/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 949,64 DOW J 28 995,64
РТС 1 548,15 KASE 2 257,55
FTSE 100 7 419,34 Пшеница 563,20
«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

Один из камерных оркестров республики – Almaty Symphony Orchestra представил любителям классики программу «Времена года» Антонио Вивальди и «Времена года в Буэнос-Айресе» Астора Пьяццоллы.

05 Ноябрь 2019 13:56 8545

«Если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение»

Автор: Ольга Власенко Фото: Ольга Власенко

Новости

Сегодня
19:44

Снегопады на севере, востоке и в центре Казахстана сменятся морозами

Сегодня
19:28

Казахстанские производители получили заказ от Китая на поставку респираторов

Сегодня
19:12

КФГД продлил сроки выплат вкладчикам ликвидированного Банка Астаны

Сегодня
18:56

Трамп объявил о введении пошлин на импорт отдельных видов стальной и алюминиевой продукции

Сегодня
18:26

Начало учебного процесса в школах и вузах Китая отложено на неопределенный срок

Сегодня
18:11

Автомобилям с временной регистрацией присвоят специальные госномера с цифрой 18 на желтом фоне

Сегодня
17:50

МФЦА и OneWeb начинают сотрудничать в сфере обеспечения спутниковой связи в Казахстане

Сегодня
17:35

Ariana Afghan Airlines опровергла информацию о крушении ее самолета в Афганистане

Сегодня
17:26

Приостановление лицензии ЦАУ отменено судом

Сегодня
17:25

Казахстан сократил квоту приема оралманов в 2020 году

Все новости

Солировал на сцене Казахской государственной филармонии имени Жамбыла скрипач-виртуоз, а теперь приглашенный новый солист оркестра – Ержан Кулибаев.

Бывший ученик Нины Патрушевой, Александра Ревича, Захара Брона, ныне профессор Katarina Gurska High School of music в Мадриде, Ержан Кулибаев оставил своих студентов на несколько дней и приехал в Алматы специально ради концерта.

«Вместе с Almaty Symphony Orchestra я готов экспериментировать и пробовать то, чего не было ранее. Время строгих правил осталось в прошлом, и, мне кажется, сегодня сама концепция концерта классической музыки нуждается в реформе. Нужно экспериментировать, чтобы публика чувствовала себя комфортно», – подчеркнул он.

Эксперименты для зрителей начались еще в преддверии концерта, когда все желающие вместе с преподавателями популярного алматинского танцевального пространства Club 120 смогли стать участниками Милонги и попрактиковать исполнение аргентинского танго.

«Если в Испании лето, а ты летишь в Аргентину и не предупрежден, то можешь здорово попасть, потому что там зима. В Аргентине все наоборот. Когда мы отдыхаем, они вкалывают, у них рабочий сезон. И если у нас зима, то у них лето. Эта серьезная разница накладывает отпечаток. Хотя произведения написаны раздельно и в разное время, это разговор двух композиторов. В аранжировке, которую мы исполним, они находятся в диалоге – цитата-реплика. Главная идея в том, что времена года уже не просто меняются, а сжимаются благодаря скоростям и технологиям», – поделился скрипач концепцией концерта.

Ержан, чем был определен выбор концертной программы? Как соотносятся Вивальди и Пьяццолла, Италия и Аргентина, барокко и современность?

– Между Италией и Аргентиной очень большая связь. Аргентина – синтез Испании, Италии и местной индейской культуры. В этом смысле аргентинская культура – синтетическая. Она состоит из очень многих культур, смешанных воедино. Это сплав из разных традиций, языков, обычаев. И хотя главным языком в этой стране стал испанский, итальянские корни ощущаются не меньше. Многие жители Аргентины говорят на итальянском языке. Поэтому соединение Вивальди и Пьяццоллы вполне логично. Леонид Десятников обработал произведение Пьяццоллы таким образом, что вставил в него микроцитаты из цикла «Времен года» Вивальди. По поводу связи барокко и современности можно сказать следующее: импровизация в барочной музыке, как и импровизация в джазе или танго, не изменилась. Принципы остались теми же.  

Вы что-то поменяли в исполняемых произведениях? Почему была выбрана структура чередования частей?

– На концерте мы исполняли «Времена года в Буэнос-Айресе» в аранжировке Леонида Десятникова. Я внес некоторые изменения в скрипичную партию этих обработок в рамках своего восприятия танго. Но позже мы сыграли на бис мои обработки Libertango и Milonga del angel. Их я сделал специально для концерта в Алматы. Это был мой первый опыт обработки для струнного оркестра. Мне понравилось это делать. Очень интересное творческое задание. Чередование частей двух произведений – идея Гидона Кремера. Леонид Десятников сделал эту обработку Пьяццоллы именно для него. Я услышал этот концерт в исполнении Гидона Кремера с «Кремератой Балтика» в начале двухтысячных в Москве. На меня он произвел большое впечатление именно этим чередованием Вивальди и Пьяццоллы. Благодаря этому контрасту возникает ощущение свежести и неповторимости.  

Какое место Вы отводите исполнительской выразительности, актерскому мастерству на сцене?

– Исполнительская выразительность и актерское мастерство – важные элементы сценического присутствия артиста. Над ними нужно тщательно работать. Как педагог, я объясняю своим студентам, что выход на сцену имеет большое значение для музыканта. Это не просто движение по коридору. Требуется выработать специальную походку. Так же как и разработать образ артиста. С годами это становится естественным, и об этом не задумываешься. Но, когда видишь молодых студентов, понимаешь, в чем разница между опытными артистами и начинающими. Надо специально тренироваться, и это необходимо специально объяснять. Первое впечатление об артисте создается от его выхода на сцену.

Как энергетика зала влияет на событие концерта? Что Вы испытали во время игры в зале Филармонии Жамбыла? Какое впечатление произвела на Вас публика?

– Энергетика была очень хорошей. Особенно на втором концерте. Публика кричала, хлопала, просила сыграть на бис, поднялась с мест и не хотела садиться. Когда я очередной раз начал исполнять на бис, слушатели хлопали стоя. Все это приятно. Это был горячий прием. Я очень рад, что на обоих концертах были полные залы.

Как Вы относитесь к неконтролируемому выражению эмоций и неожиданным аплодисментам, например между частями произведения?

– Я хорошо отношусь к аплодисментам, даже если они звучат между частями произведения. К сожалению, это сейчас происходит во всем мире. Я не хочу быть снобом и критиковать публику. Конечно, можно объяснить перед исполнением, что не нужно хлопать между частями. Но публика хочет хлопать и выражать, что ей понравилось исполнение, именно таким образом.

Над чем Вы работаете сейчас? Как классическая музыка позволяет осознать современность? В чем суть эксперимента с классикой?

– Я сейчас работаю над большим количеством композиторов, от Моцарта до Прокофьева. Можно сравнить музыку с литературой. Например, читаешь Толстого и понимаешь, насколько это актуально. Создается впечатление, что это написано только вчера. Так же с классической музыкой. У нее просто свой язык, который надо научиться понимать. Это язык впечатлений и чувств композитора. Понимать его – то же самое, что читать книгу. Можно получить информацию об эпохе, когда она была создана. Эксперимент состоит в том, что если классические произведения исполнялись неисчислимое количество раз, то нужно найти для них новое прочтение, сыграть их по-другому. Расслышать какие-то незаметные детали, чтобы произведение зазвучало по-новому. Когда вы перечитываете книгу спустя какое-то время, то обнаруживаете в ней то, что раньше не замечали. То же самое с музыкой. Если вы играете сонату или концерт, то спустя время делаете это уже по-другому. Можно послушать какое-то произведение в исполнении разных коллективов и оркестров и услышать, насколько по-разному оно звучит. Конечно, в том случае, если вы опытный слушатель, который понимает язык классической музыки.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Люди готовы платить за хорошие воспоминания»

Как поменять бухгалтерию на фотоискусство.

27 Январь 2020 16:14 129

«Люди готовы платить за хорошие воспоминания»

Фотография павлодарской школьницы Линары Омаркуловой не прошла мимо жюри Международной фотовыставки лучших семейных и детских фотографов «MFamilia. Цвет», открывшейся в январе в одной из московских галерей «Крылатский орнамент». Автор – Оксана Сердюкова, к слову, единственная участница из Казахстана. Пройдя многоэтапный отбор из большого количества присланных работ, она предстала перед зрителем.

И пошла она в люди

Прежде чем стать фотографом, павлодарка Оксана Сердюкова работала бухгалтером, и все в жизни ее устраивало. Для семейных фотографий, как и большинство мам, использовала «мыльницу». Главное – момент запечатлен.

Глобальные перемены в ее жизни начались летом 2011 года, когда из Лондона в гости приехала мама, захватив с собой SONY.

«Тогда-то и поняла разницу между «мыльницей» и профессиональной камерой. Когда мама уехала, я буквально заболела хорошей фотографией. Начала знакомиться с работами в Интернете. Затянуло. Тогда же родилась мысль о том, что хочу заниматься фотографией, и никакой больше бухгалтерии. Через полгода муж подарил зеркальную камеру Canon 550D», – вспоминает Оксана.

Первыми моделями стали дочери – Анастасия и Арина. Младшей было три месяца, старшей – 4,5 года. А потом она ходила с камерой по городу и, выхватив на улице интересное лицо, подходила и спрашивала разрешение сделать снимок, признаваясь, что только учится и, если «модель» захочет,  подарит фотографию. Отказов не было. Одновременно молодая мама занималась самообразованием, на это ушло восемь месяцев. Послабления себе не давала.

«А потом по почте мне пришло письмо – приглашение принять участие в фотомарафоне. Конечно же, согласилась. С ребенком на руках и наушниками перед монитором впитывала новые знания о фотографии и бизнесе. У меня появились друзья по увлечению, марафон научил меня планировать день, четко ставить перед собой задачи и решать их», – говорит она.

В итоге Оксана открыла свою студию.

Дети – лучшая модель

За эти годы начинающий фотограф снимала в разных стилях, разных людей. Работала на свадьбах, делала семейные съемки, были даже фотосессии книг и еды. Но больше всего любит работать с детьми. Они искренние.

Как-то ее пригласили сделать съемку ребятишек, проживающих в специализированной школе-интернате.

«Для меня сначала был определенный стресс, когда увидела этих детей. Даже плакала. Но все прошло успешно. Потом приходила в ту школу еще раз со своей задумкой, и мне не отказали», – вспоминает Оксана.

Общаясь с детьми в рамках студии, столкнулась с их зажатостью. В итоге родилась идея организовать школу моделей. Речь не о том, как научиться гримасничать перед камерой, а помочь детям раскрепоститься, повысить самооценку, чтобы стать успешными. Пригласила в помощь психолога и актрису из местного театра. Думала, что это будет годичный проект. Растянулся на два года. Мамы остались довольны. По их отзывам, дети стали более уверенными в себе и научились главному – общаться с ровесниками.

Покорение VOGUE

Два года назад серия фотографий Оксаны под незатейливым названием «Детство в деревне» была опубликована в итальянской версии журнала VOGUE.

Сделала она их в деревне на Алтае, где жили ее родители, в старом доме, пропитанном историей целой семьи. Главными моделями стали ее девочки.

К сожалению, сам журнал фотограф не увидела. Его рассылкой авторам редколлегия не занимается. Но если зайти на сайт издания в аккаунт Оксаны, то на отобранных работах можно увидеть штамп журнала.

Это не единственная ее работа, размещенная на страницах модного издания. Одну из фотографий с разрешения родителей отправила, и ее опубликовали. К слову, кроме морального удовлетворения, дивидендов от таких проектов фотограф не получает.

Увлечение или бизнес?

В месяц Оксана проводит до 10 коммерческих съемок. По ее признанию, за количеством не гонится. Хотя аренда студии обходится в 100 тыс. тенге в месяц.

«Для меня первичен творческий процесс, а уже потом финансовая сторона. Каждая работа – это поиск новизны в подаче образа. Просто пощелкать кнопкой – это не про меня. Прежде чем усажу свою модель перед камерой, рассказываю клиенту свою идею, как я вижу», – говорит павлодарка.

Постановочные фотографии вошли в моду. Если раньше в фотоателье клиента сажали перед камерой и просили замереть, то сегодня это целая постановка, которая длится не менее двух часов, не считая времени на знакомство, разговоры, чтобы раскрыть человека. Кто-то делает фотографию, чтобы сохранить таким образом свою молодость. Кто-то в память о беременности. Девушки, мечтающие о замужестве, хотят получить красивое фото. А кто-то хочет попробовать совершенно новый образ.

«Такую работу особенно люблю. Тут я могу и визажистом выступить, и парикмахером, если это требуется. Ну, это скорее для подростков. Взрослые дамы идут сначала к профессионалам. Покупают новое платье для съемки. Бронируют студию. Люди готовы платить за хорошие воспоминания», – делится Оксана.

Стать лучшей

Изначально Оксана поставила перед собой цель – стать известной, для начала в своем городе.

«Я сразу поставила для себя высокую планку, даже не знаю почему. Сейчас понимаю, когда усложняешь задачу, то и результат соответствующий», – уверена фотограф.

И первая победа пришла через полгода занятия фотографией. Это был московский конкурс, даже премию получила – 5 тыс. рублей. К слову, это первая и последняя финансовая награда. Во всех остальных конкурсах приходится платить самой – за участие.

Так было и последним московским конкурсом – пришлось выложить 6 тыс. российских рублей. За участие в масштабных выставках, например, в Нью-Йорке, вход за одну фотографию 20-30 евро. На кону – 1 тыс. евро. Но очень призрачных.

Портрет павлодарской школьницы для московской выставки из разряда случайных.

«Ее фотографию увидела в соцсетях. Она меня чем-то зацепила. Созвонилась с родителями и предложила сделать фотосессию. Получила согласие, подобрали аксессуары для образа. Позже, узнав о конкурсе, решила отправить именно эту работу, мне показалась, что она соответствует теме – цвет. Не ошиблась», – говорит Оксана.

За эти годы молодая женщина принимала участие в международных выставках: Москва, Витебск, Израиль, Одесса, Рим. Вошла в ТОП-20 в Казахстане, по мнению международной премии 35AWARDS 2016 года. В том же году вошла в ТОП 200 – лучшая детская фотография, по мнению международной премии 35AWARDS. И этот список далеко не полный. Для любого фотографа подобная оценка важна, чтобы ставить новые задачи. В этом плане Оксана Сердюкова мастерица. Из ближайших – организовать собственную выставку детских фотографий. На перспективу – снимать интересных людей в различных странах и добиться, чтобы ее фотографии публиковали толстые журналы.

Шолпан Абдрахманова, фото из архива Оксаны Сердюковой

В Алматы состоялась премьера спектакля «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева

Как поясняет режиссер Вероника Насальская, персонажи пьесы – это сложные, требующие эволюции образы.

05 Декабрь 2019 08:00 6458

В Алматы состоялась премьера спектакля «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева

Фото: Елена Петрова

Это прекрасный и сложный материал, который смогли донести до нашей публики актеры Кубанычбек Адылов, Дмитрий Хольцманн, Вячеслав Евстафьев и Вероника Насальская. Спектакль идет 2,5 часа, без антракта и, можно сказать, на одном дыхании. Минималистические декорации призваны подчеркнуть главное – то, что происходит в головах зрителей. Если, по мысли Фридриха Ницше, трагедия рождается из музыки, то в «Иранской конференции» действие рождается из мысли.

На сцене мы видим разных людей и разные точки зрения, некоторые из них кажутся диаметрально противоположными. Но все имеют право на существование и заставляют не только задуматься, но встать на позицию другого. В них есть самое важное, чего не хватает современному человеку, несущемуся сквозь поток меняющейся информации: возможность остановиться, чтобы думать и чувствовать. Право человека на информацию оборачивается утратой знания и манипулятивным бесправием.

Придуманные Вырыпаевым герои – европейцы, люди Запада, размышляющие о Востоке, очень широком понятии, выросшем из западного противопоставляющего взгляда. Европоцентризм и ориентализм живы до сих пор и не ушли со сцены. Мюнхгаузену по-прежнему сложно вытащить себя за волосы. Но в конце действия появляется просветленная иранская поэтесса, звучат стихи и музыка. Этот образ обращен к нашему эмоциональному интеллекту. Ведь всегда есть что-то большее – мечта, идеал, идея. К чему мы можем и должны быть устремлены, и то, что нас неизменно объединяет. Когнитивный диссонанс – беспокойное, но ценное состояние души, обозначающее ситуацию выбора. И очень важно понимать то, как мы из него выходим и какие задачи перед собой ставим.

Остается поздравить театр БАТА с премьерой на новой сцене. И поблагодарить за предоставленную возможность пережить интеллектуальные эмоции.

Вероника Насальская ответила на вопросы inbusiness.kz.

– Пьеса Вырыпаева увидела свет два года назад. Как пришла идея ее поставить и в чем ее актуальность сегодня?

– Она стала даже актуальнее. Вероятность падения бомбы на Иран возросла за это время. У нас как-то мало принято интересоваться новостями из жизни дальнего зарубежья. Я до столкновения с этим материалом глубоко не вникала в тему ближневосточного конфликта. Когда начали репетировать, ситуация сделалась более острой и резонансной. Иран и США находятся на грани войны.

Но выбор пьесы не продиктован политическим контекстом. Он обусловлен творческим поиском театра БАТА – вопросами не столько социально-политического, сколько духовного, мировоззренческого характера. Был большой риск – это текст, который звучит без перерыва два с половиной часа. Мы решили, что в нем не будет никакого визуального сопровождения, фонограммы, световых эффектов и декораций. Хотя все это имело место в предыдущих постановках этой пьесы – в постановке самого Вырыпаева на английском языке в Польше, или Рыжакова в Театре наций, или в спектакле Театра Евгения Миронова. Во всех постановках, которые я знаю, в основном имитируется конференция с микрофонами и кафедрами. Чаще всего с LED-экранами с большой проекцией лиц выступающих. Мы рискнули обойтись без всего этого и использовали условный прием, когда десять персонажей пьесы играют всего четыре артиста. Актеры перевоплощаются в разных персонажей – прямо на глазах зрителей один человек меняется и становится другим. Это больше всего я люблю в нашем театре. Хотелось обозначить зону артиста между ролями. С премьеры работа над спектаклем только начинается. Я благодарю Ивана Вырыпаева за эту возможность. Я сегодня очередной раз влюбилась в этот текст.

– В чем еще заключается Ваша редакция пьесы? Насколько она согласована с автором и находитесь ли Вы с ним в диалоге?

– Постановка стала возможностью познакомиться с ним лично. У нас есть общие профессиональные бэкграунды. Один из его учителей, Александр Семенович Кокорин, сотрудничал с театром «ARTиШОК». Его я могу причислить к числу и моих учителей. Я всегда наблюдала за творчеством Ивана, и когда мы в Сети увидели фрагменты пьесы, то решили, что это то, что нам нужно. Мы связались с автором. На сегодняшний момент это первая постановка пьесы в Центральной Азии. Иван сказал такие слова: «Я надеюсь, что эта пьеса поможет изменить нам что-то в самих себе». Делая этот спектакль, ты сам сильно меняешься внутри. Трансформация – то, что сейчас происходит с нами. Мы надеемся пересечься на ближайшем фестивале с Вырыпаевым, чтобы он посмотрел нашу работу.

– Что именно поменялось в вас?

– У всех по-разному. Хотя для некоторых из нас вначале она выглядела далеким мировоззрением, но в процессе репетиции произошли изменения во взглядах и трактовках. Одно дело просто соглашаться, но находиться на берегу реки. Другое – войти в реку. Нам пришлось поменяться личностно и дорасти до интеллектуального уровня героев. До их духовного, культурного опыта. В данной пьесе невозможно просто сыграть, нужно дотянуться личностно самому. Мы усваивали большое количество информации, разные взгляды разных людей. Чтобы сделать все это максимально своим, нам пришлось очень гибко подойти к исследованию того, что же за взгляды, ценности у наших героев.

– Насколько герои, их взгляды и ситуации выдуманы автором, а насколько они документальны?

– Насколько я могу судить, автор собрал и выносил образы своих персонажей. Вектор некоторых из них уже был задан в других его произведениях. Например, персонаж, похожий на жену премьер-министра Эмму Шмид, появлялся у него в пьесе «Сахар». Какие-то из них вырастают из его личной жизни. Так, одну из пьес он посвятил своему другу, покончившему жизнь самоубийством. В спектакле есть аллюзия на него. Один из героев очень сильно похож на самого Вырыпаева, поэтому мы сделали его похожим и внешне. Какие-то образы автобиографичны, а какие-то вымышлены. В пьесе сочетаются элементы документальности, личного опыта и художественного воспроизведения. Это одна из самых зрелых пьес Ивана Вырыпаева.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: