/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 316,53 DOW J 28 998,32
FTSE 100 7 403,92 РТС 1 524,71
KASE 2 373,34 Золото 1 645,90
Бюджеты на разведку золота в Казахстане растут

Бюджеты на разведку золота в Казахстане растут

Больше всего денег на геологию в прошлом году закладывала российская компания «Полиметалл».

18 Апрель 2019 07:04 5186

Бюджеты на разведку золота в Казахстане растут

Автор:

Данияр Сериков

Новости

Все новости

Бюджеты на разведку золота в Казахстане растут. Об этом говорится в презентации S&P Global Market Intelligence, разосланной участникам прошедшей конференции компании в Нур-Султане.

В целом в прошлом году компании горнодобывающего сектора страны, опрошенные S&P Global, закладывали на геологоразведку цветных металлов 111,6 млн долларов. Из них 29,4 млн долларов были заложены на поиск золотоносных месторождений. В годовом выражении увеличение бюджетов на поиски золота в Казахстане произошло практически в два раза с приблизительно 14 млн долларов в 2017 году. Примечательно, что проецируемый на прошлый год уровень геологических затрат на обнаружение золоторудных участков в Кыргызстане равнялся 27,6 млн долларов, что указывает на привлекательность инвестиций в разведку этого драгоценного металла в соседней стране, несмотря на его более бедное содержание в руде с точки зрения запасов и резервов. Для сравнения. в Узбекистане, который сейчас производит золота почти на одном уровне с Казахстаном, согласно презентации S&P Global, собирались потратить всего 16,3 млн долларов на выявление золотых залежей. При этом у Узбекистана в среднем богаче содержание, исходя из его резервов и запасов, чем в других странах региона, отмечается в раздатке.

Больше всего на 2018 год в геологический бюджет в стране закладывал российский «Полиметалл» – 20 млн долларов, что составляло примерно 23,5% всех затрат компании на исследование недр в странах присутствия. Эту сумму она затратила только на поисково-оценочные работы на новых участках (greenfield), пояснил в комментарии inbusiness.kz на недавнем брифинге в Нур-Султане ее глава Виталий Несис. Еще 50 млн долларов были направлены на доразведку существующих месторождений «Полиметалл», сказал он.

Сравнительно меньше, всего 12 млн долларов, на геологию в Казахстане планировала потратить «Евразийская группа» (ERG/ENRC), однако при этом расходы на разведку в стране происхождения корпорации составили 44,4% от ее глобального бюджета на поиски металлов.

Примерно одинаковые бюджеты на геологоразведку в прошлом году были у публичных компаний Kaz Minerals – 11,6 млн долларов, целиком нацеленные на Казахстан, и Glencore – 11,5 млн долларов, что занимает примерно 17% разведочных затрат швейцарской компании на геологические изыскания по всему миру. Rio Tinto собирался потратить в 2018 году на геологоразведку в Казахстане 8,2 млн долларов. Известно, что англо-австралийский концерн последние четыре года занимался поисковыми работами и бурением на участках Коргантас и Балхаш – Сары-Шаган в Карагандинской области с целью обнаружения медных руд.

Более скромные расходы на разведку в Казахстане в 2018 году закладывались в компании Orano (участник уранового СП «КАТКО» в Туркестанской области. – Ред.) – всего 6,2 млн долларов. Любопытно, что в прошлом году в комментарии inbusiness.kz глава СП «КАТКО» Жерар Фриес говорил, что компания не ведет геологические работы в Казахстане. По 6 млн долларов в прошлом году на геологию было запланировано у некоей Cuprum Holding Limited и Русской медной компании (медно-цинковые проекты ТОО «Актюбинская медная компания», ТОО «Коппер Текнолоджи» и ТОО «КазГеоРуд», месторождения Кундызды, Лиманное и Весенне-Аралчинское. – Ред.). Нацкомпании «Тау-Кен Самрук» и «Казатомпром» собирались вложить в разведку по 5 млн долларов за прошедший годовой период. Напомним, по данным Интерфакса-Казахстан, урановая нацкомпания рассчитывала инвестировать в геологические исследования около 59 млрд тенге в 2018-2020 годы, сообщалось в преддверии IPO в ноябре прошлого года.

«Эти данные по бюджетам на геологоразведку были определены с использованием ежегодного обзора. Он был завершен в конце лета и опубликован примерно в октябре. Стоит учитывать, что цифры заложены в бюджете на финансовый год, это не отчет, сколько было затрачено в 2018 году. Мы выясним, сколько было фактически потрачено год спустя», – пояснил в электронном комментарии представитель S&P Global Market Intelligence Гарет Тейлор.

Если анализировать показатели намеченных на 2018 год объемов геологоразведки, представленные S&P Global Market Intelligence, то можно сделать вывод, что в стране почти вдвое сокращалась разведка урана. Напомним, ранее в комментарии inbusiness.kz представитель геологической компании «Два Кей» Николай Каменский говорил, что у страны хватит урановых запасов на несколько десятков лет вперед. По меди объемы геологических исследований сохранились на уровне 2017 года, а по цинку значительно увеличились, примерно в три раза, указывается в презентации. Также в таблице S&P Global Market Intelligence по геологоразведочным бюджетам обозначены небольшие изыскания по никелю, существенные бюджеты выделяются на такие металлы, как калий, фосфат, литий, редкоземельные металлы, молибден, кобальт, олово и минеральные пески (очевидно, это проект по титановым пескам Iluka Resources в Северном Казахстане, который не увенчался успехом. – Ред.).

В целом на разведку меди в Казахстане в 2018 году бюджетировалось выделение 38,7 млн долларов. 13,5 млн долларов полагалось на поиски урана. 12,2 млн долларов предназначалось для обнаружения свинцово-цинковых рудопроявлений. И на выявление залежей других металлов закладывалось 17,8 млн долларов.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Золото VS доллар: как казахстанцам сохранить сбережения

Драгметалл стал излюбленным инструментом инвесторов в периоды нестабильности вот уже несколько десятков лет, и 2020 год не стал исключением. 

11 Январь 2020 11:11 3980

Золото VS доллар: как казахстанцам сохранить сбережения

Золото сегодня является ликвидным средством. И интерес к нему то стремительно растет, то не менее стремительно падает. После того как Иран выпустил более 20 ракет по американским авиабазам в Ираке, цена золота на торгах поднялась до $1610,9 за унцию, затем опустилась до $1600. Под занавес недели, в пятницу (10 января), диапазон цен сдвинулся в коридор $1555-1550.

Презренное, вожделенное

Как отмечают аналитики рынка, за последние несколько лет цены на золото колебались очень резко. То есть из-за того, что рыночная цена золота определяется биржевой игрой, золото как способ инвестирования затаило немало «подводных камней».

«Во все времена золото служило защитным активом, и реакция торгов на происходящие в мире события, как раз служит тому доказательством», – объясняет бурную реакцию рынка руководитель департамента прикладных исследований AERS Диас Кумарбеков. По его словам, спрос на золото стал снижаться после того, как президент США Дональд Трамп заявил, что в ответ на удар по американским целям в Ираке Вашингтон ограничится лишь введением новых антииранских санкций.

«Благодаря деэскалации конфликта стоимость золота стала опускаться», – говорит эксперт.

Начиная с 1980 года рыночная стоимость золотых запасов центральных банков активно снижалась. В начале 1980-х годов тройская унция золота стоила $850, в 1996-м почти 400, в 1999-м – всего 260. Тогда золотой рынок стали называть мертвым и центральные банки принялись избавляться от своих золотых резервов. Но благодаря соглашению ведущих центральных банков ограничить продажи золота драгметалл стал немного расти в цене – по крайней мере в 1999 году падение золота прекратилось.

Пришедший из глубины веков миф об исключительной ценности золота уже почти было развеялся, но после серии терактов в США, произошедших 11 сентября 2001 года, миром вновь овладела «золотая лихорадка».

К концу 2006 года цена на унцию золота достигла $620, а в 2007-м стоила уже около $800. Мировой финансовый кризис дал новый толчок – в сентябре 2011 года одна тройская унция золота достигла своего максимума – $1921. 2013 год стал для золота годом спада. На фондовом рынке за пару недель было продано в общей сложности 1140 тонн виртуального золота, что вызвало панику среди инвесторов и обрушило рынок. За этот год из-за падения цены на желтый драгметалл центральные банки потеряли $560 млрд.

