Деньги из телефона обогнали банки

Деньги из телефона обогнали банки

Онлайн микрозаймы «до зарплаты» стали наиболее растущим сегментом кредитного рынка по итогам 2016 года.

16 Февраль 2017 19:57 10030

Деньги из телефона обогнали банки

Автор:

Татьяна Батищева

Ключевые показатели: объем и количество займов, а также совокупный портфель основных игроков, формирующих 70% рынка онлайн-микрозаймов, показали впечатляющий рост в 3,5 раза, говорится в исследовании «Казахстанский рынок онлайн-микрокредитования: итоги 2016 года», представленном ОЮЛ «Казахстанская ассоциация ФинТех» и рейтинговым агентством RAEX («Эксперт РА Казахстан»).  

За этот же период банки нарастили активы лишь на 7,5% и провели в кредитовании населения на 2,7%. Микрофинансовые организации (МФО) также сдали позиции: за первые три квартала 2016 года объем кредитования сократился на 18%, до 98,7 млрд тенге, число выданных займов упало вдвое, до 270 тыс. единиц. В 2017 году индустрия продолжит движение вверх: объем выданных через Интернет займов может вырасти на 50%.

Онлайн-микрозаймы с долей в 0,3% практически не видны в портфеле потребительского кредитования страны. Тем не менее, колоссальный прошлогодний рост и прогнозируемая положительная  динамика  на текущий год, заставляют считаться с финтехами даже признанных скептиков. За три года с момента запуска первого сервиса  совокупный объем кредитного портфеля в секторе достиг 12,5 млрд тенге, было заключено 350  тыс. кредитных контрактов с казахстанцами.  По итогам 2016 года суммарный объем онлайн-микрозаймов, выданных компаниями, занимающими в совокупности 70% рынка, вырос в 3,5 раза, до 8,9 млрд тенге (2,5 млрд тенге в 2015 году), количество выданных займов достигло 239 тысяч (67 тысяч в 2015 году), а совокупный портфель по состоянию на начало 2017 года составил 3,1 млрд тенге против 914 млн тенге на начало 2016 года.

Динамику рынку задают несколько ключевых факторов. Прежде всего эффект «низкой базы», позволяющий компаниям в разы увеличивать ссудные портфели. Системными драйверами выступают широкое проникновение высокоскоростного Интернета, достаточный уровень технологической грамотности и бурное развитие е-commerce. Однако главным фактором остается огромная потребность казахстанцев в деньгах на фоне серьезного ужесточения кредитных условий банками.

Ключевым отличием онлайн-займов «до зарплаты» от традиционного потребительского кредитования в банках второго уровня является целевое назначение – покрытие текущих и непредвиденных расходов клиентов на сумму, не превышающую их месячный заработок, в то время как займы в банках привлекаются преимущественно для финансирования дорогостоящих покупок, стоимость которых часто превышает месячный доход заемщика.

Доходы домохозяйств падают, в конце месяца люди начинают искать деньги для ликвидации кассового разрыва. Так, все участники исследования отмечают значительный рост заявок на онлайн-кредиты около 25 числа каждого месяца. Вероятно, именно в это время у клиентов заканчиваются деньги с прошлой зарплаты, а следующей ждать еще как минимум неделю. Собственное исследование компании «Займер» показывает, что львиная доля клиентов привлекает средства для оплаты банковских займов, чтобы не попасть на просрочку.

Ставка на поколение Z
Традиционно аудиторией финтехкомпаний является потребитель, выпадающий из поля зрения банков и МКО. Очень часто такой заемщик не имеет кредитной истории, подтвержденного или официального дохода, либо не соответствуют иным требованиям банка.

Финтехкомпании называют среднестатистическим клиентом городского холостяка среднего возраста с высшим образованием, имеющего стабильный заработок, работающего по найму со средней зарплатой в 100 тыс. тенге, не имеющего дополнительных источников дохода, активного пользователя Интернета.

Исследование компании MoneyMan.kz, проведенное среди его клиентов, показало, что большая часть опрошенных (41,7%) берет денежные средства на неотложные нужды. В их числе срочный ремонт бытовой техники, транспортные расходы. Чуть менее популярными являются издержки на ремонт недвижимости, в пользу которых отозвались 14,7% опрошенных. Третьей по величине группой затрат стали праздники и подарки, а также расходы, связанные с детьми. В эту категорию вошли 10,2% всех ответов.

Уже сейчас финтехкомпании делают ставку на демографический фактор. Четверть населения страны составляют молодые люди, еще столько же – подрастающие дети, для которых Интернет – стиль и форма жизни.  Ожидается, что со временем наряду с e-commerce эта часть населения начнет потреблять в Интернете и финансовые услуги, заказывая в онлайн-сервисах деньги.

Согласно данным ООН, в 2015 году численность поколения Y – тех, кому от 20 до 35 лет, возрастной группы наиболее активной в сети Интернет, – составляла 25,9 % от общей численности населения РК, или 4,6 млн человек. С 2020 года в фазу высокой экономической активности вступит поколение Z, которое называют «цифровым».

«Происходит смена поколений, и у молодого поколения вполне нормальное отношение к онлайн-кредитованию. В каком бы городе молодой человек ни находился, не важно, как он относится: положительно или отрицательно к онлайн-займам, если ему нужны деньги, он в конечном итоге выбирает для себя этот сервис. Наши клиенты достаточно активны и часто подают заявку сразу в двух-трех сервисах», - рассказывает генеральный директор компании «Честное слово Казахстан» Сергей Никульшин.

Идем в регионы
Наиболее охотно услугами финтехкомпаний пользуются в Астане и Алматы, на долю которых приходится соответственно 15 и 13% совокупного ссудного портфеля компаний. Тем не менее в ближайшем будущем картина будет меняться. Перспектива онлайн-кредитования начнет зависеть от регионов. Генеральный директор компании «Займер» Индира Кенесарина отмечает, что лидерство Алматы и Астаны в плане привлечения клиентов обеспечено открытием в этих городах точек оффлайн продаж, которые со временем были переведены в онлайн.  На данный момент «Займер» развивает бизнес по всему Казахстану, поэтому их клиентская разбивка показывает снижение процента заемщиков из Астаны и Алматы благодаря росту клиентов из регионов.

Учредитель и генеральный директор компании «Кредит24» Алексей Сидоров называет региональное проникновение вполне естественным. Доля больших городов, прежде всего Алматы и Астаны, со временем будет снижаться: для этого есть все предпосылки, в том числе развитие в регионах банковской и платежной инфраструктуры.

«Мы можем удовлетворить потребность потребителя в деньгах, не находясь физически в регионе. Со временем в регионах наши услуги будут популярнее, чем в крупных городах, уже сейчас это просматривается, - полагает представитель «Кредит24». - Регионы позволяют экономить на маркетинге за счет того, что информация разносится по сарафанному радио и через рекламу в Интернете. В регионах люди, как правило, больше времени проводят в Сети просто потому, что инфраструктура развлечений там хуже и более короткий световой день. Они не избалованы вниманием банков, и нам легко доносить свою информацию до регионов».

По оценке исполнительного директора ОЮЛ «Казахстанская ассоциация ФинТех» Ерлана Смайлова, пенетрация в регионы будет идти еще и потому, что из активно занятого населения в 8,6 млн 2,6 млн человек – самозанятые граждане, которые как раз концентрируются в регионах. Эта та аудитория, с которой работают финтехкомпании.

«В классических банках такая категория людей вряд ли получит кредит: нет подтвержденной платежеспособности и кредитной истории. Получив и обслужив кредит в онлайне, человек становится заметным и прозрачным для банков, у него формируется кредитная история. Дальше он уже сможет получать банковские услуги. Фактически мы помогаем банкам формировать финансовую грамоту», - отмечает эксперт.

Банки - не конкуренты
К слову говоря, финтехиндустрия ни в коей мере не позиционирует себя альтернативой банкам, считая банковского заемщика и собственную аудиторию разным сегментом. Банки работают с более кредитоспособными заемщиками на бóльшие суммы займов, а финтех – с менее надежными и на более мелкие суммы.

Для банков сотрудничество с финтехами несет даже плюсы, так как компании создают новую финансовую реальность: новые продукты, услуги, стандарты регулирования, которые в дальнейшем будет масштабированы банками.

Выдача денег онлайн несет в себе высокие потенциальные риски. Тем не менее средний уровень просрочки по рынку не превышает 7%. Например, в объеме выданных кредитов компании МoneyMan.kz, занимающей 60% рынка онлайн-займов, уровень NPL 90+, которую принято считать проблемной, составляет порядка 5% при ожидании компанией просрочки в 7,7%.

«Учитывая, что мы выдали почти пять с половиной миллиардов тенге за 2016 год, не каждый банк может похвастаться таким результатом», - отмечает генеральный директор компании Андрей Игнатенко.

Ерлан Смайлов полагает, что развитие индустрии  связано с качественным ростом: «Потребителя нужно защищать, ведь в этом есть прямой экономический смысл: потребитель должен воспроизводиться. В среднем по рынку почти 70% клиентов обращаются повторно в компанию, где был взят первый займ. Ассоциация разработала документ, позволяющий защищать потребителя от хищнических процентов и больших начислений. В частности, прописаны стандарты, призывающие компании принять собственную политику защиты потребителя через сохранение его кредитной истории, максимально дружелюбное отношение к тем, кто ушел на просрочку, через введение разного рода каникул и досудебного урегулирования. Защищая клиента, мы защищаем инвестиции бизнеса в этот рынок».

По словам представителя ассоциации, рынок стремится к саморегулированию, уже разработаны отраслевые стандарты. 

Фокус рынка онлайн-микрокредитования на сервисе обусловлен тем, что вероятность потерять клиента у них существенно выше, чем у банков и МФО, из-за короткого периода отношений с клиентом – один-два месяца против одного-трех-пяти лет у последних. Кроме того, исследования поведения потребителей говорят о том, что в онлайне чаще совершаются эмоциональные покупки, чем в оффлайне. Поэтому конкуренция компаний онлайн-микрокредитования заключается не столько в предложении лучших условий по займу, сколько в быстром и удобном обслуживании и в продвижении своего бренда. Лояльность клиентов достаточно низкая, и, если компания перестает продвигать себя в Интернете, число посетителей на ее сайте стремительно падает.

Сейчас функция по защите прав потребителей заводится на ассоциацию. Большого количества жалоб на сегодняшний день нет, однако с ростом рынка число жалоб будет увеличиваться. Практика компании МoneyMan.kz показывает, что 70% случаев обращений с жалобами связаны с тем, что клиент просто не хочет платить и ищет любые пути не возвращать заем. Когда начинается судебное разбирательство, заемщик, как правило, возвращает деньги.

Говоря о конкуренции, представители рынка утверждают, что процентная ставка не является решающим фактором для клиентов, так как она фактически одинакова у всех компаний на рынке. Продуктовая линейка компаний онлайн-микрокредитования достаточно консервативна, что объясняется начальной стадией развития рынка. Основной продукт – займы «до зарплаты» – небольшие суммы от 5 до 150 тыс. тенге, которые выдаются на короткие сроки – от 3 до 30 дней под 1–2% в день. Деньги можно получить разными способами: на онлайн-кошелек, банковскую карту, счет в банке, реже – наличными. К тому же нет ограничений по целевому использованию займа.

Высокая ставка вознаграждения по онлайн-займу является предметом основной критики со стороны Национального банка. В пересчете на годовую ставку дневная достигает 800-900%. Такое высокое вознаграждение в сопоставлении со ставками по традиционным и более долгосрочным кредитным продуктам, которые, например, в Казахстане ограничены 56% годовых, способствует негативной эмоциональной оценке деятельности компаний онлайн-микрокредитования.

Существенная оплата за онлайн-заем обусловлена не только высоким риском мошенничества со стороны заемщика, но также стоимостью фондирования самой финтехкомпании. На сегодняшний день основной канал ликвидности – деньги учредителей.  Другой вариант связан с получением займов у местных банков, которые без особого энтузиазма рассматривают заявки пусть мелких, но все же конкурентов.

По словам экспертов, казахстанский рынок онлайн-займов еще не созрел для сделок M&A. Рынок не сформировался, крупные финансово-кредитные учреждения пока не понимают, для чего им приобретать технологичные интернет-ориентированные компании. Не исключено, что в течение нескольких лет крупные инвесторы поменяют решение. Представители финтехкомпаний прогнозируют 50% рост рынка в 2017 году. На фоне фактической стагнации банковского кредитования онлайн-займы становятся проводником в современный мир кредитных технологий, скорое наступление которых не отрицают и сами банки.

Татьяна Батищева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Яков Миркин: «Мы нуждаемся в финансовом форсаже, пусть и очень осторожном»

Известный экономист – об унылой идеологии, жестком регулировании и валютном режиме.

04 Май 2020 15:40 2637

Яков Миркин: «Мы нуждаемся в финансовом форсаже, пусть и очень осторожном»

Сегодня звучит огромное число экспертных оценок и взглядов на ситуацию в мировой экономике. В хоре этих мнений большой интерес вызывает позиция Якова Миркина, доктора экономических наук, проф., зав. отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН.

«Экономика должна стать человечнее после удара-2020, прошедшего по нашим душам», – пишет он.

В своей колонке для «Российской газеты» экономист подчеркнул, что после пандемии «экономикам, как и любому после травмы, долго еще придется учиться ходить заново, чтобы восстановить ту сложность и сцепку, которой они обладали еще полгода назад. И еще сегодня это экономики, залитые льготами и деньгами от центральных банков».

О кризисе, финансовом форсаже и валютном регулировании мы поговорили с Яковом Миркиным.

Пандемия полностью исказила картину происходящего

С 2008 г. национальные хозяйства развитых стран и ряда азиатских экономик жили де-факто на «аппаратах искусственного дыхания» – низком проценте, денежных вливаниях со стороны центральных банков. Они привыкли так жить. И центральные банки, проводящие такую политику, способствовали экономическому подъему середины 2010-х годов во всем мире. Несколько лет страны снижали темпы роста. Да, мы все видели, что в 2020 г. риски кризиса будут значительно выше, чем в 2018-2019 гг. Хорошо был виден финансовый пузырь в США, избыточные государственные долги в Европе и ряде других стран. Все понимали, что низкие или отрицательные процентные ставки – это всегда пузыри. Сначала подогреваешь экономику – потом финансовый пузырь лопается, уходишь в кризис. Короче говоря, мир в 2020 г. казался прокризисным. Шансы на жесткий кризис с учетом «черного лебедя» оценивались в 2020 г. как 30-35%.

Но все-таки была надежда, что «аппараты искусственного дыхания», включенные центральными банками в 2008-2009 гг. (но не в зоне постсоветских экономик), позволят провести «мягкую посадку» мировой экономики. Что глобальные финансы не ждут великие потрясения. И, наконец, что сложилась просто иная модель банков и финансового сектора, чем в 1980-х – начале 2000-х годов, иной способ финансового искусства. Грубо говоря, вместо трезвости и умеренности – способность гнать финансовые машины на высоких скоростях при должном управлении финансовыми рисками и не разбиться. «На мягкую посадку» мировой экономики и финансов, на более легкое течение болезни в 2020 г. я давал 45-50%. Можете меня проверить.

Мы уже не узнаем сейчас, была бы мягкая посадка или нет. Пандемия полностью исказила картину происходящего, вызвав землетрясения на финансовых рынках. Что останется, когда пыль рассеется, увидим.

В любом случае низкий процент, денежные вливания вошли с 2008-2009 гг. в плоть и кровь центральных банков (кроме постсоветских экономик). Именно они сейчас удерживают мировую экономику и глобальные финансы от краха. Выйти из этой денежной мании очень тяжело. Она будет продолжаться. И она же будет способствовать тому, чтобы за разрушениями 2020 г. вновь последовал экономический подъем.

Только через 15-20 лет мы увидим, что это было. Повторюсь – новая модель банков и финансового сектора, или же денежная мания, род наркомании для экономик, которая в будущем вызовет тяжелейшую ломку. Однозначного ответа нет.

Полезно ли сейчас запускать печатные станки?

Смотря что вы понимаете под «печатным станком». Есть банковская классика – кредитные деньги, эмиссия денег в меру потребностей роста производства. Это печатный станок. В определенных границах оживление и легкий доступ к кредиту при низком проценте вызывает оживление в экономике. Всем это известно, с неконтролируемой инфляцией не связано.

Другой пример – «финансовый форсаж», который сейчас осуществляется в Китае. Насыщенность деньгами, кредитами – больше 200% ВВП. И что? Да ничего – в долларовом выражении финансовая масса Китая давно превосходит США, позволила создать очень крупную финансовую машину, стимулировала до пандемии сверхбыстрый рост. Особенности полуадминистративной экономики Китая позволяют это делать.

Если же под «печатным станком» имеется в виду неконтролируемое покрытие дефицита бюджета денежной массой или же автоматическое кредитование, без реальных экономических требований, крупнейших компаний, затыкание их финансовых дыр и т. п. – да, не есть хорошо. И если это происходит сверх всяких экономических границ, то да – неизбежно вызовет всплеск инфляции, падение курса национальной валюты и прочие «прелести» расстройства экономики страны.

Деньги, кредит, процент, валютный курс – могут убить экономику или, наоборот

Какова роль главного банка страны и должен ли он отвечать за экономический рост и безработицу?

Деньги, кредит, процент, валютный курс – могут убить экономику или, наоборот, оживлять ее, подстегивать. Да, стимулирующая функция центрального банка (экономический рост, безработица) должна быть. Не может не быть. Мы видим, как повсеместно и в кризис, и в обычные времена центральные банки в полной мере стремятся стимулировать экономику, наравне с удержанием ценовой и финансовой стабильности. Это – широко распространенная мировая практика.

Рыночный или регулируемый курс?

Сказал бы так – от перемены мест слагаемых мало что изменится. Почему? Казахстан – малая, открытая сырьевая экономика, очень зависит от спроса и цен на сырье, прежде всего на нефть, природный газ и металлы, от курса доллара к евро, от иностранных инвестиций (портфельных и прямых). Все это – сверхволатильные переменные. Как ни регулируй, какой ни устанавливай валютный режим – не закроешься. Валютные режимы, механизм денежно-кредитного регулирования экономики, моды на них – меняются. Важно другое – единственный способ обретения валютной устойчивости, это – перестать быть преимущественно сырьевой экономикой. Все больше двигаться – к универсальной, работающей в разных продуктовых нишах экономики, с гораздо большей долей продукции высоких переделов, прежде всего, в экспорте.

Бессмысленное копирование всей жесткости финансового регулирования развитых стран

В этом году в Казахстане было создано Агентство по регулированию и развитию финансового рынка. Какую политику регулирования сегодня должен выбирать регулятор?

Очень взвешенную. Понимать, что каждый финансовый бизнес – это ценность. Люди, технологии, обязательства, опыт – все это нужно очень ценить в каждом финансовом институте. Сейчас на постсоветском пространстве в деятельности центральных банков преобладает обвинительный уклон. Мне однажды одна моя юная магистрантка, работающая в центральном банке, не имевшая раньше никакого опыта в бизнесе, сказала так: «Все они негодяи». Она как раз занималась надзором за инвестиционными институтами.

«Мы всегда правы». «Есть мнение». Безжалостность. Бессмысленное копирование всей жесткости финансового регулирования развитых стран, хотя для таких экономик, как Казахстан или Россия, оно должно быть значительно мягче, давать возможности принимать на себя больше финансовых рисков. Очень важно, что в центральных банках часто работают люди, никогда не бывшие в бизнесе, знающие только контроль и надзор, исполнение правил. Избыточно высоки регулятивные издержки.

По каждой из этих позиций могла бы быть иная, «обратная политика». Не только кнут, но и обязательно быстрый, легкий пряник. Не только для крупнейших, но и для финансовых институтов всех размеров. Не бить преувеличенно наотмашь. Не заниматься кампанейщиной. Создавать легкую, живительную почву для роста финансового бизнеса.

Мы нуждаемся в финансовом форсаже

Мы издали две технические монографии – как делалось «экономическое чудо» в азиатских экономиках и послевоенной Европе и какую роль в этом играли центральные банки, министерства финансов и т.п. как институты развития. Финансовый инженер найдет десятки финансовых инструментов, как осторожно, сбалансированно подстегнуть рост, модернизацию, спрос.

Дело – в головах. Иной взгляд центральных банков и министерств финансов на жизнь. Они – институты только счетные, резервирующие, контролирующие? Скучные? Или же стимулирующие? Развития? Помощи росту?

Пока полностью преобладает первый взгляд – скучная, унылая идеология, копирующая устаревшие образцы 1990-х годов, с добавками того сверхжесткого финансового регулирования, которое возникло в мире после 2008 – 2009 гг.

Как это переломить – не знаю. Но очень нужно. Мы нуждаемся – каждая из стран ЕАЭС – в финансовом развитии и, может быть (скажу страшную вещь) – в финансовом форсаже, пусть и очень осторожном. В том, что называется талантливая финансовая инженерия.

Ольга Фоминских

Уровень долларизации вкладов вырос до 46,7%

В марте портфель депозитов в иностранной валюте увеличился на 1,7 трлн тенге.

24 Апрель 2020 15:59 3283

Уровень долларизации вкладов вырос до 46,7%

Фото: rbc.ru

По итогам марта уровень долларизации вкладов в Казахстане вырос на 4,9% и составил 46,7%. Объем тенговых депозитов при этом сократился до 53,3%. В марте физические и юридические лица охотнее откладывали сбережения в иностранной валюте, нежели в национальной, после того как 9 марта произошло резкое обесценение тенге.

Согласно данным Национального банка, совокупный депозитный портфель в депозитных организациях в прошлом месяце превысил 20,3 трлн тенге – это на 9% больше, чем в феврале. Наибольший рост отмечался в портфеле вкладов в иностранной валюте – за март население и компании увеличили свои депозиты в инвалюте сразу на 1,7 трлн тенге (+21,8%). Объем «долларовых» вкладов юридических лиц вырос почти на 1,1 трлн тенге, физических лиц – на 626 млрд тенге.

Рост тенговых вкладов был несущественным – на 2,3 млрд тенге (+0,02%).

Как ранее писал inbusiness.kz, валютная лихорадка приведет к росту долларизации экономики. Эксперты ожидают, что этот уровень не превысит 50%. Для сравнения, в январе 2016 года доля валютных депозитов достигала пикового значения – почти 70% совокупных депозитов.

На сегодняшний день в Казахстане ограничена покупка наличной иностранной валюты в связи с карантином – почти месяц в некоторых городах страны не работают обменные пункты. Также Национальный банк страны ограничил объем покупки иностранной валюты для юридических лиц и установил им лимиты для снятия наличных в тенге.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: