуации у глава государства. Но панические настроения у населения растут, так как есть недостатки в работе СМИ, которые однобоко освещают ситуацию в стиле «Мы боремся и все поборем». А вот страхи общества со стороны так называемого экспертного сообщества достаточного внимания не получают, что является большой проблемой. В этом году у нас президентские выборы, и коронавирусная истерия будет использоваться для раскачки общественно-политической обстановки в Беларуси, потому что требование о введении жесткого карантина заявляют именно оппозиционные силы.

17 апреля в Беларуси было 4779 инфицированных COVID-19, а 18 апреля их количество уменьшилось до 3282 человек – в Минске изменили методологию учета инфицированных. Теперь учитывают лишь тех, кто находится в больницах на стационарном лечении. Корректно сравнивать масштабы заболеваемости коронавирусом в РБ и других странах ЕАЭС теперь невозможно. Диаграмма sonar2050.org

– Насколько сильно ситуация с COVID-19 ослабит экономику Беларуси и какие ее сектора пострадают в наибольшей степени?

– Наша экономика экспортно ориентированная, и много зависит от того, как идет работа на российском векторе, где многие проекты сейчас терпят крах: от кинематографии и сектора услуг до экспорта машиностроения и продуктов питания. Кроме того, закрылись страны ЕАЭС, что тоже нанесло ущерб белорусской экономике.

– И что предпринимает правительство для минимизации ущерба и выравнивания ситуации?

– Беларусь не имеет большой подушки безопасности, и вливание госсредств в экономику не имело большого эффекта. Экономика просела, доллар сильно подскочил, следовательно, начался рост цен в магазинах.

(30 марта совет министров РБ принял постановление № 184 «О временных мерах по стабилизации ситуации на потребительском рынке». Согласно документу, отдельным министерствам и ведомствам поручено «не допускать роста отпускных цен (тарифов) на товары (услуги), производимые (оказываемые) подчиненными организациями, выше 0,5% ежемесячно; обеспечить поставки производимой продукции в розничную торговую сеть под потребность внутреннего рынка и не допускать повышения цен (тарифов) выше 0,5 процента ежемесячно юридическим лицам всех форм собственности и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим производство (ввоз) и (или) реализацию товаров на внутренний рынок или оказывающим услуги».)

– Каково, на Ваш взгляд, будущее Беларуси после коронавирусного водораздела?

– Его достаточно сложно прогнозировать, но тренд на падение экономики сохранится. Будущее нашей экономики в первую очередь будет зависеть от внешних факторов: от Российской Федерации и стран Запада. Запад, безусловно, будет играть против действующей власти РБ в преддверии президентских выборов этого года. Нужно очень тщательно выстраивать свои отношения с внешними игроками. Уже сейчас западные СМИ, в том числе французская Liberation, обвиняют нас в том, что мы являемся «рассадником инфекции и угрозой для Европы, Лукашенко не признает наличие эпидемии коронавируса» и что в ее разгар «Беларусь является бомбой замедленного действия».

– Насколько евразийское содружество способно перенести этот ковидальный шторм?

– Мировые процессы сыграли против и евразийских интеграционных процессов, страны обособились, закрылись, логистика нарушена. Евразийская комиссия, как регулятор в рамках ЕАЭС, ушла на второй план, а страны содружества решают свои внутренние проблемы. Ну и понятно, что нынешний кризис вскрыл проблемы в ЕАЭС, и претензии государств-участников друг к другу становятся все более жесткими. Это нормально и говорит о том, что союз развивается, и полагаю, что оценки его эффективности можно делать только по итогам года.

– Будем опять начинать с нуля?

– Нашим государствам придется передоговариваться по многим вопросам. Я полагаю, что, когда ситуация успокоится, наш Евразийский союз ждет достаточно много изменений. Нам нужна [общая] адекватная реакция на происходящие изменения в мировой экономике. Запад, используя коронавирус, будет всеми силами додавливать Китай и разрушать его концепцию «Один пояс, один путь» и все, что связано с лидером компартии КНР товарищем Си. Так что это больше спецоперация соответствующих служб, чем пандемия. А на Китай завязано много проектов стран ЕАЭС. Соответственно, с ослаблением Китая будут слабнуть и экономики наших стран. И вот на это мы должны дать адекватный ответ, что возможно только в рамках более тесной кооперации.

– С Поднебесной и совместными проектами понятно. А самим-то что делать?

– Запад сейчас вкладывает триллионы долларов в процесс технологической отстройки от своей фабрики – Китая, вкладываясь в цифровые технологии, роботизацию, в то, что в полной мере позволит западной экономике действительно отстроиться от КНР. А какие вливания в союзную экономику сделаем мы? Как мы технологически перестроимся? Кто будет финансировать общие проекты? Какие дополнительные полномочия нужны будут ЕАЭС для целевого финансирования союзных программ? Эти вопросы требуют ответа.

Олег И. Гусев

Между странами ЕАЭС во взаимной торговле до сих пор существует 61 препятствие

Устранение только одного препятствия в свободном передвижении товаров в рамках ЕАЭС снижает транзакционные издержки бизнеса на $100 млн, подсчитали эксперты.

17 Сентябрь 2020 08:09 2480

Вопрос по устранению препятствий на внутреннем рынке ЕАЭС актуален до сих пор для стран – партнеров по союзу, считает Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений.

«Согласно данным специально созданного интернет-портала функционирования внутренних рынков ЕАЭС, во взаимной торговле сейчас существует 61 препятствие (14 барьеров, 13 изъятий и 34 ограничения). Препятствий по государствам примерно одинаковое количество на каждое: Армения – 43 препятствия, Беларусь – 45, Казахстан – 46, Кыргызстан – 42, Россия – 45», – сообщил г-н Арупов.

Он напомнил, что в июле 2020 года на заседании коллегии ЕЭК министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК Гегам Варданян сообщил, что за 2018-2019 годы устранили только шесть препятствий.

«А устранение только одного препятствия снижает транзакционные издержки бизнеса на сумму порядка $100 млн. И, учитывая тот факт, что общее количество препятствий превышает 60, нам есть еще, над чем работать», – подчеркнул эксперт

Акимжан Арупов напомнил, что Казахстан в определенный период демонстрировал слабость в переговорных процессах, но в последнее время ситуация меняется. На помощь в вопросе устранения препятствий должны прийти цифровые инициативы и проекты ЕАЭС. В работе сейчас три основных проекта. Это экосистема цифровых транспортных коридоров ЕАЭС, унифицированная система поиска «Работа без границ» и Евразийская сеть промышленной кооперации и трансфера технологий.

«Однако на приземленном уровне складывается впечатление, что все это в большей степени отражает интересы российской стороны. Скептики говорят, мол, нужно ли вкладывать деньги на отслеживание и цифровизацию движения товаров, допустим, алкогольной продукции казахстанского производства, если ей трудно попасть на российский рынок?» – отметил г-н Арупов.

Свободному передвижению товаров в рамках ЕАЭС должно помочь введение на законодательном уровне такого понятия, как «товар ЕАЭС».

«Есть вероятность, что производители товаров из Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России будут добавлять к маркировке «Сделано в ЕАЭС». Идут споры об инфраструктуре, законодательной и нормативной базе, уровне ценообразования для такого рода товара», – сказал эксперт.

Кстати, в Европейском союзе маркировка Made in EU была предложена Европейской комиссией еще в 2003 году, но не была принята, так как Германия и Франция выступили против. Однако в ЕС существует обязательная маркировка для тех видов продукции, которые должны соответствовать не только уровню качества, но и безопасности. В обязательную маркировку Made in EU, дополняемую индивидуальными обозначениями, входят товары таких сфер, как машиностроение, детские товары и игрушки, лифты и другие приборы для перевозки людей и т. д.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Эксперты: «Бывшим постсоветским республикам нужны новые общие ценности»

Новое поколение граждан, живущих в бывших республиках Советского Союза, уже по-другому относится к общим ментальным ценностям своих родителей, считает Ирина Черных, профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии.

15 Сентябрь 2020 08:36 2043

Фото: Серикжан Ковланбаев

По мнению эксперта, гуманитарное сотрудничество очень важно для сохранения связей между бывшими постсоветскими республиками, и в первую очередь для стран – партнеров по ЕАЭС.

«Гуманитарная составляющая – это основа для создания единого социального пространства для людей в рамках того же Евразийского экономического союза», – подчеркнула г-жа Черных. 

По ее мнению, сегодня осталась одна-единственная общая ценность – это победа в Великой Отечественной войне.

«Мы помним единое советское прошлое, но уже по-разному к нему относимся на уровне социумов стран – членов ЕАЭС. Даже незыблемость победы уже неоднозначно оценивается разными поколениями, живущими в странах ЕАЭС», – отметила собеседница.

Она привела в пример результаты исследований российского социолога Натальи Космарской, которые были проведены в Казахстане, Кыргызстане и России. Опрос студентов вузов трех стран на тему «Что для вас означает ВОВ, и как вы к ней относитесь?» показал, что молодежь испытывает прагматическое отношение к Великой Отечественной войне.

Результаты опроса таковы: не надо устраивать затратных помпезных мероприятий, война – это трагическое событие нашей истории, День Победы – это день памяти. Лучше отмечать его не помпезными и дорогостоящими мероприятиями, а в семьях, вспоминая погибших родственников и близких. Деньги, выделяемые на праздничные мероприятия, лучше потратить на оказание материальной помощи ветеранам войны.

«Нам важно создавать новые общие ценности сегодня», – считает г-жа Черных.

Ее мнение поддерживает Александр Губерт, старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право», Алматы Менеджмент Университет (AlmaU).

«Рано или поздно уйдет поколение лидеров, которые создавали союз. Уйдет и наше поколение, которое поддерживает интеграцию ментально и культурно. Воспоминания умрут вместе с нами, а у нового поколения нет таких воспоминаний, оно ничем и никому не обязано, ни прошлому, ни каким-то другим связям. Уже сегодня необходимо думать о том, чтобы поддержка евразийского пространства, сотрудничества и интеграции продолжалась на гуманитарном уровне. Молодежи нужны новые стимулы», – резюмировал г-н Губерт.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!