Примут ли в Казахстане Закон О «противодействии торговле людьми»?

Примут ли в Казахстане Закон О «противодействии торговле людьми»?

14:08 15 Сентябрь 2021 3225

Примут ли в Казахстане Закон О «противодействии торговле людьми»?

Автор:

Эксперт: Чуть ли не каждое уголовное дело заканчивается тем, что жертва сама виновата.

15 сентября 2021 года Международная организация по миграции (МОМ) в Казахстане при поддержке посольства США в Казахстане провела экспертную встречу по обсуждению проекта Закона РК "О противодействии торговле людьми". Участники из числа представителей центральных исполнительных органов, общественных объединений, международных организаций и национальных консультантов обсудили новый проект закона и представили результаты обсуждений.

Анна Рыль, председатель фонда "Коргау Астана" и участница встречи, рассказала, какие в Казахстане существуют системные проблемы в борьбе с торговлей людьми и как принятие закона изменит ситуацию.

– Кто в Казахстане чаще всего становится жертвой торговли людьми?

– Это мигранты, люди без документов, выпускники детских домов, дети-сироты. Если составлять психологический портрет жертвы, то мы, как правило, говорим о людях ведомых, у которых часто наблюдается ЗПР (задержка психического развития) или мягкотелость характера. Очень часто отмечается нехватка образования.

Уже в приюте у детей наблюдается стремление подстроиться под ситуацию. Они не пытаются отстоять свои права и руководствуются тем, что надо терпеть неудобства, холод и лишения. Бывает категория людей, которые не стремятся улучшить свои жизненные условия. Это люди, которые по какой-то причине являются психологически надломленными.

– Есть ли связь между жертвами бытового насилия и жертвами торговли людьми?

– Есть случаи, когда жертва, подвергавшаяся бытовому насилию в детстве, будучи взрослой, становится жертвой трудовой или сексуальной эксплуатации. В поисках лучшей жизни девочки, пережившие насилие, сексуальные домогательства или изнасилование, из неблагополучных семей, где часто матери бывают пьющими, попадают в трудную жизненную ситуацию. Они не распознают опасность, не могут правильно идентифицировать и оценить происходящую ситуацию и попадают в лапы вербовщиков. В сексуальную эксплуатацию часто попадают девочки из сельских регионов.

Менталитет тоже отчасти виновен в том, что люди попадают в эксплуатацию. В особенности когда ты не можешь рассказать о том, что с тобой случилось что-то плохое.

Один из таких примеров – это случай девочки из обычной семьи, у которой умерла мама. Девочка училась в медицинском колледже. У нее есть отец и сестры, все живут в Акмолинской области. Девочка попадает в сексуальную эксплуатацию из-за угроз. У нее отбирают золото, принуждают к оказанию интимных услуг, и в итоге она сама себя выкупает. Когда она умоляла ее отпустить, от нее потребовали определенную сумму, которую она собрала. До тех пор, пока она от них вышла, у нее не возникало даже мысли позвонить близким или в полицию. Все из-за того, что ей было стыдно, что она попала в такую ситуацию.

Менталитет – молчать и сохранять мнимое благополучие – приводит к тому, что девочки становятся жертвами преступлений.

Ее отпустили после того, как она отдала телефон, цепочку и деньги. Единственное, что хорошо в этой истории, то, что девочка рассказала все своему парню. Парень же не отступился, не отвернулся и поддержал ее. Он же настоял на том, чтобы она обратилась в полицию, и сам ее привел для написания заявления.

В центр к нам девочка попала, потому что с парнем ей было некомфортно находиться и нужно было время, чтобы прийти в себя. Домой она не могла вернуться. Когда с кем-то происходит сексуальное насилие, то требуется время вне дома.

Когда человек пребывает в другом месте, работая с психологом и пытаясь понять происшедшее, то состояние улучшается. Если же человек находится дома наедине со своими мыслями, то это бывает очень тяжело. По этой причине мы рекомендуем находиться в каком-либо кризисном центре, так как это сопоставимо с пребыванием в больнице. У девочек, переживших сексуальное насилие есть мысли о суициде. В кризисном центре благодаря психологам, разговорам и окружающим людям меняется мировоззрение.

По этому случаю возбудили уголовное дело, но самое ужасное то, что женщина-сутенерша угрожала девочке в присутствии сотрудников полиции и нашего представителя. Она кричала и скандалила. Эта женщина также продолжила промышлять своими делами. Она ходит в районе вокзала, и у нее уже новые девочки.

У нас, к сожалению, из-за несовершенства законодательной и правоохранительной систем зачастую уголовные дела не доходят до суда. Например, в ходе расследования могут сказать, что жертва стояла на улице рядом со злоумышленницей и у нее была возможность убежать. Но никто не берет в расчет то, насколько человеку может быть страшно.

– Есть ли особо вопиющий случай торговли людьми, который до сих пор остается на Вашей памяти?

– Был случай, когда 10 девочек находились в сексуальной эксплуатации и подвергались угрозе огнестрельным оружием. Их избивали и топили, но дело было прекращено. Выявлена была халатность в ходе расследования, из-за чего следователь был уволен. Следственные мероприятия растянулись еще на полгода, после чего дело было закрыто, потому что истек срок следствия. Сутенершу так и не наказали. С каждым случаем, когда сутенер избегает наказания, это означает, что человек уверует в свою безнаказанность и будет действовать все более нагло и дерзко.

Я считаю, что мы чрезмерно защищаем преступников. В итоге, чуть ли не в каждое уголовное дело заканчивается тем, что жертва сама виновата и преступников не наказывают.

Действующее законодательство Казахстана морально устарело. У нас 10 статей, связанных с торговлей людьми, из них две основные – ст. 128 УК "Торговля людьми и ст. 126, часть 3, пункт 2 УК "Незаконное лишение свободы с целью эксплуатации". Они никак не охватывают текущую ситуацию в стране. Данные статьи в реальности не применимы.

Есть статья за вовлечение в занятие проституцией. При этом мы сталкиваемся с тем, что есть принуждение к занятию проституцией, но соответствующей статьи нет.

К примеру, уголовное дело не может быть возбуждено из-за факта, что девушка могла заниматься ранее проституцией добровольно. Тем самым закон не предусматривает того, что сейчас ее принуждают, избивают и отбирают деньги. Когда же предлагается возбудить дело по статье "Торговля людьми и сексуальная эксплуатация", то оказывается, что доказательной базы недостаточно. Угрозу доказать не удается, побои уже не могут быть зафиксированы с течением времени, и остаются лишь показания жертвы.

Я считаю, что в данном случае заключение психолога должно браться в основу для подтверждения факта преступления над жертвой.

Правоохранительная система Казахстана требует перезагрузки и пересмотра алгоритма работы дознавателей. В одном уголовном деле девушку с задержкой умственного развития эксплуатировала другая девушка, и в качестве свидетеля о состоянии ее здоровья была допрошена девушка, которая добровольно оказывала секс-услуги. В таком случае о какой объективности может идти речь при даче показаний?

– Какие существуют системные проблемы для эффективной борьбы с торговлей людьми?

– У нас есть служба – это УБОП, бывшее управление по борьбе с организованной преступностью, ныне криминальная полиция, которая хорошо отрабатывает по фактам торговли людьми. Эти оперуполномоченные собирают доказательства, и мы очень часто с ними взаимодействуем.

Были случаи, когда оперативные сотрудники уверены в том, что дело дойдет до суда, так как имеются вещественные доказательства в виде списка клиентов, базы, сделана выемка и проведена судмедэкспертиза. Однако в итоге мы часто наблюдаем то, что дела не доводятся до суда. Раньше у оперативных сотрудников было больше полномочий, но сейчас они не могут даже выехать или проводить какие-то мероприятия, пока не поступают поручения от следователя.

Не исключено, что основным фактором того, что дела не доходят до суда, является коррупция. 

У нас не реализуются проекты по профилактике торговли людьми. Это информационные кампании, разъяснительные работы, а также разработка и распространение видеороликов. В этом плане МОМ в Казахстане проводят эффективную работу по реализации информационных кампаний и обучению сотрудников НПО. В частности, МОМ постоянно занимался повышением качества организации и услуг в учреждениях, оказывающих услуги жертвам. 

В стране были приняты стандарты по оказанию помощи жертвам торговли людьми, которые тоже необходимо пересмотреть. Изначально это был стандарт по работе кризисных центров, и многие аспекты по оказанию именно помощи не охватываются. Этим документом утверждалась сумма, которая выделяется организации для оказания помощи жертвам.

Согласно стандарту на одного человека выделяется 5297 тг в день. Однако мы посчитали, что для иностранного гражданина должно выделяться 9000 тг и гражданина Казахстана – 7000 тг. Сумма определена из расходов, связанных с арендой помещения, предоставлением продуктов питания, медицинских услуг, а также юридических и психологических консультаций.

Для иностранных граждан определена большая сумма, связанная с дополнительными расходами. Речь идет о налаживании связи со страной происхождения и дальнейшем отправлении домой. Если человек не владеет казахским или русским языком, то оплачиваются услуги по переводу. К тому же в Казахстане не предусмотрено оказание бесплатной медицинской помощи для иностранных граждан, так как они не являются участниками ОСМС.

Кроме того, стандарт не охватывает помощь детям.

– Есть ли какие-то меры, предпринятые в борьбе с торговлей людьми, которые Вы считаете эффективными?

– Несомненно, это существование и работа государственных кризисных центров. Государство многое делает по реабилитации жертв торговли людьми, в частности касательно специальных социальных услуг. Но может делать больше по предупреждению торговли людьми.

Также хотелось бы отметить работу министерства труда и соцзащиты, которое своевременно выделяет финансирование для кризисных центров, работающих в каждой области страны.

– Нужен ли Казахстану отдельный закон по борьбе с торговлей людьми? Почему?

– О том, что необходимо принять закон, говорилось еще в 2010 году. Например, жертвам торговли людьми назначили компенсацию через государственный фонд, однако информации о том, кто ее получил, нет. Также нигде не оговорен порядок получения этой помощи. У нас имеется социальная помощь и предусмотрена уголовная ответственность за преступление торговли людьми. Но все эти механизмы и инструменты не увязаны.

Более того, в следственной работе необходимо внедрить какие-то показатели и, соответственно, меры за количество дел, не доведенных до суда. Борьба с торговлей людьми стала бы более эффективной если бы количество прекращенных дел составляло не более 40%.

Если закон по борьбе с торговлей людьми не будет принят, то ситуация не изменится. Мы будем лишь время от времени видеть в новостях о наиболее громких делах. Но, если экономическая ситуация в стране ухудшится, это однозначно увеличит число преступлений торговли людьми.

Мигранты, приезжающие в Казахстан, беззащитны. У нас до сих пор широко распространена практика незаконного изъятия паспортов работодателями. Тогда как в России это уголовно наказуемое преступление. Есть много вещей, которые можно было бы исправить, и они не глобальные. Мы говорим о небольших изменениях в законодательстве и Административном кодексе, что позволили бы исключить часть случаев торговли людьми.

Поэтому в вопросах торговли людьми есть много факторов, которые должны быть регулируемыми отдельным законом.

– Возможно ли искоренить торговлю людьми? Что для этого необходимо предпринять?

– Положительно на ситуации торговли людьми сказались бы вовлеченность и повышенная ответственность со стороны частного сектора. Если бы на работу не брали людей без трудовых договоров и было иное отношение к работникам в строительных компаниях, то ситуация была бы значительно лучше.

Зачастую именно в строительном секторе выявляется наибольшее количество преступлений торговли людьми. Бывают случаи, когда вербовщики – граждане Узбекистана – привозят своих же сограждан, получают за них деньги, пособничают и подвергают трудовой эксплуатации.

Считаю, что пришло время снять мораторий на проверку бизнеса. Известно, что в Кызылорде для работы на стройке привозят граждан Узбекистана, работающих без документов. На вербовщиков поступают неоднократные жалобы. Однако миграционные службы не могут проверить компанию из-за действующего моратория без заявления со стороны мигрантов.

К сожалению, искоренить полностью торговлю людьми невозможно. Всегда найдутся человек или группа людей, которые захотят заработать за счет другого человека. Но можно свести риски к минимуму, когда это будут единичные случаи. Для этого необходимо ужесточение наказания и соблюдение Трудового кодекса.

У нас считают, что торговля людьми – это какие-то дикие случаи рабства. Тогда как в других странах эксплуатацией считается, если наемный работник работает сверх положенного времени или ему не дается выходной. У нас же такие условия труда считаются чуть ли не нормой.

– Что позволяет Вам продолжать борьбу с торговлей людьми и не опускать руки, несмотря на все сложности?

– Жертвами торговли людьми становятся дети и молодые люди, и это не может не вызывать жалости и сочувствия. Жалко самых младших – девочек, которые стали жертвами сексуального рабства в возрасте 13-14 лет. Эти девочки – сироты, и это не по-человечески, когда обижают сирот. Невозможно оставить ситуацию так, как есть.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

33653

Материалы по теме:

shahmatnaya-olimpiada-kazahstan-ustupil-shtatam-v-upornoj-borbe

kogda-nacbank-rk-mozhet-podnyat-bazovuyu-stavku

reklama-i-marketing-snova-na-pike-sprosa

4-5-mlrd-tenge-vydelyaet-minfin-na-pokupku-programmno-apparatnogo-kompleksa

defekty-novostroek-ust-kamenogorska-sdannyh-v-ekspluataciyu-neskolko-let-nazad-ustranyayut-do-sih-por

загрузка

×