/img/tv1.svg
RU KZ
Что нужно бизнесу для восстановления

Что нужно бизнесу для восстановления

С какими трудностями сталкиваются предприниматели в ЧП, и на что надеятся после его отмены.

20:15 28 Апрель 2020 3811

Что нужно бизнесу для восстановления

Автор:

Карина Алимова

Базовыми потребностями у казахстанского бизнеса для восстановления остаются: доступное финансирование, сбыт продукции и налоговые послабления. В текущих условиях предприниматели также ждут оперативных мер по решению возникающих проблем из-за карантина и чрезвычайного положения в стране. Об этом говорит статитиска обращений частного сектора в Национальную палату предпринимателей «Атамекен».

Жесткие ограничительные меры, принятые в Казахстане в связи с распространением коронавируса, по прогнозам министерства национальной экономики РК, приведут к снижению всех макроэкономических показателей. ВВП страны упадет до отрицательных значений, составив в 2020 году -0,9%, инфляция достигнет корридора 9-11%, безработица увеличится до 5,8%. Больше всего потеряют: горнодобывающая промышленность – 6,6%, обработка – 5,8%, торговля и сельское хозяйство – 4,8%, транспорт и складирование – 4,2%, строительство – 2,7%.

Недостача налоговых поступлений в бюджет оценивается в 1,7 трлн тенге. Ожидается, что недоимка по налогу на международную торговлю составит 772,6 млрд тенге, по КПН – 180 млрд тенге, по НДС – 551,4 млрд тенге, по НДПИ – 156,4 млрд тенге.

С момента введения чрезвычайного положения большая часть бизнеса в стране оказалась парализованной. По данным оперативного штаба НПП, в который с момента создания обратились более 36 тысяч представителей частного сектора, 45% предприятий не смогли функционировать и полностью закрылись, 29% перешли на сокращенный рабочий день и лишь 26% продолжили работу в обычном режиме.

У пятой части опрошенных предпринимателей с началом ЧП встал вопрос о сокращении штата. Более половины – 54% – рассматривали бессрочный отпуск или частичную занятость сотрудников. 60% бизнеса столкнулись с обязательствами по уплате аренды в условиях приостановки работы. У 22% появились проблемы с выплатой заработных плат.

После принятых в стране мер поддержки предпринимателей, а в частности предоставления отсрочек по кредитам, налогам и платежам в фонд оплаты труда, а также увеличения объемов льготного кредитования, повестка сложностей бизнеса стала выглядеть следующим образом: 56%, обратившихся в Нацпалату с 21 по 22 апреля, испытывали проблемы с передвижением на период карантина, 12% – с ограничениями работы со стороны госорганов, 11% – с проблемами с заявкой на пропуск.

К слову о финансировании: на льготное кредитование бизнеса было направлено 1,7 млрд тенге. Так, по линии поддержки деловой активности и занятости через приобретение инфраструктурных облигаций АО «НУХ «Байтерек» и по программе льготного кредитования МСБ предусматривается по 600 млрд тенге. Что касается финансирования госпрограмм, то в рамках дорожной карты занятости предусматривается 300 млрд тенге, «Экономики простых вещей» – 400 млрд тенге. На проведение весенних полевых работ выделяется 170 млрд тенге.

По данным уполномоченного по защите прав предпринимателей РК Рустама Журсунова, актуальным сегодня для бизнеса также является вопрос оперативной отработки по предоставлению отсрочек по кредитам. Бизнес-омбудсмен направил в агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка предложения по повышению эффективности принятых мер. В настоящий момент, отмечает он, необходимо: утвердить четкий механизм по взиманию отсроченных платежей, ввести рефинансирование в программу льготного кредитования предпринимателей, включить рефинансирование кредитов и возможность финансирования пополнения оборотного капитала до 100% в рамках «Экономики простых вещей» и государственных программ поддержки. Также необходимы меры, направленные на поддержание финансового состояния клиентов при рисках неплатежеспособности.

Директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что программы по поддержке предпринимательства, а в частности дорожная карта бизнеса и «Экономика простых вещей», должны охватывать системообразующие предприятия. Правительство рассматривает список организаций частного сектора, которым будет оказана поддержка. Он подчеркнул, что заявление главы государства Касым-Жомарта Токаева, сделанное 27 апреля, внесло понимание, что ориентироваться нужно на предприятия с большим количеством работников.