Экономика, политика и спекуляция

Факторами, влияющими на стоимость золота, являются экономика, политика и… биржевая спекуляция. Рыночная цена золота в любой момент может превратиться в «пшик». К примеру, только из-за того, что при открытии нового месторождения на рынок будет выброшена большая партия.

Сейчас политическая неопределенность в мире поднимает цену на золото. По данным Всемирного совета по золоту (WGC), спрос на золото в III квартале 2019 года вырос на 3%. 

Согласно прогнозам аналитиков от Saxo Bank, цены на золото могут вырасти до $1700 за тройскую унцию в 2020 году.

«Однако если торговый конфликт между США и КНР достигнет своего позитивного завершения, то цена золота снова окажется под серьезным давлением. В этом случае с финансовых рынков уйдет неопределенность, и инвесторы будут опять предпочитать рискованные активы. Золото, как защитный актив, может потерять у них интерес», – цитирует gold.ru эксперта Оле Хансена из Saxo Bank. 

Эксперты Агентства прогнозирования экономики в своих прогнозах также придерживаются восходящего тренда, но более уверенного. По их мнению, цена на золото достигнет отметки $1965 за унцию к концу 2020 года и $2280 к концу 2023 года. 

Большинство инвесторов верят в долгосрочный рост золота, об этом говорят рекордные продажи в 2019 году. Золотодобывающие компании, включая и казахстанские, рапортуют о росте добычи золота, а центробанки некоторых стран – об увеличении золотого резерва. И все же, как отмечают аналитики, инвестиции в золото надо совершать обдуманно.

«Инвестиции в драгметалл – самый безрисковый на данный момент актив для инвестиций, но не самый доходный, если речь идет о краткосрочной доходности: в связи с обострением геополитической обстановки в мире становятся более доходными спекулятивные операции с валютами, с ценными бумагами компаний, связанных с рынком нефти. Однако, даже если говорить о долгосрочных инвестициях, драгметаллы не могут быть самым доходным активом, поскольку доходность и риск всегда в обратной зависимости: хотите больше доходности – рискуйте. А это инвестиции в инновационные стартапы», – говорит Диас Кумарбеков.

Катерина Клеменкова

Добыча золота и меди на месторождении Варваринское может продлиться до 2035 года

Сейчас на хабе Polymetal в Костанайской области перерабатывается 3,5 млн тонн руды.

26 Декабрь 2019 08:57 5549

Добыча золота и меди на месторождении Варваринское может продлиться до 2035 года

Добыча золота и меди на месторождении Варваринское, разрабатываемом компанией Polymetal в Костанайской области, может продлиться до 2035 года. Об этом в ходе пресс-тура по его карьеру Приречный рассказал исполняющий обязанности главного инженера рудника Александр Маркотенко.

«Остаточные запасы на месторождении специалисты оценивают в 13,9 млн тонн, которые в основном приходятся на золотую руду – порядка 9,4 млн тонн. Вообще, по плану горных работ мы планируем завершение разработки карьеров в 2032 году, но внедренная стратегия хаба позволит продолжить работы по переработке сторонних руд на золотоизвлекательной и обогатительной фабрике Варваринского. Возможно, еще если будет расширение карьеров, то есть реконструкция, то состоится продление до 2035 года», – сказал он журналистам.

При этом сейчас из имеющихся семи карьеров разрабатывается только небольшой Приречный, где содержание по драгоценному металлу составляет 1,7-1,8 грамма на тонну, а по цветному – 0,3%. Карьер примечателен тем, что в нем поровну разделились по 1 млн медной и 1 млн тонн золотой руды. Добычные работы начались в прошлом году, а в эксплуатацию его ввели в июле.

В этом году планируется добыть на Приречном около 1 млн 145 тыс. тонн руды, он будет дорабатываться до 2021 года, а после добыча перекинется на крупнейший Центральный карьер. Там сейчас проводится доразведка, подрядчик бурит южный участок, поэтому, вероятно, объем запасов на Варваринском увеличится. Их пересчет по шаблону геологической отчетности KAZRC будет весной, сейчас есть только подсчет согласно стандартам JORC и ГКЗ, сообщил Маркотенко.

Пока же полностью отработаны два карьера – Северо-Восточный и Северо-Восточный-2, работы на последнем завершились в этом году. Есть еще Северо-Восточный-3, но он невелик по запасам и горной массе, на его отработку уйдет всего полгода, поэтому его оставили на потом.

