RU KZ
«Если ты сделал хорошую инвестицию, то миллионного бонуса не получишь»

«Если ты сделал хорошую инвестицию, то миллионного бонуса не получишь»

10:58 22 Июнь 2017 7841

«Если ты сделал хорошую инвестицию, то миллионного бонуса не получишь»

Автор:

Жанболат Мамышев

Фото: Мария Матвиенко

Айдан Карибжанов объяснил, почему управление компаниями квазигоссектора хромает.

Председатель совета директоров АО VISOR Holding Айдан Карибжанов поделился своим видением проблемных моментов в экономике Казахстана в ходе панельной секции «Ловушка среднего дохода: вызов для Казахстана», проведенной Atameken Business в рамках Астанинского экономического форума.

Он отметил, что с точки зрения практики проблема Казахстана в данный момент во многом связана с прошлым опытом.

«С того момента, когда мы пережили 2000-е годы, начался рост экономики, который базировался на ценах на нефть, у нас сложилось, по сути, две экономики. Одна – это экономика сырьевая, в которой участвуют крупнейшие налогоплательщики страны, крупнейшие добывающие компании, нефтяные, горнодобывающие и так далее. И эти две экономики кое-где пересекаются между собой, но достаточно мало», – сказал г-н Карибжанов.

Причину этого он видит в том, что благодаря росту экономики улучшались кредитные рейтинги страны, и у добывающих компаний и банковской системы многократно возросла способность занимать деньги.

«Притом что по природе своей добывающие компании рассматриваются как менее рискованные с точки зрения банков. В связи с чем пересечения возникали в каких-то смешных вещах: кто банкомат поставит в вестибюле. А банки, по сути, консуммировали высокие рейтинги страны и начали массированно занимать деньги из-за рубежа. В результате сложилась такая ситуация, что у банков не осталось хороших заемщиков, то есть добывающие компании, которые по определению лучшие заемщики в нашей стране, имели возможность занимать деньги дешевле, – сказал Айдан Карибжанов. – В результате банкам пришлось самим придумывать какие-то свои продукты: ипотека, недвижимость, спекуляции с недвижимостью во всех ее проявлениях, потребительские кредиты, которые позволяли экономике расти, показывать хорошие результаты, но ровно до того момента, пока была возможность заимствовать за рубежом. Когда эта машинка сломалась в 2007-2008 годах, тут началась роль квазигосударственного сектора, который, по идее, должен был перехватить эту инициативу».

Однако топ-менеджмент субъектов квазигосударственного сектора, полагает он, не мотивирован на эффективное инвестирование полученных от государства денежных средств.

«В результате квазигосударственные компании не являются хорошими инвесторами в данный момент по той причине, что они демотивированы делать инвестиции. Это то, о чем говорил господин посол Израиля в РК Михаэль Бродский по поводу того, что у инвестора есть право на ошибку. У государственного менеджера, государственной компании нет права на ошибку. Каждая плохая инвестиция – это, по сути, прокуратура, тюрьма и прочие другие вещи. На позитивной стороне, если ты сделал хорошую инвестицию, миллионного бонуса не получишь – тебя за это не отметят. В результате государственные компании достаточно пассивны в своих подходах к инвестициям, и большая часть этих денег находится на счетах банков, которые, в свою очередь, понесли, что называется, collateral damage (сопутствующий убыток) в результате кризиса и не способны кредитовать экономику», – сказал председатель СД VISOR Holding.

В результате получается замкнутый круг, который, по мнению г-на Карибжанова, связан не с отсутствием денег, потому что деньги в казахстанской экономике есть, а «с каким-то тромбом, который всю эту систему парализовал, и она не расшивается».

В связи с этим Айдан Карибжанов полагает, что расчистка, которая пройдет в банковском секторе, поможет продвинуться в решении данного вопроса.

«Мне кажется, последние события в банковской системе позитивны, несмотря на то, что это большие расходы для бюджета, для налогоплательщиков и так далее. Но это необходимые условия для того, чтобы немного расшить ту ситуацию, которая сейчас сложилась, и хоть как-то наладить этот оборот денег в природе, который необходим как обращение крови в организме. А дальше уже там какой должен быть порог инфляции – то, о чем говорил господин Глазьев,  или, наоборот, более жесткая политика должна быть. Это уже следующий уровень дискуссии, но пока в нашей системе мы еще не завершили завалы, связанные с предыдущими проблемами», – сказал он.

По мнению директора глобальной практики по макроэкономике и фискальному управлению Всемирного банка Джона Панзера, Казахстан все же проделал хорошую работу.

«Стакан больше чем наполовину полон. Вам судьба дала почву под ногами, благословив природными ресурсами. Благодаря этим ресурсам вы можете добиться определенного уровня стандартов качества жизни. Мне кажется, это стоит ценить и использовать должным образом», – сказал он.

Джон Панзер предложил Казахстану применять международный опыт с учетом собственной специфики.

«Вам все еще нужно укреплять свой капитал, откладывать, привлекать прямые иностранные инвестиции, а самое главное, быть бережливыми в расходовании своих средств. Одновременно вы должны строить институты, чтобы та, другая экономика в дополнение к вашим ресурсам тоже развивалась. Вот посол Израиля спросил, а что же такого специфичного в каждой стране? Мне кажется, специфика – это знание себя. Вы знаете свои сильные стороны, знаете, где у вас слабые стороны, лучше вас этого никто не знает. Разберитесь с этим. И когда вы это сделаете, я думаю, вы можете стать развитой страной», – поделился он своим мнением.

Заведующий отделом государственного контроля и организационно-территориальной работы администрации президента РК Максат Муханов согласился с тем, что Казахстану нужно изучать и перенимать опыт зарубежных стран. Для себя, поделился он, отметил три вещи: необходимо создавать экономические исследовательские институты, внедрять правильную и продуманную до деталей экономическую политику и развивать человеческий капитал.

«Во всех случаях вот эти моменты играли определяющую роль во избежание попадания в «ловушку среднего дохода» и в создании более конкурентных условий для стабильного экономического развития стран. Вот эти три основных момента, которые прозвучали сегодня на панельной сессии, я отметил для себя. И со стороны бизнеса тоже говорилось о создании экономической политики, ориентированной на частный сектор. То есть экономика должна основываться не на сырье, не на природных ресурсах, основа должна быть сильной, а это частный сектор», – отметил Максат Муханов.

Директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев в рамках дискуссии поинтересовался у академика Российской академии наук, советника президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергея Глазьева, каким образом можно и нужно ли увязывать экономику с политикой.

«Я недавно вернулся с Петербургского форума и был удивлен, сколько комплиментов получил в свой адрес Центробанк от международных финансовых институтов. Его назвали лучшим банком мира. Мы же задаем вопросы своему финрегулятору и не находим ответы, кроме ссылок на абстрактные теоретические исследования. Почему такие очевидные вещи не находят отражения в политике? Как с точки зрения принятия решений вам удается все-таки удерживать достигнутых высот? Какова должна быть идеология монетарной политики?» – обратился он к Сергею Глазьеву.

Сергей Глазьев отметил, что, прежде чем обсуждать «ловушки среднего дохода», надо решить вопросы с институциональными ловушками. По его словам, экономика не может выйти на высокий уровень, потому что в рамках действующей системы регулирования складываются заинтересованные влиятельные структуры, мешающие каким-либо финансовым изменениям.

«В нашем случае сложилась очень влиятельная группа, которая ничего не хочет менять. Это прежде всего те, кому выгодны дорогие деньги, то есть государственные банки. Благодаря дорогим деньгам они получают рекордный маржинальный доход. Банковская маржа сегодня составляет 10% – это же невиданное дело в мире. Но у нас они хозяева жизни, потому что за их ошибки платит государство, в случае чего сразу прикроет все дыры. И даже если кто-то разорится, то активы все равно останутся у них», – сказал он.

Эта институциональная «ловушка дорогих денег», по его словам, породила настолько влиятельные институты, которые воздействуют на принятие решений и не дают изменить экономический фон страны.

«Они все время создают некоторый занавес или туман поддержки этой разорительной для страны политики, поскольку у них огромные ресурсы для контроля массмедиа, для контроля всевозможных форумов, для формирования мнения. Бенефициары опираются на мощь крупных международных организаций, как тот же валютный фонд, которые также имеют политическое воздействие. Как выйти из этой институциональной «ловушки дорогих денег», вопрос на самом деле не риторический, он плохо понятен. Вот Польша, к примеру, вышла в свое время из такой ловушки путем конституционной реформы. Они внутри политической системы создали механизм конкуренции. Но попали в другую ловушку – интеграционную – со стороны Евросоюза. Европейская интеграционная модель очень жесткая, она не дает странам, особенно тем, которые в зоне Евросоюза, принимать самостоятельные решения», – сказал г-н Глазьев.

И тут же предложил свое решение: выработать евразийскую модель управления экономикой, которая бы исключала доминирование каких-либо групповых интересов или квазиприватизацию государственных структур. 

«Мы сегодня говорили про госкорпорации, которые не очень активны, которые только лоббируют свои интересы. Это, по сути, происходит, потому что они приватизированы своими менеджерами, над ними нет никакой конкуренции и планов. В Китае, к примеру, сложился такой интересный механизм, который устраняет вот эти институциональные ловушки через существование регулирования конкуренции. Мы бы могли создать собственную модель с учетом нашего опыта и опыта других стран», – резюмировал Сергей Глазьев.

Жанболат Мамышев