«Давайте возьмем для примера строительную отрасль. У нас порядка 200 действующих строительных объектов в двух столицах, в которых, по оценкам нашего центра, вместе с субподрядчиками занято около 200 тысяч человек. Это молодые люди, в основном из регионов, средний возраст которых от 18 до 40 лет. И если сейчас эти стройки встанут, то сотни тысяч этих людей одномоментно останутся без работы. Этого ни в коем случае нельзя допустить», – отметил директор центра прикладных исследований «Талап».

Карина Алимова

Поездкам на такси без чека выписали красный свет

Легально ли казахстанское такси возит пассажиров. 

13 Август 2020 15:21 2895

Поездкам на такси без чека выписали красный свет

У казахстанских пассажиров такси не выработалась культура требовать чеки за оплаченную поездку. Объяснить это можно тем, что законодательно обязательство по выдаче фискального документа перед частными извозчиками в стране закреплено сравнительно недавно. Требование заработало с 1 апреля 2019 года, а с начала этого года предприниматели должны использовать контрольно-кассовые машины (ККМ). В связи с этим в управлении государственных доходов рекомендуют пользователям услуг такси реализовывать свое право и просить фискальный документ у водителя. Он может стать доказательной базой при ДТП или других спорных случаях. Также чек часто нужен командировочным сотрудникам, который будет свидетельствовать о тратах для получения компенсации. Выдача чеков означает и фискализацию оборотов таксиста и компании, в которой он работает, то есть их выход из серой зоны в правовое поле.

«С 1 января 2020 года предприниматели должны использовать контрольно-кассовые машины (ККМ), которые включены в наш реестр. В нашем реестре ККМ имеются офлайн и онлайн модели, порядка 96 моделей онлайн-ККМ. Чеки, выданные в электронном виде, имеют фискальную силу, они легальные. Офлайн-кассы налогоплательщики могут использовать в основном в местах, где нет Сети», – комментирует руководитель управления государственных услуг комитета государственных доходов министерства финансов РК Зангар Шындали.

Иными словами, сегодня для легальной работы таксопарки должны регистрироваться в качестве налогоплательщиков в органах государственных доходов, а за оказанную услугу они должны предоставлять чеки пассажирам вне зависимости от формы оплаты, которую выбрал клиент.

Но пока сфера такси не стремится выходить из тени. ККМ пользуются извозчики далеко не всех таксопарков и мобильных приложений такси. Так, например, получить фискальный чек не представляется возможным, пользуясь услугами крупного сервиса InDriver и диспетчерской службы такси «Регион», которая работает в Нур-Султане, Алматы, Павлодаре, Шымкенте и Караганде. Сервис Bolt, который доступен пока только в Нур-Султане, чеков также не выдает. После поездки отправляется на почту только отчет без указания обязательных регистрационных деталей. Из международных агрегаторов пассажирских перевозок электронный чек выдают в «Яндекс.Такси», найти его можно в самом приложении.

«И сейчас на рынке у нас есть мобильные сервисы по заказу такси, которые предоставляют через свое приложение чеки. С теми сервисами, которые еще не внедрили такую функцию, мы сейчас ведем работу», – пояснил Зангар Шындали.

Если таксист не выдал чек, то потребителю можно оставить жалобу в мобильном приложении «Народный контроль», отметил руководитель управления госуслуг КГД. Для этого необходимо установить приложение, зафиксировать нарушение, указать адрес и номер машины. При первом случае нарушителям предъявляется предупреждение, при повторном – выписывается штраф.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Герои – это те, кто спасает жизни. А я просто кормлю»

В трудное время проявляются самые главные человеческие качества, появляются настоящие герои. Это медики, волонтеры, социально ответственные предприниматели, которые помогают ближним во время пандемии, делают мир лучше и добрее!

11 Август 2020 09:00 1463

«Герои – это те, кто спасает жизни. А я просто кормлю»

Kaspi.kz запустил в социальных сетях «Эстафету благодарности». Каждый из нас на официальных страницах Kaspi.kz может рассказать о таких героях и дать нам всем возможность сказать им «Спасибо»!

Мы хотим рассказать о Любови Титоренко-Жандосовой.  Она мама четверых детей и хозяйка кафе Volpi Rosse в Алматы. Когда во время ЧП кафе пришлось закрыть, стала готовить бесплатные горячие обеды для врачей скорой помощи.

Как к вам пришла идея готовить обеды для врачей «Скорой помощи»?

После объявления карантина в марте кафе пришлось закрыть. Никто этого не ожидал, поэтому у нас осталось много продуктов, которые мы закупили ранее. Мы делали доставку, но число заказов сильно сократилось. Такая же ситуация была во многих кафе и ресторанах города.

У рестораторов есть группа в мессенджере, где мы обсуждаем общие вопросы. Однажды в этой группе кто-то предложил поддержать врачей «Скорой помощи». Тогда медицинские организации только перестраивались на экстремальные условия работы и питание медиков еще не было организовано.

Сначала каждый день мы готовили в нашем кафе 15 горячих обедов для докторов, потом по 100 и больше. Каждый обед – это суп и второе. Всех сотрудников мне пришлось отправить в отпуск с выплатой минимальной зарплаты. Поэтому обеды для врачей мы готовили вдвоем с нашим администратором. Сами чистили, резали, варили, паковали. Но это совсем не трудно по сравнению с той работой, которую каждый день делают наши медики.

Обычно в кафе есть запасы продуктов на несколько дней. А обеды вы готовили два месяца. Где вы брали продукты?

Мы сами покупали. На тот момент завоз продуктов в город сократился, все подорожало, стало труднее закупаться по приемлемым ценам. Были сложности с разрешением на передвижение по городу. Но все это было преодолимо.

Врачи сами заезжали к нам за обедами. Приезжала машина, которая была ближе всего к нам, и забирала обед на всю смену. Соседи спрашивали – что случилось, почему у вашего крыльца каждый день «Скорая»?

Я познакомилась со многими врачами, узнала, как они живут. Оказалось, что часть из них приехали из других регионов, из области, чтобы помогать алматинским медикам. Некоторые жили в хостелах, вдали от своих семей, мне хотелось их поддержать.

Многие рестораторы каждый по-своему заботились о врачах и других людях на передовой. Одни выпекали хлеб, другие готовили завтраки, привозили кофе. Было очень приятно чувствовать вот эту сплоченность людей.

Волонтеры и друг другу помогали. Например, компания Yans – поставщик одноразовой посуды, бесплатно привезла нам 200 боксов для упаковки обедов. Расиме Темербаевой, которая бесплатно кормит пожилых людей, кто-то передал со своего поля несколько мешков моркови, и она поделилась с нами.

Каждый день вы готовили своими руками сто обедов. Вы профессиональный повар?

По первому образованию я журналист. Долгое время работала на телевидении, вела программу «Социум» о жизни города. К нам часто обращались за помощью люди, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Поэтому у руководства канала возникла идея сделать передачу, полностью посвященную благотворительности – «Огонек надежды».

В редакции все знали, что я участвую в разных волонтерских проектах и предложили мне вести эту программу вместе с Гульмирой Шамбаевой. В то время социальные сети не были так развиты, как сейчас. Наша передача помогала связать тех, кто может помочь, и тех, кто нуждается в помощи.

Потом я ушла в декрет. Поняла, что если останусь на TV, то буду вечно занята на эфирах и не смогу уделять много времени семье. Поэтому задумалась о собственном бизнесе, где я смогу сама планировать время и буду более мобильной. Получила второе образование – финансовое. А когда через какое-то время открыла кафе, поняла, что нужно еще многому учиться и поступила в Питере на технолога пищевого производства и кондитера.  

Чтобы управлять бизнесом, надо понимать его изнутри. Я не тот шеф, который просто раздает указания и подписывает бумаги. Когда в кафе много гостей, я могу и посуду вымыть и прибрать, и приготовить. Во время ланча часто выхожу в зал и обслуживаю гостей, получаю обратную связь.

Я могу делать любую работу в кафе. К тому же, благодаря профессиональному оборудованию на приготовление 100 обедов у меня уходило всего 3 часа.

Как сейчас работает ваше кафе?

Сейчас всем непросто. В июне у нас была бронь на 38 выпускных вечеров. Из-за ухудшения эпидемиологической ситуации пришлось всё отменить, вернуть людям предоплату.

К сожалению, не получилось провести и праздник 1 июня для деток с ДЦП. Впервые такой праздник мы устроили в прошлом году. Недалеко от нас находится Центр реабилитации детей с проблемами развития. Они увидели, что у нас семейное кафе для отдыха с детьми. Спросили, можем ли мы сделать благотворительный праздник для особенных детей и их родителей. Конечно, я согласилась.  

Раньше Volpi Rosse располагалось в доме старой постройки, где было невозможно установить нормальный пандус. Это вообще большая проблема старых районов – узкие тротуары, красная линия впритык ко входу, при всем желании построить удобный пандус невозможно. Мы решили переехать в новостройку и сделали длинный пологий пандус для детских и инвалидных колясок. Поэтому Центр реабилитации обратил на нас внимание.

В этот раз собраться всем вместе на День защиты детей не удалось. Но дети этого очень ждали, мы хотели показать, что не забыли о них. Отвезли всем воздушные шарики и пиццу. Для тех, кто не может жевать, приготовили крем-супчик. Когда ситуация нормализуется, обязательно пригласим этих деток к себе и устроим настоящий праздник.

Почему вы решили открыть именно семейное кафе для гостей с детьми?

Мне всегда хотелось помогать детям. Расскажу, как у меня появилась старшая дочка. Раньше был такой интернет-форум «Центр тяжести». Там была группа ребят, которые курировали детские дома – общались с детьми, устраивали праздники. Я тогда вела передачу «Огонек надежды» и поддерживала эту группу.

Один состоятельный человек написал нам, что хочет сделать подарок для лучших учеников из детских домов – оплатить им поездку в Египет на отдых. Мы помогли это организовать, департамент образования оформил визы. Поехали 22 ребенка, преподаватели и я с оператором телеканала. Когда вернулись домой, я всем детям оставила свой телефон и сказала – звоните, я всегда рада вам.

Мне позвонила Даша и мы стали общаться, прикипели друг к другу. Мне тогда было 22 года, а Даше 15 лет. Мы с мужем решили – хотим, чтобы Даша была с нами, прошли все необходимые процедуры – сначала был патронат, потом опека. А сейчас Даша уже взрослая, у нее самой дочка, так что я молодая бабушка.

Когда у меня родились сыновья, я поняла, что в городе очень мало мест, где можно комфортно отдохнуть с детьми.  Volpi Rosse стало одним из первых семейных кафе в городе. Сейчас Даша помогает мне в бизнесе, занимается HR. Во время карантина она была дома с детьми. Моим сыновьям – 9, 7 и 4 года.

Какие еще благотворительные проекты вы поддерживали?

На «Центре тяжести» у нас была инициативная группа, которая помогала всем, кто оказался в тяжелой ситуации. Не было четкой специализации, но я чаще участвовала в проектах, связанных с детьми.

Например, мы сделали игровую комнату для детской онкологии. Через программу «Огонек надежды» собрали пожертвования, заказали фотообои с героями мультфильмов и наклеили в игровой комнате. Сами клеили всю ночь, но оказалось, что такие обои требуют особого навыка, и у нас всё получилось криво. В итоге компания, у которой мы заказывали обои, за свой счет заново их напечатала и профессионально наклеила в игровой. Потом для этого отделения детской онкологии мы организовали игровую площадку на улице, она до сих пор сохранилась.

Помогали проекту «Домики». Это детский хоспис, который существует на пожертвования. Мы проводили благотворительные мастер-классы и все собранные от этого деньги передавали хоспису.

Сейчас практически все мое время занимает семья и работа, я отошла от волонтерских проектов. Но когда на карантине появилось свободное время, было странно ничего не делать. Мне жизненно необходимо быть полезной. Я верю, что могу, если не сделать мир лучше, то хотя бы повлиять на ситуацию, поднять кому-то настроение.

В какой семье вы выросли? Кто привил вам человеческие ценности?

У меня очень добрые родители. Я из семьи военных, родилась в Мурманске, выросла в гарнизонах. Там была особая среда – все друг друга поддерживали, запросто можно было обратиться к соседям за помощью.

Всегда много читала, в детстве меня называли «книжным червем». Книги оказали большое влияние на мое мировоззрение. И потом, у меня прекрасное окружение, вокруг много ребят, которые занимаются благотворительностью.

Мы стараемся делать то, что в наших силах. Я не вижу в этом ничего героического. Герои – это те, кто спасает жизни людей. А я – просто кормлю. Мне хочется сказать – не бойтесь предлагать кому-то свою помощь. Не забывайте, что мы можем быть полезными друг другу, хотя бы просто улыбнуться, пожелать здоровья, все начинается с малого.


Подпишитесь на наш канал Telegram!