RU KZ
«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

13:56 05 Ноябрь 2019 15306

«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

Автор:

Ольга Власенко

Фото: Ольга Власенко

Один из камерных оркестров республики – Almaty Symphony Orchestra представил любителям классики программу «Времена года» Антонио Вивальди и «Времена года в Буэнос-Айресе» Астора Пьяццоллы.

Солировал на сцене Казахской государственной филармонии имени Жамбыла скрипач-виртуоз, а теперь приглашенный новый солист оркестра – Ержан Кулибаев.

Бывший ученик Нины Патрушевой, Александра Ревича, Захара Брона, ныне профессор Katarina Gurska High School of music в Мадриде, Ержан Кулибаев оставил своих студентов на несколько дней и приехал в Алматы специально ради концерта.

«Вместе с Almaty Symphony Orchestra я готов экспериментировать и пробовать то, чего не было ранее. Время строгих правил осталось в прошлом, и, мне кажется, сегодня сама концепция концерта классической музыки нуждается в реформе. Нужно экспериментировать, чтобы публика чувствовала себя комфортно», – подчеркнул он.

Эксперименты для зрителей начались еще в преддверии концерта, когда все желающие вместе с преподавателями популярного алматинского танцевального пространства Club 120 смогли стать участниками Милонги и попрактиковать исполнение аргентинского танго.

«Если в Испании лето, а ты летишь в Аргентину и не предупрежден, то можешь здорово попасть, потому что там зима. В Аргентине все наоборот. Когда мы отдыхаем, они вкалывают, у них рабочий сезон. И если у нас зима, то у них лето. Эта серьезная разница накладывает отпечаток. Хотя произведения написаны раздельно и в разное время, это разговор двух композиторов. В аранжировке, которую мы исполним, они находятся в диалоге – цитата-реплика. Главная идея в том, что времена года уже не просто меняются, а сжимаются благодаря скоростям и технологиям», – поделился скрипач концепцией концерта.

Ержан, чем был определен выбор концертной программы? Как соотносятся Вивальди и Пьяццолла, Италия и Аргентина, барокко и современность?

– Между Италией и Аргентиной очень большая связь. Аргентина – синтез Испании, Италии и местной индейской культуры. В этом смысле аргентинская культура – синтетическая. Она состоит из очень многих культур, смешанных воедино. Это сплав из разных традиций, языков, обычаев. И хотя главным языком в этой стране стал испанский, итальянские корни ощущаются не меньше. Многие жители Аргентины говорят на итальянском языке. Поэтому соединение Вивальди и Пьяццоллы вполне логично. Леонид Десятников обработал произведение Пьяццоллы таким образом, что вставил в него микроцитаты из цикла «Времен года» Вивальди. По поводу связи барокко и современности можно сказать следующее: импровизация в барочной музыке, как и импровизация в джазе или танго, не изменилась. Принципы остались теми же.  

Вы что-то поменяли в исполняемых произведениях? Почему была выбрана структура чередования частей?

– На концерте мы исполняли «Времена года в Буэнос-Айресе» в аранжировке Леонида Десятникова. Я внес некоторые изменения в скрипичную партию этих обработок в рамках своего восприятия танго. Но позже мы сыграли на бис мои обработки Libertango и Milonga del angel. Их я сделал специально для концерта в Алматы. Это был мой первый опыт обработки для струнного оркестра. Мне понравилось это делать. Очень интересное творческое задание. Чередование частей двух произведений – идея Гидона Кремера. Леонид Десятников сделал эту обработку Пьяццоллы именно для него. Я услышал этот концерт в исполнении Гидона Кремера с «Кремератой Балтика» в начале двухтысячных в Москве. На меня он произвел большое впечатление именно этим чередованием Вивальди и Пьяццоллы. Благодаря этому контрасту возникает ощущение свежести и неповторимости.  

Какое место Вы отводите исполнительской выразительности, актерскому мастерству на сцене?

– Исполнительская выразительность и актерское мастерство – важные элементы сценического присутствия артиста. Над ними нужно тщательно работать. Как педагог, я объясняю своим студентам, что выход на сцену имеет большое значение для музыканта. Это не просто движение по коридору. Требуется выработать специальную походку. Так же как и разработать образ артиста. С годами это становится естественным, и об этом не задумываешься. Но, когда видишь молодых студентов, понимаешь, в чем разница между опытными артистами и начинающими. Надо специально тренироваться, и это необходимо специально объяснять. Первое впечатление об артисте создается от его выхода на сцену.

Как энергетика зала влияет на событие концерта? Что Вы испытали во время игры в зале Филармонии Жамбыла? Какое впечатление произвела на Вас публика?

– Энергетика была очень хорошей. Особенно на втором концерте. Публика кричала, хлопала, просила сыграть на бис, поднялась с мест и не хотела садиться. Когда я очередной раз начал исполнять на бис, слушатели хлопали стоя. Все это приятно. Это был горячий прием. Я очень рад, что на обоих концертах были полные залы.

Как Вы относитесь к неконтролируемому выражению эмоций и неожиданным аплодисментам, например между частями произведения?

– Я хорошо отношусь к аплодисментам, даже если они звучат между частями произведения. К сожалению, это сейчас происходит во всем мире. Я не хочу быть снобом и критиковать публику. Конечно, можно объяснить перед исполнением, что не нужно хлопать между частями. Но публика хочет хлопать и выражать, что ей понравилось исполнение, именно таким образом.

Над чем Вы работаете сейчас? Как классическая музыка позволяет осознать современность? В чем суть эксперимента с классикой?

– Я сейчас работаю над большим количеством композиторов, от Моцарта до Прокофьева. Можно сравнить музыку с литературой. Например, читаешь Толстого и понимаешь, насколько это актуально. Создается впечатление, что это написано только вчера. Так же с классической музыкой. У нее просто свой язык, который надо научиться понимать. Это язык впечатлений и чувств композитора. Понимать его – то же самое, что читать книгу. Можно получить информацию об эпохе, когда она была создана. Эксперимент состоит в том, что если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение, сыграть их по-другому. Расслышать какие-то незаметные детали, чтобы произведение зазвучало по-новому. Когда вы перечитываете книгу спустя какое-то время, то обнаруживаете в ней то, что раньше не замечали. То же самое с музыкой. Если вы играете сонату или концерт, то спустя время делаете это уже по-другому. Можно послушать какое-то произведение в исполнении разных коллективов и оркестров и услышать, насколько по-разному оно звучит. Конечно, в том случае, если вы опытный слушатель, который понимает язык классической музыки.

Ольга Власенко