/img/Group 538png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 384,89 Brent 36,55
Экспорт угля предложили ограничить

Экспорт угля предложили ограничить

МНЭ предлагает ввести ограничения на экспорт угля в период пикового его потребления в сентябре и октябре.

14:01 17 Октябрь 2017 5046

Экспорт угля предложили ограничить

Автор:

Игорь Воротной

Ситуация с ажиотажным спросом на уголь в Астане и в Карагандинской области, а также с ростом цен на него стала темой отдельного разбирательства на заседании правительства 17 октября. Итоги этого разбирательства были следующие: угля на внутреннем рынке достаточно, но на всякий случай надо ввести возможность ограничения его экспорта в периоды пикового спроса. Цены на него также вполне приемлемы (на разрезах и в тупиках), но потом в ситуацию вмешиваются многочисленные посредники, утяжеляющие каждую тонну в ценовом измерении, и их для стабилизации ситуации надо просто отсечь.

Угля стране дали больше, чем надо
По словам министра энергетики Каната Бозумбаева, за девять месяцев этого года в Казахстане добыто 75,3 миллиона тонн угля, что на 13,2% больше аналогичного периода прошлого года. На внутренний рынок было поставлено 54,7 миллиона тонн угля, из них 41,1 тонны отгружено энергопроизводящим предприятиям.

«Экспорт составил 21,1 миллиона тонн, что на 16,6% больше, чем за соответствующий период прошлого года», – продолжил Канат Бозумбаев. Таким образом, динамика роста экспорта выше динамики роста добычи (16% против 13,2%), но не настолько, чтобы создать на внутреннем рынке дефицит. Тем более что за девять месяцев, по сведениям Минэнерго, населению было поставлено более миллиона тонн угля, что на 26,8% выше уровня соответствующего периода прошлого года.

Таким образом, связывать ажиотаж с нехваткой угля на складах нельзя, тем более что министерством энергетики по поручению премьер-министра была проведена инспекция остатков на топливных тупиках во всех регионах. И, по оценке специалистов Минэнерго, по состоянию на 17 октября поставка угля бытовым потребителям осуществляется «ритмично и в необходимом объеме».

«К примеру, в Акмолинской области остаток угля в торговых точках – от 40 до 700 тонн, в Алматинской – около 300 тонн, в Жамбылской – 490, в Северо-Казахстанской – 600 тонн, в Южно-Казахстанской – 20000, в Астане – около 1000 тонн», – утверждает Канат Бозумбаев.

«В Карагандинской, Павлодарской и в Восточно-Казахстанской областях отпуск угля также осуществляется с угледобывающих предприятий напрямую населению», – добавил он.

Тем не менее, хотя Минэнерго и продемонстрировало, что добытого угля в стране хватает, вице-министр национальной экономики Серик Жумангарин выступил с предложением по аналогии с рынком нефтепродуктов ограничивать его экспорт в начале отопительного сезона.

«Уголь является сезонным товаром, это товар сентября-октября, по аналогии с рынком нефтепродуктов, в период его высокого потребления предлагаем ограничивать экспорт угля, я имею в виду коммунально-бытового угля», – сказал он. Это предложение было поддержано акимами двух регионов, из-за ажиотажа которых угольный сыр-бор и разгорелся – акимом Астаны Асетом Исекешевым и акимом Карагандинской области Ерланом Кошановым. При этом оба акима в один голос заверили премьер-министра, что дефицита угля во вверенных им регионах нет.

«В области основной поставщик угля для коммунально-бытовых нужд – «Шубарколь Комир», разрез нарастил объемы производства на треть, и только для нужд населения республики за девять месяцев отгружено два миллиона тонн, – заявил Ерлан Кошанов. – Это на 18 процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года. Разрез работает в две смены, мы увеличили суточную отгрузку на казахстанский рынок с 40 вагонов до 180, эта мера позволит снизить спрос на самовывоз угля с разреза. Уголь есть в достаточном количестве, хотел бы обратиться к коллегам – в связи с растущими объемами поставок необходимо организовать оперативную приемку угля и доставку его до населения».

«Для нужд предприятий коммунальных заблаговременно уголь закуплен, у нас 30-дневный запас, ситуация по углю для населения сегодня стабильная, находится под контролем, проблемных вопросов нет. С 1 сентября по сегодняшний день в Астану поступило 130 тысяч тонн угля разных марок, что на 30% больше прошлого года», – вторил ему Асет Исекешев.

«Поддерживаю предложение ограничить экспорт угля перед отопительным сезоном», – заключил он.

Инфраструктура хромает – посредники наживаются
Таким образом, экспорт оказался крайним в этой ситуации, хотя тот же Серик Жумангарин предположил, что в создании ажиотажного спроса и несвоевременного отпуска угля населению повинны и другие факторы. Например, устаревшая инфраструктура рынка продаж угля.

«Существующая ситуация показала, что, несмотря на увеличение количества вагонов до норм ежедневных отгрузок угля с карьеров и увеличение количества поступлений угля на железнодорожные тупики, существующая инфраструктура, к сожалению, не справляется с этим потоком», – заметил вице-министр.

«Она устаревшая, количества погрузчиков недостаточно. Акиматам необходимо промониторить существующую инфраструктуру угля, принять меры по развитию этой инфраструктуры, по созданию субъектов частного предпринимательства в этом сегменте бизнеса», – добавил он.

Ну а что касается роста цены на уголь, то тут все участники заседания были единодушны: во всем виноваты «непродуктивные посредники» между разрезом и населением.

«Цена угля для коммунально-бытовых нужд и населению складывается из цены отгрузки разреза, а это сегодня в Казахстане в пределах от 2000 до 5000 тенге за тонну в зависимости от месторождений, железнодорожных тарифов на транспортировку, обслуживания подвижных составов, а также маржи посреднических, торговых организаций и физлиц, поставляющих уголь населению», – напомнил Канат Бозумбаев.

В результате уголь с Шубаркульского месторождения, отпускаемый собственником разреза по 5000 тенге за тонну, продается в стране по цене от 8000 до 18000 тенге за тонну. Уголь Майкубинского месторождения в местах реализации – от 8000 до 16000 тенге при отпускной цене производителя в 3200 тенге за тонну. Угли месторождения «Богатырь» – от 5000 тенге до 9700 тенге, а цена производителя – 1680 тенге за тонну.

«Нами проанализирована ситуация, которая возникла на прошлой неделе, с некоторой напряженностью на рынке угля, главным образом, Астаны и Караганды. Изучение показало, что существующая ценовая политика крупных угледобывающих компаний связана с реализацией по сложной схеме через различных трейдеров», – прокомментировал эту ценовую разницу Серик Жумангарин.

«В результате этого вертикальная схема реализации угля «карьер – оптовый поставщик – розничный потребитель» нарушена, возникают различные горизонтальные схемы перепродажи угля через непродуктивных посредников. В этой связи нами вчера открыто расследование в 13 регионах страны, за исключением Западно-Казахстанской, Атырауской и Мангистауской областей, где потребление угля мизерное ввиду стопроцентной газификации», – добавил он.

Как будут отсекать «непродуктивных» посредников
По словам вице-министра, его ведомство предлагает для исправления ситуации министерству энергетики совместно выработать комплексные предложения по установлению требований к оптовым и розничным поставщикам. В их число должны войти требования по наличию производственных баз, складов хранения и подъездных путей к этим объектам.

«Это позволит исключить непродуктивных посредников, но все это надо сделать до нового года, законодательно», – убежден Серик Жумангарин.

Помимо этого, министерство национальной экономики предлагает установить минимальный объем реализации угля через товарные биржи в размере 500 тонн против нынешнего требования в 3000 тонн, что позволяет многочисленным непродуктивным посредникам обходить требования биржевого законодательства.

«Все это сделает рынок продажи угля прозрачным и обеспечит его четкое функционирование», – считает вице-министр.

Премьер-министр Бакытжан Сагинтаев в ответ напомнил всем, что вопрос обеспечения внутреннего рынка углем, как и нефтепродуктами, находится на личном контроле главы государства.

«Вчера президент еще раз напомнил об ответственности, когда принимал Каната Алдабергеновича в Акорде, и поручил нам всем принять соответствующие меры по недопущению дефицита», – напомнил Бакытжан Сагинтаев о встрече президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с министром энергетики Канатом Бозумбаевым, в ходе которой последний узнал, что полученный им выговор равен увольнению.

«В этой связи, Канат Алдабергенович, продолжайте работу совместно с акиматами и по углю, и по нефтепродуктам. На следующей неделе еще раз вернемся к рассмотрению этого вопроса. Антимонопольным органам по возбужденным расследованиям продолжить работу в части выявления того, каким образом были допущены нарушения по ценообразованию, по согласованным действиям наших трейдеров», – заключил премьер-министр.

Игорь Воротной​

Новая система госконтроля над бизнесом стартовала в стране

Переход от погони за наказанием предпринимателей на профилактику правонарушений будет идти под контролем Министерства национальной экономики.

25 Январь 2019 18:42 2650

Новая система госконтроля над бизнесом стартовала в стране

Фото: atameken.kz

Реформа системы госконтроля и надзора за субъектами предпринимательства должна привести к снижению количества требований проверяющих, срокам проверок, но самое главное – к смене ментальности контролирующих госорганов. Об этом в пятницу, 25 января, сообщил директор Департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики (МНЭ) Асланбек Джакупов.

«Если у нас 10 лет назад, притом что субъектов предпринимательства было 800 тысяч, количество проверок было порядка 400 тысяч, то по итогам 2018 года при количестве субъектов предпринимательства в 1,2 миллиона количество проверок снизилось до 81 тысячи, проверки сократились более чем в четыре раза. Государство стало меньше вмешиваться в предпринимательскую деятельность, меньше стало ее регулировать, – подчеркнул спикер. – Несмотря на снижение, сохранялась значительная нагрузка бизнеса, и причиной тому являются административные штрафы. Практически каждая проверка заканчивалась административным воздействием на предпринимателя. Но при этом следует отметить, что наложение штрафа не обеспечивало безопасность в указанных сферах, о чем свидетельствует статистика неблагоприятных происшествий».

Их число ежегодно варьируется на одном уровне, в пределах шести-семи тысяч, продолжает Джакупов, отмечая, что «проверяющий стремится прийти и проверить, при этом качество их работы зависит не от того, насколько безопасно, а от объемов штрафов и количества наказанных людей». Настроить «прицел» контролирующих госорганов призван внедряемый с начала текущего года институт профилактического контроля взамен выборочного.

«[Он] направлен на выстраивание партнерских отношений и призван повысить доверие к органам власти со стороны бизнеса. То есть сейчас целью контроля является не наказание предпринимателя, а с помощью консультирования помочь избежать совершения нарушений требования законодательства. Субъекту контроля будет дано определенное количество времени для устранения выявленных нарушений. А в случае их неустранения за госорганом сохраняется право повторной внеплановой проверки. Таким образом, надеемся, что данный институт станет реальным стимулом для добровольного соблюдения бизнесом требований законодательства. Позволит кардинально поменять ментальность сознания проверяющих, трансформируя его на менталитет обслуживания», – отметил представитель МНЭ.

В рамках реформы госнадзора будут оптимизированы сроки проверок по профилактическому контролю вдвое, с 30 до 15 дней; срок проведения внеплановых проверок сокращен в три раза, с 30 до 10 дней. Возможность продлевать проверки, которая ранее никак не регулировалась, теперь сокращена до одного раза, подчеркнул Джакупов.

Число требований со стороны госорганов к бизнесу также сократилось.

«В части санэпидблагополучия населения из 11,5 тысячи требований остались самые необходимые – 1,8 тысячи; в сфере пожарной безопасности было 3000 требований – они сокращены до 870. В сфере промышленной безопасности было порядка 10 тысяч требований – сокращены до 7,3 тысячи. При этом права потребителей будут защищены на соответствующем уровне. Речь не идет о тех требованиях, затрагивающих вопросы безопасности населения. Речь идет о дублирующих требованиях и тех, которые не несли правовой нагрузки для безопасности населения, но при этом проверялись», – подчеркнули в ведомстве.

Вишенкой на торте станет оптимизация штатной численности проверяющих. Уже сокращено свыше 600 единиц, и в рамках реформы предложено упразднить еще тысячу рабочих мест. На повестке сейчас качественная реализация проведенной реформы, добавил Джакупов.

«Сейчас МНЭ наделено функцией по защите прав предпринимателей. Данная компетенция дает нам право проверить любой госорган на предмет следующих трех составляющих. Первое – порядок проведения госконтроля в отношении предпринимателей. Тот или иной госорган, который проверяет предпринимателей, в отношении него МНЭ имеет право провести также контрольные мероприятия на предмет того, как этот госорган проверил предпринимателя с соответствующими мерами. Таким образом, не только субъекты подвергаются контролю на предмет соблюдения законодательства, а также сами госорганы», – подчеркнул директор департамента министерства.

Для нас, представителей бизнес-сообщества, важно, чтобы был нормальный бизнес-климат и нормальный барьер вхождения в ту или иную отрасль, акцентирует вице-президент Ассоциации предпринимателей по Карагандинской области Гульнар Курбанбаева.

«Если в 2014 году, когда мы начинали делать мониторинг госуслуг в части регулирования, это выдача разрешений, осуществление госконтроля, то уровень неблагоприятного и отрицательного отношения к этой работе со стороны госоргана составляет около 45-50% в разных регионах. Сейчас это менее одной трети. (…) Каждое третье обращение бизнесменов в Карагандинской области ранее было связано с недовольством проведения госконтроля в виде проверок. Сейчас если будет такое, то одна десятая в лучшем случае», – отмечает она.

При этом ослабление госконтроля позволяет бизнесу работать более спокойно, ровно и системно, не создавая рисков для потребителей, уверена Курбанбаева.

«Статистика сама показывает: количество самих выявленных нарушений не увеличивается в каких-то областях, санэпиднадзор, ветнадзор – оно остается на определенном уровне. В других сферах оно резко идет на снижение. Вопрос стоит не в том, что предприниматели не боятся проверок, они стараются найти правильное решение всех задач», – резюмировала вице-президент Бизнес-ассоциации Карагандинской области.

Султан Биманов

МНЭ предлагает пролонгировать параметры распределения пошлин в ЕАЭС

До конца этого года страны союза должны определиться, будет ли внедряться новая методика расчёта долей стран в распределении ввозных союзных пошлин.

16 Январь 2019 09:05 5620

МНЭ предлагает пролонгировать параметры распределения пошлин в ЕАЭС

Фото: primeminister.kz

Сегодня ввозные таможенные пошлины внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС) распределяются согласно утверждённым нормативам, и Министерство национальной экономики (МНЭ) Казахстана намерено продлить их действие до конца текущего года. Об этом на расширенном заседании профильного комитета сената по законопроекту «О ратификации протокола о внесении изменения в Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, подписанный 23 декабря 2014 года» во вторник, 15 января, сообщил вице-министр экономики Руслан Даленов.

«Сегодня пошлины распределяются по [утверждённым] нормативам. Они действуют с 2010 года, и настоящим [законопроектом] продлевается действие действующего норматива. До 31 декабря 2019 года. Просим поддержать», – обратился Даленов в своей речи к сенаторам.

При этом сильных изменений в части объёма таможенных сборов не ожидается, добавил вице-министр, отметив, что за прошлый год размер таких поступлений в казну Казахстана составил около 1,2 трлн тенге.

«В самом начале были опасения и споры по балансам, поскольку стандарты администрирования на кыргызском участке [периметра границы] вызывали вопросы со стороны стран Таможенного союза (ТС), а именно насколько правильно администрируется стоимость [ввозимых товаров]. Поскольку раньше в таможенном администрировании в Кыргызской Республике применялась весовая категория, а не стоимостная. Таможенники Кыргызстана перешли на администрирование по стандартам ЕврАзЭС по стоимости. Это для них новшество, и поэтому были вопросы, насколько правильно, дольше ли идёт растаможка, есть ли реэкспорт в наши страны и страны ТС и так далее. На сегодня всё унифицировано», – подчеркнул Даленов.

Однако пролонгация срока действия нормативов распределения ввозных пошлин до конца текущего года связана с необходимостью для стран-участниц определиться с тем, будут ли они сохраняться или необходима корректировка.

«Мы уже брали три года, чтобы выработать статистику. Страны [участницы ТС] продолжают уточнять методику, чтобы окончательно определиться. Решили, что одного года достаточно, и в течение года мы её выработаем. Чтобы понять, нужна ли нам новая методика [и насколько справедлива текущая], есть четыре способа подсчёта: первая – считать импорт из третьих стран в наши страны, умножаем на пошлины и выявляем пропорции; вторая – то же самое, только учитывается взаимный экспорт-импорт, который может происходить с нашими странами; третья – исходя из текущих поступлений столько и закрепить; четвёртая – нечто среднее между этими тремя», – пояснил abctv.kz вице-министр экономики Казахстана.

По итогам рассмотрения законопроекта замечаний со стороны сенаторов высказано не было. Члены рабочей группы комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству сената приняли решение вынести законопроект на рассмотрение расширенного заседания комитета.

Текущий норматив распределения союзных сумм ввозных пошлин между странами ЕАЭС установлен в следующих размерах: Армения – 1,22%, Беларусь – 4,56%, Казахстан – 7,055%, Кыргызстан – 1,9% и Россия – 85,265%. Стоит отметить, что доля России и Казахстана изменялась в сторону уменьшения в ходе присоединения к ЕАЭС Армении и Кыргызстана.

Султан Биманов