/img/tv1.svg
RU KZ
Бизнес встал на лед: как тренируются фигуристы в карантине

Бизнес встал на лед: как тренируются фигуристы в карантине

Легко ли иметь свое дело, связанное с подготовкой фигуристов, почему ледовых площадок в ВКО не хватает в «мирное» время, и как провести карантин с пользой.

11:33 29 Апрель 2020 1407

Бизнес встал на лед: как тренируются фигуристы в карантине

Автор:

Ольга Ушакова

В Восточном Казахстане существуют три организации по фигурному катанию для детей и подростков, но только одна – ИП «КФК «Звездный» – является полностью коммерческой структурой. Как говорит его руководитель и один из учредителей Екатерина Пригода, такой весьма затратный вид предпринимательства ее саму подстегивает к тому, чтобы всегда быть в форме, искать новые варианты развития «Звездного». Во время ЧП в стране и карантина в Усть-Каменогорске они организовали по Zoom-приложению занятия со своими воспитанниками. Конечно, на время карантина они занимаются в своих квартирах.

«Наша задача сейчас – сохранить детям спортивную форму, контингент клуба. Сейчас по Zооm проходят занятия по общей и специальной физической подготовке – элементам фигурного катания. С 18 марта, после объявления режима ЧП в Казахстане, мы отдохнули 12 дней, а с 1 апреля начали наши онлайн-тренировки. Они проходят почти каждый день, в воскресенье – выходной. У некоторых групп они идут пять раз в неделю, у некоторых – шесть. Сама тренировка длится от часа до двух часов, в зависимости от возраста и от нагрузки», – говорит Екатерина Пригода.

Занятия бесплатны для воспитанников. Ледовые тренировки прекращены из-за режима ЧП.

От IT-технологий до фигурного катания

Клуб фигурного катания появился на свет в 2017 году. Екатерина Пригода рассказывает, что пошла на его создание ради дочери Ульяны, детей своих единомышленников, которые хотели заниматься фигурным катанием. Девочке на тот момент было девять лет. Прежде Екатерина Пригода работала в сфере IT-технологий, в ТОО «1 С Рейтинг» с 2002 по 2019 год она прошла путь от обычного программиста до заместителя директора.

«В 2017 году мы набрали детей. В первый год было очень трудно, у меня через клуб прошло человек 120. Это были дети, которые даже на коньках стоять не умели. Тренера становились на колени на льду и ребенка от одного тренера к другому пускали. В 2017 году я боялась, что занятия фигурным катанием будут дорогими для родителей, и мы разрешали детям ходить два-три раза в неделю, и оплата была поменьше, – вспоминает Екатерина Пригода. – В 2018 году мы решили, что нужно ходить на занятия по фигурному катанию четыре раза в неделю, стоить это будет 25 тысяч, если кто-то не сможет платить – есть альтернатива. И люди стали более ответственно относиться. Набор 2018 года мы сохранили в этом году практически весь. 20 человек у меня тогда пришли, и все они остались в 2020 году. У нас есть группы, где 80% детей продолжают обучение со времен открытия «Звездного».

Постепенно стали добавлять тренировки до шести раз в неделю. По словам Екатерины Пригоды, к родителям пришло осознание, что водить детей на спорт – это большой родительский труд. Но к концу третьего года существования клуба текучка стала меньше.

«Научились работать, чтобы ее не было. А в первый год было жалко тренеров: только научат ребенка просто стоять на коньках, он уходит. Мы учим честно – у нас нет стоек, как в других секциях фигурного катания. Нам нужно, чтобы ребенок сразу поехал на льду. Это тяжелая тренерская работа», – говорит бизнесвумен.

Аксель для клуба

Впрочем, в начале пути приходилось обучаться не только детям, но и самим тренерам. Они почти все являются кандидатами в мастера спорта по фигурному катанию, но тогда большого опыта у них не было. В фигурном катании основными элементами являются: вращение, скольжение и прыжки. Сложность вызывали прыжки, особенно многооборотные.

«И мы поняли, что тренерам надо учиться ставить прыжки, причем быстро. Стали приглашать специалистов из России, из Санкт-Петербурга. К нам они приезжают за сезон два-три раза. Все зависит от финансовых возможностей родителей, – говорит Екатерина Пригода. – Специалисты помогают ставить прыжковую технику, учат тренеров, как это делать правильно. Три года в таком режиме мы сотрудничаем. К нам приезжает мастер спорта по скольжению Сергей Невзоров, чемпионка России по фигурному катанию Ксения Доронина, хороший прыжковый специалист Ольга Григорьева из Санкт-Петербурга. Она детям ставила основу».

Три года назад воспитанники не прыгали даже одинарный аксель, теперь же это для многих не является большой проблемой. Как говорит Екатерина Пригода, после того как ребенок прыгнет аксель, можно говорить о его будущем как профессионального спортсмена. Аксель –это своеобразная черта. Не смог прыгнуть – прогресса не будет. Сейчас на казахстанских чемпионатах старшие воспитанники «Звездного» исполняют полный набор двойных прыжков и аксель. Цели следующих сезонов – двойной аксель и прыжки в три оборота.

А кому – в фигуристы?

Екатерина Пригода говорит, что оптимально начать заниматься фигурным катанием в четыре года. Постепенно у ребенка идет стаж на льду. В пять лет тоже еще не все потеряно. В шесть лет, если нужна спортивная карьера, учиться фигурному катанию поздновато. В 8-10 лет можно еще научиться, но нужно очень много заниматься, а к этому не все готовы. Еще для этого возраста «Звездный» предлагает занятия в группе по синхронному катанию.

«Конечно, мы возьмем и восьми-, и десятилетнего ребенка, но мы предлагаем про одиночное катание в этом возрасте уже не думать, а попробовать себя в синхронном катании. А вот в 14-летнем возрасте у человека не будет навыков скольжения, вращения. Он будет кататься, но будет видно: когда он катится, он думает о том, что катится. Он ловит равновесие, думает, как поставить ногу, сделать шаг. Ему не хватает стажа нахождения на льду», – продолжает Екатерина Пригода.

Сейчас в КФК «Звездный» обучаются фигурному катанию 98 детей в возрастных группах от трех до 13 лет. Есть группы набора, синхрона, начальной подготовки, учебно-тренировочные группы второго и третьего годов обучения. Отдельно есть команды синхронного катания на льду. С ними работают ледовые тренеры, хореографы, тренеры по акробатике и общефизической подготовке. Всего – семь человек.

Фигурное катание – спорт и бизнес красивый и дорогой. По словам Екатерины Пригоды, ежемесячный бюджет клуба «Звездный» примерно 2,2 млн тенге. Именно столько они собирают от родителей детей, которые у них занимаются. Ежемесячная плата за занятие ребенка – от 25 тыс. до 45 тыс. тенге. Недешево стоят профессиональные коньки для занятий фигурным катанием, производства Италии и Канады, для подростков они оцениваются в 250 тыс. тенге. Также родителям за свой счет необходимо покупать термокостюмы. В Усть-Каменогорске нет специализированных магазинов по торговле всей этой амуницией, родители приобретают ее через интернет-магазины, обмениваются друг с другом, если дети вырастают из размеров коньков и термокостюмов. Основные затраты КФК «Звездный» – это зарплата тренерам и аренда ледовой площадки во Дворце спорта Усть-Каменогорска. За нее они ежемесячно платят 1 млн тенге.

«Горячий» лед

«Наши расходы в пропорции 50 на 50 – это аренда льда и зарплата тренерам, – говорит Екатерина Пригода. – При этом нам приходится арендовать малую ледовую площадку во Дворце спорта площадью всего 900 кв. метров. Вообще, льда для фигуристов в городе катастрофически не хватает».

В Усть-Каменогорске всего четыре ледовых площадки, две из них, малая и большая, площадью в 1800 кв. метров, находятся во Дворце спорта и одна – в модуле на улице Михаэлиса, у них один владелец – ТОО «Алма-Сервис». Ледовое поле в районе КШТ принадлежит Восточно-Казахстанской специализированной школе по зимним видам спорта.

«У меня сейчас есть полная картина, что на какой ледовой площадке происходит. На мой взгляд, эти ледовые площадки используются нерационально. И понятно, что в хоккейном городе предпочтение отдают подготовке хоккеистов», – говорит Екатерина Пригода.

Она уверена: для того чтобы разобраться со льдом, нужно решение руководства Восточно-Казахстанской области. Необходимо, чтобы в ситуацию вникли и исправили. Также необходимо грамотно распределить ледовые площадки при их существующем дефиците, чтобы была наполняемость и обеспечивался тренировочный процесс. Дети-фигуристы, которые не соответствуют спортивному возрасту, могли бы кататься как коммерческая группа. Екатерина Пригода считает, что управлению физкультуры и спорта ВКО для поддержки фигурного катания в регионе необходимо рассмотреть механизм размещения госзаказа на подготовку спортсменов. Это помогло бы снизить финансовую нагрузку на родителей.

«Но никто не хочет пока разобраться. Мы маленький клуб и свои проблемы решаем, как можем. Мы единственная организация по фигурному катанию, которая полностью коммерческая, работаем по полному хозрасчету. Конечно, создавая свое ИП, я знала, что нам нужно будет платить за аренду льда. Но, мне кажется, схему можно изменить, чтобы родителям и детям было меньше платить. Мы ведь уже доказали, что достойно справляемся с поставленными перед собой задачами», – говорит Екатерина Пригода.

К слову, в Восточном Казахстане, помимо специализированной детско-юношеской школы по зимним видам спорта и КФК «Звездный», есть еще Федерация по фигурному катанию. Ей, как и школе, лед предоставляется бесплатно.

ГЧП для ледовой площадки

Сама Екатерина Пригода занимается проектом ледового катка второй год, ищет инвесторов, которые бы профинансировали стройку. У нее есть и бизнес-план на каток, и варианты земельных участков. В этом году аким Усть-Каменогорска Жаксылык Омар пообещал выделить землю под строительство. Назначенную на 5 апреля встречу в городском акимате перенесли из-за ситуации с коронавирусом.

«Если строить каток для досуга горожан и тренировочного процесса, а не для соревнований, то в 400 млн тенге можно уложиться. Под ключ сделать. Но любой инвестор, когда вкладывает деньги, хочет окупаемости. Есть время, которое коммерчески интересно, когда все готовы приезжать и детей привозить, и нужна помощь государства в аренде этого же льда. Это интересный вариант ГЧП», – считает Екатерина Пригода.

Она пока не берется гадать, что изменится после пандемии в ее клубе. Екатерина Пригода уверена в одном – детям надо заниматься спортом и крепнуть физически. Особенно должен развиваться массовый спорт.

Как считает председатель Совета деловых женщин при НПП «Атамекен», а в прошлом кандидат в мастера спорта по танцам на льду Елена Березинская-Абилова, КФК «Звездный» – яркий пример социального предпринимательства. Это здоровый образ жизни, формирование у детей привязанности к спорту, сильного стержня в характере.

«Надо больше уделять внимания фигуристам. Им нужно давать «катать» программы. А у них огромная проблема с ледовыми площадями. Большая скученность на льду, – считает общественница. – У создателей «Звездного» – большое мужество, что не побоялись существующей конкуренции. Этот частный клуб более гибок, быстро реагирует на изменения в нынешнем мире. Сейчас в НПП «Атамекен» воздан специальный отдел по социальному предпринимательству. Но считаю, что таким бизнесменам необходима и государственная поддержка».

Ольга Ушакова

https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/DbQ3ldqK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/5QP0NBFJ.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/EElSimvU.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/nYOyU7Iy.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/GRFomi5W.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/i61V1SVG.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/FwR8suWJ.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/h1jLpySd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/6Rj1Unm3.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/r5xrrZ5M.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/37/images/AEfEAZs2.jpg

Поездкам на такси без чека выписали красный свет

Легально ли казахстанское такси возит пассажиров. 

13 Август 2020 15:21 324

Поездкам на такси без чека выписали красный свет

У казахстанских пассажиров такси не выработалась культура требовать чеки за оплаченную поездку. Объяснить это можно тем, что законодательно обязательство по выдаче фискального документа перед частными извозчиками в стране закреплено сравнительно недавно. Требование заработало с 1 апреля 2019 года, а с начала этого года предприниматели должны использовать контрольно-кассовые машины (ККМ). В связи с этим в управлении государственных доходов рекомендуют пользователям услуг такси реализовывать свое право и просить фискальный документ у водителя. Он может стать доказательной базой при ДТП или других спорных случаях. Также чек часто нужен командировочным сотрудникам, который будет свидетельствовать о тратах для получения компенсации. Выдача чеков означает и фискализацию оборотов таксиста и компании, в которой он работает, то есть их выход из серой зоны в правовое поле.

«С 1 января 2020 года предприниматели должны использовать контрольно-кассовые машины (ККМ), которые включены в наш реестр. В нашем реестре ККМ имеются офлайн и онлайн модели, порядка 96 моделей онлайн-ККМ. Чеки, выданные в электронном виде, имеют фискальную силу, они легальные. Офлайн-кассы налогоплательщики могут использовать в основном в местах, где нет Сети», – комментирует руководитель управления государственных услуг комитета государственных доходов министерства финансов РК Зангар Шындали.

Иными словами, сегодня для легальной работы таксопарки должны регистрироваться в качестве налогоплательщиков в органах государственных доходов, а за оказанную услугу они должны предоставлять чеки пассажирам вне зависимости от формы оплаты, которую выбрал клиент.

Но пока сфера такси не стремится выходить из тени. ККМ пользуются извозчики далеко не всех таксопарков и мобильных приложений такси. Так, например, получить фискальный чек не представляется возможным, пользуясь услугами крупного сервиса InDriver и диспетчерской службы такси «Регион», которая работает в Нур-Султане, Алматы, Павлодаре, Шымкенте и Караганде. Сервис Bolt, который доступен пока только в Нур-Султане, чеков также не выдает. После поездки отправляется на почту только отчет без указания обязательных регистрационных деталей. Из международных агрегаторов пассажирских перевозок электронный чек выдают в «Яндекс.Такси», найти его можно в самом приложении.

«И сейчас на рынке у нас есть мобильные сервисы по заказу такси, которые предоставляют через свое приложение чеки. С теми сервисами, которые еще не внедрили такую функцию, мы сейчас ведем работу», – пояснил Зангар Шындали.

Если таксист не выдал чек, то потребителю можно оставить жалобу в мобильном приложении «Народный контроль», отметил руководитель управления госуслуг КГД. Для этого необходимо установить приложение, зафиксировать нарушение, указать адрес и номер машины. При первом случае нарушителям предъявляется предупреждение, при повторном – выписывается штраф.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Герои – это те, кто спасает жизни. А я просто кормлю»

В трудное время проявляются самые главные человеческие качества, появляются настоящие герои. Это медики, волонтеры, социально ответственные предприниматели, которые помогают ближним во время пандемии, делают мир лучше и добрее!

11 Август 2020 09:00 1298

«Герои – это те, кто спасает жизни. А я просто кормлю»

Kaspi.kz запустил в социальных сетях «Эстафету благодарности». Каждый из нас на официальных страницах Kaspi.kz может рассказать о таких героях и дать нам всем возможность сказать им «Спасибо»!

Мы хотим рассказать о Любови Титоренко-Жандосовой.  Она мама четверых детей и хозяйка кафе Volpi Rosse в Алматы. Когда во время ЧП кафе пришлось закрыть, стала готовить бесплатные горячие обеды для врачей скорой помощи.

Как к вам пришла идея готовить обеды для врачей «Скорой помощи»?

После объявления карантина в марте кафе пришлось закрыть. Никто этого не ожидал, поэтому у нас осталось много продуктов, которые мы закупили ранее. Мы делали доставку, но число заказов сильно сократилось. Такая же ситуация была во многих кафе и ресторанах города.

У рестораторов есть группа в мессенджере, где мы обсуждаем общие вопросы. Однажды в этой группе кто-то предложил поддержать врачей «Скорой помощи». Тогда медицинские организации только перестраивались на экстремальные условия работы и питание медиков еще не было организовано.

Сначала каждый день мы готовили в нашем кафе 15 горячих обедов для докторов, потом по 100 и больше. Каждый обед – это суп и второе. Всех сотрудников мне пришлось отправить в отпуск с выплатой минимальной зарплаты. Поэтому обеды для врачей мы готовили вдвоем с нашим администратором. Сами чистили, резали, варили, паковали. Но это совсем не трудно по сравнению с той работой, которую каждый день делают наши медики.

Обычно в кафе есть запасы продуктов на несколько дней. А обеды вы готовили два месяца. Где вы брали продукты?

Мы сами покупали. На тот момент завоз продуктов в город сократился, все подорожало, стало труднее закупаться по приемлемым ценам. Были сложности с разрешением на передвижение по городу. Но все это было преодолимо.

Врачи сами заезжали к нам за обедами. Приезжала машина, которая была ближе всего к нам, и забирала обед на всю смену. Соседи спрашивали – что случилось, почему у вашего крыльца каждый день «Скорая»?

Я познакомилась со многими врачами, узнала, как они живут. Оказалось, что часть из них приехали из других регионов, из области, чтобы помогать алматинским медикам. Некоторые жили в хостелах, вдали от своих семей, мне хотелось их поддержать.

Многие рестораторы каждый по-своему заботились о врачах и других людях на передовой. Одни выпекали хлеб, другие готовили завтраки, привозили кофе. Было очень приятно чувствовать вот эту сплоченность людей.

Волонтеры и друг другу помогали. Например, компания Yans – поставщик одноразовой посуды, бесплатно привезла нам 200 боксов для упаковки обедов. Расиме Темербаевой, которая бесплатно кормит пожилых людей, кто-то передал со своего поля несколько мешков моркови, и она поделилась с нами.

Каждый день вы готовили своими руками сто обедов. Вы профессиональный повар?

По первому образованию я журналист. Долгое время работала на телевидении, вела программу «Социум» о жизни города. К нам часто обращались за помощью люди, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Поэтому у руководства канала возникла идея сделать передачу, полностью посвященную благотворительности – «Огонек надежды».

В редакции все знали, что я участвую в разных волонтерских проектах и предложили мне вести эту программу вместе с Гульмирой Шамбаевой. В то время социальные сети не были так развиты, как сейчас. Наша передача помогала связать тех, кто может помочь, и тех, кто нуждается в помощи.

Потом я ушла в декрет. Поняла, что если останусь на TV, то буду вечно занята на эфирах и не смогу уделять много времени семье. Поэтому задумалась о собственном бизнесе, где я смогу сама планировать время и буду более мобильной. Получила второе образование – финансовое. А когда через какое-то время открыла кафе, поняла, что нужно еще многому учиться и поступила в Питере на технолога пищевого производства и кондитера.  

Чтобы управлять бизнесом, надо понимать его изнутри. Я не тот шеф, который просто раздает указания и подписывает бумаги. Когда в кафе много гостей, я могу и посуду вымыть и прибрать, и приготовить. Во время ланча часто выхожу в зал и обслуживаю гостей, получаю обратную связь.

Я могу делать любую работу в кафе. К тому же, благодаря профессиональному оборудованию на приготовление 100 обедов у меня уходило всего 3 часа.

Как сейчас работает ваше кафе?

Сейчас всем непросто. В июне у нас была бронь на 38 выпускных вечеров. Из-за ухудшения эпидемиологической ситуации пришлось всё отменить, вернуть людям предоплату.

К сожалению, не получилось провести и праздник 1 июня для деток с ДЦП. Впервые такой праздник мы устроили в прошлом году. Недалеко от нас находится Центр реабилитации детей с проблемами развития. Они увидели, что у нас семейное кафе для отдыха с детьми. Спросили, можем ли мы сделать благотворительный праздник для особенных детей и их родителей. Конечно, я согласилась.  

Раньше Volpi Rosse располагалось в доме старой постройки, где было невозможно установить нормальный пандус. Это вообще большая проблема старых районов – узкие тротуары, красная линия впритык ко входу, при всем желании построить удобный пандус невозможно. Мы решили переехать в новостройку и сделали длинный пологий пандус для детских и инвалидных колясок. Поэтому Центр реабилитации обратил на нас внимание.

В этот раз собраться всем вместе на День защиты детей не удалось. Но дети этого очень ждали, мы хотели показать, что не забыли о них. Отвезли всем воздушные шарики и пиццу. Для тех, кто не может жевать, приготовили крем-супчик. Когда ситуация нормализуется, обязательно пригласим этих деток к себе и устроим настоящий праздник.

Почему вы решили открыть именно семейное кафе для гостей с детьми?

Мне всегда хотелось помогать детям. Расскажу, как у меня появилась старшая дочка. Раньше был такой интернет-форум «Центр тяжести». Там была группа ребят, которые курировали детские дома – общались с детьми, устраивали праздники. Я тогда вела передачу «Огонек надежды» и поддерживала эту группу.

Один состоятельный человек написал нам, что хочет сделать подарок для лучших учеников из детских домов – оплатить им поездку в Египет на отдых. Мы помогли это организовать, департамент образования оформил визы. Поехали 22 ребенка, преподаватели и я с оператором телеканала. Когда вернулись домой, я всем детям оставила свой телефон и сказала – звоните, я всегда рада вам.

Мне позвонила Даша и мы стали общаться, прикипели друг к другу. Мне тогда было 22 года, а Даше 15 лет. Мы с мужем решили – хотим, чтобы Даша была с нами, прошли все необходимые процедуры – сначала был патронат, потом опека. А сейчас Даша уже взрослая, у нее самой дочка, так что я молодая бабушка.

Когда у меня родились сыновья, я поняла, что в городе очень мало мест, где можно комфортно отдохнуть с детьми.  Volpi Rosse стало одним из первых семейных кафе в городе. Сейчас Даша помогает мне в бизнесе, занимается HR. Во время карантина она была дома с детьми. Моим сыновьям – 9, 7 и 4 года.

Какие еще благотворительные проекты вы поддерживали?

На «Центре тяжести» у нас была инициативная группа, которая помогала всем, кто оказался в тяжелой ситуации. Не было четкой специализации, но я чаще участвовала в проектах, связанных с детьми.

Например, мы сделали игровую комнату для детской онкологии. Через программу «Огонек надежды» собрали пожертвования, заказали фотообои с героями мультфильмов и наклеили в игровой комнате. Сами клеили всю ночь, но оказалось, что такие обои требуют особого навыка, и у нас всё получилось криво. В итоге компания, у которой мы заказывали обои, за свой счет заново их напечатала и профессионально наклеила в игровой. Потом для этого отделения детской онкологии мы организовали игровую площадку на улице, она до сих пор сохранилась.

Помогали проекту «Домики». Это детский хоспис, который существует на пожертвования. Мы проводили благотворительные мастер-классы и все собранные от этого деньги передавали хоспису.

Сейчас практически все мое время занимает семья и работа, я отошла от волонтерских проектов. Но когда на карантине появилось свободное время, было странно ничего не делать. Мне жизненно необходимо быть полезной. Я верю, что могу, если не сделать мир лучше, то хотя бы повлиять на ситуацию, поднять кому-то настроение.

В какой семье вы выросли? Кто привил вам человеческие ценности?

У меня очень добрые родители. Я из семьи военных, родилась в Мурманске, выросла в гарнизонах. Там была особая среда – все друг друга поддерживали, запросто можно было обратиться к соседям за помощью.

Всегда много читала, в детстве меня называли «книжным червем». Книги оказали большое влияние на мое мировоззрение. И потом, у меня прекрасное окружение, вокруг много ребят, которые занимаются благотворительностью.

Мы стараемся делать то, что в наших силах. Я не вижу в этом ничего героического. Герои – это те, кто спасает жизни людей. А я – просто кормлю. Мне хочется сказать – не бойтесь предлагать кому-то свою помощь. Не забывайте, что мы можем быть полезными друг другу, хотя бы просто улыбнуться, пожелать здоровья, все начинается с малого.


Подпишитесь на наш канал Telegram!