/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 23 372,43 KASE 2 155,58
РТС 955,34 FTSE 100 5 510,33
DOW J 21 641,19 Алюминий 1 552,50
Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Нефтегазовая отрасль была и остается основным источником дохода бюджета нашей страны. Что ждет отечественную «нефтянку» в ближайшие время, в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал российский эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко.

19 Март 2020 11:18 1974

Эксперт: «Хоронить нефтедобывающую отрасль еще рано»

Автор:

Кульпаш Конырова

– Господин Ивахненко, о последнем падении цен на нефть сегодня говорит разве что не ленивый. Одни пророчат дальнейшее падение мировых цен, другие – наоборот. Как Вы думаете, вернется ли цена на нефть на прежний уровень, в $60 за баррель?

– В ближайшее время мы станем свидетелями активных биржевых спекуляций, когда цена на нефть будет то падать, то отыгрывать падение. Тем не менее этот период не будет слишком длительным, поскольку спрос на нефть снизился, но остается значительным. Тогда как снижается и предложение от Ирана и Ливии.

А президент США Дональд Трамп заявил, что намерен заполнить хранилища нефтью до краев. Индия намерена увеличить закупки нефти. Это все вместе поддержит спрос на нефть.

И хотя в Китае – крупнейшем потребителе нефти – спрос снизился, в Европе замедляется, но в Южной Азии положение не так драматично. Таким образом, глобальный рынок слишком велик для отказа от нефти, чтобы «похоронить» отрасль или даже сократить потребление на десятки процентов. Но для возвращения цены к $60 потребуется больше времени, чем нынешний год.

Сегодня также актуальна тема коронавируса, и мы не можем говорить о влиянии пандемии на отрасль. Можете ли Вы дать свое видение влияния этого фактора на Казахстан?

– Конечно, влияет. Вы видите сами, города и страны закрываются для перемещения людей. Там, где возможно, сотрудники переводятся на удаленную работу и не ездят в офис, не покупают бензин.

Но это имеет больше психоэмоциональные последствия, потому что объемы грузовых перевозок сокращены в гораздо меньшей степени. А объем товаропотоков всегда был значительнее пассажиропотоков.

В то же время многие эксперты считают, что коронавирус – это своего рода «повод» для снижения объема мировой экономики, который был искусственно раздут большими долларовыми интервенциями после 2008 года.

И вот развитые индустриальные страны приносят «в жертву» экономики сырьевых государств. У этой версии много аргументов, и, конечно, она весьма тревожна и для России, и для Казахстана. Но не надо забывать, что крупные нефтяные компании – BP, ExxonMobil, Shell тоже «родом» из индустриальных стран, и они отстаивают свои интересы, а значит, и нефтяной отрасли в целом.

Министр энергетики Казахстана Нурлан Ногаев неделю назад заявил журналистам, что себестоимость нефти на Кашагане – $10 за баррель, на других – $20, на старых месторождениях – $50 и $65. При таком разбросе уровней себестоимости стоит ли казахстанской нефтянке беспокоиться из-за падения мировых цен до $30 за баррель или даже до $20 за баррель?

– Все зависит от того, кто основные работодатели для казахстанцев и налогоплательщики в бюджет Казахстана – компании, у которых себестоимость добычи $10 или $65. Но и тут есть свои нюансы. Например, у «Эмбамунайгаза» затраты в тенге составляют 92% в общей структуре расходов. А в доходах почти столько же приходится на долю долларов. Курсовая разница делает «Эмбу» весьма высокодоходным предприятием даже при низких ценах на нефть.

Бюджет Казахстана все еще зависит от поступлений продажи нефти, хотя власти не раз заявляли о создании предприятий более высокого передела, чтобы перестать зависеть от продажи сырья. Речь идет о создании собственной нефтехимии, о которой говорят вот уже много лет. Сегодня в качестве создания защитных мер в рамках борьбы с коронавирусом правительство выделяет 300 миллиардов тенге в регионы для создания новых рабочих мест. Не опоздал ли Казахстан с этими планами при нынешнем мировом кризисе, который пророчат некоторые эксперты?

– В данном случае вопрос стоит не так: «Опоздал или нет?», а так: «Какие еще варианты есть у Казахстана при движении от сырьевой экономики?» Добыча нефти, производство энергии – это сильная сторона Казахстана, поэтому надо развиваться, используя свои сильные стороны, а не создавать мифы.

Нефтегазохимия – реальный бизнес, нефтесервис – тоже, и поэтому в Казахстане сервисные предприятия активно развиваются. Цифровые технологии тоже, например, включают в себя такую компоненту, как «цифровое месторождение нефти».

Сама добыча нефти стала весьма инновационным процессом. Словом, любые несырьевые бизнесы, связанные с ТЭК, имеют в Казахстане больше шансов на успех, нежели не связанные. Но надо учитывать рыночные реалии: ЕС отказался от использования пластика в качестве упаковки. Поэтому перспективный рынок для казахстанской нефтехимии – страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Юго-Восточной Азии, Южной Азии.

– Ранее представители минэнерго Казахстана говорили о том, что намерены пересмотреть сумму компенсации от «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» в сторону увеличения. Насколько такие разборки с инвесторами актуальны в нынешних условиях?

– Это не каприз правительства. Составлялись программы, расписывались статьи расходов госбюджета при высоких ценах на нефть. Например, активно шел процесс репатриации казахов, поддерживалась демографическая политика. В том же Мангистау, например, сейчас обсуждается вопрос о введении трехсменного обучения в школе – настолько много учеников. Люди родились, выросли, переехали, население увеличилось, а нефтяные цены упали.

Поэтому правительство и пытается получить с инвесторов «дважды». Тем более что акционеры Карачаганака окупили свои инвестиции в 2007 году. У правительства вынужденная, но все же неправильная политика. Инвесторы на Карачаганаке могут в ответ заморозить новые инвестиции, просто будут «подбуривать» дополнительные скважины, чтобы поддерживать уровень добычи. Но специфика эксплуатации этого месторождения такова, что полноценная разработка требует нового этапа значительных инвестиций.

– Давайте поговорим о еще одном факторе, который также волнует всех. Текущая неделя после заявления Нацбанка Казахстана началась с резкого удорожания доллара по отношению к тенге. Курс вырос с 395 тенге до 440 за доллар. Как это отразится на нефтегазовом секторе страны, на Ваш взгляд?

Девальвация тенге идет на пользу предприятиям-экспортерам. Они составляют основу нефтегазового комплекса, поэтому он в выигрыше.

– Но мы наблюдаем сокращение потребления углеводородов со стороны Китая. Как скажется на производстве нефти и газа в Казахстане, если республика не собирается сокращать достигнутые уровни нефтедобычи?

– Я слышал, что Китай прекратил импорт и трубопроводного газа, и СПГ (сжиженного природного газа). Российский газопровод «Сила Сибири» уже встал «на ремонт». Думаю, что и для Азиатского газопровода через Центральную Азию в Китай исключения тоже не будет. Если Казахстану не удастся уговорить «Газпром» увеличить закупки казахского газа, то его производство придется сокращать. Что же касается нефти, то Казахстан отправляет в Китай чуть более одного миллиона тонн в год, поэтому китайское снижение спроса в этом секторе для РК имеет малое значение.

По словам министра энергетики Нурлана Ногаева, в Казахстане около 260 проектов с Китаем в нефтегазовом секторе, и в этих нефтегазовых компаниях работают 800 граждан Китая. Из них 350 не могут въехать в Казахстан по причине коронавируса. Поднимается вопрос о замене их на местные кадры. Сможете прокомментировать?

– Казахстанские работники столь же квалифицированы, как и китайские. А те, что прошли советскую школу производства, еще и более. Возможно, это тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло. Казахские работники докажут свой профессионализм, и китайским компаниям будет уже труднее настаивать на прерогативе своего персонала.

– Можно ли узнать Ваше мнение, как эксперта по Каспийскому региону, о развитии ситуации в нефтегазовом секторе других стран Прикаспия? Например, соседнего Азербайджана, Ирана?

– Иран находится в особенно тяжелом положении. Традиционный покупатель – Китай сократил импорт иранской нефти, Турция почти не покупает газ. Антииранские санкции США не дают этой стране закупать лекарства. Тегеран даже обратился за медицинской помощью к России. В Азербайджане положение лучше, поскольку страну не угнетают санкции, она находится недалеко от рынков сбыта и открытых морей, имеет развитую нефтетранспортную инфраструктуру. Государственная компания SOCAR активно вкладывалась в проекты переработки и сейчас экспортирует нефть, нефтепродукты, метанол. Газ не приносит Азербайджану больших валютных доходов, из-за того что добыча на Шах-Денизе слишком дорога, а строительство «Южного газового коридора» потребовало очень много средств.

– Очень интересно узнать Ваше мнение по ситуации в нефтегазовом секторе Туркменистана, который давно уже решил вопрос с созданием своей нефтехимии, построив газохимические комплексы на своей территории?

В этой стране положение двойственное. С одной стороны, нефтегазохимическая продукция экспортируется, а также продается местному малому и среднему бизнесу. С другой стороны, объемы этих продаж меньше, чем проектная мощность предприятий. Туркменам вредят ограничения европейского рынка. Кроме того, Ашхабад сейчас озабочен сбытом своего газового бензина, а это свидетельствует о том, что на рынке горючего в Центральной Азии и Афганистане становится тесно.

Как ситуация в нефтегазовом секторе России может сказаться на Казахстан?

– Не думаю, что российские вертикально интегрированные нефтедобывающие компании станут продавать свою нефть по демпинговым ценам, перехватывая клиентов у казахских поставщиков. Рубль и тенге девальвируются в одном темпе, так что перетекать в какую-либо сторону у бензина не будет новых стимулов.

А вот со сбытом казахского газа в Европу через «КазРосГаз» могут возникнуть проблемы. Европа сейчас переполнена предложением метана, и, пока ситуация не придет в равновесие, на казахский газ может не быть спроса. Соответственно, не нужен он и России, так как в РФ его переизбыток.

Кульпаш Конырова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Чем грозит «нефтяная война» казахстанской экономике?

К чему готовиться, если компромисс по нефти не будет найден.

13 Март 2020 14:27 1712

Чем грозит «нефтяная война» казахстанской экономике?

6 марта Саудовская Аравия объявила ценовую войну России, после того как последняя отказалась от предложения дополнительно сократить производство нефти из-за распространения коронавируса и падения спроса на нефть. Тем временем Эр-Рияд объявил о планах увеличить добычу до 13 млн баррелей в сутки, а Ирак и Кувейт также заявили о снижении цен на нефть.

Президент консалтинговой компании Rapidan Energy Group Боб МакНалли предположил в интервью CNBC, что цены на нефть будут падать до тех пор, пока они не достигнут «политических и финансовых болевых точек» для Саудовской Аравии или России или в случае значительного сокращения производства в Северной Америке.

«Здесь замешаны национальный престиж, честь и политическая власть. И политические лидеры понесут потери в войне, если они будут считать, что они преследуют более высокую и важную цель», – отметил он.

Россия, судя по всему, готова к ценовой войне, по крайней мере, так заявил премьер-министр РФ Михаил Мишустин.

«У нас сейчас большой запас прочности. Золотовалютные активы Банка России превысили 570 млрд долларов. Более чем в 10 трлн рублей оценивается объем ликвидных средств Фонда национального благосостояния. И даже при устойчиво низких ценах на нефть для компенсации бюджетных потерь этих средств нам хватит на много лет», – подчеркнул он на заседании правительства вчера.

Казахстан со своей стороны выступает за консенсус в ОПЕК+.

«Мы за то, чтобы все принятые решения удовлетворили все стороны», – прокомментировал министр энергетики РК Нурлан Ногаев и добавил, что Казахстан удовлетворят хорошие цены на нефть.

Действительно, низкие цены вряд ли удовлетворят Казахстан. Согласно прошлогоднему исследованию IHS Markit, средняя цена барреля нефти, при которой добыча в Казахстане будет рентабельной, довольно высокая (46 долларов за баррель на суше и 51 доллар на море).

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари», подчеркнула, что Казахстан может добывать нефть при любой цене на нее, вопрос в том, насколько это прибыльно и рентабельно. По ее словам, удобная цена – от $45 за баррель.

Вчера российское издание РБК со ссылкой на Bloomberg опубликовало мнение аналитика в нефтегазовой сфере Bank of America Карена Костаняна, который отметил, что Россия сможет добывать нефть до тех пор, пока цены не достигнут уровня $15-20 за баррель.

В прошлом году аналитики IHS Markit подсчитали, что себестоимость саудовской и кувейтской нефти составляет порядка 17 долларов за баррель. В Ираке – около 20 долларов, в Иране – 22 доллара и ОАЭ – 20/30долларов.

«Нефть по $30 за баррель Brent не выгодна ни одной из работающих нефтедобывающих компаний, поэтому здесь, наверное, игра со ставкой «кто раньше сдастся». Есть момент себестоимости добычи, в России он выше, чем в той же Саудовской Аравии, например, то есть запаса прочности меньше.

«Однако у России пока есть бюджетный профицит, и какое-то время он позволит стоять на своем мнении. Однако думается, что нефть надолго останется в пределах $30-40 за баррель», – отметила Анна Бодрова.

Ценой по экономике

Директор консалтинговой компании Ulagat Consulting Group, к. э. н. Марат Каирленов считает, что есть два сценария развития ситуации, которая сегодня сложилась на рынке нефти.

Первый – позитивный. Стороны придут к соглашению о сокращении добычи нефти, и, вероятно Саудовская Аравия будет диктовать условия, чтобы Россия и ее союзники снизили объем добычи нефти. Придут к такому соглашению или нет – это вопрос политических амбиций каждой из сторон. В этом случае цены на черное золото вернутся к прежним уровням, но на это потребуется время. Для Казахстана в этом сценарии ситуация не столь пессимистична, поддержать какое-то время курс тенге Нацбанк сможет за счет золотовалютных резервов.

«Второй сценарий негативный, даже катастрофический, я бы сказал. Стороны не договариваются в ходе переговоров, и ценовая война продолжается. Но этот сценарий, считает экономист, маловероятный, потому что в России 22 апреля планируется проведение всенародного голосования относительно поправок в Конституцию, и властям необходимо к этому времени стабилизировать экономическую ситуацию в стране», – считает экономист.

Более того, ни одна из стран – производителей нефти не выдержит долго при низких ценах на нефть. Как и Казахстан. В случае продолжения войны нефть будет торговаться по 25-30 долларов за баррель, соответственно, в течение нескольких месяцев доллар может приблизиться к 500 тенге. С другой стороны, Нацбанк может «жечь» резервы на поддержание курса. Видя всю эту ситуацию и колебания курса, население и бизнес вернутся к покупке инвалюты и подстегнут рост спроса на инвалюту. За девальвацией последует инфляция, а дальше появятся и социально-политические риски.

«Инвестиций не будет, экономика не будет расти, будет расти безработица. Если ценовая война продолжится – это будет очень болезненно для Казахстана. Какой из вариантов реализуется, пока не ясно», – резюмирует экономист.

Рынок нефти и так болезненно переживает из-за коронавируса

Как ранее рассказывал inbusiness.kz генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев, для казахстанской экономики имеет большее значение не краткосрочное падение нефти, а удержание цен на низких уровнях, скажем, в 30-35 долларов, то есть, если нефть на неделю упадет до 20 долларов, это будет менее болезненно, чем если цена будет в 35 долларов до конца года.

«Мы надеемся, что на рынках возобладает благоразумие, т. к. складывается впечатление, что ни ОПЕК, ни Россия не ожидали, что реакция рынков на срыв соглашения по добыче будет настолько острой и болезненной. 18 марта состоится заседание технического комитета ОПЕК, на котором ожидается, что стороны вернутся к переговорам. Рынок нефти и так болезненно переживает спад спроса по всему миру из-за коронавируса, и дополнительный шок в виде снятия ограничений по добыче не нужен никому», – уверен эксперт.

Если компромисс по нефти не будет найден, это, конечно, нанесет существенный удар по экономике Казахстана, соглашается финансовый скаут Forex Club Айдар Калиаскар. «Уже сейчас министр национальной экономики страны заявил, что Казахстан в связи со складывающейся ситуацией на мировых рынках пересмотрит в сторону понижения прогноз роста ВВП в текущем году, который сейчас находится на уровне 4,1%. Кроме того, будут внесены уточнения в бюджет на 2020-2022 годы. Но есть надежда, что действия властей вкупе с улучшением настроений на мировых рынках помогут избежать самого негативного сценария. В частности, Нацбанк Казахстана во вторник уже повысил базовую ставку с 9,25% до 12% и заявил о готовности провести валютные интервенции для стабилизации валютного рынка», – добавил аналитик.

«Реагируя на негативные события на внешних рынках, правительство Казахстана уже объявило о необходимости оптимизации бюджетных расходов, поддержке занятости и социальной стабильности. При этом меры бюджетной политики правительства будут направлены на выполнение социальных обязательств в полном объеме», – добавляет ведущий аналитик аналитического центра АФК Рамазан Досов.

По мнению главы DAMU Capital Management, в сегодняшних условиях казахстанскому бизнесу нужно оценивать и просчитывать валютные риски, населению – диверсифицировать накопления, сокращать потребление и увеличивать сбережения, правительству и властям в целом – диверсифицировать экономику и развивать отечественное производство, чтобы производить и продавать не только сырье, а продукцию с высокой добавленной стоимостью, незначительно зависящую от волатильности мировых цен на сырье.

Ольга Фоминских

Что ждет тенге, если нефть упадет до $20

Панический, но маловероятный прогноз?

11 Март 2020 15:09 12988

Что ждет тенге, если нефть упадет до $20

Вслед за упавшими ценами на нефть до 31-33 долларов за баррель в понедельник курс тенге к доллару снизился на 15-17 тенге и в некоторых обменниках достиг 400 тенге. Эксперты поспешили пересчитать прогнозы по нефти в связи с разразившейся «нефтяной войной». Американский инвестбанк Goldman Sachs не исключил, что цена на нефть марки Brent может обвалиться до $20 за баррель. Bloomberg сообщил, что обвал цен на нефть аналитики Goldman Sachs связывают с развалом нефтяной сделки между Россией и ОПЕК, о чем стало известно 6 марта. По сути, отмечается в отчете, ОПЕК и Россия начали ценовую войну. По словам аналитиков, сейчас прогноз для рынка нефти еще более плачевный, поскольку речь идет о падении спроса на нефть из-за коронавируса.

Обоснованная паника

В понедельник, 9 марта, обменные пункты несколько раз меняли курсы валют, вопрос пикирующего тенге уже обсуждали эксперты и аналитики. Тогда же Нацбанк и правительство опубликовали обращение, чтобы успокоить население и предотвратить панику. Нацбанк пообещал провести необходимые валютные интервенции для обеспечения стабилизации валютного рынка. Собственно, на следующий день он это и сделал.

Айдар Калиаскар, финансовый скаут Forex Club, все же видит в этой ситуации элемент паники. По его мнению, вероятно, в скором времени ситуация на валютном рынке немного стабилизируется и обменные курсы станут более обоснованными, вернувшись как минимум к 390 тенге за доллар.

Генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев считает падение тенге обоснованным.

«Было очевидно, что события на мировых рынках непременно отразятся и на нас. Но курс повысили не только обменные пункты, в приложениях банков курсы конвертации валют между счетами тоже утром в понедельник росли с каждым часом. Как выяснилось вчера после торгов на KASE, устоявшийся в понедельник курс примерно и отражал рыночный курс валют на данный момент», – отметил аналитик.

Вчера по итогам вечерних торгов средневзвешенный курс доллара на Казахстанской фондовой бирже (KASE) составил 394 тенге. Сегодня в ходе утренних торгов курс американской валюты подрос до 394,41 тенге. По данным kurs.kz, рыночный курс покупки американской валюты в среднем на сегодняшний день составляет 395,23 тенге, продажи – 396,83 тенге. Казалось бы, валютная лихорадка немного успокоилась.

Нефть за $20

И все же, несмотря на это затишье, мы решили выяснить, что ждет тенге, если цена на нефть упадет до 20 долларов.

Начальник отдела инвестиционного анализа «Астана-Инвест» Серик Козыбаев считает сценарий снижения нефти до 20 долларов маловероятным.

«Падение до 20 долларов – больше похоже на панический прогноз. Представьте, что себестоимость добычи нефти абсолютно во всех странах выше 20 долларов, тогда нет смысла производить нефть и продавать ее по цене ниже себестоимости. Цена 20 долларов – это серьезный удар по экономике слишком многих стран. Поэтому такой сценарий крайне маловероятен», – отметил он.

С этим согласен и Мурат Кастаев. По его словам, нефть по 20 долларов не выгодна никому, ни странам ОПЕК, которым нужно финансировать свои бюджеты, ни России, которая балансирует бюджет около отметки 40 долларов, ни США, где начнут сворачивать деятельность сланцевые производители. В выигрыше останутся только страны – крупные импортеры нефти, как Китай, Япония или Индия.

Если все же цена на нефть продолжит стремительно падать и опустится до 20 долларов за баррель, это нанесет серьезный удар по тенге.

«В этом случае можно ждать его падения вплоть до 420 тенге за доллар. Но этого, скорее всего, все же не произойдет, так как цены на нефть уже начали корректироваться вверх, обвал понедельника был паническим, и велика вероятность того, что черное золото отыграет понесенные потери и вскоре вернется к 50 долларам, что приведет к восстановлению курса тенге», – предположил Айдар Калиаскар.

Впрочем, даже в случае падения цены на нефть Нацбанк имеет достаточно ресурсов, чтобы удержать курс на текущих уровнях даже при цене на нефть в 20 долларов.

«Другой вопрос в целесообразности такого удержания и его продолжительности. Нужно отметить, что для нашей экономики имеет большее значение не краткосрочное падение нефти до 20 долларов, а удержание цен на низких уровнях, скажем, в 30-35 долларов. Т. е., если нефть на неделю упадет до 20 долларов, это будет менее болезненно, чем если цена будет в 35 долларов до конца года», – подчеркнул глава DAMU Capital Management.

По мнению ведущего аналитика аналитического центра АФК Рамазана Досова, согласно актуальным данным МНЭ РК, доля нефти в структуре казахстанского экспорта составляет 58%. В этой связи логично ожидать, что при дальнейшем падении котировок нефти давление на нацвалюту, вероятно, возрастет, тем не менее, Нацбанк будет сглаживать резкие колебания курса путем продажи валюты. Но также, отметил он, баланс спроса и предложения на валютном рынке в том числе зависит и от монетарной политики Нацбанка, который вчера принял внеочередное решение по повышению базовой ставки до 12% с 9,25% годовых, что заметно повысит привлекательность тенговых активов. В настоящий момент уже были повышены максимальные рекомендуемые ставки по несрочным депозитам (до 12,5% годовых), а также по срочным и сберегательным депозитам на коротких сроках (до 13% годовых).

«После продолжительных выходных и значительного падения котировок нефти спрос на валюту в стране значительно вырос, вынуждая Нацбанк проводить интервенции. Однако по мере стабилизации ситуации на внешних рынках эмоциональная составляющая на валютном рынке спадет, приглушая необходимость в участии регулятора», – считает Рамазан Досов.

Не исключает аналитик и возможность нахождения компромисса между Саудовской Аравией и РФ по сделке ОПЕК+, что будет способствовать не менее значительному восстановлению котировок нефти.

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: