Добровольное агрострахование: что думают фермеры?

Добровольное агрострахование: что думают фермеры?

08:00 06 Май 2021 2696

Добровольное агрострахование: что думают фермеры?

Автор:

Мария Галушко

Застраховать посевы от засухи растениеводы могут не выходя из дома.

Новая система страхования рисков в растениеводстве, действующая в стране с прошлого года, дает аграриям возможность самим принимать решение – нужно ли им уменьшать свои риски или нет. В новых условиях добровольного агрострахования половину стоимости страховки берет на себя государство. Насколько эффективно работает механизм, влияет ли он на снижение затрат аграриев и на формирование стоимости продукции, какие есть недостатки в новой системе – об этом корреспондент Inbusiness.kz поговорил с растениеводами.

Динара Молдагаипова, менеджер компании KazGrain Feeders:

– До 2020 года агрострахование было обязательным. И в случае наступления страхового случая фермеру необходимо было его доказать, приглашая специалистов. Прошлая система несла в себе много издержек. После введения добровольного страхования все процедуры можно совершать в онлайн-режиме, через систему Qoldau. Нет необходимости куда-то ехать. В системе мы видим оцифрованные поля, данные о том, какую культуру и в каком количестве посеяли в этом году. Там же мы выбираем, что именно и в каком объеме хотим застраховать.

Первый опыт добровольного страхования у нашей группы компаний был в прошлом году. Проанализировав погодные условия и увидев в них большие риски, наши агрономы пришли к выводу, что посевы необходимо застраховать. На момент, когда мы задумались об этом, система еще была сырая. По многим вопросам обращалась к специалистам службы техподдержки «Агроиншуранс», которые в свою очередь отрабатывали недочеты в боевом режиме.

Скорее всего, мы были одними из первых, кто воспользовался новыми условиями: исключение человеческого фактора, отсутствие предоставления доказательств того, что страховой случай наступил, все это делает спутниковая система, которая фиксирует показатели влаги в почве. Также внимание привлекло то, что 50% от стоимости страховки на себя брало государство в лице Фонда поддержи сельского хозяйства. К 16 июня прошлого года мы подали заявки и заключили договоры. Действовали в очень сжатые сроки.

Конечно же, учитывая новизну продукта, в условиях добровольного страхования есть ограничения: ограниченный список наименований культур и страховать можно только от засухи или переизбытка влаги, также ограничены сроки подачи заявок. В прошлом году мы застраховывали кукурузу, пшеницу и ячмень от засухи, и практически по всем застрахованным полям нам выплатили порядка 98 млн тенге. Я не скажу, что это как-то повлияло на производительность. Страховая выплата частично возместила убытки компании, которые были понесены из-за засушливого периода. Частично – так как затраты на посевную кампанию значительно выше, чем те, которые заложены страховщиками. Это в некоторой степени повлияло на стоимость кормов, которые производит наша компания.

В этом году мы застраховали значительно меньше полей из-за ограничений в условиях – договор со страховой компанией нужно было заключить до 15 апреля. Так как мы живем в северном регионе, посевные работы на тот период у нас еще даже не начались, и говорить о том, будет ли дефицит влаги, никто из агрономов не мог. Поэтому мы застраховали то, что точно будет подвержено дефициту – это зерновые культуры. Позже было уведомление о том, что сроки подачи заявок на страхование посевов продлили до 30 апреля.

Пашни нашей компании расположены в Костанайской, Северо-Казахстанской и Акмолинской областях. Это северный регион – зона рискового земледелья. Поэтому для нас такой вид страхования – очень хороший продукт. Но сделать глобальный вывод об эффективности программы пока сложно. Для оценки всех ее преимуществ понадобится 3-5 лет, в течение которых условия страхования должны стать более гибкими: увеличен перечень культур, увеличены сроки для оценки рисков и принятия решения о подаче заявок, затраты на ВПР должны быть максимально приближены к реальным.

Арзамат Гурсаев, растениевод, глава КХ «Исмаил»:

– Я застраховал свои культуры только в этом году, поэтому говорить об эффекте программы пока рано. Наше крестьянское хозяйство находится в Западно-Казахстанской области, городе Уральске, районе Байтерек. Климат тут резко континентальный, места засушливые. Мы выращиваем пшеницу, рожь, подсолнечник, сафлор, лен, ячмень. После того как страхование перестало быть обязательным, мы перестали страховать свои культуры, так как до этого была пара случаев, после которых пропало доверие к страховым компаниям. Но, увидев новые условия, решили все-таки попробовать. В этом году у нас поздняя весна, а сроки страхования поставили до 15 апреля. В такие ранние сроки нам сложно предугадать риски. Нам непонятно, почему такие ранние сроки страхования, когда мы еще даже не выходим на поле.

Определенная степень недоверия из-за требований старой системы еще остается. А новую систему я пока не очень понимаю. Например, когда именно случай считается страховым? Суммы страховки я оцениваю как приемлемые.

Елдос Ауезбеков, член совета Ассоциации агрострахования:

– На сторонних примерах я хочу объяснить, почему сроки страхования для аграриев именно такие. Например, никто же не страхует автомобиль с расчетом, что страховой случай обязательно наступит и он получит выплату. Все страхуют на всякий случай, таким образом снижая риски. Страховая компания – это тоже бизнес. И она не может брать на себя только те договоры, в которых будет 100% выплата. Здесь отношения, условия и позиции с обеих сторон должны быть равными, как для фермера, так и для страховой компании. Почему делаются сроки условно до 15 апреля? Страхование строится на признаке случайности и вероятности возможных рисков. Сейчас действительно никто не знает, будет ли засуха или, наоборот, переизбыток влаги. Поэтому позиция фермеров и страховых компаний одинаковая. Если брать опыт прошлого года, то страховые компании в совокупности получили премии на 200 млн тенге, а выплаты осуществили на 535 млн тенге. Прошлый год был не очень хороший для них. Не факт, что этот будет таким же.

Для того чтобы установить определенный страховой тариф, к примеру 4,8%, страховая компания ведет актуарные расчеты, проводит исследования, изучает исторические данные. Этот тариф дается сегодня из расчета на 10 лет. В течение этого периода ожидается сильная засуха около 3-4 раз. 2020 год выстрелил сразу. На мой взгляд, вероятность засухи в 2021 году довольно высокая. Влагу в почве мы можем измерять по каждому району в разрезе одно гектара. Мы начали с района, а не с определенного хозяйства, для того чтобы сделать продукт более простым и понятным для фермеров. Когда станет понятно, как работает система, мы переведем продукт до уровня одного поля.

Условия в сторону фермеров улучшаться не будут. Мы хотим, чтобы страхование работало системно, правильно, справедливо для всех сторон. Если страховые компании будут ежегодно нести убытки, то они уйдут с этого рынка. Смотря на опыт старой системы страхования, которая действовала с 2004 по 2019 год, там 8 из 10 страховых компаний отказались работать, так как для них это было не выгодно. А в итоге страдает фермер. И страховому рынку, и фермерам мы говорим, что не занимаем чью-то сторону. Мы хотим сделать справедливую систему страхования, которая будет долго работать, развиваться и включать себя новые продукты.

С ноября мы запустили страхование животных от инфекционных, инвазионных, заразных болезней. Здесь более стандартный подход, так как те же ветеринарные справки все еще не оцифрованы. Пока в этот вид страхования входит только КРС, где-то в мае добавим туда мелкий рогатый скот, лошадей и птиц. В разработке находится проект по страхованию садов – это яблони, бахчевые культуры и т. д. Также будет продукт индекса биомассы растений для пастбищ. Сейчас эти продукты в разработке. В течение месяца или двух мы будем их предлагать государству на рассмотрение. Если их утвердят, то они будут субсидироваться тоже на 50%. Для растениеводства мы планируем добавить страхование от града и заморозков. Скорее всего, будем объединять страховые случаи, для того чтобы фермер мог купить мультирисковый страховой продукт.  

В 2020 году от растениеводов было получено порядка 87 заявок на страхование, а в 2021 году около 100 заявок. Желающие застраховать свое хозяйство добровольно есть, но их не много. У нас 25 млн га пашни, и из них застрахованных 120 тыс. га (100 заявок). Это очень мало, меньше 1%. Думаю, это связано с отсутствуем культуры страхования, к тому же дает о себе знать прошлый неудачный опыт. Старая система страхования испортила авторитет страхового продукта. Фермеры перестали относиться к нему с доверием. Нужно время, для того чтобы аграрии стали доверять новому продукту. Пока же нам приходится бороться с наследием старой системы страхования. Работая 15 лет, она выступала в виде дополнительного налога, в то время как выплат не было. Мы хотим убрать стереотип, что страховка – это дополнительный налог, который не работает.

Мария Галушко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

30692

Материалы по теме:

letnee-nastroenie-pavlodarcev-zavisit-ot-aktivnosti-gnusa

bublik-v-madride-srazitsya-s-14-j-raketkoj-mira

rashody-gosbyudzheta-vyrosli-na-20-za-god

syn-vysokopostavlennogo-chinovnika-komiteta-gosdohodov-sbil-rebenka-v-nur-sultane

kpl-astana-ukreplyaet-lidiruyushie-pozicii

загрузка

×