Эксперт: Торговля людьми может коснуться каждого

Эксперт: Торговля людьми может коснуться каждого

07:00 03 Июнь 2021 1872

Эксперт: Торговля людьми может коснуться каждого

Автор:

Айнур Искакова

Какие рекомендации озвучили международные эксперты по противодействию торговле людьми в Казахстане.

По состоянию на 2018 год более 75 тысяч человек жили в Казахстане в условиях современного рабства (Global Slavery Index). Так, в списке из 50 государств в регионе Европа и Центральная Азия Казахстан занял 21-е и 83-е места в мире.

В то же время, по данным Международной организации по миграции (МОМ), за период с 2004 по 2020 год только 1891 жертва торговли людьми была идентифицирована и получила реабилитационную помощь в рамках программ помощи МОМ.

Контраст оценочных и реальных данных наглядно демонстрирует проблемы с выявлением жертв торговли людьми в Казахстане. Вопрос эффективного выявления жертв и уголовное наказание за преступления, связанные с торговлей людьми, стали предметом исследования, проведенного по заказу МОМ при поддержке посольства США в Нур-Султане. Результаты исследования были представлены 28 мая в рамках Национального диалога с представителями казахстанских государственных органов и неправительственных организаций, посвященного борьбе с торговлей людьми.

О выводах и рекомендациях исследования по результатам встречи рассказал один из авторов. Виталий Касько более десяти лет работал прокурором на Украине и дважды был заместителем генерального прокурора и первым заместителем генерального прокурора. Виталий был инициатором и стоял у истоков создания специализации прокуроров по противодействию торговли людьми на Украине.

На протяжении разных периодов своей профессиональной деятельности Виталий был также адвокатом по уголовным делам. Вместе с МОМ Украины он представлял интерес потерпевших иностранцев по делам о торговле людьми. Это интересные дела, в частности по гражданам Пакистана и Вьетнама, потому что благодаря этим кейсам в свое время вырабатывалось законодательство Украины, регулирующее предоставление статуса жертвы торговли людьми, помощи и поддержки, в частности обеспечение легального статуса (вида на жительство) пребывания в стране для иностранцев, пострадавших от торговли людьми.

– Какая задача стояла перед Вами в рамках исследования?

– Моя часть касалась аспектов криминализации в уголовном законодательстве и уголовно-процессуальных аспектов. Я изучал, что в законодательстве или практике Казахстана не срабатывает до конца и не дает возможности эффективно привлекать торговцев людьми к уголовной ответственности. Также исследовал следственную и судебную практику.

– Какие Вы видите явные системные упущения, которые необходимо исправить в Казахстане?

– Несмотря на то, что состав преступления торговли людьми неоднократно менялся в Уголовном кодексе и совершенствовался, он все еще не соответствует международному определению торговли людьми, как того требует Палермский протокол 2000 года[1], который был ратифицирован РК в 2008 году.

Международная конструкция торговли людьми предусматривает три элемента. Первое – действие, второе – способ совершения преступления (воздействия на потерпевшего) и третье – цель, которой является эксплуатация человека. В конструкции же Уголовного кодекса Казахстана второй элемент при формулировании основного состава торговли людьми в принципе отсутствует. Такая конструкция, где эксплуатация приравнивается к действию, потенциально может приводить к перетеканию торговли людьми в другие составы преступления.

Не все формы эксплуатации из международного определения были перенесены в национальное законодательство. Речь идет о долговой кабале, подневольном состоянии, изъятии органов как форме эксплуатации при торговле людьми. Определение принудительного труда в УК РК не соответствует его международному определению, в силу чего случаи торговли людьми с целью эксплуатации трудовых мигрантов зачастую ускользают от внимания правоохранителей.

Из позитивного хочется отметить убедительные санкции в статьях за торговлю людьми – по 128-й и по 135-й УК РК.

– Насколько масштабна проблема торговли людьми в Казахстане?

– Мы можем судить о проблеме по косвенным признакам. Согласно предоставленной информации, около 250 случаев уголовных дел были заведены за почти 6 лет по статье «Торговля людьми». В эту статистику входят не только дела по статье 128 УК РК, но и по 135-й статье, это торговля несовершеннолетними.

Рассмотрим данные НПО и МОМ. За этот же период времени, почти 6 лет, что мы исследовали, мы видим более 700 лиц, обнаруженных в этот временной отрезок, которые являются жертвами торговли людьми. Не все из них получили статус потерпевших, обратились в правоохранительные органы или участвовали в уголовном процессе против торговцев людьми.

Сама статистика довольно условная, и на практике число реальных жертв может быть еще выше. Кто-то мог не захотеть обращаться и регистрироваться даже в НПО. Потерпевшие могли просто обратиться в посольство для получения содействия в их переезде на родину. Таким образом, потерпевшие уходят из поля зрения страны-назначения. Но даже по имеющейся статистике мы видим разницу как минимум в три раза между количеством официально признанных потерпевших в уголовных делах и количеством жертв торговли людьми, обнаруженных МОМ и НПО. В реальности разница может быть еще больше.

Вы спросите, много это или мало. В принципе, в любой стране мира количество формально признанных потерпевшими от торговли людьми не может совпадать с количеством лиц, которые де-факто стали жертвами торговли людьми. Это право жертвы, заходить ли в уголовный процесс, писать ли заявление о преступлении, принимать ли участие в нем, добиваться ли привлечения торговцев людьми к ответственности в уголовном порядке. Поэтому это количество никогда в реальности не совпадает.

Но задача каждой страны – добиваться того, чтобы эта разница между числом потерпевших в уголовном процессе и числом жертв, которые фактически пострадали от торговли людьми, была как можно меньшей.

Чем меньше разрыв, тем лучше страна относится к потерпевшим, оказывает им поддержку и тем больше жертвы доверяют государству, правоохранительным органам и соглашаются принимать участие в уголовном процессе. В отчетах многих организаций отмечено, что жертвы, особенно иностранцы, пострадавшие от торговли людьми в РК, предпочитают сообщать о совершении в отношении них торговли людьми уже полиции своих стран. И наше исследование показало, что иностранцы, пострадавшие от трудовой эксплуатации в Казахстане, не стремятся сотрудничать с государственными и, в частности, с правоохранительными органами и принимать участие в уголовном процессе. Если не ошибаюсь, то по 128-й статье УК за эти 6 лет было всего 11 иностранцев, выступивших потерпевшими в уголовном процессе. Тогда как МОМ было зарегистрировано около 500 потенциальных жертв торговли людьми иностранцев.

– Какие факторы мешают улучшению выявления, расследования и судебного преследования торговли людьми в Казахстане?

– В Казахстане так сложилось, что вместо двух статей, 128 и 135 УК, которые предусматривают ответственность за торговлю людьми, была принята концепция, что есть такое понятие, как преступления, связанные с торговлей людьми.

Есть торговля людьми, а есть «преступления, связанные с ней». Туда включили как 128-ю и 135-ю, так и другие преступления, всего 8 статей Уголовного кодекса. Это вовлечение в занятие проституцией, содержание притонов, похищение или незаконное лишение свободы человека с целью эксплуатации и так далее.

На практике получилось, что дела, которые должны быть рассмотрены по 128-й или 135-й статьям (как, собственно, торговля людьми), часто классифицируются как раз-таки по статьям за смежные составы преступлений. Эту тенденцию я бы назвал перетеканием торговли людьми в смежные составы преступлений.

Как это должно на самом деле работать. Есть конкретная норма об ответственности за торговлю людьми, и есть смежные составы преступлений. И здесь важно, чтобы в законодательстве, доктрине права и судебной практике были очень четкие правила квалификации. Если это случай торговли людьми (есть обязательные признаки торговли людьми в ее международном понимании – см. Палермский протокол), действия правонарушителя неизменно должны квалифицироваться как торговля людьми, а не иначе – не как смежный состав преступления.

В то же время те правила квалификации, которые существуют в Казахстане, наоборот, дают определенный намек правоохранительной и судебной системе о том, что характерные для торговли людьми действия могут или должны быть квалифицированы иначе – по другим статьям УК. Могут быть случаи, когда дело о классической торговле людьми может прийти в суд с квалификацией как, допустим, незаконное лишение свободы человека с целью эксплуатации. Это статья 126 УК. Суд, в свою очередь, уже не имеет права переквалифицировать преступление на статью 128 (торговля людьми). Фактически при осуждении он может перейти на преступление, предусматривающее более мягкое наказание, а на более тяжкое по своей инициативе – нет. Это стандарт уголовного процесса.

Есть Палермский протокол, который предполагает, что торговля людьми должна быть: а) криминализирована; б) лица, совершившие торговлю людьми, должны привлекаться к уголовной ответственности именно по этой статье. Запрет торговли людьми должен влечь за собой определенные тяжелые последствия для торговцев людьми, а именно реальные наказания в виде лишения свободы. Если эти деяния будут квалифицированы иначе, то это будет приводить к существенным искривлениям статистики. В результате будет сложно оценить глубину проблемы, так как статистика не будет показывать реальную картину. Не понятно будет, сколько случаев торговли людьми будет включать в себя статистика по делам о смежных составах преступлений. Это не позволит реально оценивать ситуацию/риски и соответствующим образом формировать уголовную политику.

К тому же санкция за торговлю людьми достаточно сурова и должна иметь превентивное воздействие на других торговцев людьми или лиц, подумывающих заняться таким преступным бизнесом. Эти люди будут понимать, что преступление – торговля людьми – влечет за собой реальное наказание. Если посмотреть на санкции по смежным преступлениям, то можно увидеть, что они преимущественно меньше (а где-то существенно меньше), чем по 128-й и 135-й статьям. Например, по 308-й статье предусмотрен штраф по части 1 в качестве меры наказания. В результате превентивного воздействия при привлечении к уголовной ответственности такие осуждения иметь не будут.

Запрет торговли людьми в Уголовном кодексе потеряет свою значимость, предназначение, если хотите – эффект несмываемого клейма, который должен стоять на каждом осужденном за торговлю людьми. Из-за размывания состава преступления такого превентивного эффекта на практике этот запрет не имеет.

– Выявили вы что-то, что не предполагали найти в начале работы?

– Первоначально с учетом изученного законодательства мы ожидали на практике увидеть множество случаев перетекания, когда преступления торговли людьми классифицируются по смежным статьям. Такие факты подтвердились, но на деле их оказалось не так много, как ожидалось. Гораздо больше оказалось случаев, когда уголовные дела просто закрывались на стадии досудебного расследования, зачастую с сугубо формальной ссылкой на отсутствие состава или события преступления. Мы увидели проблему того, что на практике много уголовных дел по фактам торговли людьми просто не доходят до суда.

– Три рекомендации, которые существенно изменят положение дел в вопросе торговли людьми в Казахстане?

– Первое – привести состав преступления торговли людьми в соответствие с международным стандартом. Второе – очень важно разграничить торговлю людьми со смежными составами преступления и установить четкие правила квалификации с приоритетом нормы о торговле людьми. Третье – изменить отношение к жертве со стороны государственных, в первую очередь правоохранительных органов.

Необходимо устранить все препятствия для получения согласия жертвы сотрудничать с органами уголовной юстиции. Такое сотрудничество должно быть сугубо добровольным. Важно сделать так, чтобы жертва по собственной инициативе была готова сотрудничать, писать заявление, принимать участие в расследовании и судебном процессе над торговцами людьми.

Важно руководствоваться подходом, в котором жертва, ее права, потребности, интересы и переживания являются приоритетными для государственных и, в частности, для правоохранительных органов.

– Какая информация должна отложиться у каждого читателя нашей беседы?

– Во-первых, советую почитать про проблему. Если есть какие-то сомнения по объявлению о работе с выездом за границу с хорошими зарплатами, условиями и перспективами, обратитесь в МОМ и НПО, чтобы проконсультироваться и очень тщательно взвесить, стоит ли вам, вашему родственнику или знакомому ехать. Предупредить проблему значительно легче, чем бороться с ее последствиями.

Хотелось бы также пожелать, чтобы все члены общества не оставались равнодушными. Если кто-то вдруг является свидетелем возможной торговли людьми где-то рядом с вами – в квартире вашего дома, в кафе в вашем районе, на соседнем предприятии, где эксплуатируют ваших земляков или трудовых мигрантов из других стран, незамедлительно сообщайте об этом в правоохранительные органы.

Торговля людьми – это проблема, которая может коснуться каждого, в том числе близкого вам человека, родственника, знакомого. И то, насколько решительно и быстро реагирует государство на проблему и привлекает к ответственности виновных, влияет на благополучие всего общества в целом.

Интервью записано Айнур Искаковой, PR-консультантом МОМ


[1] Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности

Материалы по теме:

golubev-i-bublik-proshli-start-parnogo-razryada-rolan-garros

proizvodstvo-risa-ushlo-v-minus-na-7-za-god

optovyj-rynok-elektroenergii-v-kazahstane-krajne-neprozrachen-mazhilismen

cha-2021-levita-opyat-zasudili

gosudarstvo-priglashaet-investorov-na-svalku

загрузка

×