Баннер втб
RU KZ
Триллионы эффективности

Триллионы эффективности

07:00 22 Май 2018 8035

Триллионы эффективности

Автор:

Артур Мискарян

Фото: Мария Матвиенко

Одна из ключевых целей цифровизации казахстанской нефтянки связана с ростом межремонтного интервала в два-четыре раза.

Диджитализация повышает эффективность предприятий, однако не всегда внедрение новых технологий оказывается экономически целесообразным из-за масштаба деятельности, пришли к общему знаменателю эксперты панельной дискуссии «Умный нефтегаз. Нуждается ли отрасль в тотальной цифровизации?», состоявшейся в рамках XI Астанинского экономического форума.

«Цифровые технологии используются в качестве дополнения к традиционным в нефтегазе технологиям для повышения эффективности. Это некая надстройка, которая позволяет увеличить дебиты, извлекаемые запасы, уменьшить затраты. Есть соответствующая оценка BP, согласно которой внедрение цифровых технологий приводит к увеличению объемов извлекаемых запасов, снижению себестоимости и капитальных затрат», – рассказал модератор дискуссии, управляющий директор Vygon Consulting Григорий Выгон.

Как таковой вопрос необходимости цифровизации предприятий нефтегазового сектора в Казахстане, по словам вице-министра энергетики Болата Акчулакова, уже решен.

«В правительстве вопрос стоит по-другому: когда нужна цифровизация? Вопрос решен однозначно. Об этом говорит и глава государства, есть программа «Цифровой Казахстан». Это базовая программа, которая включает не все проекты, которые хотелось бы в нее включить», – сказал Болат Акчулаков. Однако цифровизация, по его словам, может оказаться экономически нецелесообразной на небольших предприятиях.

«Нуждается ли отрасль в тотальной цифровизации? Наверное, нуждается, вопрос только в том – когда. Есть много месторождений в России, Казахстане и Азербайджане, где месторождения достаточно обводненные, которым осталось два-три года. Такие решения, которые стоят денег, применять к ним не стоит – нужно внедрить какую-то другую систему учета. Все остальные, которые эксплуатируются в нормальном режиме, будущие месторождения должны быть включены в новую систему. К этому мы придем, в том числе через совершенствование нормативно-правовой базы», – полагает вице-министр энергетики.

Управляющий директор Vygon Consulting в ходе панельной дискуссии не упустил возможность задать вице-министру вопрос.

«В России 150 тысяч скважин, и учет добычи нам, как и вам, достался из советского периода. Правильно ли понимать, что в Казахстане значительная часть скважин оборудована приборами контроля и учета потоков трехфазной жидкости?» – спросил Григорий Выгон.

По словам вице-министра, массово казахстанские предприятия не устанавливают трехфазные счетчики на нефтяных скважинах.

«Фонд скважин в России – 150 тысяч, в Казахстане – 22 тысячи, хотя каждый год фонд увеличивается. Такие приборы достаточно дорогие, их цена может доходить до 50 тысяч долларов за один прибор, ставить его на скважину, дебит которой составляет пять тонн в сутки, и при этом в ней 90 процентов воды – есть вопрос окупаемости. Мы исходим из логики экономической целесообразности, поэтому приборов таких не много», – ответил Болат Акчулаков.

Вице-президент по информационным технологиям в АО «НК «КазМунайГаз» Дмитрий Салов рассказал об изменениях в компании по ходу цифровизации.

«КазМунайГаз» в рамках программы цифровизации переходит на новую операционную модель, снижается количество уровней управления активами, разрабатываются процессные модели для бэк-офисов. Проекты делятся на две части – методология и автоматизация», – сказал Дмитрий Салов. По его мнению, цифровизация невозможна без структурных, организационных изменений в компании. Невозможно только за счет информационных систем добиться результатов, если не перестраивать бизнес.

«Наша основная цель – добиться, чтобы доля процессов, которые выполнялись бы с помощью информационных систем, равнялась 80 процентам. Ультимативная цель – добиться такого состояния производства, при котором любое производственное решение принималось бы на основе данных единой системы, фиксировалось и управлялось бы через нее», – комментирует Дмитрий Салов.

Одна из целей, которую казахстанские нефтяники преследуют в ходе цифровизации, по его словам, увеличить межремонтный интервал до 600 дней, сейчас этот показатель составляет 140-250 дней.

Цифровая трансформация, по словам генерального директора ABBYY Россия Дмитрий Шушкина, может дать мировой экономике до 2026 года порядка 30 трлн добавленных доходов.

«Если говорить о нефтегазовой отрасли – это одна шестая из этих денег», – уточнил эксперт.

«Объем данных в центре переработки «Газпрома» составляет шесть петабайт. Для сравнения, размер Ленинской государственной библиотеки – 200 терабайт. Речь идет о том, что нефтегазовая компания имеет в 30 раз больше данных», – сказал Дмитрий Шушкин.

По мнению бывшего заместителя председателя Центрального банка РФ Михаила Сенаторова, развитие IT в настоящее время становится ключевым фактором в конкуренции предприятий нефтегазовой сферы.

«Сообщество инженеров в нефтегазовом комплексе определяет цифровизацию так: это не трудно, но это сложно, потому что каждое направление в нефтегазовом комплексе создает цифровое наполнение в отрасли, которое должно быть использовано. При этом стратегический ресурс нефтегазовой отрасли – это, конечно, IT. Конкурентная борьба за правильность и своевременность управления является основой выживания и коммерческого успеха предприятия», – заключил Михаил Сенаторов.

Артур Мискарян