На Приречном работает диспетчерская электронная система «Карьер», которая полностью отслеживает в цифровом формате движение самосвалов, их загрузку, скорость для контроля техники безопасности. С помощью этого инструмента цифровизации всегда можно выгрузить отчетность по горной массе, добыче, вскрыше, средней загрузке, расходу топлива и анализ простоев оборудования. Кроме того, в маркшейдерской работе неплохо используется сьемка карьера с помощью дрона в труднодоступных участках. Цифровизация в геологии сильно помогает в правильной организации добычи.

«Когда станки бурят керновые скважины и получают результаты – это все вносится в базу данных. Потом в программе Datamine геологами создается цифровая модель месторождения в 3D, где можно посмотреть выделенные рудные тела, участки – богатые и бедные, вскрышные, рыхлые, скальные. После это все передается в отдел горного планирования. Эта служба оптимизирует модель карьера на основе геологических данных Datamine – все контуры, конечные борта, таким образом, определяя экономически выгодные на данный момент участки к отработке. Отрисовывается предельный карьер, весь его жизненный цикл разбивается на календарь по годам, месяцам, неделям, отдельным блокам. Взрывы визуально проектируются в программе Blastmaker, где можно полностью смоделировать взрыв, расположить скважины, показать скважинные заряды, в каком порядке они будут взрываться, и можно даже увидеть в 3D, как ляжет развал горной массы после взрыва. Также моделирование позволяет отработать каждый рудный блок с оптимальными углами, чтобы снизить потери и разубоживание руды для сохранения содержания», – рассказал действующий главный инженер.

Всего на Варваринском трудятся 750 сотрудников, из которых треть являются жителями района Беимбета Майлина, а остальные работают вахтовым методом по две недели. Само месторождение является хабом для обогащения и извлечения на местной фабрике собираемой руды с золоторудного месторождения Polymetal Комаровского, которое находится в 200 км от Варваринского, рядом с городком Житикарой. Кроме того, определенные объемы медьсодержащего сырья доставляются из России.

Экспресс с вертушкой

Для поставки руды с Комаровского в 2015 году Polymetal своими силами была проложена железнодорожная ветка длиной почти 14 км от станции Баталы из Житикаринского района, чтобы исключить автомобильные перевозки руды. Уже два года как руду по дорогам общего пользования на Варваринское не возят, а при прохождении горных работ на Комаровском между Житикарой и Камыстами был построен временный объезд, причем два участка дороги там будут восстановлены и заасфальтированы пополам за счет средств Polymetal и местного бюджета.

В Житикаре у компании также есть свой тупик протяженностью 4,3 км, подсоединенный к погрузочной станции предприятия «Костанайские минералы», выпускающего хризотил.

Ежегодно с Комаровского поставляется примерно 2,8 млн тонн руды, а со сторонних месторождений – около 500-600 тыс. тонн. На это требуется приблизительно тысяча полувагонов ежемесячно в зависимости от погрузок поставщиков и пропускной способности железной дороги, часто эти факторы подводят, чего раньше не было, отметил начальник железнодорожного тупика на Варваринском Анатолий Цыцельский.

Раньше на месте тупика стояла станция с одним зданием, а сейчас выстроены бытовые помещения, теплые душевые, раздевалка, чтобы были человеческие условия для сотрудников местной железной дороги Polymetal. Также рядом на пригорке установлены солнечные батареи, которые генерируют питание осветительных мачт переезда. Кроме того, на станции есть грейферный перегружатель и компрессор, полностью обеспечивающий станцию воздухом для разгрузки думпкаров под давлением за час.

«Мы еще и погрузку производим. Биг-бэги с производимым на фабрике медным и золотым концентратом поставщикам в направлении Амурского гидрометаллургического завода в Хабаровский край, а медный концентрат – в Китай и другие страны», – отметил железнодорожник.

Компания приобрела подвижной состав, чтобы обеспечить свою самостоятельность в тяге – два маневровых тепловоза, один из которых бегает в Житикаре, а также магистральный тепловоз Evolution столичной сборки, он задействован на перевозке житикаринской руды до станции Баталы, для чего было получено специальное разрешение от «КТЖ». Для обслуживания состава на станции Варваринское имеется теплый ангар, в нем смонтирована смотровая канава для ремонта тепловозов и думпкаров, с гордостью показал Цыцельский. Для комаровской руды есть 108 вагонов-самосвалов, сейчас по кольцу ходят три «вертушки» из 55 думпкаров каждая. Одна из них арендуется, но в 2020-м будет приобретена еще одна собственная, и тогда Варваринский хаб будет работать только своим парком. Интересно, что объемы перевозок руды в первый год после приобретения тупика достигали всего 600 тыс. тонн, но на второй год резко выросли, отмечает Анатолий Цыцельский.

Оборачиваемость «вертушки» для поставок комаровской руды была 25 часов, после изменения организации движения на одно обращение затрачивается еще меньше – 16 часов за счет технологического использования тепловозов: магистральный возит руду от Житикары до Баталы и захватывает порожние думпкары, а оттуда маневровый уже доставляет ее на Варваринский хаб. Evolution приходится проходить осмотры в столице как минимум раз в три месяца, поэтому он периодически выпадает и в это время доставкой руды занимаются магистральные тепловозы «КТЖ», что не сильно накладывается на бюджет затрат. Оформление передвижения подвижного состава проходит электронно, значительно сокращая бумажные издержки, говорит Цыцельский.

Трудности руды

Обогатительная фабрика «Варваринского» спроектирована на переработку нескольких типов золотосодержащих и медьсодержащих руд. На ней используются процессы цианирования, сорбции через уголь–в-пульпе, и флотационные методы обогащения после дробления и измельчения руды с классификацией. Измельчение производится на четырех мельницах, по две на каждый металл. В год примерно 3,5 млн тонн перерабатывается по обеим автоматизированным цепочкам, в будущем, с модернизацией и установкой дополнительного оборудования ожидается увеличение объемов переработки на 10%. Конечная продукция включает сплав Доре, золотой и медный концентраты, при этом по показателям измельчения объемов медь занимает примерно треть объемов фабрики. По медному концентрату удается сохранять содержание не ниже 17,5%, а извлечение по драгоценному металлу составляет около 88%, в сплаве же достигается примерно 85% содержания золота. Обычно в год с фабрики выходит от 2,5 до 3 тонн золота, если считать по сплаву Доре, который здесь выплавляется раз в неделю по паре слитков в 25 килограмм каждый, пояснила в ходе ознакомительного тура по производству золотоизвлекательной и обогатительной фабрики «Варваринского» ее начальник Елена Марчукова.

«На Комаровском различная руда, наша собственная руда очень разная. Прежде чем запускать какой-то тип руды на фабрику, она проходит обязательное тестирование в лаборатории технологических исследований. Там подбираются оптимальные технологические процессы, реагентный режим, эти данные выдаются нам в качестве отчетов, и мы уже совместно с лабораторией, главным обогатителем месторождения решаем, каким образом будем перерабатывать ту или иную руду на фабрике. Оборудование в основном южноафриканское, но мы пытаемся его в последнее время оптимизировать под переработку различных типов руд, поэтому проводим модернизацию, оптимизацию процессов, основного и вспомогательного оборудования», – уточнила она.

Комаровская руда легкообогатимая, но у нее есть свои особенности при дроблении. Содержание золота в ней варьируется, но побольше, чем в сырье с Варваринского. Самые же тяжелые руды приходят со стороны, констатирует Марчукова. В ближайшем будущем на конвейерной ленте фабрики планируется установить оборудование для распознавания размеров фракций транспортируемой руды по примеру других предприятий.

Рядом с перерабатывающим комплексом находится хвостохранилище, в планах компании построить еще одно в ближайшем будущем. На обогатительном производстве пользуются оборотной водой, поступающей из накопителя, куда жидкость скачивается с карьера. Процесс цианирования на фабрике обеспечен полной защитой, в точки подачи цианида доступа персоналу нет, так как процесс автоматизирован.

К слову, освещение на фабрике стало лучше в последнее время, а серьезные инциденты промышленной безопасности там давно не случались. Тем более, что на ней собираются внедрить систему позиционирования людей для еще большей их сохранности, что дополнит существующее видеонаблюдение для мониторинга производства. А пока по фабрике летают голуби, что, очевидно, указывает на благоприятную для всего живого среду.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: