RU KZ
«Единое окно закупок»: итоги работы за год

«Единое окно закупок»: итоги работы за год

07:56 25 Ноябрь 2020 6334

«Единое окно закупок»: итоги работы за год

Автор:

Елена Тумашова

Телемарафон «Бизнес & государство».

Немногим больше года назад Нацпалата «Атамекен» запустила «Единое окно закупок» (eoz.kz). Электронная страница сервиса интегрирует данные от пяти основных торговых площадок – Центра электронных финансов, Евразийского электронного портала НУХ «Байтерек», холдинга «КазАгро», ФНБ «Самрук-Казына», национального агентства по развитию местного содержания NADLoC. Портал создавался с двумя главными целями – повысить прозрачность регулируемых закупок и снизить коррупционные риски в этой сфере.

О том, как работает портал, что изменилось с его помощью в сфере закупок и какие проблемы все еще актуальны, говорили участники телемарафона «Бизнес & государство» в прямом эфире телеканала Atameken Business.

15 коррупционных рисков

«Мы затронем болезненную для бизнес-сообщества тему – закупки. Это одна из сфер, подверженная коррупционным нарушениям», – открыл дискуссию ведущий Данил Москаленко.

С первыми вопросами он обратился к директору Центра мониторинга и экспертизы рынка (компания занимается формированием портала ЕОЗ) Серикбеку Елшибекову: «Насколько эффективно сейчас работает портал «Единое окно закупок» и какие проблемы удается решать с его помощью?».

«Портал начал работать с 1 августа 2019 года, он создан по заданию главы государства. Отмечу, что для малого бизнеса у портала есть бесплатные функции, для среднего бизнеса они стоят недорого – 25-50 тыс. тенге в год. Предприниматели могут получать глубокую аналитику по всем пяти площадкам по товарам, работам и услугам в разрезе регионов, чтобы при желании развернуть там свой бизнес. Также они могут получить аналитику по конкретным наиболее закупаемым товарам, работам и услугам», – рассказал спикер.

Поскольку платформа создана для выявления коррупционных рисков, то аккумулируется также определенная информация, предназначенная для аналитиков и контролирующих органов.

«Мы разработали специальный механизм – «Регион-ГЗ», выявили наиболее тонкие места, в которых происходят нарушения, и делаем по ним анализ. В общей сложности определили 15 рисков. В частности, это закупки из одного источника, отклонение от медианной цены при проведении тендера и т.д. Я хочу сказать, что агентство РК по противодействию коррупции с нами работает очень плодотворно: 19 специалистов подключено к нашему продукту. По их заданиям мы создали отдельные дашборды (инфопанели. – Ред.), по которым они ежедневно работают», – рассказал руководитель Центра мониторинга и экспертизы рынка.

Портал остановил ценовую волну

«Какие проблемы удалось решить с помощью этого портала?» – обратился ведущий к следующему участнику телемарафона, уполномоченному по защите прав предпринимателей РК Рустаму Журсунову.

«По нашему мнению, независимый мониторинг государственных закупок является инструментом общественного контроля и общественного мониторинга, то, о чем постоянно говорит и глава государства, и правительство. Прошло чуть больше года после начала использования этого инструмента – мы наглядно видим экономию. Эффект только от превентивных мер составляет более 15 млрд тенге. В качестве примера приведу ситуацию во время режима ЧП. Тогда был создан спецпорядок, согласно которому заключать договоры можно было без конкурсных процедур. Так вот, в марте-апреле мы увидели всплеск цены на однородные товары, после чего начали реагировать, и цены тут же сократились в несколько раз», – говорит собеседник.

Он отметил, что перед Центром мониторинга и экспертизы рынка (напомним, что эта структура создана НПП «Атамекен». – Ред.) ставились два блока задач. Первый – содействие субъектам МСБ в том, чтобы они могли видеть емкость рынка.

«По пяти площадкам это более 13 трлн тенге. Бизнес, специализирующийся на той или иной товарной позиции, получает возможность планировать свою деятельность. Это также будет способствовать заключению off-take-контрактов: когда вы видите всю емкость рынка, вы можете под конкретные товарные позиции наладить местное производство и локализовать его. Вы можете видеть своих конкурентов по закупкам и принимать ту или иную маркетинговую стратегию», – перечислил преимущества бизнес-омбудсмен.

Второй блок задач – превенция коррупции.

«Мы уверены, что цифровизация оказывает значительное влияние на сокращение рынка. Потому что когда вы оперируете большими данными, вы видите всю картину. Мы видим вопиющие факты, особенно в организациях социальной сферы и здравоохранения, когда идут огромные отклонения по цене. К этой работе мы привлекли нашего стратегического партнера – агентство РК по противодействию коррупции, которое именно благодаря этому инструменту – «Единому окну закупок» – сейчас сделало фокус не на репрессивных мерах, а на превенции», – поделился спикер.

Медицинские закупки на особом контроле

Данил Москаленко зачитал сообщение новостных порталов о том, что в Восточном Казахстане планировали приобрести через тендер шариковую ручку за 3 млн тенге. «Этот факт антикоррупционщики выявили с помощью «Единого окна закупок», – заметил он.

«С начала года при содействии НПП «Атамекен» сотрудники наших территориальных подразделений получили доступ к этой системе. Этот портал позволяет нам «выгрузить» плановые закупки в зоне риска – плановое завышение, искусственное завышение. Наши аналитики в ручном режиме их просматривают и направляют свои рекомендации. Дальше антикоррупционная служба работает непосредственно с организаторами закупок. Есть ряд примеров, когда нерациональное использование госсредств было предотвращено. Называли сумму 15 млрд тенге, на сегодня это уже порядка 17 млрд тенге, на такую сумму оптимизировали бюджеты более 1,5 заказчиков», – рассказала офицер по особо важным делам управления анализа коррупционных рисков департамента превенции Агентства РК по противодействию коррупции Айнагуль Карипова.

«Что будет заказчику за ручку за 3 млн тенге, какая ответственность предусмотрена?» – адресовал ведущий вопрос участнице эфира.

«За плановое завышение мы сами никого привлечь к ответственности не можем. Мы рекомендуем пересмотреть плановые закупки в сторону рациональной цены. По ВКО у нас есть примеры, когда не только ручку (по завышенной цене. – Ред.) покупают. Например, после нашего вмешательства была отменена плановая закупка папки-регистратора за 393 тыс. тенге за единицу на общую сумму 275 млн тенге. Закупка планировалась на конец года, мы полагаем, что это связано с возможной экономией на премии», – прокомментировала Айнагуль Карипова.

Она добавила, что также есть факты, когда с помощью ЕОЗ выявлялись нарушения, информация передавалась в соответствующие органы, и есть лица, которые привлечены к уголовной ответственности за хищение бюджетных средств.

Сейчас, по словам спикера, на особый контроль были взяты закупки медицинских изделий.

«Установлены факты необоснованного завышения цены при закупке аппаратов ИВЛ: поставщик продавал медучреждениям одинаковые аппараты американского производства с разницей 8 млн тенге, убыток государства превысил бы 40 млн тенге. Сейчас проводятся проверки и будут приняты процессуальные решения», – рассказала офицер.

О благосклонности и аутсайдерах

Серикбек Елшибеков подробнее остановился на опциях портала. Одна из них – возможность увидеть нарушения по закупкам в динамике по периодам и территориям.

«У нас есть понятия «лидер» и «аутсайдер»: по показателю конкурсной эффективности мы смотрим, рационально или нет используются бюджетные средства. По Костанайской области этот показатель составляет 9,91%, по Карагандинской – 9,61%, худшие показатели у ВКО, Шымкента – 5,6%, у Туркестанской области – 4%», – приводит пример спикер.

Показатели можно анализировать, сравнивать с предыдущими периодами и принимать на основе этого решения. «Это удобно и для руководства страны, и для правительства. Понятно, что для того, чтобы доказать действительность нарушения, надо более глубокой смотреть сам договор, потому что иногда бывает некорректное заполнение элементов договора», – отметил собеседник.

«Но бывает и сговор поставщика и заказчика, когда тендер проводится для «своих», – заметил Данил Москаленко.

«Есть такое, – согласился собеседник и пояснил, что на портале специально создана опция «благосклонность» по товарам работам и услугам. – Должно быть не менее пяти договоров по тому или иному товару. Например, поставщик поставляет продукты питания в этом регионе в больших объемах, потом делает ремонт компьютерной техники и еще что-то. Столь широкое поле деятельности вызывает сомнения».

Антикор видит это ежедневно в «прямом эфире». На взгляд спикера, к порталу нужно также подключить государственные органы – минздрав, МОН, МВД и остальные.

«Потому что они должны видеть своих нарушителей. Очень много нарушений у мелких организаторов торгов – школ, больниц: все закупается в основном из одного источника и суммы закупок при этом очень большие», – пояснил Серикбек Елшибеков.

«Сейчас видят все и всё»

Рустам Журсунов добавил к этому, что важно понимать две вещи. «Первое. Агентство по противодействию коррупции работает, но всех посадишь. И так в обществе уже сложилось некое напряжение по этому поводу. Наша основная задача – донести до всех организаторов торгов, что сейчас видят все и всё. Мы готовы дать доступ журналистам, пусть проводят расследования. И вот тогда будет дисциплина, и все будут в тонусе», – говорит спикер.

Второе: тендеры и конкурсы – это финальная часть. «Планирование происходит во время бюджетирования, и вот здесь основная проблема. Потому что как происходит процесс бюджетирования? Администратор бюджетной заявки обращается к паре коммерческих организаций и на базе этого делают бюджет. А к кому обращаются? Зачастую к своим знакомым и друзьям», – обрисовывает ситуацию бизнес-омбудсмен.

Он рассказывает, что уже больше года идет разговор с министерством финансов о необходимости проведения контрольной работы при анализе бюджетных заявок, в том числе поступающих от местных исполнительных органов. В свое время минфин обратился с просьбой проанализировать бюджетирование воинского пайка. Анализ показал завышение по всей республике на 10 млрд тенге.

«Необходимо смотреть детально. Когда делается бюджетная заявка, конкурс идет на понижение и потом мы смотрим, на сколько снизилась цена. По Костанайской области конкурсная эффективность почти 10%, это значит, что все идет через конкурс, и это реальная конкуренция. А есть районы, где конкурсная эффективность всего 2%, и это говорит о том, что идет «заточка» конкурсной документации, закупки происходят из одного источника. Или показатель «благосклонности»: как можно заключить 200 контрактов на год с одним и тем же ипэшником, от ручки до крупной техники. Или система видит, когда вы строите здание в течение пяти дней», – говорит Рустам Журсунов.

Бухгалтера не виноваты

«Закупки – это для нас больная тема, – вступила в беседу бухгалтер ГУ «Песчанская среднеобразовательная школа № 2» (Павлодарская область) Ольга Тишкина. – Вижу, что вы обвиняете школы. Я работаю бухгалтером в школе с 2005 года, с 2009 года бухгалтерам бюджетных организаций почему-то вменили в обязанность вести работу специалистов по госзакупкам. Хотя эту работу должен выполнять отдельный менеджер либо обязательно должен присутствовать юрист».

На бухгалтеров возложили не профильные для них обязанности, но при этом они несут административную ответственность со всеми штрафами.

«Мы боимся ответственности, с нас ведь спрашивают потом. И нам доводят освоение средств, его нужно сделать в срок», – делится проблемой бухгалтер.

Ее поддерживает коллега – главный бухгалтер акимата Кербулакского района Алматинской области Гульмира Аденова.

«У нас проблема в нехватке специалистов. Закупками должен заниматься отдельный специалист, потому что очень много времени у нас занимает составление планов, поиск техспецификации. Так как у нас сельская местность, то добавляется стоимость доставки, и цены получаются выше, чем в крупных городах», – обрисовывает она ситуацию.

Почему пока нельзя выложить шаблоны?

Комментируя это, директор Центра мониторинга и экспертизы рынка рассказал, что на портале ЕОЗ идет работа над загрузкой искусственного интеллекта: в автоматическом режиме он будет отвечать на вопросы по закупкам. Сейчас специалисты центра консультируют по телефону, также информацию можно получить у министерства финансов. Серикбек Елшибеков заметил также, что в вузах действительно не преподают такую специальность – специалист по закупкам. Закупками должен заниматься человек с юридическими и экономическими знаниями. Министерству образования и науки можно было бы об этом задуматься.

«Мы ведем активную работу с министерством финансов. Одно из предложений, которое мы им озвучивали, – создание усредненной технической спецификации для того, чтобы заказчики на местах имели возможность выбирать готовые шаблоны. Потому что они, как правило, покупают стандартный набор инструментов – ручки, бумагу, уголь в некоторых школах, продукты питания для детских садов и т.д. Описать этот продукт нормально при заявке они не могут. И это действительно серьезная проблема», – рассказал Серикбек Елшибеков.

Центр сейчас совместно с минфином над этим работает, собирает информацию по техспецификации.

«Дорабатывать этот продукт необходимо с минфином. Мы не можем, не согласовав с органом, который непосредственно отвечает за закупки, выставить усредненную техспецификацию на шаблонные товары», – пояснил спикер.

Ведущий эфира уточнил, насколько активно в этом вопросе действует минфин, пошел ли он навстречу центру по этим предложениям.

«Был период, когда мы очень активно с министерством работали и оказывали ему помощь при создании бюджетных программ. Но в какой-то момент министерство, видимо, переключилось на другие проблемы. Это, к сожалению, вызывает недоумение, потому что именно сейчас, в конце года, требуется жесткий контроль над качеством исполнения бюджета и эффективностью затрат. Чтобы на следующий год не стали «всплывать» уголовные либо административные штрафы по идущим сейчас тендерам», – считает Серикбек Елшибеков.

Быстрые поставки вызывают сомнения

Главный специалист НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» Асылбек Доспергенов отметил, что госкорпорация одной из первых приобрела ключи у Центра мониторинга и экспертизы рынка и начала пользоваться порталом «Единое окно закупок», и сейчас этот сервис используется во всех ее филиалах. «Проводится работа, делается анализ цен, чтобы в будущем не допускать такие нарушения, которые сейчас происходят. Также госкорпорация приобрела дашборд «Регион-ГЗ», который показывает нарушения в разрезе регионов», – рассказал гость эфира.

Он считает, что у ЕОЗ есть «недоработка»:

«Сумма договора с коротким сроком поставки, показывает как на возможное нарушение. На самом деле портал не позволяет предоставить поставщику менее 15 календарных дней, но он показывает это как возможное нарушение. Это по товарам. Так же есть по услугам, где поставщик исполнил, например, в течение 29 дней, оказал нам услугу, но это все равно считается нарушением».

«Это действительно так. Почему мы взяли сумму договоров и считаем с короткими сроками поставки, в правилах закупок указаны сроки, и они ограничены. Но когда фактическое исполнение по товарам меньше пяти дней, это вызывает сомнение: за такой короткий срок поставить по регионам товары проблематично. Мы не пишем, что это нарушение. Мы указываем на то, что нужно посмотреть на саму техспецификацию, нет ли там «заточек» под конкретного поставщика, когда тендер идет, а человек уже стоит с КамАЗами, загруженными товаром, и готов поставить. Такие факты существуют», – прокомментировал Серикбек Елшибеков.

Кто отвечает?

Один из вопросов телезрителей касался необходимости усиления ответственности должностных лиц за нарушение процедуры закупок.

Говоря об этом, Серикбек Елшибеков отметил, что большая проблема заключается в невозможности определить «конечного бенефициара», ответственного за все госзакупки в стране.

«Агентство РК по противодействию коррупции может, насколько мы понимаем, либо по уголовным делам, когда существует факт взятки, либо по действиям упреждающим. А вот когда существуют факты и, так скажем, доказательная база очень активная, – вот тут мы пробовали разобраться, кто ответственен, но, к сожалению, так и не нашли, потому что в законодательстве ответственность всех госорганов прописана расплывчато», – заключил спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала Atameken Business и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

×