/img/tv1.svg
RU KZ
Что грозит фермеру, если скот заболеет бруцеллезом?

Что грозит фермеру, если скот заболеет бруцеллезом?

В Северном Казахстане растет количество скота, заболевшего бруцеллезом.

17:34 22 Июль 2016 15863

Что грозит фермеру, если скот заболеет бруцеллезом?

Автор:

Диана Слинькова

Если в 2015 году положительная реакция на эту болезнь была зафиксирована менее чем у 200 голов КРС, то с начала 2016 года - уже более чем у 500. Специалисты объясняют это в первую очередь увеличением количества исследованных животных, но в то же время признают: «Проблема с бруцеллезом есть, и ее надо решать».

Этих проблем трудно избежать в условиях, когда прививки от заразы необязательны: если ежегодная вакцинация животных, например, против сибирской язвы, бешенства, эмкара – обязательная процедура в Казахстане, то по отношению к бруцеллезу таких строгих правил сейчас нет.

«Обязательны только исследования на бруцеллез, - говорит руководитель управления ветеринарии Северо-Казахстанской области Ербатыр Мадьяров. – Ранее, в постсоветское время мы прививали животных на штамм 82, теперь по согласованию с Международным эпизоотическим бюро обязательная вакцинация не предусмотрена».

«Действующие инструкции в РК позволяют иммунизировать скот, - поддерживает коллегу руководитель областной территориальной инспекции Комитета ветеринарного контроля и надзора МСХ РК Владимир Карабельников. - Это не предусмотрено действующей бюджетной программой, но это могут делать частники, владельцы скота. Очень важно, чтобы все животные были на учете, ведь в частном секторе очень сложно отслеживать движение скота. По данным последних 10 лет, всего 0,3% скота в нашей области реагирует на бруцеллез, но тем не менее проблема есть, и ее надо решать».

О наличии проблемы не понаслышке знают жители села Семипалатного Кызылжарского района, где в прошлом году  было выявлено 34 головы больного КРС, хозяевам которого было предписано отправить скот на санитарный убой до 27 мая 2015 года. Санитарный убой – это не уничтожение животных, а забой с последующим обеззараживанием мяса, которое потом идет на колбасу и консервы. Платят за него на перерабатывающих предприятиях только половину рыночной стоимости, вторую же половину доплачивает государство.

Но и на таких условиях многие сельчане, для которых личное подворье – единственный источник существования, взбунтовались, наотрез отказавшись пускать скот под нож: они сомневались в правильности диагноза, поставленного местными ветеринарами. Ведь только осенью те проводили проверку, отметив в санитарных книжках, что коровы здоровы. И вдруг бруцеллез после зимы, которую животные провели в домашних стойлах. Хозяева буренок выдвинули условие – пусть ветеринары возьмут еще раз пробы крови и проведут повторный анализ. Если он подтвердит бруцеллез, то они прекратят оборону. Сельчане даже готовы были заплатить за это из собственного кармана, однако им категорически отказали.

«Никакими инструкциями, правилами, законами повторное исследование не предусмотрено, - пояснял тогда Ербатыр Мадьяров. – Исследования проведены как в областном филиале республиканской ветеринарной лаборатории, так и в Национальном референтном центре ветеринарии в Астане. Болезнь установлена и подтверждена, результаты диагностики сомнений не вызывают. Повторному исследованию животные не подлежат, даже за счет владельцев. Бруцеллез – инфекционное заболевание, которое через скот передается человеку. Наша обязанность – это предотвратить».

Вопрос о возможном лечении скота, который задали сельчане, с ними тоже обсуждать не стали: на убой – и весь ответ! В Семипалатное в то время прибыла целая делегация из представителей разных ведомств: прокуратуры, районного акимата, областной территориальной инспекции комитета ветеринарного контроля и надзора министерства сельского хозяйства РК. В итоге весь скот был сдан, кроме трех коров и бычка: их хозяин Николай Чернышев наотрез отказался отдавать, утверждая, что скот здоров.

Чтобы принудить сопротивленца к выполнению предписания, Кызылжарский районный отдел ветеринарии летом 2015 года обратился в суд. Однако ответчик настаивал, что его скот абсолютно здоров, не убедило Чернышева даже повторное исследование, проведенное в рамках этих разбирательств. Сельчанин заявил, что поверит только независимой экспертной организации, но таковых, как выяснилось, просто в природе не существует: анализ на инфекции КРС – монополия государства. Районный суд, а затем и апелляционная коллегия приняли решение не в пользу Чернышева. Ему вручили уведомление – сдать бруцеллезный скот в перерабатывающую организацию ТОО «Казмяспродукт» до 13 ноября 2015 года.

Однако по-прежнему уверенный, что его буренки и бычок совершенно здоровы, крестьянин не стал этого делать. За это он в декабре сутки провел под административным арестом. Его даже хотели привлечь к уголовной ответственности, но полиция в возбуждении такого дела отказала. А нынешней весной суд удовлетворил представление государственного судебного исполнителя о взыскании с должника пени. Каждый день просрочки исполнения решения о сдаче КРС (а всего было насчитано 146 дней) оценен в пять МРП. В итоге с Чернышева решено взыскать в доход государства более полутора миллионов тенге.

«В силу пункта 2 статьи 21 ГПК РК, вступившие в законную силу судебные решения, определения, постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения судов и судей обязательны для всех без исключения государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений, других юридических лиц, должностных лиц и граждан, и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Казахстан, - указывается в определении суда Кызылжарского района СКО. – Согласно пункту 2 статьи 104 Закона РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», в случае неисполнения должником требований судебного исполнителя в установленный срок, судебный исполнитель обращается с представлением в суд о взыскании с должника пени в доход государства в размере пяти МРП с физических лиц и 10 МРП – с юридических лиц за каждый день просрочки. Суд, выслушав судебного исполнителя, изучив материалы исполнительного производства, приходит к выводу, что взыскание пени исчислено правильно. С указанной даты неисполнения решения суда, то есть с 13 ноября 2015 года по 6 апреля 2016 года прошло 146 дней. Таким образом, за 146 дней просрочки с должника Н.Д.Чернышева подлежит взысканию пеня в сумме 1 548 330 тенге».

Такой суммы сельчанину просто не собрать, даже если он продаст дом и весь имеющийся скот, и чем закончится эта история – пока неизвестно. Зато понятно другое: из обращений сельчан к журналистам можно сделать вывод, что им порой просто не хватает информации о своих правах и обязанностях в таких ситуациях. Люди сомневаются в диагнозе и не понимают, почему им не разрешают провести повторного анализа. С одной стороны, им очень хочется сберечь своих буренок, которые с виду вполне здоровы, с другой стороны, боятся ошибиться. Между тем ветеринарные ведомства в области – одни из самых закрытых даже для прессы.

Кстати, как выяснилось, повторная экспертиза в таких случаях все-таки возможна, но проводится она только по решению суда.

«Любой гражданин, сомневающийся в объективности ветеринарного заключения, может в судебном порядке поставить вопрос о необходимости проведения повторной экспертизы. Сделана она будет только в специально оборудованной, имеющей соответствующую лицензию государственной ветеринарной лаборатории. Проведение подобных исследований – монополия государства», -  сообщила представитель прокуратуры СКО Гульмира Бопанова, осуществляющая надзор за соблюдением ветеринарного законодательства.

Бесспорно, ответственность хозяев скота играет определяющую роль, и в прокуратуре подчеркнули важность своевременной постановки сельскохозяйственных животных на учет.

«Существует порядок идентификации животных, которые заносятся в специальную базу данных. С этой базой работает каждый ветеринарный врач, ветеринарный инспектор на своей территории. Он владеет информацией по поводу того, какое количество животных у кого есть, и на основе этого вырабатывает на определенный календарный период план проведения обследований. Однако анализ показал, что многие физические лица несерьезно относятся к этому вопросу. Закупленный скот, как и молодняк, который появляется на подворьях, хозяева несвоевременно ставят на учет. Поэтому и никакие противоэпидемиологические мероприятия с ними ветеринары и не проводят. Они ведь даже не подозревают, что у них на участке появились какие-то новые животные», - рассказала Гульмира Бопанова.

По данным прокуратуры, прошлогодняя вспышка бруцеллеза в Семипалатном как раз и была следствием такой беспечности: один из жителей этого села привез бычков, которых не поставил на идентификационный учет. К тому же не выдержал срока карантина в 21 день, пустив животных в общее стадо. В результате и произошло массовое заражение скота.

Сегодня Николай Чернышев в полной растерянности от  суммы предъявленного ему штрафа, а ветеринарные службы стоят на позиции «сам виноват», называя его одним из виновников распространения бруцеллеза в селе.

«Все службы выезжали в Семипалатное, проводили разъяснительную работу, убеждая людей, что  в течение 15 дней нужно сдать больное животное, - поясняет Ербатыр Мадьяров. - При этом Чернышев мог бы получить рыночную стоимость сданного мяса: 50% от перерабатывающего предприятия и 50% от государства и купить другой скот, здоровый. Все, кто не нарушил эти сроки, деньги получают».

Диана Слинькова, Петропавловск