Бизнес уводят в лес за ГЧП

Бизнес уводят в лес за ГЧП

В Восточном Казахстане расширят пилотный проект восстановления лесов с помощью триплоидной осины.

14 Ноябрь 2018 07:00 1980

Бизнес уводят в лес за ГЧП

Автор:

Ольга Ушакова

Привлечь больше частного капитала в совместный проект чиновников, учёных, общественников и бизнеса по восстановлению лесов в Восточно-Казахстанской области планируется со следующего года. Рассчитывается, что он будет способен в будущем значительно снизить затраты предпринимателей-заготовителей на восстановление лесов.

Первые посадки саженцев триплоидной осины по уникальному лесному проекту, в котором участвуют государство, общественники, представители бизнеса, прошли ещё в ноябре 2017 года. С той поры более двух тысяч саженцев на 14 га в Черемшанском лесхозе Восточно-Казахстанской области поднялись выше двух метров. По словам председателя Ассоциации лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО Виталия Чернецкого, лесной проект – это опыт компромисса государства, лесхоза, бизнеса, науки.

Участник проекта со стороны государства – республиканский Комитет лесного хозяйства и животного мира предоставил саженцы триплоидной осины, размноженной в пробирках, микроклонально в Щучинской биолаборатории селекционно-семеноводческого центра. Проект разрабатывали директор Алтайской лесной опытной станции в Риддере Андрей Калачев и Виталий Чернецкий. ТОО «Кенес и Компания» вложило более полумиллиона тенге на доставку, посадку саженцев.

Вырубил гектар – посади два

«Общественники и наука объединили все стороны этого процесса. На следующий год планируем подключить ещё компании, – говорит г-н Чернецкий. – Идея проекта зародилась из-за действующего законодательства, по которому все лесозаготовители обязаны работать по принципу «вырубил гектар леса – посади два». Конечно, есть естественное восстановление, которое происходит на 85 процентах территории, где прошли рубки, а на 15 процентах нужно обязательно делать искусственные посадки».

Если полностью выполнять все требования по двукратному восстановлению леса, то, по словам Виталия Чернецкого, при продаже древесины необходимо добавить три-четыре тысячи тенге за каждый кубометр. Предпринимателям, работающим на лесозаготовках, необходимо купить саженцы, привезти в лес и посадить. При этом получается, что заготовитель рубит 200-300 деревьев с гектара, а должен посадить намного больше – по нормативным актам, получается от 2,5 тыс. до 4 тыс. саженцев на одном гектаре. Законодательство не учитывает, вырублена более ценная хвойная древесина или дешёвая лиственная. В итоге, несмотря на плюсы для экологии и лесоводства, есть очевидные минусы такого подхода. Восточноказахстанская продукция становится неконкурентоспособной по сравнению с российской.

Полноценный лес за короткий срок

Осину для проекта выбрали из-за породы. Она малотребовательна, очень пластична, может одинаково хорошо расти в высокогорье, низинах, сухом и сыром климате, в сыром. Она не требовательная к почвам, легко борется с конкурентами за пространство, обладает довольно высокой энергией роста. Всё это дает ей, как виду, массу преимуществ для использования. В ВКО осиновые насаждения хороши тем, что под ними поселяется более ценная пихта. И со временем наличие осинового леса позволяет подняться пихтовому лесу.

Триплоидная осина отличается от обычной бурным ростом, устойчивостью к сердцевинной гнили и способностью соседствовать с другими видами.

«Это не генно-модифицированный продукт – это мутационная особенность, которая несёт выгоду человеку, – говорит Виталий Евгеньевич. – В Черемшанском лесхозе мы вручную высадили, копая землю лопатами, от 100 до 200 деревьев на один гектар. Через пять лет деревья срубят, чтобы простимулировать корнеообразование. Через 15-20 лет на этом участке поднимется полноценный, устойчивый лес».

По данным Алтайской лесной опытной станции, в Восточном Казахстане более 400 тыс. га земель гослесфонда, на которых лес не растёт. В случае успеха пилотного проекта ГЧП можно засаживать большие площади гослесфонда. Без дополнительных трат на пересадку саженцев и бюрократических процедур, которые необходимы для занятия свободных от леса земель.

Проведённые в Германии и Российской Федерации исследования показали, что отдельно стоящая осина с диаметром пня до полуметра способна дать от 30 до 1,1 тыс. так называемых отпрысков, но нужно либо срубить дерево, либо простимулировать рост от корней. Результат будет равен посадке тысячи саженцев. За счёт отпрысков одной осины возможно, по словам Виталия Чернецкого, покрыть лесом площадь в 0,8 га. Трудозатраты сокращаются в десятки раз – на приобретение, доставку, посадку саженцев.

«При лесовосстановлении традиционным путём мы загнали бы бульдозер, сковырнули верхний слой, воткнули бы по четыре тысячи саженцев на гектар, а потом взяли справку, что саженцы погибли из-за жары. – В пилотном проекте мы использовали агротехнический приём».

В промышленных масштабах

Пилотный проект даёт возможность для Восточного Казахстана создавать промышленные плантации леса. Виталий Чернецкий привёл пример зарубежных стран, где 5% территорий под плантации на 100% сохраняют лес, выросший естественным путём. Тогда возможно полное прекращение рубок в естественных лесах ВКО.

«Посади тысячу деревьев – получишь на одном гектаре 250 кубов деревьев десятилетнего возраста. Для сравнения, долгосрочники в естественном лесу сейчас на одном гектаре рубят 110 кубов 50-летних деревьев. Есть разница, 10 лет растёт лес или 50 лет, – говорит общественник. – Но пока много вопросов по налогам, земле, посадочному материалу, фитосанитарной поддержке, использованию удобрений».

По мнению Виталия Чернецкого, агротехнику, которую применяют сейчас для создания зелёного кольца вокруг Астаны, можно использовать для плантаций.

«Государство вкладывает большие средства в этот зелёный пояс. Понятно, что сложно перенести этот опыт на бизнес-структуры. Успех плантации примерно на 40-70 процентов зависит от посадочного материала. Если у нас нет опыта даже одного поколения в выращивании плантационных лесов, нет школы, бизнес трудно уговорить. Бизнесмен пойдёт, когда он реально увидит результаты. 70-90 процентов затрат у него будет в первый год, будут сплошь убытки, а результат появится только через 20 лет. Но, когда предприниматель получит прибыль, государство снимет с него 30 процентов налогов. С плантациями получается, что человек через 20 лет получил прибыль ниоткуда. Думаю, на первом этапе государство должно обеспечить возможность посадочного материала, если хочет видеть свою страну зелёной».

По словам общественника, пока рано говорить о результатах проекта лесного ГЧП, поскольку он долговременный. Сейчас идёт наработка опыта, и даже если «пилот» окажется не совсем удачным, то это позволит подкорректировать его. Как говорит Виталий Чернецкий, без практики не получишь выводов.

Маленькие участки леса, считают участники пилотного проекта, можно создавать даже в засушливых степных Тарбагатайском, Курчумском или Абайском районах. Если опыт окажется удачным, можно провести масштабные посадки на малопродуктивных и деградированных землях, например на промышленных отвалах. Конечная задача проекта, по словам Виталия Чернецкого, создать больше леса, улучшить экосистему, привлекательную с экономической, лесоводческой, эстетической точек зрения.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Производство собираются построить на расстоянии полукилометра от Аксу.

10 Май 2020 09:06 930

Павлодарские экологи обеспокоены вредностью будущего сахарного завода

Недавно проект изменили – увеличили производственную мощность, изменили качество выпускаемой продукции, намереваются построить золоотвал, потому что нет условий для сброса золы, а также сооружение для очистки производственных стоков. Отходы будут очищать до норм сброса в центральную канализацию. Изначально здесь планировали производить сахар только категории ТС2. Теперь будущий ассортимент расширили, добавив туда продукт категорий ТС1 и экстра. Что касается мощности, то она изменилась с 6 тыс. тонн переработанной сахарной свеклы в сутки до 8 тыс. тонн.

Главная необходимость в строительстве сахарного завода – нарастить производство местной продукции, заменив ей импортную. Как заверяют проектировщики, будущий завод будет соответствовать европейским стандартам. Производство планируют расположить на расстоянии 600 метров от микрорайона Черемушки. При этом санитарный режим будет соблюден, поскольку размер санитарно-защитной зоны для данного производства составляет 500 метров.

«Биологический риск, создаваемый приоритетными веществами, поступающими с выбросами предприятия, относится к минимальному. Вероятность возникновения вредных эффектов у человека при ежедневном поступлении веществ в течение жизни – несущественная», – заявили проектировщики.

По их информации, во время эксплуатации завода ежегодно в атмосферу будет выделяться более 1,6 тыс. тонн выбросов. Так, окружающую среду будут загрязнять оксидами железа, аммиаком, серной кислотой, сероводородом, соединениями марганца, свинца и множеством других химических элементов.

Также, помимо коммунальных отходов, во время эксплуатации завода будут образовываться промасленная ветошь, золошлаки и отходы сахарного производства – свекольный жом, меласса, осадок. Эти отходы будут вторично потреблены. Жом в дальнейшем используют для кормления крупного рогатого скота, мелассу для получения этилового спирта и молочной кислоты, осадок в качестве грунта для строительства дорог. Общий объем отходов в год составит свыше 462 тыс. тонн.

Сахарный завод считается крупным потребителем воды в пищевой промышленности. На одну тонну продукции приходится до 10 кубических метров воды. Все сточные воды разделены на три категории, по мере их загрязненности. Одна из главных задач проектировщиков – максимальное использование отработанных сточных вод, чтобы сократить потребность завода в свежей воде. Современные технологии сахарного производства позволяют полностью использовать отработанные воды первой и второй категорий.

Главные претензии экологов заключаются в том, что после увеличения мощности предприятия, никаких дополнительных мер по защите экологии проектировщики не сделали. Более того, для экономии и снижения себестоимости продукции в проекте значится собственная угольная котельная. В то время как рядом расположена электростанция АО «ЕЭК». Ранее местные чиновники говорили, что здесь у инвесторов будет доступ к дешевой электроэнергии, указывая на близость данной станции. Электричество наряду с крупными источниками воды значились главными преимуществами географического расположения будущего производства. Ими, в том числе, оправдывали столь близкое соседство сахарного завода с населенными пунктами.

«Мир уходит от стратегий угольных котельных, в особенности небольших размеров. В наше время это не самая лучшая стратегия. Сейчас весь мир уходит от угольных станций, а мы наставим много маленьких котельных, в то время как у нас рядом большой источник энергии. Что касается очистки воздуха, то не нужно думать только о сиюминутной экономической выгоде, нужно думать о здоровье людей. И нужно учитывать тот большой фон, который уже сейчас имеется в городе Аксу с его огромными предприятиями», – заявила Светлана Могилюк, эколог, председатель общественного объединения «Эком».

Напомним, последние несколько лет Павлодарская область стабильно лидирует среди регионов Казахстана по количеству выбросов в атмосферу. Так, в 2019 году регион вовсе совершил своеобразный антирекорд – было зафиксировано более 717 тыс. тонн загрязняющих веществ.

Сахарный завод планируют построить в Павлодарской области к 2022 году. Он расположится неподалеку от города Аксу, на территории новой индустриальной зоны. Планируемое количество рабочих мест – 300-350 в сезон и 120-140 в несезонный период. Проект оценивают примерно в 150 млн долларов.

Руслан Логинов

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Новый Экологический кодекс в борьбе за экологию способен негативно повлиять как на экономику Казахстана в целом, так и на занятость населения в частности, передает zakon.kz.

29 Апрель 2020 15:00 2479

Как новый Экокодекс может повлиять на рынок труда

Министерство экологии в целях повышения эффективности госполитики в сфере охраны окружающей среды разработало новый Экологический кодекс. Кабмин уже утвердил его проект и внес на рассмотрение в парламент. Однако, как выяснилось, документ оказался сырым и требует серьезной доработки.

Намерение улучшить экологию, безусловно, правильное. Вопрос заключается в том, как сделать так, чтобы и окружающая среда стала лучше, и экономика не пострадала. Особенно сейчас, когда в мире развивается новый экономический кризис.

Как показывает международный опыт, эффективным способом улучшить экологию является ужесточение госполитики в этой сфере, но только вместе с предоставлением предприятиям экономических стимулов по внедрению наилучших доступных технологий (НДТ), снижающих вредные выбросы. Объясняется это тем, что стоимость подобных проектов очень высока и бизнесу без поддержки государства их не осилить.

В Казахстане новым Экокодексом в целях снижения выбросов вредных веществ для предприятий предусмотрен постоянный рост размеров экологических платежей, штрафов, усиление контроля и т. д. При этом экономические стимулы для «зеленой» модернизации там слабо представлены. Иначе говоря, документ носит больше репрессивный характер.

«Основная причина плохой экологии в Казахстане – это использование нашими предприятиями старых технологий. Однако вопросы привлечения и стимулирования инвестиций в новом проекте Экокодекса не нашли свое отражение», – считает сопредседатель Казахстанской электроэнергетической ассоциации Даулет Ахметов.

Единственным существенным экономическим стимулом в Экокодексе является освобождение предприятий, внедривших НДТ, от платы за эмиссии. Только возможным это станет после 2025 года, то есть до этого времени можно забыть про модернизацию заводов-загрязнителей с применением наилучших доступных технологий.

Предприятия не смогут одновременно осилить внедрение НДТ и при этом еще осуществлять огромные экологические платежи. Для реализации таких «зеленых» проектов в рамках всего Казахстана требуются десятки миллиардов долларов США.

В этом вопросе одним лишь освобождением от экоплатежей здесь не обойтись. Необходимы комплексные меры. Помимо обнуления ставки за эмиссии, нужны налоговые послабления для реализации проектов по внедрению НДТ, льготное кредитование, снижение таможенных пошлин на ввоз «зеленого» оборудования и многое другое.

Исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец отмечает, что «внедрение достаточно дорогих проектов по НДТ без поддержки государства приведет к удорожанию производимой продукции и снижению ее конкурентоспособности на мировых рынках».

Соответственно, это может привести к сокращению производств, что в конечном итоге выльется в массовые увольнения сотрудников. Учитывая, что фундаментом экономики Казахстана являются нефтегазовая и металлургические сферы, то, если они пострадают, сработает принцип домино. Снизятся налоговые и другие обязательные платежи в бюджет, который придется оптимизировать или, проще говоря, сокращать расходы, в том числе и социальные. Упадет деловая активность в стране, пострадает малый и средний бизнес, который также будет вынужден сокращать персонал, и т. д. Добавьте ко всему этому еще и глобальный кризис, когда спрос и цены на наши основные экспортные товары обвалились, и тогда ситуация будет еще хуже.

Представители бизнеса еще на стадии обсуждения проекта нового Экокодекса говорили минэкологии о необходимости включения экономических стимулов для внедрения НДТ. Вместе с тем разработчик документа не смог или не захотел решать этот вопрос с миннацэкономики и минфином, от которых и зависит предоставление этих самых экономических стимулов.

Так, по словам гендиректора ассоциации Kazenergy Болата Акчулакова, нефтегазовая отрасль принимала активное участие в обсуждении проекта нового Экокодекса. Тогда представители бизнеса заявляли о том, что уровень инвестиций, требуемый для внедрения наилучших доступных технологий, будет превышать финансовые возможности предприятий. Особенно если учесть, что с коммерческой точки зрения некоторые проекты НДТ невозвратные. Однако до сих пор вопрос экономических стимулов для внедрения на предприятиях НДТ остается открытым.

В этой связи представители бизнес-ассоциаций выступили с инициативой перенести на следующий год рассмотрение в парламенте проекта нового Экокодекса. За это время предлагают доработать документ с учетом оценки влияния глобального кризиса и обязательного предоставления экономических стимулов для внедрения НДТ.

Надо признать, что правительству в конечном итоге все же удастся улучшить экологию. Здесь два возможных варианта достижения этой цели. Первый – сделать основной упор на «закручивании гаек», что приведет к спаду производства и в итоге к сокращению кадров. Второй – комплексно стимулировать предприятия внедрять НДТ, то есть использовать систему как наказаний, так и поощрений. Когда бизнес будет понимать, что, кроме модернизации, у него другого выхода нет. Но при этом предприятиям предоставят возможность накопить на это деньги. И в первом, и во втором случае воздух в стране станет чище. Вопрос только в том, какой ценой.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: