/img/tv1.svg
RU KZ
Динара Сатжан: «Мои магазины – это не музей»

Динара Сатжан: «Мои магазины – это не музей»

«Если вещь ко мне пришла, она должна быть продана».

16:03 11 Октябрь 2016 22022

Динара Сатжан: «Мои магазины – это не музей»

Автор:

Аида Есеналина

У кого из казахстанских дизайнеров одевается российская певица Анна Седокова, и кому доверяют свой образ Баян Есентаева и Мадина Садвакасова, знают лишь байеры. А что знают казахстанцы о байерах? 

Одна из представительниц «модной» профессии, телеведущая и владелица магазинов «Aida KaumeNOVA», «Red Carpet» и «Dinara Satzhan Fashion Group» Динара Сатжан объяснила abctv.kz: байер – это тот, кто покупает дизайнерскую одежду и выставляет в своем магазине. При этом, он может попросить у дизайнера, к примеру, не фиолетовое, а черное платье, не велюровое, а шерстяное. Байер должен хорошо знать потребности и вкусы своего клиента и точно попасть в цель.

Среди известных байеров телеведущая отмечает Лилию Рах, которая познакомила казахстанцев с LOUIS VUITTON или Alexander McQueen, а также Жанну Кан, которая открыла для страны Damiani. Сама же Динара Сатжан открывает отечественных дизайнеров, как это было с Наилем Байкучуковым.

«Почему некоторые магазины и бутики закрываются сейчас, как, например, недавно обанкротился бренд «Kira Plastinina»? Потому что если вы шьете очень много, не важно, где: на фабрике, в цеху или мини-ателье, и люди это не покупают, то ваш магазин попросту превращается в сток. А сток сейчас никому не нужен. Я всегда говорю, что мои магазины – это не музей. Если вещь пришла, то вещь должна быть продана, и не просто продана, она должна служить своему хозяину годами», - считает Динара Сатжан.

Первый костюм – первый магазин
Любовь телеведущей к дизайнерской одежде началась с нескольких костюмов, которые в 2009 году  дизайнер Аида Кауменова сшила специально для выхода в эфир. Ее впечатлило все – начиная от упаковочного пакета, который ничем не отличался от пакетов Chanel, заканчивая швами и качеством материалов в самой одежде. Как признается Динара Сатжан, тогда она поняла, чем отличается дизайнерская вещь от масс-маркета.

Костюм за костюмом, платье за платьем, и телеведущая решилась на открытие своего первого бутика в Астане, где выставляется бренд «Aida KaumeNOVA». Владелица отмечает, что за 6 лет бренд завоевал целую армию верных клиенток, начиная от известного продюсера Баян Есентаевой, заканчивая актрисой театра Майрой Ильясовой.

Затем, в 2012 году в жизни Динары Сатжан появляется, тогда еще никому неизвестный, Наиль Байкучуков, талантливый парень без денежных средств, но кладезь идей и работоспособности. Телеведущая устраивает для молодого дизайнера тест и дает задание сшить два вечерних наряда для конкурса красоты, где она была в роли ведущей. Наиль Байкучуков с успехом выполняет задание, сшив платья, которые даже без примерки садятся на «заказчицу» идеально. Динара Сатжан берет дизайнера под свое крыло и становится совладелицей бренда Naiyl Baikuchukov, постоянными клиентками которого сегодня являются казахстанские певицы Аиша и Мадина Садвакасова, российская певица Анна Седокова, жена киевского футболиста Олега Гусева, Мария Гусева.

Сейчас в бутиках Динары Сатжан представлены изделия казахстанских брендов Aida KaumeNOVA, Naiyl Baikuchukov, Bibisara, Jaka fashion и украшения Assem Nurseitova, за которые, как признается байер, ей никогда не будет стыдно.

«В Казахстане больше нет других серьезных байеров казахстанских дизайнеров. Недавно открылся магазин «Fashion Park». Но там, насколько я знаю, продаются не только казахстанские вещи. Я считаю, что вешать вывеску «Made in KZ», но продавать португальские и турецкие вещи – это не совсем честно», - высказала свое мнение г-жа Сатжан.

Дизайнер – он же уборщик
Динара Сатжан признается, что не со всеми дизайнерами «сходится характерами».

«Дизайнер может быть потрясающе талантливым, шить отличные вещи, но если он не способен построить сначала человеческие, а затем деловые отношения, то грош цена его таланту», - заявляет она.

При этом добавляя, что талантливый дизайнер должен творить и работать, а все остальное должен доверить нужным специалистам. 

«Если взять, к примеру, Рафа Симонса, который долгое время был креативным директором дома Dior, он же не занимается продажами, маркетингом или мерчендайзингом своей коллекции, он просто творит одежду», - приводит пример Динара Сатжан

Казахстанские дизайнеры, по ее словам, если имеют небольшое ателье, сами там закройщики, сами уборщики, сами свою продукцию выставляют в Instagram и, сэкономив на всем, продают свою работу «максимум» за 15 тысяч тенге, не получая при этом ни оборотных средств, ни известности. Хотя опыт шитья Динара Сатжан все же считает важным для дизайнера.

«Я доверяю только тем дизайнерам, которые в любой момент могут сеть за свою швейную машинку и, если нужно, прострочить или продекорировать изделие, тем, кто готов относиться к своему творчеству, как к бизнесу, но знает все изнутри и сам умеет делать то, что продает», - делится она своим мнением.

 В последнее время, по словам байера, «развелось» дизайнеров, которые только вчера были моделями и сегодня вдруг начали «творить», которые не отличают бельевой шов от московского. Такая одежда, по мнению байера, предназначена продаваться на ярмарках или различных поп-ап шопах, но это не бизнес.

 «Знаете, один в поле не воин. Просто дизайнер сам по себе не может стать известным и коммерчески успешным без коммерческого директора, без клиентов. Если это так, то все просто-напросто игра. Если ты супердизайнер, то твое имя должно греметь на устах у твоих клиентов, а если это не так, то ты уже никакой не дизайнер, а просто успокаиваешь свое тщеславие и занимаешься «самолюбием»», - считает байер.

Брендовая одежда – как абонемент в дорогой фитнес-зал
По словам владелицы трех бутиков Динары Сатжан, бренд никогда не станет успешным, если будет представлен на «модной» ярмарке в стиле Pop-Up-Shop. Отметим, сегодня бутики казахстанского байера Динары Сатжан находятся в самых больших торговых центрах, что, по ее словам, обеспечивает долю успеха брендам, которые она продает.

«Вначале торговый центр «Керуен» вообще не рассматривал бутик Aida KaumeNOVA, как достойный бренд и переставлял с одного помещения в другой, как пешку по шахматному полю. Однако сейчас все изменилось», - заметила она.

Что же касается «недешевости» товара, по ее мнению, оно того стоит.

 «Это, знаете, как абонемент в дорогой фитнес-зал с высоким уровнем сервиса. Допустим, вы приобретаете годовой абонемент за 400 тысяч тенге. Если разделить его стоимость на 12 месяцев, то получается по 33 тысячи тенге в месяц. Но за эту сумму ты автоматически получаешь личного тренера, баню, полотенца, шампунь и так далее, то есть ты платишь всю сумму заранее. Точно также и с платьем – ты платишь заранее за весь срок служения этой вещи», - приводит она пример.

Несмотря на то, что в Алматы много модных домов, как оказалось, многие алматинцы приезжают в Астану в ее шоу-румы. К примеру, известный журналист и блогер Алишер Еликбаев всегда приезжает за платьем для своей жены именно в «Red Carpet». Супруга певца Беркута Аиша тоже предпочитает шоу-румы Динары Сатжан.

2 миллиона за бутик – это слишком
Несмотря на то, что Глава государства в своих выступлениях неоднократно призывает бизнесменов и самих казахстанцев поддерживать отечественных производителей, мало кто придерживается это поручения. Сегодня аренда бутика «съедает» практически всю маржу байера и владельца магазина.

 «Согласитесь, 2 миллиона тенге за аренду – это немыслимая цена, учитывая, что мы находимся не в Лондоне и не в Париже», - заключает она.

Аида Есеналина

Материалы по теме: