/img/tv1.svg
RU KZ
Экономика правит медициной

Экономика правит медициной

Международные эксперты посоветовали Казахстану не брать пример с Германии.

14:57 20 Июнь 2018 10272

Экономика правит медициной

Автор:

Алина Альбекова

Фото: Руслан Мухамадеев

Школа медицины Назарбаев Университета на два дня превратилась в диалоговую площадку для 30 казахстанских и зарубежных экспертов в области экономики и медицины. Основной темой для дискуссии стали реформы финансирования здравоохранения для обеспечения всеобщего охвата населения медицинской помощью.

Казахстан вошел в глобальную сеть

Первая межстрановая конференция по партнерскому сотрудничеству, организованная совместно Министерством здравоохранения и Республиканским центром развития здравоохранения (РЦРЗ), собрала на столичной площадке представителей сразу всех организаций – партнеров глобальной сети P4H. Среди них: Всемирная организация здравоохранения, Всемирный банк, Международная организация труда, Африканский и Азиатский банки развития, Глобальный фонд, а также институты здравоохранения Франции, Германии, Марокко, Испании, Швейцарии и США.

Казахстан, точнее РЦРЗ, вступил в эту организацию только в прошлом году, но уже претендует на звание «контактного пункта», то есть некоего хаба для регионального сотрудничества сети в Центральной Азии. С помощью таких пунктов, по словам координатора сети P4H Клода Мейера, организация намерена расширять свое присутствие во всех странах и регионах.

«У нас много партнеров, и с годами мы только разрастаемся. Сейчас на стадии рассмотрения находятся заявки от Школы общественного здравоохранения Сеула, Банка развития Совета Европы, также ведутся переговоры с Филиппинами. Казахстан – один из немногих, кто вошел в состав управляющего комитета», – отрапортовал г-н Мейер в ходе конференции.

Цели организации, по его словам, актуальны для всего мира. Это обеспечение здоровья и финансовая защита населения, а также мониторинг качества медуслуг. Одним из главных вопросов при этом является адекватное финансирование здравоохранения. В этом вопросе, по его словам, много заинтересованных сторон и людей, которые хотят этим заниматься. Но вся беда в том, что их действия не скоординированы.

«Кто-то работает над фискальным пространством, кто-то занимается распределением бюджета, и очень часто всем им не хватает сотрудничества. Наша организация создана для того, чтобы помогать решать подобные проблемы», – уточнил он.

Эксперт напомнил, что «дружественными» секторами для здравоохранения являются сектор социальной защиты и финансирования. Именно эти три организации и стали 11 лет назад основателями сети P4H: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международная организация труда (МОТ) и Всемирный банк. В то время, по словам координатора сети, никто не рассматривал здравоохранение с точки зрения финансирования и всеобщего охвата, говорилось лишь о борьбе с конкретными заболеваниями. Поэтому он назвал создание этой организации инновационным шагом.

«Сейчас мы рассматриваем здравоохранение совсем в другом контексте. У нас теперь общая для всех стран мира цель – устойчивое развитие. Если ранее фокус был сделан на развивающихся странах или странах с уровнем доходов ниже среднего, повестка сегодняшнего дня универсальная для всех стран – достичь более лучших результатов и всеобщего охвата населения в мире медицинским обслуживанием. Во многих странах, в том числе и в Казахстане, финансирование здравоохранения и всеобщий охват обсуждаются только с технической стороны, а должны рассматриваться в политическо-экономическом аспекте. Еще мы считаем важным говорить о роли тех людей, которые играют определенную роль в финансировании здравоохранения и во всеобщем охвате, какой вклад они вносят в изменения, мы хотим, чтобы они стали командой, которая бы доверяла друг другу и взаимодействовала», – добавил зарубежный эксперт.

Напомним, ранее в интервью abctv.kz руководитель центра экономики здравоохранения РЦРЗ Зарина Темекова отмечала, что площадка P4H призвана обеспечить международное сотрудничество в сфере финансирования здравоохранения и защиты здоровья, а также содействовать укреплению систем здравоохранения в странах-участницах.

К слову, сеть имеет свою цифровую платформу www.p4h.world, подписавшись на которую любой человек может получить доступ к обсуждению вопросов финансирования здравоохранения в разных странах мира, связаться с экспертным сообществом, где сегодня насчитывается более чем 1300 экспертов. Здесь же, как выяснилось, можно найти интересные документы по финансированию здравоохранения и поучаствовать в различных проектах.

Медицина без границ

Главный специалист по вопросам здравоохранения из кластера секторального консультативного отдела департамента по устойчивому развитию и изменению климата Азиатского банка развития Эдуардо Банзон, который работает не только с тихоокеанскими странами, но и с Центральной Азией, в том числе с Казахстаном, разъяснил: то, что в некоторых странах до сих пор называют всеобщим охватом, многие сегодня называют социальным медицинским страхованием. И на эти цели, по его данным, сегодня выделяется немало средств. С 2014 года финансирование здравоохранения во всем мире в реальном выражении увеличилось в два раза. Только в Республике Фиджи было выделено 2,4 млрд на субсидии для малоимущих, получивших медуслуги.

Меж тем в Казахстане, согласно данным национальных счетов здравоохранения, в совокупности со всех источников финансирования на эту отрасль расходуется значительно меньше средств (3,6% к ВВП), чем в группе стран с аналогичным уровнем социально-экономического развития (6,3% к ВВП) и в странах – членах ОЭСР (9,3% к ВВП). Тогда как для обеспечения эффективности функционирования системы здравоохранения ВОЗ рекомендует выделять как минимальную необходимую величину 6-8% ВВП при бюджетном финансировании в развитых государствах и не менее 5% от ВВП в развивающихся странах, к которым относится Казахстан.

Г-н Банзон заметил, что причиной создания фондов страхования, или так называемых единых плательщиков, во многих странах стало неэффективное использование государством средств, выделенных на здравоохранение. Он уверен, что система медстрахования даст новый стимул для развития здравоохранения: если медики будут получать соответствующую оплату, они станут принимать сто пациентов вместо двух, если будут получать надбавку за качество услуг, будут соответственно работать.

Однако при этом эксперт отметил, что инвестировать нужно не только в кадры, но и в поставщиков, чтобы улучшить их работу. Тогда как те в обязательном порядке должны использовать информационные системы, которые помогают не только усовершенствовать процесс оказания помощи, но также обеспечить прозрачность и открытость процесса финансирования.

Неформальный, точнее, «бедный» сектор в большинстве стран, по словам представителя Азиатского банка развития, обычно субсидируются из бюджета, что создает определенную нагрузку на государства и заставляет искать ответы на вопрос, как перевести их в формальный сектор. Но остаются еще страны, в которых неформальный сектор должен самостоятельно вносить за себя взносы в фонд страхования. В странах, как Индия или Индонезия, вообще проблема определить, кто бедный, а кто нет, за кого нужно субсидировать, а за кого нет. Жителям Филиппин, например, из бюджета оплачивается только гемодиализ, в остальных случаях страховка не покрывает расходы.

Эксперт предложил Казахстану подумать об охвате медуслугами рабочих-мигрантов, которые сегодня передвигаются по всему миру и в большинстве случаев никак не охвачены услугами здравоохранения. А также по включению в пакеты страхования услуги по оплате лечения за рубежом.

«Если 10 лет назад мне было сложно прилететь в Казахстан, потому что нужны были визы и самолеты летали только три раза в неделю, а сейчас уже есть разные рейсы из разных стран мира. Границы стираются, и это большая проблема для многих стран, потому что люди могут получить те услуги, которые не получили у себя в стране, за границей. Вы должны подумать над тем, чтобы всеобщий охват в рамках медстрахования был обеспечен не только внутри страны, но и вышел за пределы государства», – поделился он своим мнением.

Перед всеми странами, по словам Эдуардо Банзона, на сегодняшний день стоит вопрос, как измерять успех медстрахования. Споры на эту тему начались еще тогда, когда начали разрабатывать цели устойчивого развития.

«Хорошие цифры – это не показатель хорошей охраны здоровья. Если даже вы покажете, что у вас в фонде много человек, это не говорит о том, что ваши люди защищены от разных заболеваний, ведь от незапланированных катастрофических затрат на здравоохранение никто не застрахован. Поэтому успешность реформ в финансировании здравоохранения сложно измерить и объяснить. Непонятно, где взять информацию, чтобы обосновать эти данные. Как можно объяснить всеобщий охват, когда текущий индикатор – это индекс услуг здравоохранения, как объяснить, что в этот индекс не входят услуги психологического здоровья? Мы над этим сейчас работаем», – заверил он.

Германия – не пример

Список участников межстрановой конференции в Астане не ограничился только лишь партнерами сети, к «диалогу» также подключились: Великобритания, Эстония, Австралия, Польша, Сингапур, Турция, Россия, Таиланд, Китай, Шри-Ланка, Монголия, Кыргызстан, а также представители таких агентств, как GIZ (German Internayional Cooperation Agency) и TITCK (Turkish Medicines abd Medical Devices Agency).

Одной из старейших систем медстрахования в мире признана германская, заработавшая еще в 1881 году и действующая по сей день.

«За 137 лет наша система пережила несколько смен режима, диктаторство, коммунизм, две мировые войны, финансовый кризис, рецессии и высокую безработицу. Да, за это время у нас были фундаментальные изменения в демографии, но социальное медицинское страхование все еще существует. Это показывает, что правильно выстроенная система может быть гибкой и адаптивной. Я думаю, все дело в принципах солидарности и солидарной ответственности, то есть совместное признание рисков разными группами людей: молодежью и пожилыми, семьями и одиночками, здоровыми и больными. Это абсолютно другой подход, нежели в частном страховании, когда высчитывается страховая выплата при наступлении рисков. И, если вы высокоразвитое общество, вы должны это учитывать. Я думаю, что вам, как стране бывшего Советского Союза, где всеобщий охват был всегда, легче понять и принять эту концепцию», – высказал свое мнение директор программы GIZ Жан Оливье Шмидт.

Несмотря на эти принципы и «долгую жизнь» системы, эксперт заметил, что на сегодняшний день даже в Германии нет стопроцентного охвата населения страхованием, потому как, помимо коренного населения, в качестве получателей услуг рассматриваются еще мигранты и беженцы.

Причиной «неэффективной» работы фонда в большинстве стран, по его мнению, являются не плохая медицина или нехватка высококвалифицированных кадров, а неправильные люди в управлении фондом. В Германии этот процесс выстраивался годами, и на сегодняшний день уже разработаны трехлетние программы, дающие профессию «клерка по социальному страхованию». Больше 85% нынешнего персонала фонда страхования в Германии, по словам Жана Оливье Шмидта, прошли обучение именно по этой программе.

«Они рассчитывают все страховые премии, учитывают все требования и консультируют работодателей по законодательству, они взаимодействуют с потребителями, то есть с клиентами. Это их основная функция. Однако в фонде не ограничиваются только юристами, там есть и врачи с медицинским образованием, чтобы оценивать поступающие требования и, конечно, осуществлять контроль с помощью информационных технологий», – разъяснил он.

И если системой медстрахования Германия может гордиться, то с цифровым здравоохранением все плохо. По словам профессора Мангеймского института общественного здравоохранения и Гейдельбергского университета в Германии Конрада Оберманна, все попытки Германии перейти к информационным технологиям остаются безуспешными.

«Исландия и Южная Корея показывают хорошие примеры, но, к сожалению, не Германия. Целая плеяда врачей сопротивляется этому, потому что понимает, что это ведет к увеличению прозрачности, чего они не хотят. Поэтому на протяжении 10 лет большого прогресса в электронном здравоохранении у нас нет. И если смотреть на прогресс технологий, пожалуйста, не смотрите на пример Германии», – посоветовал эксперт.

Кроме того, по его мнению, всеобщий охват населения медуслугами является недостижимой целью. Обеспечение ста процентов качественной помощи и финансовой защиты, по словам г-на Оберманна, это постоянная политическая борьба, нежели сиюминутная техническая задача или цели.

«Недостаточно просто рассмотреть какие-то специфические вопросы медицинского характера здравоохранения, их нужно еще дополнять сильными программами общественного здравоохранения, для того чтобы достичь значительного улучшения здоровья населения», – дополнил он.

Конрад Оберманн также отметил, что слепое копирование опыта других стран не приведет к успеху, наоборот, может привести к колоссальным и совсем не нужным расходам. По его мнению, в этом вопросе важен поиск национального пути – казахстанского.

Алина Альбекова

Почему бездетность стала госпроблемой в Казахстане

Бесплодным семьям выделят 7 млрд тенге на ЭКО. Предполагается, что очередь на экстракорпоральное оплодотворение будет закрыта за год.

08 Сентябрь 2020 13:35 2211

В 2021 году Казахстан сможет полностью закрыть существующую очередь на процедуру ЭКО. В ней сегодня стоят более пяти тысяч семейных пар, причем многие из них ждут свою квоту по несколько лет. Таким мнением с inbusiness.kz поделилась директор Института репродуктивной медицины (ИРМ), член правления профильной ассоциации, акушер-гинеколог высшей категории и эксперт ВОЗ по репродуктивному здоровью – Тамара Джусубалиева.

При этом на 7 тыс. новых ежегодных квот будет выделяться из бюджета порядка 7 млрд тенге ($16 млн), одна процедура обходится казне примерно в 850 тысяч тенге.

Ожидается, что на этой неделе будет сформирована рабочая группа из экспертов Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ) и чиновников, которая займется изменением порядка распределения квот в рамках новой госпрограммы «Аңсаған сәби». О проекте Касым-Жомарт Токаев объявил в ходе ежегодного послания народу 1 сентября. Напомним, президент выразил обеспокоенность семейно-демографической ситуацией, отметив, что каждая шестая семейная пара не может иметь детей, и, по данным соцопросов, именно эта причина становится основной в 20% случаев разводов в РК.

ЭКО без барьеров

Самое важное новшество для казахстанцев, по словам спикера, – в смягчении критериев получения квоты на ЭКО. Расширить медицинские основания как раз и намерена рабочая группа. Если раньше к бесплатной программе допускали только «самые перспективные случаи», то есть те пары, где женщина имеет более высокие шансы на успешную подсадку и рождение ребенка, то сейчас возможность получат и так называемые тяжелые клиенты.

«Не каждая ведь бесплодная пара могла стать в очередь на бесплатное ЭКО. Ограничения были введены именно потому, что процедуру оплачивает государство, и мы обязаны сделать так, чтобы после каждой программы родился здоровый долгожданный ребенок. Поэтому и успех программ, конечно, хороший – больше 50% успешных подсадок. Теперь квот будет больше, и мы сможем расширить показания. То есть практически каждая женщина, которой показано ЭКО, сможет пройти бесплатную эту процедуру. Ожидание очереди ведь идет только во вред женщине. И такой ситуации, когда пары ждут по два-три года, уже не будет. Если ЭКО – единственный выход, мы делаем протокол, а вы быстро становитесь на учет в свою женскую консультацию и получаете квоту», – отметила директор ИРМ.

Количество бесплодных пар в Казахстане остается под вопросом. Как заявил сегодня СМИ первый замруководителя администрации президента Даурен Абаев, на учете стоят около 14 тысяч бездетных пар, но эксперты считают, что их может быть больше. Врачи уже несколько лет говорят о необходимости создания национального регистра бесплодных, чтобы власть могла реально оценивать ситуацию. Речь – о регистрации женщин и мужчин по всем регионам, кто когда-либо обращался за лечением и подтвердил диагноз «бесплодие». По оценкам экспертов, сегодня это уже 18% супружеских пар, и динамика растущая. Объявленные госмеры позволят выявить еще больше граждан, которые не вставали на учет, но теперь будут иметь дополнительный стимул, считают специалисты,

Только в Институт репродуктивной медицины ежегодно обращаются около 10 тысяч пар. 60% из них успешно проходят лечение от бесплодия, остальные 40% нуждаются во вспомогательных технологиях ЭКО. За четверть века в Казахстане вырастили «из пробирки» 18 тысяч детей, многие из которых уже сами стали родителями.

Программы ЭКО в Казахстане реализуют около 25 клиник. Абсолютное большинство проведенных процедур – коммерческие. В последнее время бесплатное лечение получали по 900 женщин в год, что не более 12% от общего числа проводимых программ. Но с учетом выделенных 7 тыс. квот теперь ЭКО будут проходить около 17 тысяч казахстанских семей ежегодно.

По данным Европейской ассоциации репродукции человека ESHRE, на 1 млн населения в стране должно быть полторы тысячи льготных программ ЭКО. То есть в Казахстане пока в три раза меньше по европейским меркам. И если 3% маленьких жителей Европы уже рождаются с помощью ЭКО, то в нашей стране это лишь 0,3%. В большинстве развитых стран программы ВРТ полностью оплачиваются госбюджетом или покрываются госстраховкой: Израиль дает бездетной паре неограниченное число квот до рождения второго ребенка, Франция выделяет супругам по четыре бесплатных попытки, Аргентина – три, Россия – ежегодно, вплоть до успешной подсадки, Австралия – без ограничений до 49 лет, пока не родится малыш. Что важно, Казахстан, в отличие от многих стран, готов квотировать семьи, в которых уже есть дети, и одобрять льготную программу ЭКО на второго, третьего ребенка.

«Для Казахстана, имеющего традиции многодетности в семьях, такие новости – просто чудо. И увидите, через год у нас будет уже не 0,3% детей, рожденных после ВРТ, а минимум 2%. Пойдет бум! Если мы хотим показать уровень цивилизованности нашего государства, то главный индикатор – это в первую очередь семья, дети, это отношение к женщинам», – подчеркнула Тамара Джусубалиева.

Бизнес и государство – на борьбу с бесплодием

Обратить внимание государства на проблемы с ростом бесплодия населения последние годы активно пытается Казахстанская ассоциация репродуктивной медицины. Она объединяет около 300 специалистов рынка. В конце прошлого года ассоциация направила обращение президенту, в котором подробно расписан этот вопрос. Глава КАРМ – репродуктолог Вячеслав Локшин отметил, что лечению методами ЭКО поддается примерно каждый второй случай бесплодия, при этом успех подсадки, естественно, не гарантирован. И одной паре может понадобиться сразу несколько квот. Если с 2010 года казахстанские клиники провели 7800 бесплатных программ ЭКО, то рождением детей дело закончилось только в 2700 случаев. Таким образом, реальная потребность бесплодных пар в квотах покрывалась не более чем на 5%.

«Самой большой проблемой развития репродуктивных технологий в нашей стране является финансовая недоступность лечения для большинства нуждающихся в этом пациентов», – отмечалось в обращении главе государства. Рынок предлагал постепенно увеличивать количество программ на тысячу в год, доведя до 10 тысяч за пять лет. В таком случае рождалось бы более 3,5 тысячи детей ежегодно.

При этом предприниматели говорили о возможности нарастить частные инвестиции в здравоохранение за счет ГЧП, размещения госзаказа, что позволило бы сэкономить бюджетные деньги на новом капитальном строительстве там, где уже успешно работают негосударственные клиники.

«Практически все передовые достижения в этой сфере достигнуты частными клиниками почти без господдержки», – подчеркивал Локшин.

Ответ ассоциации поступил от теперь уже экс-вице-министра здравоохранения Лязат Актаевой. Она сообщила, что в рамках ГОБМП ежегодные квоты на процедуру ЭКО в 2021 г. планировалось довести до полутора тысяч, а касательно развития репродуктивной медицины частникам нужно «внести свои предложения». Но в итоге, как мы увидели в послании президента, квотирование было увеличено сразу в семь раз, а про существующую проблему бесплодия в стране было объявлено с самой высокой трибуны.

Что касается лечения бездетности, исключая ЭКО, то казахстанцам доступны практически все существующие в мире современные вспомогательные репродуктивные технологии, говорят специалисты. Клиники имеют самое новое оборудование, а местные врачи – регулярную практику за рубежом. И за лечением, которое дешевле, чем в других странах, обращаются иностранцы: порядка 800 иностранных туристов приезжали в Казахстан специально за таким лечением.

«Клиники по лечению бесплодия не должны быть только лабораториями, они должны быть многопрофильными: и хирургия, и лапароскопия, и генетика, и пр. Мы, например, уже можем сохранять репродуктивную функцию у онкологических больных. Перед лучевой терапией, которая гарантирует бесплодие, у пациента культивируется яичниковая ткань, и, после того как онкологи скажут, что пациентка вылечилась, мы подсаживаем ее обратно и можем стимулировать беременность. Или мужское бесплодие – это, кстати, уже половина случаев! И у нас на уровне микрохирургическая урология. Оперативным путем под мощным микроскопом мы можем выявить сперматозоиды и провести оплодотворение», – рассказала глава ИРМ Тамара Джусупбалиева.

Эффективность лечения бесплодия у супружеских пар, пролеченных в рамках ГОБМП, выросла с 13% до 34% по основному показателю Take home baby (рождение ребенка), что значительно превышает средние показатели ведущих европейских стран.

С проблемой бездетности, по словам эксперта, стали чаще обращаться пары старше 35 лет, хотя годами ранее это были в основном тридцатилетние пациенты. А одной из самых распространенных причин бесплодия остаются так называемые ошибки молодости. В этом году правительство выделило грант на информирование казахстанской молодежи о безопасном поведении.

Деликатный вопрос

Увы, но, по данным демографического отчета ООН, Казахстан находится в топ-10 стран мира по количеству разводов и лидер среди соседей по бывшему СНГ. За год в РК заключается порядка 130 тысяч браков, и разводов на эту цифру приходится около 50 тысяч. Большая часть – на севере страны, меньшая – на западе и в южном регионе. Таким образом, каждая третья семья в итоге распадается, а причиной расставания в 20% случаев, как отметил президент, является бездетность.

Заявление главы государства, по всей видимости, основано на данных республиканского соцопроса, опубликованного в конце прошлого года ОФ «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана» и НАО «Центр поддержки гражданских инициатив». Авторы исследования констатировали, что «в Казахстане наступил период второго демографического перехода, который связан с изменением структуры и функций семьи». В числе прочего в докладе отмечается, что повысился возраст вступления в брак и рождения детей, а разводится из-за бесплодия каждая пятая семья.

Психологическую помощь бездетным парам сегодня готовы оказать десятки специалистов, и часто они работают при клиниках, где проводят ЭКО. Семейный психолог Юлия Золотарева рассказывает, что на разводе чаще настаивает именно мужчина, велико в этом вопросе и влияние родственников, с которыми, по словам специалиста, нужно «ласково расставлять границы».

«В семи из десяти случаев приходят только женщины, стремясь сохранить брак. При этом они жалуются на родственников мужа, на самого мужа, которые ставят сроки, условия: если не забеременеешь за три месяца, мы с тобой разведемся. В обществе до сих пор сохраняется и много мифов, что ЭКО – это «неестественно», «виновата женщина». Уже доказано, что давление в этом вопросе только снижает шансы на успех вспомогательных репродуктивных технологий», – подытожила специалист.

Виктория Кучма


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Рак легкого в РК: проблемы и перспективы

В августе в мире прошел Всемирный день борьбы с раком легкого, и весь минувший месяц в Казахстане проводились научно-образовательные мероприятия с участием ведущих онкологов страны и международных специалистов. 

04 Сентябрь 2020 15:02 2648

Казахстанские и зарубежные эксперты обсудили состояние диагностики рака легкого в Казахстане, возможности и перспективы лечения пациентов, а также нерешенные потребности в области борьбы с раком легкого в РК.

В Казахстане рак легкого занимает второе место в структуре онкологических заболеваний и первое место по смертности. Около 3500 случаев злокачественного новообразования выявляется ежегодно в РК, в то время как шестеро-семеро казахстанцев умирают от рака легкого ежедневно. Летальность от рака легкого в течение одного года составляет 50%, а при отсутствии адекватной терапии 80% пациентов гибнут в течение двух лет. И только 23,46% пациентов с раком легкого, согласно статистике, смогут прожить пять лет и более. Самые высокие уровни заболеваемости и смертности от рака легкого отмечаются в Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Северо-Казахстанской, Акмолинской и Карагандинской областях.

Говоря о причинах возникновения рака легкого, эксперты отмечают прежде всего курение.

«Развитие рака легкого зависит от стажа и интенсивности курения. В последнее время в ряде зарубежных публикаций были сведения о том, что и курение электронных сигарет тоже приводит к развитию рака легкого. А утверждение о том, что легкие сигареты не вызывают рак, а тяжелые вызывают – это вообще заблуждение. Курение является основной причиной возникновения рака легкого, и об этом всем нужно помнить. То, что в основном от рака легких страдают мужчины, как раз объясняется тем, что среди курящего населения мужчин больше. Курение – один из главных врагов, и его роль в развитии рака легкого неопровержима», – отметила заведующая отделением химиотерапии Карагандинского областного онкологического центра Индира Омарова.

Эксперт также подчеркнула, что смертность от рака легкого занимает первое место среди всех онкозаболеваний, и это во многом связано с низкой онконастороженностью населения и, как следствие этого, поздним выявлением большинства случаев заболевания.

«В Казахстане сейчас есть все возможности, чтобы своевременно выявить рак легкого. Для этого не нужно никаких сверхмодных и новых методов исследования. Достаточно того, чтобы население раз в год проходило обычную флюорографию. Наиболее эффективно – рентген легких или компьютерная томография. Несколько лет назад внедрили пилотный проект в ВКО – низкодозная компьютерная томография, который дал очень хорошие результаты, и выявляемость резко увеличилась», – рассказала Индира Омарова.

Сегодня в нашей стране скрининги по раннему выявлению, обязательному прохождению флюорографии взрослого населения введены в обязательные программы здравоохранения, также проводятся разъяснительные работы с населением по онконастороженности. Кроме того, стали доступны инновационные методы молекулярно-генетического исследования различных мутаций, иммуногистохимическое исследование. Эти методы вывели выявление заболевания на другой уровень, и благодаря точному определению мутации стало возможным определить и тип рака легкого, и назначение таргетной терапии.

Рак легкого, как известно, классифицируется на два основных типа: мелкоклеточный рак легкого (МРЛ) и немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ). Распознавание типов рака легкого очень важно, так как для них характерны различные особенности роста и распространения, а также разные способы лечения. На долю МРЛ приходится около 15-20% случаев рака легких, а самым распространенным типом рака легких является НМРЛ, на долю которого приходится около 80-85% всех случаев. При этом самым частым НМРЛ являются аденокарциномы – 50% всех случаев НМРЛ.

Три референс-центра в Нур-Султане, Алматы и в Караганде проводят молекулярно-генетическое тестирование для всех областей РК. Если возникают какие-то сложности, то любое онкологическое учреждение может напрямую получить методическую помощь в решении любого вопроса в Казахском институте онкологии и радиологии.

Какова же в Казахстане ситуация с лечением рака легкого? В последние годы оно выведено на новый уровень, в том числе благодаря развитию таргетной терапии, то есть лекарственной биотерапии, основанной на точечном или адресном воздействии на разные клеточные мутации, которые позволяют минимизировать токсичность и увеличить продолжительность жизни. Также возможности лечения рака легкого существенно расширились с тех пор, как в 2007 году была идентифицирована так называемая АЛК-мутация.

До недавнего времени в Казахстане было зарегистрировано четыре препарата из группы АЛК-ингибиторов. Это препараты первого и второго поколения. Но в этом году японская биофармацевтическая компания, которая активно развивает направление разработки и производства инновационных онкологических препаратов, зарегистрировала на казахстанском рынке препарат нового поколения «Бригатиниб», вошедший в список Казахстанского национального формуляра для лечения пациентов в первой и во второй линиях терапии.

Прорыв в эффективности борьбы с раком легкого специалисты связывают и с внедрением современных методов исследования, доступных каждому пациенту в Казахстане.

«Молекулярно-генетическое тестирование, иммуногистохимическое исследование позволяют определить, с каким конкретно видом клеток мы имеем дело. Безусловно, когда мы знаем врага в лицо, так сказать, можем воздействовать фокусно. Также прорыв в выборе тактики ведения произошел за последнее время благодаря возможности проведения ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная компьютерная томография), это метод определения распространения опухолевого процесса, метаболической активности опухолевых клеток. Имея в арсенале все эти виды исследований, мы можем определить тактику ведения, опираясь на национальные протоколы лечения и международный опыт. Сейчас, в эпоху цифровизации, или диджитализации, мы имеем возможность черпать информацию о международном опыте ведения пациентов с раком легкого, делиться своим собственным опытом с коллегами и учеными со всего мира», – отметил врач-онколог НАО «Западно-Казахстанский медицинский университет имени Марата Оспанова» Юрий Старченко.

Оказание своевременной качественной медицинской помощи, которая включает высокоэффективные таргетные препараты, обеспечивается в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) – это, безусловно, дает надежду пациентам Казахстана и позволяет вывести состояние онкологической помощи в стране на более высокий уровень. Тем не менее эксперты призывают казахстанцев и самим не забывать об онконастороженности и своевременно проходить скрининги и профилактические осмотры.


Подпишитесь на наш канал Telegram!