/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 384,89 Brent 36,55
Доходы Казахстана от экспорта нефти рухнут в шесть раз

Доходы Казахстана от экспорта нефти рухнут в шесть раз

Рыночные факторы и слабый спрос приведут к более сильному физическому падению добычи, а восстановление производства ожидается только к 2022 году – IHS Markit.

15:04 27 Апрель 2020 4447

Доходы Казахстана от экспорта нефти рухнут в шесть раз

Автор:

Султан Биманов

Пандемия COVID-19, вызвавшая падение спроса на нефть по всему миру, резко и негативно повлияет на всю нефтегазовую отрасль Казахстана, говорится в обновленном прогнозе отраслевого агентства IHS Markit. Согласно базовому прогнозу аналитиков агентства, добыча нефти в стране в 2020-2021 годах упадет сильнее заявленной страной квоты в рамках сделки ОПЕК+.

В частности, согласно казахстанской квоте, добыча снизится с ранее предполагавшихся 90 млн тонн в год до 76,1 млн. Однако низкие цены, слабый спрос на отечественную нефть и замедление деловой активности внутри страны снизят производство глубже, до 73,9 млн тонн, прогнозируют в IHS Markit.

Сокращение затронет все предприятия, включая три крупнейших месторождения – Тенгиз (ТШО), Карачаганак (КПО) и Кашаган (НКОК), отмечают в агентстве. При этом в базовом прогнозе IHS Markit сохраняется восстановление производственных показателей к 2022 году, а к 2025 году производство нефти в стране должно достигнуть 104 млн тонн преимущественно за счет предприятий «большой тройки», и в частности после запуска проекта ПБР-ПУУД компании «Тенгизшевройл».

Ухудшение производства сильнее скажется на экспортных показателях и доходах компаний и государства. По оценкам IHS Markit, экспортные цены на казахстанскую нефть в марте в Атырау достигли $93,7/тонну ($12,8/баррель) через нефтепровод Атырау – Самара и $88,94/тонну ($11,3/баррель) через Каспийский трубопроводный консорциум (КТК). Заметим, что это в пять раз дешевле показателей годичной давности.

Прогноз по физическому экспорту казахстанской нефти в 2020 году от IHS Markit снижен почти на 20%, до 58,6 млн тонн, с перспективой восстановления до 80,8 млн к 2025 году. Отгрузка казахстанской нефти марки CPC Blend в апреле уже находится под давлением. Погрузка нефти в ТШО в апреле может составить 636 тыс. баррелей в сутки, что на 3% ниже изначального плана; суточные поставки с Кашагана в апреле снизятся на 5% до 415 тыс. баррелей; поставки нефти НК КазМунайГаз по КТК снизятся вдвое до 14 тыс. баррелей в сутки. В результате экспортные доходы от продажи нефти в текущих ценах рискуют рухнуть в шесть раз.

Ввиду карантинных мер со стороны правительства РК упадет загрузка и казахстанских нефтеперерабатывающих заводов. Перевозки пассажиров наземным и воздушным транспортом в I квартале текущего года упали на 6% и 4% соответственно к показателям годичной давности. Карантинные меры в апреле вкупе с майскими праздниками ухудшат спрос на нефтепродукты, и в особенности на авиатопливо, считают в IHS Markit.

В настоящее время в стране идет затоваривание внутреннего рынка нефтепродуктами по всей линейке товарных продуктов, от бензина до дизеля и авиакеросина. Средние цены на нефть, реализованную на внутреннем рынке, упала на 7%, тогда как розничные цены на бензин и дизтопливо рухнули на 8% и 8,5% соответственно. При этом запрет на экспорт нефтепродуктов в Россию вкупе с запретом на импорт, отмену акцизов и директивы по снижению цен от правительства не окажут влияние на рост внутреннего потребления, отмечают аналитики агентства, прогнозируя снижение переработки нефти из-за слабого спроса на 1 млн тонн в 2020 году.

«Казахстанский сектор транспортировки, который работает на основе толлинговой системы, по которой недропользователи продают сырье трейдерам на основе договоров с фиксированным сроком, которые платят установленные сборы за переработку (тенге за тонну) НПЗ и перепродают нефтепродукты, характеризуется как довольно жесткая система. (…) Казахстан, вероятно, нуждается в большей гибкости в торговле нефтепродуктами, чем когда-либо прежде, чтобы экспортировать нефтепродукты, из-за быстрого появления излишков, до 16 млн тонн», – подчеркивают аналитики IHS Markit.

Падение добычи нефти обернется для страны и падением объемов попутного и товарного газа. В 2019 году валовая добыча газа в Казахстане достигла 56,4 млрд м3, из которых на промышленное производство пришлось 35,9 млрд м3 и 16,1 млрд м3 на конечное потребление. Объявление 5 марта текущего года со стороны PetroChina о форс-мажоре ослабило краткосрочные перспективы экспорта газа в КНР. Однако, несмотря на параллельное падение общей добычи, коммерческое производство газа и конечное потребление внутри страны будет сокращаться меньше, резюмируют в IHS Markit.

Султан Биманов

Перевозчик против запуска нефтепровода, потому что с его запуском потеряет часть прибыли

Владельцы трубопровода второй год отстаивают свои права в судах.

11 Июль 2020 08:24 2902

Перевозчик против запуска нефтепровода, потому что с его запуском потеряет часть прибыли

Торговая война или экономический конфликт между железнодорожниками и нефтяниками в Мангистауской области входит в новую фазу. Первые не желают терять прибыль от перевозки нефтепродуктов в цистернах, а вторые хотят оптимизировать и логистику, и финансовые потоки, построив свой 20-километровый нефтепровод, избавившись от лишних затрат.

Самый наглядный пример торговых войн – это битва титанов: США и Китая. Еще в ходе своей предвыборной кампании осенью 2016 года Дональд Трамп постоянно критиковал торговые отношения с Поднебесной, заявляя, в частности, что «Китай насилует нашу страну несправедливой торговой политикой».

«Изнасилование» орла драконом состояло в гигантском торговом дисбалансе: в 2017 году США импортировали из Китая товаров на сумму 526 млрд долларов, в то время как импорт Китая из США составил всего 154 млрд долларов. Притом для самого Трампа совсем не важно, что Поднебесную как раз и развивали для того, чтобы она была дешевой мировой мастерской.

Как бы то ни было, но «тоталитарный Китай» не дает житья «светочу мировой демократии», а потому в рамках продвижения этой самой демократии совершенно недемократическими методами его нужно уничтожить.

Если же говорить о нашем примере, то и здесь все достаточно просто.

В этой торгово-судебной войне с одной стороны участвует собственник некоторого количества железнодорожных путей, которого назовем региональный перевозчик, а с другой – ТОО Caspian Oil Trans, которое строит «Приемо-сдаточный пункт (ПСП) с подводящим трубопроводом».

Трубопровод первоначальной длиной 14,4 км и пропускной способностью до 1 млн тонн в год соединяет два значимых объекта нефтегазовой промышленности города Актау – битумный завод ТОО «СП CASPI BITUM» и головную нефтеперекачивающую станцию «Актау» Мангистауского нефтепроводного управления АО «КазТрансОйл».

И если ТОО запустит трубопровод, то железнодорожная компания, которая пока еще в цистернах перевозит нефть для этих объектов, потеряет ежегодный объем перевозок даже не в один миллион долларов.

Caspian Oil Trans, получив все необходимые разрешения – от местных органов власти до соответствующих министерств и экспертных организаций, эту ветку построило. Поскольку трубопровод по проекту пересекал железную дорогу регионального перевозчика, то разрешение было получено, в том числе, и от него.

Но, когда нефтепровод был уже построен, транспортники отозвали свое разрешение и обратились в суд.

Исковые требования регионального перевозчика

Стороны в течение года доказывали законность/незаконность своих требований и действий. Когда рассматриваются такого рода дела с массой документов и необходимостью их сортировки на две стопки «за» и «против», то на память сразу приходит мультфильм «Как лечить удава» со сценой, в которой мартышка и слоненок размышляли: «Три ореха – это куча? А шесть орехов?».

В конечном итоге региональный перевозчик и ТОО Caspian Oil Trans добрались до Верховного суда, который удовлетворил исковые требования железнодорожников. И нефтяникам пришлось разобрать 4 тыс. метров.

Схема трубопровода, красным выделен первоначальный вариант. Желтым – новый обходной участок

Но Caspian Oil Trans разработало новую проектно-сметную документацию, пустив 9,5 км трубопровода в обход железнодорожных путей.

Однако позже выяснилось, что еще 28 метров трубопровода проходит по земле, которая на правах аренды принадлежит Другому Перевозчику. Он эту землю получили ещё в далёком 2011 году для строительства и эксплуатации железнодорожного пути, однако «железку» за девять лет так и не построил. Так что государство при соблюдении норм Земельного Кодекса (ст. 92, 94) эту землю у них имеет полное право изъять.

16 января 2020 года нефтяники обратились к этому Другому Перевозчику с просьбой о предоставлении сервитута на 28-метровый клочок земли, но те не только ответили отказом, но и подали на Caspian Oil Trans в суд.

Требования истца были таковы:

Исковые требования Другого Перевозчика

Ничего не напоминает?

Стоит ли в этом случае говорить об иронии судьбы, но единственным учредителем Другого Перевозчика является уже известный нам Региональный Перевозчик. Потому вполне естественно, что ТОО Caspian Oil Trans нарвалось на новый иск.

Но суд первой инстанции встал на сторону нефтяников.

Решение суда первой инстанции

Война железнодорожников с нефтяниками идет не только в судах: началось активное формирование общественного мнения. Уже появились статьи о «негативном влиянии» 20-километрового трубопровода на экосистему всей области, в которых для сравнения приводится недавняя авария в Норильске с разливом 17 тыс. тонн нефтепродуктов. Но не говорится о том, что в Мангистауской области по трубам перекачивается до 95% всей добытой нефти, а в некоторых областях Казахстана этот показатель доходит до 100%.

К слову, протяженность магистральных нефтепроводов регионального нефтепроводного управления АО «КазТрансОйл» составляет почти 1000 км.

По данным сайта kaztransoil.kz.

Однако никто «плач Ярославны» по этому поводу не устраивает, и не требует признать их незаконными.

Также жителям региона, опять же – в связи со строительством нефтепровода, напоминают о крушении жилищного комплекса «Бесоба» в Караганде, и о говорят о влиянии ветки трубопровода даже на работу подразделения «Казатомпрома» – Мангистауского атомного энергетического комбината.

1 июля 2020 года Другой Перевозчик – дочернее предприятие Регионального Перевозчика, подал апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции, опять добиваясь запрета строительства нефтепровода. Еще раз напомним: если трубопровод будет запущен, Региональный Перевозчик потеряет весьма крупного клиента, а вместе с ним и весьма немалые деньги. Так что эта торговая война будет длиться ещё долго.

Саян Абаев


 Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Нефтегазовый сектор: пит-стоп длиной в квартал

Аналитики «Ренессанс Капитал» считают, что II квартал стал худшим периодом года для производителей и переработчиков нефти: весь сектор накрыл «идеальный шторм», состоящий из упавшего спроса на нефть, резкого снижения цен на сырьевые товары и маржи НПЗ, а также сокращения объемов добычи и переработки.

09 Июль 2020 08:30 593

Нефтегазовый сектор: пит-стоп длиной в квартал

Тем не менее мы считаем, что худшее уже позади, в особенности для перерабатывающего сегмента. В России нашими фаворитами в секторе являются «Роснефть», «Татнефть» и «НОВАТЭК»; в развивающихся странах Европы мы отдаем предпочтение MOL Group, Grupa LOTOS и Tupras.

II квартал оказался слабым для российских нефтяных компаний

Во II кв. 2020 г. целая совокупность негативных факторов, а именно падение цен на нефть и нефтепродукты из-за пандемии и снижение спроса на нефть, способствовали усугублению положения российских нефтяных компаний – сокращению объемов добычи на 11,2% относительно предыдущего квартала ввиду соглашения ОПЕК+. Средняя цена на нефть марки Brent в II квартале составила $31,44/барр., что ниже на 54% г/г и на 38% меньше, чем в I квартале. Цена на нефть марки Urals снизилась на 53% г/г и на 33% кв./кв. Разница в цене Urals/Brent оказалась положительной во II кв. 2020 г. и составила в среднем $0.89/барр. В рублевом выражении цена на марку Urals снизилась на 47% г/г и 28% кв./кв.

Маржа переработки на европейском рынке резко упала во II квартале

Маржа переработки резко снизилась во II квартале после сильных показателей I квартала: отрасль попала под негативное влияние «идеального шторма», состоявшего из сниженного спроса на продукцию, меньших крек-спредов по ключевым нефтепродуктам (дизельное топливо, бензин и авиационный керосин), растущей разницы в цене между марками Urals и Brent и сокращения объема переработки; даже резкое падение средней цены на нефть и крек-спреды по мазуту лучше ожиданий не смогли компенсировать потери. В мае маржа оказалась минимальной, данные за июнь также был слабыми ввиду восстановления цен на марку Brent (+38% м/м), снижения крек-спредов по дизельному топливу (-17% м/м) и мазуту (-17%), а также уменьшения на $0,9/барр. разницы в цене между марками Urals и Brent, которое, однако, оказалось нивелировано ростом на 26% м/м крек-спредов по бензину.

Мы ожидаем более высоких результатов во второй половине 2020 г. и в целом сохраняем прогноз цены на марку Brent в 2020 г.

Мы считаем, что второе полугодие будет более позитивным для всего сектора, и оставляем наш прогноз цен на нефть преимущественно без изменений – в среднем $42/барр. для марки Brent в 2020 г. и $50/барр. далее. Мы полагаем, что восстановление спроса вкупе с сокращением запасов и ожидаемым нами соблюдением договоренностей ОПЕК+ должно обеспечить дальнейшее восстановление цены на нефть марки Brent до уровня, который мы считаем предельными издержками производства, а именно $50/барр. Особо отметим, что заседание ОПЕК+ 6 июня 2020 г. (по итогам которого сокращение добычи было продлено на один месяц) продемонстрировало важную вещь: страны – участницы ОПЕК+ полностью возобновили сотрудничество после мартовской размолвки и продолжают контролировать ситуацию на нефтяных рынках. Решение также создало прецедент пересмотра сокращения объемов добычи на ежемесячной основе и указало на то, что при неблагоприятной динамике цен возможно дополнительно сокращение объемов добычи.

После того как в мае-июне цена Brent восстановилась на 73%, текущая цена на нефть ($42,6/барр.) теперь превышает наш прогноз средней цены на III кв. 2020 г. – $40/барр.; при этом приверженность ОПЕК+ поддержанию равновесия на рынке нефти укрепляет нас в ожиданиях дальнейшего восстановления цен на нефть в среднем до $40/барр. в III квартале и $45/барр. в IV квартале 2020 г. Мы считаем этот уровень достаточным для поддержания адекватного уровня резервных добывающих мощностей в краткосрочной перспективе, которые позволят удовлетворить посткарантинный подъем спроса. При этом мы по-прежнему ожидаем, что в 2021 г. цена на нефть вернется к долгосрочному равновесному значению $50/барр. Наши ожидания роста цен на нефть также поддерживаются существенным уменьшением контанго по фьючерсам на один год, который снизился всего до 5% с пикового значения 80% на 21 апреля 2020 г.

«Ренессанс Капитал»


Подпишитесь на наш канал Telegram!