/img/tv1.svg
RU KZ
Цены на услуги зарубежных интернет-компаний могут повыситься из-за введения цифрового НДС

Цены на услуги зарубежных интернет-компаний могут повыситься из-за введения цифрового НДС

Это произойдет, в случае если иностранные провайдеры электронных сервисов зарегистрируются в качестве налогоплательщиков в стране.

12:25 20 Декабрь 2019 11294

Цены на услуги зарубежных интернет-компаний могут повыситься из-за введения цифрового НДС

Автор:

Данияр Сериков

Цены на услуги зарубежных интернет-компаний могут повыситься из-за введения цифрового НДС. Об этом в комментарии программе телеканала ATAMEKEN BUSINESS «Итоги Brief» рассказала партнер консалтинговой компании Angels Niko Advisory Вера Капацина. Напомним, по данным минэкономики, в Налоговый кодекс сейчас вносится норма, согласно которой интернет-компании, предоставляющие электронные услуги казахстанцам из-за рубежа, должны будут зарегистрироваться в стране и уплачивать по ним НДС. Ожидается, что цифровой налог на добавочную стоимость на интернет-услуги начнет действовать с 2021 года. 

«На мой взгляд, ситуация на рынке будет прямо зависеть от того, как поведут себя иностранные компании. Если же они примут решение приехать в Казахстан и заплатить НДС, то, очевидно, мы будем иметь повышение цен на те услуги, которые включены в данную норму, в связи с тем что поставщик услуги налог в 12% включит в стоимость услуги», – отметила консультант в беседе.

Таким образом, если к примеру, популярные в стране зарубежные интернет-такси, социальные сети, поисковики, игровые платформы и торговые площадки станут плательщиками казахстанского НДС, то затраты физических лиц на их интернет-услуги из-за рубежа, такие, например, как реклама, продвижение в Интернете, игры, могут вырасти, ведь иностранные интернет-компании навряд ли будут платить 12% от стоимости услуги за свой счет с учетом других административных расходов, связанных с уплатой налога, полагает эксперт.

Вместе с тем, по ее словам, возможно, отдельные иностранные интернет-компании просто предпочтут покинуть небольшой казахстанский рынок, нежели регистрироваться здесь в качестве плательщика НДС, отчитываться по нему и выплачивать его.

«И третья группа иностранных компаний, которая, несмотря на требования законодательства, будет продолжать оказывать услуги и не регистрироваться для целей НДС. Тем самым внедрением этих поправок мы формируем серое поле, ту зону, в которую попадают недобросовестные провайдеры, продолжающие оказывать услуги и не желающие выплачивать казахстанский НДС», – пояснила Капацина.

По данным СМИ, Казахстан станет третьей страной в ЕАЭС, которая введет такой налог на трансграничную цифровую деятельность после Беларуси и России. Так, в Беларуси иностранные интернет-компании выплачивают НДС на свои услуги физлицам с 2018 года самостоятельно или через посредников, а в России с 2019-го при электронном обслуживании юрлиц и ИП они должны вставать на учет и сами выплачивать НДС. В Казахстане зарубежные интернет-компании должны будут регистрироваться на портале налоговой службы и ежеквартально сдавать отчетность при уплате НДС.

Сумма будущих поступлений от цифрового НДС еще неизвестна, так как данных по объему оказываемых услуг и количеству зарубежных интернет-компаний, их предоставляющих, еще нет. Но если смотреть на опыт России, то в 2018 году там было уплачено 12 млрд рублей цифрового НДС. Спроецировав по аналогии такие цифры на Казахстан, можно предположить, что сборы этого налога с интернет-услуг не дадут более 5 млрд тенге в год. Это ничтожная цифра с учетом того, что в этом году за счет НДС в казну планируется собрать 2,8 трлн тенге. К слову, в минэкономики считают, что цифровой налог на услуги зарубежных интернет-компаний не повысит их цены, ведь на этом рынке существует жесткая конкуренция.

Очевидно необходимость в таком цифровом налоге возникла из-за того, что объемы его собираемости будут увеличиваться с бурным ростом цифровых покупок в Казахстане. Кроме того, есть принцип справедливости, согласно которому под налогообложение должны подпадать все бизнесы, зарабатывающие в стране. Также нужно увеличивать налоговую базу, ведь в ближайшем будущем трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет могут снизиться, а социальные обязательства государства остаются.

Сейчас многие зарубежные интернет-компании, к примеру поисковики, соцсети, интернет-такси, электронные торговые площадки, игровые платформы, работают в Казахстане из других стран и практически не платят налогов в стране, хотя много зарабатывают здесь на местных потребителях. Таким образом, они платят налоги в других юрисдикциях или налоговых гаванях по низким ставкам, получая прибыль здесь, что несправедливо. Поэтому Казахстан поступает правильно, вводя такой цифровой налог, ведь в мире даже разгораются споры о том, как нужно правильно облагать налогообложением интернет-компании и в каких странах они должны оплачивать налоги, так как многие государства хотят заработать себе доходы в казну. Такая дискуссия проводится до конца 2020 года в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которой участвуют около 130 стран. Введение НДС на услуги зарубежных интернет-компаний казахстанским физлицам как раз было навеяно этой организацией. Такая мера также уравнивает условия для конкуренции для отечественных цифровых компаний, которые в любом случае платят НДС на свои интернет-услуги внутри страны.

Однако некоторые государства пошли дальше в налогообложении интернет-компаний, большая часть которых являются американскими. К примеру, недавно Франция приняла закон о взимании 3% с дохода интернет-компаний, зарабатываемого в стране.  Это вызвало острую реакцию США, которые в случае реализации этого закона пригрозили ввести против французских товаров пошлины до 100% стоимостью 2,4 млрд долларов в качестве ответной меры. Но французскому примеру готовы последовать Великобритания, Канада, Австрия и Индонезия, сообщают «Ведомости». В целом более 20 стран готовятся ввести цифровые налоги на доходы, по данным Financial Times. К примеру, Турция планирует собирать 7,5% выручки интернет-гигантов в стране, а Индонезия даже хочет забрать до 25% их доходности на своей территории. При этом во многих развивающихся странах сейчас внедрен налог на прибыль зарубежных электронных торговых площадок. Некоторые из государств аргументируют такие сборы необходимостью иметь равные условия для конкуренции отечественных и иностранных игроков. Очевидно, что западные страны будут пытаться прийти к консенсусу по этому вопросу в рамках ОЭСР, который, скорей всего, состоится не скоро.

«Страны видят, как цифровые компании уменьшают их налоговую базу и перемещают прибыли, так что теперь они решают взять процент от выручки. Это радикальный шаг, который является прямым результатом неспособности нынешней международной налоговой системы обходиться с многонациональным налогообложением. Государства подают признаки, что они будут собирать индивидуальные платы с интернет-гигантов. Дональд Трамп пытается остановить волну через повышение тарифов на французские товары, так как Франция одна из первых стран, которая идет по этому пути. Однако получается, что многие другие страны следуют французскому примеру. Государства могут это делать и это не слишком сильно угрожает соглашениям о двойном налогообложении на этом этапе. Это сводится к тому, что Америка остается против всего остального мира», – написал учредитель журналисткой группы Finance Uncovered Ник Мэтисон в е-мэйл inbusiness.kz.

За годы независимости Казахстан подписал множество соглашений об избежании двойного налогообложения с различными странами, где, в том числе, зарегистрированы иностранные интернет-компании, предоставляющие свои услуги казахстанцам. Однако, пока планов облагать их выручку или доходы у казахстанских налоговиков, как в некоторых других странах, судя по всему, нет. Тем более, что методика определения цифрового присутствия зарубежных интернет-компаний в Казахстане еще не разработана. Таким образом, установить их размер прибыли и механизмы налогового администрирования, при этом избегая двойного налогообложения, будет непросто. Хотя видимо, это могло бы принести еще большую выгоду казне, нежели простое применение НДС на услуги зарубежных интернет-компаний. Ведь правила международного налогообложения еще до конца не определены, и страны продолжают бороться за кусок налогового пирога от транснациональных интернет-компаний.

Данияр Сериков

В Казахстане могут ввести квазиналог на гаджеты

20 Октябрь 2020 08:00 5901

Организация, которая не выплатила с 2017 года ни одному автору вознаграждение, потребовала от казахстанских импортеров 0,7% от стоимости устройств, которые могут воспроизводить аудио- или видеоконтент. Разбираемся здесь, должны ли казахстанцы переплачивать за гаджеты в пользу сомнительных «сборщиков квазиналогов».

Недавно прошла онлайн-встреча между министерством юстиции РК, НПП «Атамекен», организациями по коллективному управлению авторскими правами и смежными правами, правообладателями, представителями компаний – импортеров и производителей электробытовой и компьютерной техники, а также с представителем агентства РК по противодействию коррупции. Поводом для встречи стало обращение бизнес-омбудсмена Рустама Журсунова к премьер-министру Аскару Мамину о приостановлении действия Постановления правительства РК от 26 июня 2019 г. № 445 «О внесении изменений и дополнений в некоторые решения правительства Республики Казахстан».

Речь идет о потенциальном авторском сборе в 0,7% от стоимости устройств, таких как мобильные телефоны, телевизоры, компьютеры и т. д., воспроизводящих аудио- и аудиовизуальные произведения. Авторский сбор за воспроизведение в личных целях произведений на физические носители подлежал выплате в соответствии с законом об авторском праве с 1996 года. Закон об авторском праве возложил выплату сбора на производителей и импортеров техники. Однако до сегодняшнего дня авторский сбор не собирали, поскольку не было необходимых нормативных актов. Сейчас, когда перестали копировать на болванки, авторский сбор пытаются взимать с рынка объемом порядка 500 млрд тенге. Точных цифр никто не знает, так как при принятии постановления правительства РК не провели анализа регуляторного воздействия на рынок, а также последствий введения такого сбора на рядового казахстанца, который фактически будет выплачивать сумму авторского вознаграждения с каждого приобретаемого им устройства, и она будет доходить до 2% от нынешней стоимости устройства, возможно, и больше.

Более того, офис бизнес-омбудсмена выразил озабоченность бизнес-сообщества тем, что сбор такого авторского вознаграждения будет осуществлять ОЮЛ «Союз «Евразийский союз правообладателей» (ЕСП), чья аккредитация и методы работы вызывают вопросы антикоррупционного агентства, о чем сообщила представитель данного агентства в ходе онлайн-встречи.

Сколько денег получит Евразийский союз правообладателей, и почему самим правообладателям достанется меньше трети

По закону учредителями организации по коллективному управлению правами (ОКУП) должны быть непосредственно правообладатели, однако учредителями ЕСП являются два ТОО. Согласно открытым источникам egov, это ТОО All music и ТОО DLS BUILDING MANAGEMENT, обе компании не имеют отношения к сфере коллективного управления правами, последняя и вовсе работает в сфере аренды и эксплуатации недвижимости. Это не единственное нарушение, так, ЕСП проигнорировал требования к аккредитации ОКУП о наличии не менее двух лет опыта и выплате вознаграждения правообладателям не менее восьми раз до подачи заявления на аккредитацию. Согласно собственным отчетам этой организации, с даты регистрации в 2017 году структура выплатила 0 тенге правообладателям. Впрочем, это не помешало ЕСП потребовать от импортеров 0,7% от таможенной стоимости товаров, а также раскрытия коммерческой тайны импортеров, присваивая себе функции государственного органа.

«Впервые уполномоченный по правам предпринимателей Казахстана обратился в правительство РК с просьбой приостановить его постановление и внести изменения в законодательство по причине нарушения прав бизнес-сообщества – производителей и импортеров электробытовой и компьютерной техники. При введении новых регуляторных инструментов в отношении субъектов предпринимательства законодательство РК обязует инициатора провести анализ регуляторного воздействия, но в случае с рынком производства и импорта техники этого не было сделано.

В данный момент участникам рынка навязывается заключение договоров с ЕСП, компании принуждают к раскрытию коммерческой тайны, охраняемой законом, администрированию выплат и исполнению штрафных санкций. То есть частная организация ЕСП возлагает на себя фактически функции государственного органа. Все это нарушает права предпринимателей.

В настоящий момент подзаконные акты направлены на защиту авторского контента от копирования на физические носители. Такое копирование при развитии обширного доступа в Интернет у пользователей устройств практически не используется, население прослушивает аудио и просматривает потоковое видео в личных целях онлайн. В связи с этим участники рынка бытовой и компьютерной техники считают, что действующее законодательство не соответствует современным реалиям, поэтому возникла необходимость его пересмотра», – сказал председатель КАТЭКС Сергей Архипкин.

В соответствии с законом ЕСП имеет право оставить себе на административные расходы 30% от всех сумм авторских вознаграждений. Другие ОКУП, которые получат деньги от ЕСП для распределения, также вправе оставить себе еще по 30%. Получается, что казахстанским авторам и правообладателям в лучшем случае едва ли останется меньше трети, поскольку часть авторского вознаграждения также должна быть отправлена зарубежным авторам, соответственно, доли вознаграждения отечественных авторов и правообладателей и вовсе могут быть размыты до минимума.

При этом не опубликована методика выплаты вознаграждения правообладателям. Это косвенно говорит о том, что методики либо нет, либо она не прошла апробацию.

Есть вероятность, что даже те небольшие деньги, которые останутся казахстанским правообладателям, могут быть распределены между конкретными авторами в ущерб общему развитию культуры. Нам всем хорошо известны методы «объявления в розыск» зарубежных правообладателей на сайтах самих ОКУП, и после бесплодных поисков, разумеется, эти суммы снова попадают в карман недобросовестной ОКУП. А та, в свою очередь, имея на руках возможность каких угодно махинаций, заново распределяет такие суммы в пользу авторов – своих же учредителей. Такие нелегальные доходы не нуждаются в отмывании, ведь никто и не спрашивает отчета о распределении и не наказывает за незаконное обогащение.

«Необходимо изменить систему управления правами правообладателей и правила аккредитации организаций в законе об авторском праве. Например, ввести механизмы контроля за использованием денег организациями по коллективному управлению правами для собственных нужд. А при аккредитации организаций по коллективному управлению правами требовать предоставления методики по распределению вознаграждения авторам», – поделилась Наталия Шаповалова, эксперт по вопросам охраны и защиты интеллектуальной собственности, кандидат юридических наук, партнер компании «Тукулов и Кассильгов Литигейшн».

Какие товары предлагается обложить квазиналогом

Благородный принцип выплаты вознаграждения авторам при каждом воспроизведении их произведений в личных целях был подменен одноразовой «индульгенцией», оплату которой возложили на импортеров и производителей устройств, но всем понятно, что в итоге заплатит обычный потребитель.

В перечне товаров, которые предлагается облагать авторским сбором, значатся мобильные телефоны, телевизоры, ноутбуки, персональные компьютеры и носители информации. Кроме того, в список попали бытовые видеокамеры, кинокамеры, кинопроекторы, не содержащие звукозаписывающие или воспроизводящие функции, или такие редкие аппараты, как устройства для просмотров микрофильмов, которые не имеют функций копирования. Так, перечень имеет широкие формулировки, неизвестно, когда в него попадут автомобили со звуковой аппаратурой, электронные фортепиано, детские игрушки с функцией записи и так до бесконечности.

И все бы ничего, но вот только современные реалии указывают, что казахстанцы все чаще пользуются приложениями и стриминговыми сервисами и платят за доступ к легальному контенту, и этот контент, заплатив один раз, можно смотреть на нескольких устройствах. Спрашивается, если сбор взимается за воспроизведения в личных целях, то почему не спросили у самих «личностей», копируют ли они аудио- и видеоконтент на физические носители и готовы ли они платить авторский сбор за контент, который не копируют.

Где здесь логика, вопрос открытый.

«Право на воспроизведение включает в т. ч. копирование в сети Интернет. Значит, закон об авторском праве должен решать вопрос о взимании вознаграждения за копирование в личных целях, в т. ч. в сети Интернет, список плательщиков вознаграждения должен быть дополнен и определена схема взимания и распределения вознаграждения за копирование объектов авторского права и смежных прав в личных целях в сети Интернет. И в этом направлении в европейских странах, например во Франции и Германии, такие обсуждения уже давно ведутся и обсуждаются определенные методики сбора вознаграждения», рассказала эксперт по защите интеллектуальной собственности Наталия Шаповалова.

Что делать с «квазиналогом»?

Эксперты считают, что закон об авторском праве 90-х годов прошлого века в большей части безнадежно устарел, так как изначально был направлен на «болванки» и копирующие на такие «болванки» устройства. Сегодня, когда практически 100% аудио- и видеоконтента размещается в сети Интернет, а затем уже копируется, если вообще копируется, на устройства, на повестке остро стоит вопрос о защите авторских прав и контента от е-пиратства. И государство обязано защищать правообладателей, ведь их убытки исчисляются миллионами, а как мы с вами уже знаем, те небольшие деньги за копирование объектов на физические носители, которые попадут казахстанским авторам, вряд ли можно назвать достойной компенсацией.

Необходимо решительно пересмотреть сам принцип «разовой индульгенции» и ее бесконтрольного распределения несколькими организациями с учетом прав авторов и правообладателей, потребителей и предпринимателей цифрового Казахстана, который, в отличие от авторского законодательства ХХ века, уже на пороге смелого шага в третье десятилетие XXI века.

Будет ли сформирована рабочая группа и как быстро изменится законодательство – вопросы открытые. Пока же архаичность казахстанского законодательства по защите интеллектуальной собственности открывает множество лазеек для различных недобросовестных организаций требовать самые разные суммы денег не только с импортеров и производителей техники, но и со всех граждан нашей страны. Эксперты говорят, что вследствие введения квазиналога для импортеров в Казахстане стремительно подорожают вся бытовая техника и гаджеты. Платить, увы, придется, потребителям, на плечи которых лягут авторские сборы и содержание ЕСП.

Саян Абаев


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Актюбинское ТОО «Жигер Актобе» считает неправомерным доначисление более 160 млн тенге налогов

16 Октябрь 2020 16:20 1738

В областном департаменте госдоходов и министерстве финансов не видят никаких нарушений в действиях фискалов.

ТОО «Жигер Актобе» работает на рынке с 2007 года. Занимается поставкой и монтажом лифтового оборудования, которое закупается в Беларуси и Китае.

Беда пришла, откуда не ждали

«В мае 2018 года областной ДГД сообщил нам о проведении налоговой проверки в рамках требования прокуратуры. Основанием ее проведения стало то, что мы работали с компанией «Енбек Актобе». А у них возникли проблемы с законом, поэтому стали проверять всех контрагентов компании. Нам не дали на подготовку к ней ни дня. Проверка началась в мае 2018 года и продолжалась до декабря 2019-го. Ее все время откладывали, затем продлевали, требовали дополнительные документы, которые мы предоставляли без проблем и вопросов.

Это была уже не первая проверка за время существования нашего предприятия. Мы привыкли к тому, что налоговые доначисления так или иначе будут. Были готовы их выплачивать – от ошибок никто не застрахован. Причем налоговая служба шла нам навстречу, позволяя оплачивать доначисления в рассрочку. Поэтому, как обычно, планировали разойтись миром. В 2019 году создается ТОО «Qaz-Bel Лифт» с намерением построить завод по производству лифтов в индустриальной зоне «Актобе», – рассказывает главный бухгалтер ТОО «Жигер Актобе» Виктория Филиппова-Федина.

По словам бухгалтера, за время проведения проверки, а это целых 20 месяцев, ДГД не озвучивал предприятию даже примерного результата проверки. Когда в 2019 году ТОО «Qaz-Bel Лифт» обратилось к ТОО «Жигер Актобе» с просьбой поддержать строительство завода, предприятие согласилось стать основным инвестором. Никто не ожидал большой суммы доначисления.

«Когда мы уже были готовы инвестировать деньги в строительство, пришел акт налоговой проверки, согласно которому ДГД исключил расходы из вычетов и НДС по взаиморасчетам с контрагентами, являющимися абсолютно нормальными организациями

При заключении договоров с поставщиками мы проверяли их по базе налогоплательщиков. Налоги платят, состоят на учете по НДС. Неблагонадежными признаны не были. Но эти предприятия меньше ТОО «Жигер Актобе». У них нет лицензии, они не участвуют в госзакупках. Это просто поставщики. Но в ДГД сочли или выяснили, что наши контрагенты, пытаясь уйти от налогов, работают с неблагонадежными поставщиками. Убрав их из наших расходов, доначисляют нам огромную сумму налогов, включая пени – 162 млн тенге. А у тех предприятий, которые уходили от налогов, убирают доход. Поставщики остаются белыми и пушистыми без доначисления налогов. Ведь у них из дохода убрали то, что они продали нам. Получается, что этот товар мы нигде не могли приобрести – его нет, а значит, не могли расходовать», – продолжает Виктория Филиппова-Федина.

У предприятия есть все договоры, бухгалтерские документы. В ТОО согласились с тем, что из расходов убрали одну компанию, так как она действительно зарекомендовала себя плохо. Две другие компании сами не согласны с тем, что у них убрали доход. Но они тоже ничего не могут сделать.

Покупатель за продавца не в ответе

ТОО «Жигер Актобе» направило жалобы и дополнения к ним в министерство финансов Республики Казахстан. В связи с карантином все рассматривалось в режиме онлайн. В конечном итоге минфин полностью согласился с актом проверки ДГД Актюбинской области.

«Мы не согласны с решением министерства финансов и обратились в областной экономический суд. Думаем, что Фемида нам пойдет навстречу. Требования должны возлагаться не только на ТОО «Жигер Актобе», но и на поставщиков – компании-контрагенты. Как бухгалтер, хочу сказать, что нонсенс не в том, что убрали расходы, такое часто бывает, а убрали доходы! Мы в шоке! Мало ли откуда поставщик взял товар, мы же его официально купили и оплатили.

Я допускаю мысль: ТОО «Жигер Актобе» более платежеспособная организация с лицензией и основными средствами, которая вряд ли захочет пустить себя под банкротство. А компании «Лифт Строй Инвест» и «Строй Лифт» – организации молодые и мельче», – рассуждает бухгалтер.

У предприятия был период, когда счет оказался закрыт. Вся сумма доначисления с минусом зафиксировалась на нем. Организация не смогла участвовать в госзакупках и потеряла заказы. Но основная проблема в том, что заморожено строительство завода по производству лифтов ТОО «Qaz-Bel Лифт».

«Если мы все средства вложим в строительство завода, то не сможем заплатить налоги. Спасибо СПК «Актобе», которая пошла нам навстречу. Предоставлен земельный участок в долгосрочную аренду в индустриальной зоне. По плану в октябре этого года завод должен уже начать работу. А фактически график строительства переносился несколько раз и пока только огорожен участок. В СПК попросили нас пока только платить земельный налог. А это небольшая сумма – около 24 тыс. тенге в месяц. Но строительство стоит, хотя проект очень привлекателен для региона», – резюмирует Виктория Филиппова-Федина.

Аргументы другой стороны

В решении минфина по результатам рассмотрения жалобы на уведомление о результатах проверки сделан акцент на то, что ТОО «Лифт Строй Инвест» и ТОО «Строй Лифт» являются аффилированными компаниями в отношении товарищества. По взаиморасчетам с ТОО «Лифт Строй Инвест» исключены из вычетов расходы по приобретению запасных частей к лифтовому оборудованию и товарно-материальных запасов за 2016-2017 годы и НДС из зачета за III и IV кварталы 2016 года, II квартал 2017 года.

ДГД подал иски в областной СМЭС о признании недействительными договоров поставки, оказанных услуг, сделок, заключенных между поставщиками товарищества второго и третьего уровней, где налоговики усмотрели нарушения.

То есть не между ТОО «Жигер Актобе» и контрагентом, а между поставщиками. То же касается и относительно взаиморасчетов с другими контрагентами.

Минфин результаты проверки ДГД области оставил без изменения, а жалобу – без удовлетворения.

Предприятие обжаловало уведомление о результатах проверки в областном экономическом суде. К сожалению компании, результат отрицательный. Теперь ТОО «Жигер Актобе» будет обжаловать решение суда.

Семён Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!