/img/tv1.svg
RU KZ
Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Нефтегазовая отрасль была и остается основным источником дохода бюджета нашей страны. Что ждет отечественную «нефтянку» в ближайшие время, в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал российский эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко.

11:18 19 Март 2020 9548

Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Автор:

Кульпаш Конырова

– Господин Ивахненко, о последнем падении цен на нефть сегодня говорит разве что не ленивый. Одни пророчат дальнейшее падение мировых цен, другие – наоборот. Как Вы думаете, вернется ли цена на нефть на прежний уровень, в $60 за баррель?

– В ближайшее время мы станем свидетелями активных биржевых спекуляций, когда цена на нефть будет то падать, то отыгрывать падение. Тем не менее этот период не будет слишком длительным, поскольку спрос на нефть снизился, но остается значительным. Тогда как снижается и предложение от Ирана и Ливии.

А президент США Дональд Трамп заявил, что намерен заполнить хранилища нефтью до краев. Индия намерена увеличить закупки нефти. Это все вместе поддержит спрос на нефть.

И хотя в Китае – крупнейшем потребителе нефти – спрос снизился, в Европе замедляется, но в Южной Азии положение не так драматично. Таким образом, глобальный рынок слишком велик для отказа от нефти, чтобы «похоронить» отрасль или даже сократить потребление на десятки процентов. Но для возвращения цены к $60 потребуется больше времени, чем нынешний год.

Сегодня также актуальна тема коронавируса, и мы не можем говорить о влиянии пандемии на отрасль. Можете ли Вы дать свое видение влияния этого фактора на Казахстан?

– Конечно, влияет. Вы видите сами, города и страны закрываются для перемещения людей. Там, где возможно, сотрудники переводятся на удаленную работу и не ездят в офис, не покупают бензин.

Но это имеет больше психоэмоциональные последствия, потому что объемы грузовых перевозок сокращены в гораздо меньшей степени. А объем товаропотоков всегда был значительнее пассажиропотоков.

В то же время многие эксперты считают, что коронавирус – это своего рода «повод» для снижения объема мировой экономики, который был искусственно раздут большими долларовыми интервенциями после 2008 года.

И вот развитые индустриальные страны приносят «в жертву» экономики сырьевых государств. У этой версии много аргументов, и, конечно, она весьма тревожна и для России, и для Казахстана. Но не надо забывать, что крупные нефтяные компании – BP, ExxonMobil, Shell тоже «родом» из индустриальных стран, и они отстаивают свои интересы, а значит, и нефтяной отрасли в целом.

Министр энергетики Казахстана Нурлан Ногаев неделю назад заявил журналистам, что себестоимость нефти на Кашагане – $10 за баррель, на других – $20, на старых месторождениях – $50 и $65. При таком разбросе уровней себестоимости стоит ли казахстанской нефтянке беспокоиться из-за падения мировых цен до $30 за баррель или даже до $20 за баррель?

– Все зависит от того, кто основные работодатели для казахстанцев и налогоплательщики в бюджет Казахстана – компании, у которых себестоимость добычи $10 или $65. Но и тут есть свои нюансы. Например, у «Эмбамунайгаза» затраты в тенге составляют 92% в общей структуре расходов. А в доходах почти столько же приходится на долю долларов. Курсовая разница делает «Эмбу» весьма высокодоходным предприятием даже при низких ценах на нефть.

Бюджет Казахстана все еще зависит от поступлений продажи нефти, хотя власти не раз заявляли о создании предприятий более высокого передела, чтобы перестать зависеть от продажи сырья. Речь идет о создании собственной нефтехимии, о которой говорят вот уже много лет. Сегодня в качестве создания защитных мер в рамках борьбы с коронавирусом правительство выделяет 300 миллиардов тенге в регионы для создания новых рабочих мест. Не опоздал ли Казахстан с этими планами при нынешнем мировом кризисе, который пророчат некоторые эксперты?

– В данном случае вопрос стоит не так: «Опоздал или нет?», а так: «Какие еще варианты есть у Казахстана при движении от сырьевой экономики?» Добыча нефти, производство энергии – это сильная сторона Казахстана, поэтому надо развиваться, используя свои сильные стороны, а не создавать мифы.

Нефтегазохимия – реальный бизнес, нефтесервис – тоже, и поэтому в Казахстане сервисные предприятия активно развиваются. Цифровые технологии тоже, например, включают в себя такую компоненту, как «цифровое месторождение нефти».

Сама добыча нефти стала весьма инновационным процессом. Словом, любые несырьевые бизнесы, связанные с ТЭК, имеют в Казахстане больше шансов на успех, нежели не связанные. Но надо учитывать рыночные реалии: ЕС отказался от использования пластика в качестве упаковки. Поэтому перспективный рынок для казахстанской нефтехимии – страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Юго-Восточной Азии, Южной Азии.

– Ранее представители минэнерго Казахстана говорили о том, что намерены пересмотреть сумму компенсации от «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» в сторону увеличения. Насколько такие разборки с инвесторами актуальны в нынешних условиях?

– Это не каприз правительства. Составлялись программы, расписывались статьи расходов госбюджета при высоких ценах на нефть. Например, активно шел процесс репатриации казахов, поддерживалась демографическая политика. В том же Мангистау, например, сейчас обсуждается вопрос о введении трехсменного обучения в школе – настолько много учеников. Люди родились, выросли, переехали, население увеличилось, а нефтяные цены упали.

Поэтому правительство и пытается получить с инвесторов «дважды». Тем более что акционеры Карачаганака окупили свои инвестиции в 2007 году. У правительства вынужденная, но все же неправильная политика. Инвесторы на Карачаганаке могут в ответ заморозить новые инвестиции, просто будут «подбуривать» дополнительные скважины, чтобы поддерживать уровень добычи. Но специфика эксплуатации этого месторождения такова, что полноценная разработка требует нового этапа значительных инвестиций.

– Давайте поговорим о еще одном факторе, который также волнует всех. Текущая неделя после заявления Нацбанка Казахстана началась с резкого удорожания доллара по отношению к тенге. Курс вырос с 395 тенге до 440 за доллар. Как это отразится на нефтегазовом секторе страны, на Ваш взгляд?

Девальвация тенге идет на пользу предприятиям-экспортерам. Они составляют основу нефтегазового комплекса, поэтому он в выигрыше.

– Но мы наблюдаем сокращение потребления углеводородов со стороны Китая. Как скажется на производстве нефти и газа в Казахстане, если республика не собирается сокращать достигнутые уровни нефтедобычи?

– Я слышал, что Китай прекратил импорт и трубопроводного газа, и СПГ (сжиженного природного газа). Российский газопровод «Сила Сибири» уже встал «на ремонт». Думаю, что и для Азиатского газопровода через Центральную Азию в Китай исключения тоже не будет. Если Казахстану не удастся уговорить «Газпром» увеличить закупки казахского газа, то его производство придется сокращать. Что же касается нефти, то Казахстан отправляет в Китай чуть более одного миллиона тонн в год, поэтому китайское снижение спроса в этом секторе для РК имеет малое значение.

По словам министра энергетики Нурлана Ногаева, в Казахстане около 260 проектов с Китаем в нефтегазовом секторе, и в этих нефтегазовых компаниях работают 800 граждан Китая. Из них 350 не могут въехать в Казахстан по причине коронавируса. Поднимается вопрос о замене их на местные кадры. Сможете прокомментировать?

– Казахстанские работники столь же квалифицированы, как и китайские. А те, что прошли советскую школу производства, еще и более. Возможно, это тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло. Казахские работники докажут свой профессионализм, и китайским компаниям будет уже труднее настаивать на прерогативе своего персонала.

– Можно ли узнать Ваше мнение, как эксперта по Каспийскому региону, о развитии ситуации в нефтегазовом секторе других стран Прикаспия? Например, соседнего Азербайджана, Ирана?

– Иран находится в особенно тяжелом положении. Традиционный покупатель – Китай сократил импорт иранской нефти, Турция почти не покупает газ. Антииранские санкции США не дают этой стране закупать лекарства. Тегеран даже обратился за медицинской помощью к России. В Азербайджане положение лучше, поскольку страну не угнетают санкции, она находится недалеко от рынков сбыта и открытых морей, имеет развитую нефтетранспортную инфраструктуру. Государственная компания SOCAR активно вкладывалась в проекты переработки и сейчас экспортирует нефть, нефтепродукты, метанол. Газ не приносит Азербайджану больших валютных доходов, из-за того что добыча на Шах-Денизе слишком дорога, а строительство «Южного газового коридора» потребовало очень много средств.

– Очень интересно узнать Ваше мнение по ситуации в нефтегазовом секторе Туркменистана, который давно уже решил вопрос с созданием своей нефтехимии, построив газохимические комплексы на своей территории?

В этой стране положение двойственное. С одной стороны, нефтегазохимическая продукция экспортируется, а также продается местному малому и среднему бизнесу. С другой стороны, объемы этих продаж меньше, чем проектная мощность предприятий. Туркменам вредят ограничения европейского рынка. Кроме того, Ашхабад сейчас озабочен сбытом своего газового бензина, а это свидетельствует о том, что на рынке горючего в Центральной Азии и Афганистане становится тесно.

Как ситуация в нефтегазовом секторе России может сказаться на Казахстан?

– Не думаю, что российские вертикально интегрированные нефтедобывающие компании станут продавать свою нефть по демпинговым ценам, перехватывая клиентов у казахских поставщиков. Рубль и тенге девальвируются в одном темпе, так что перетекать в какую-либо сторону у бензина не будет новых стимулов.

А вот со сбытом казахского газа в Европу через «КазРосГаз» могут возникнуть проблемы. Европа сейчас переполнена предложением метана, и, пока ситуация не придет в равновесие, на казахский газ может не быть спроса. Соответственно, не нужен он и России, так как в РФ его переизбыток.

Кульпаш Конырова

«Биржевые игры» покажут, с какими проблемами столкнется отрасль в биржевой торговле – Данияр Абулгазин

21 Октябрь 2020 12:44 2646

С 2019 года в Казахстане планировалась продажа нефтепродуктов, произведенных на казахстанских НПЗ для внутреннего рынка, через товарные биржи. Основная идея – сделать процесс распределения топлива прозрачным и свести участие государства в этом процессе к минимуму.

Председатель комитета нефтегазовой промышленности президиума НПП РК «Атамекен» Данияр Абулгазин отметил, что рынок не против биржевой торговли. Но необходимо устранить коллизии в законодательстве и тщательнее отнестись к выбору биржевых площадок.

По словам вице-министра энергетики РК Асета Магауова, 18 товарных бирж – слишком большое количество для эффективной организации торгов. Также отраслевой госорган настаивает на строгих квалификационных требованиях к биржам, допущенным к торгам.

«Мы говорим с министерством торговли о том, что нам необходимо провести отбор бирж, так как участники торгов должны быть уверены в их надежности. Мы, как профильное министерство, готовы сами утвердить нормы для комиссии по отбору бирж, однако есть разногласия. Правила должны утверждаться МТИ РК, а относится биржевая торговля к новому агентству (АЗРК РК)», – сказал в ходе заседания комитета Асет Магауов.

Планом мероприятий по реализации послания главы государства от 01.09.2020 г. был расширен перечень нефтяных продуктов для биржевой торговли. При этом согласно Закону РК «О товарных биржах» реализация вне товарных бирж продукции, включенной в перечень биржевых товаров, может быть признана недействительной.

«Это коллизия в законодательстве, которую также необходимо рассмотреть совместно с заинтересованными госорганами», – отметил вице-министр энергетики РК.

Данияр Абулгазин подчеркнул, что для стабилизации цен и привлечения на биржу игроков необходим нормальный экономический инструмент формирования цены, в котором должны учитываться все затраты – на добычу, доставку сырья на завод, производство, доставку нефтепродуктов на базы и далее в розницу.

«До конца года необходимо провести «биржевые игры», чтобы посмотреть на результаты и на их основе уже дорабатывать законодательную базу, увидеть, какие недоработки есть. Нам необходимо довести уровень биржевой торговли до 10-15%, в ином случае мы не достигнем объективных ценовых индикаторов», – прокомментировал Данияр Абулгазин.

В ходе заседания комитета нефтегазовой промышленности подняли вопрос проекта новой редакции Экологического кодекса РК. В частности, нефтегазовая и металлургическая отрасли обеспокоены тем, что сопутствующий законопроект будет рассматриваться отдельно от проекта Экологического кодекса.

«Кодекс планируется принять в конце этого года, у нас будет пятилетний переходный период для внедрения НДТ. Однако хотелось бы уже с начала следующего года начать обсуждение поправок в сопутствующий законопроект, так как отрасли должны быть готовы к изменениям», – рассказал генеральный директор ассоциации KAZENERGY Булат Акчулаков.

Заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Евгений Больгерт отметил, что НПП подготовила письмо с позицией отраслевых комитетов НПП и ассоциаций на имя премьер-министра РК Аскара Мамина. В ближайшее время будет согласован график для обсуждения наиболее чувствительных для бизнеса поправок в экологическое законодательство.

Также в ходе заседания была подробно рассмотрена проблематика, связанная с применением контрольных приборов учета (КПУ) розничными реализаторами нефтепродуктов.

«Сейчас оператором КПУ определено АО «НИТ», и у нас начали возникать проблемы. В момент, когда нам необходимо сверить передаваемые в систему данные с нашими фактическим показателями, НИТ ссылается на необходимость заключения договоров на обслуживание КПУ с ежемесячной абонентской платой 4150 тенге за каждый КПУ. Предпринимателям же выписывают штрафы за то, что данных нет в базе КГД или они поступают несвоевременно. Мы посчитали, принимая во внимание, что на каждой АЗС установлены от трех до восьми единиц КПУ, а количество АЗС по стране более 3300, то, соответственно, размер ежегодной абонентской платы составит около 1 млрд тенге. К примеру, только по нашей компании размер абонентской платы может превысить 100 млн тенге в год. В конечном итоге это может негативно сказаться на стоимости продукции для конечного потребителя», – рассказал генеральный директор ТОО PetroRetail Тулемис Шотанов.

Также предприниматели отмечают, что КПУ не дают корректного результата, так как не учитывают все технологические особенности, и погрешность в показателях бывает очень высока. В регионах со слабым Интернетом будут проблемы с передачей данных в систему.

Резюмируя, Данияр Абулгазин подчеркнул необходимость организации на площадке Нацпалаты детального обсуждения данного вопроса с участием представителей рынка, комитета госдоходов МФ РК и АО «НИТ».

«Время идет, в соответствии с требованиями закона о госрегулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов уже с 2021 года должен быть осуществлен полный переход на КПУ. Давайте в ближайшие две недели проведем встречу и постараемся решить спорные вопросы», – завершил Данияр Абулгазин.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Сделки с нефтегазовыми активами РК прошли законно

29 Сентябрь 2020 15:00 5544

Генеральные прокуратуры Казахстана и Швейцарии прекратили рассмотрение дела без предъявления каких-либо обвинений.

Прокуратура Казахстана и Швейцарии после всестороннего изучения материалов по факту обращения ряда граждан по факту незаконности ряда сделок с нефтегазовыми активами РК прекратила расследование без предъявления каких-либо обвинений еще в 2013 году. Об этом заявил первый заместитель генерального прокурора РК Берик Асылов во вторник, 29 сентября, выступая в нижней палате парламента. Напомним, на заседании комитета экономических реформ и регионального развития мажилиса парламента РК были заслушаны результаты проверки АО «НК «КазМунайГаз» по следам отдельных западных и отечественных публикаций о якобы незаконных операциях с казахстанской нефтью и газом и отмывании доходов.

По словам г-на Асылова, согласно заявлению ряда граждан, прокуратурой Швейцарии в 2010-2013 гг. было проведено расследование обстоятельств продажи ряда казахстанских нефтегазовых активов (включая продажу китайской CNPC государственного пакета акций нефтедобывающей компании «СНПС-Актобемунайгаз», приватизация компаний «КазСтройСервис» и Kazakhstan Petrochemical Industries, а также продажа акций компании «Мангистаумунайгаз») и причастности к этому Кулибаева Т. А..

Всестороннее изучение материалов заняло три года, и в конце 2013 года расследование Генеральной прокуратуры Швейцарии было прекращено. При этом правоохранительные органы Казахстана предоставили швейцарским коллегам все необходимые материалы в рамках оказания правовой помощи.

Более того, в ходе обсуждения стало известно, что министерством финансов Казахстана был проведен анализ полноты уплаты вышеуказанным физическим лицом и принадлежащими ему компаниями налогов и других обязательных платежей в бюджет. Анализ доходной части показал, что порядка 48% всех налоговых поступлений в госбюджет за 2015-2019 годы, или 45,6 трлн тенге, обеспечили 30 крупных групп налогоплательщиков.

Обвинения в неуплате налогов рассыпаются в данных минфина о существенности налоговых выплат. В частности, группа компаний Тимура Кулибаева за указанный период выплатила в бюджет 1,07 трлн тенге налогов. По этому показателю она занимает четвертое место в стране, если сложить налоговые отчисления от всех компаний группы. Ее опережают лишь ТОО «Тенгизшевройл», группа компаний «Самрук-Казына» (со всеми дочерними компаниями) и консорциум «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» (с учетом структурных подразделений). Более того, Кулибаев Т. А. является крупнейшим налогоплательщиком среди физических лиц в стране с показателем за тот же период в 12,2 млрд тенге.

В ходе проверки также Генеральной прокуратурой не выявлены факты занижения цен на экспортируемую из Казахстана нефть. Как пояснил присутствовавший на заседании комитета представитель министерства финансов РК, все сделки по экспорту нефти мониторятся и контролируются налоговыми органами на предмет соответствия законодательству о трансфертном ценообразовании. Иными словами, нефтегазовые компании не имеют права продавать нефть на экспорт ниже рыночных цен с учетом скидок на транспортировку нефти до пункта назначения и других корректировок – в противном случае налоговые органы произведут корректировку налогооблагаемого дохода экспортера нефти и доначисление ему сумм налогов.

Кроме того, все поставки нефти на экспорт из РК в страны Европы за рассматриваемый период осуществлялись на транспарентной основе в привязке к котировкам международных изданий Argus Media и Platt’s, что опровергает домыслы об экспорте нефти из РК по заниженным ценам и искусственном уменьшении налогооблагаемой базы казахстанских экспортеров нефти.

Говоря о КМГ, то ранее критике в прессе подверглись и европейские подразделения бывшего Торгового дома КМГ за якобы имевшие место факты финансирования частных расходов третьих лиц. По словам зампредседателя правления КМГ Данияра Берлибаева, соответствующие дочерние подразделения, в том числе «TH KazMunaiGas AG» (Швейцария), не могли допустить подобного рода нарушения по двум причинам.

«Первое – расходы дочерних структур ТД КМГ (капзатраты, накладные расходы и др), в том числе компании «TH KazMunaiGas AG», осуществлялись в рамках бюджетов, ежегодно утверждаемых родительской компанией – Торговым домом КМГ, бюджет которой в свою очередь утверждался на уровне головной НК «КМГ». Второе – все расходы дочерних структур ТД КМГ ежегодно аудировались всемирно известной аудиторской компанией Ernst&Young, отчеты которой выпускались без замечаний. Проверка Генеральной прокуратуры не выявила нарушений в данном вопросе», – подчеркнул топ-менеджер нефтегазовой компании.

Саян Абаев


Подпишитесь на наш канал Telegram!