/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 330,29 Пшеница 465,40
$ 388.07 € 427.54 ₽ 6.08
Погода:
-3Нур-Султан
+6Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 330,29 Пшеница 465,40
Евгений Ган – о нервозности на рынке зерна и сомнительной статистике

Евгений Ган – о нервозности на рынке зерна и сомнительной статистике

Чем примечателен в этом плане опыт Беларуси, России и Кореи.

15 Октябрь 2019 08:54 5015

Евгений Ган – о нервозности на рынке зерна и сомнительной статистике

Глава Союза зернопереработчиков Евгений Ган предлагает использовать нынешнюю ситуацию с урожаем как руководство к действию, а именно пересмотреть ряд подходов в этой отрасли.

«Есть китайский иероглиф, который переводится двояко – это и кризис, и возможность. Я думаю, это очень применимо к сегодняшней ситуации. Это возможность внести изменения на рынке зерна и зернопродуктов, которые зреют давно, но, собственно, прецедента острого не было. А в этом году он есть. У нас назрела проблема прозрачности и достоверности статистических данных и вообще отчетных данных по хлебу на полях и в закромах. Простой пример: в прошлом году, в ноябре, декларировали, сколько мы убрали в бункерном весе. Но что такое бункерный вес? Это количество бункеров, которые привезли на ток. Это еще не хлеб. А цифры по объемам урожая озвучили только в конце февраля. Это создает нервозность на рынке», – говорит Евгений Ган в интервью inbusiness.kz.

По его словам, Минсельхозу и статорганам есть над чем работать в этом направлении. Участники рынка должны видеть достоверную картину.

«Объем убранного урожая не должен зависеть от волеизъявления акима. Мы призываем к честной и достоверной статистике. Вся беда в том, что мы сегодня не верим ей.

Вот, к примеру, она показывает, что в этом году 3,5 млн тонн переходящего остатка, цифру я уже не помню. Где это зерно? Или сообщается о сборе зерна в области, а у них там снег лежит. Какая тут уборка?» – отмечает эксперт.

Глава союза предлагает перенять практику Беларуси, статистика которой показывает чуть ли не в разрезе каждого хозяйства: сколько убрано картошки, пшеницы, льна и других культур.

Опыт России, по мнению Евгения Гана, можно было бы применить для мониторинга качества и количества убранного хлеба. В РФ есть федеральное предприятие «Центр оценки качества зерна».

«Это очень действенный и мощный инструмент, они мониторят зерно по всем полям и дают среднюю температуру по больнице, владеют цифрами по реальным объемам отгрузок. Если мы будем иметь достоверные данные по регионам, намного удобнее будет работать с нашими покупателями. Американская пшеничная ассоциация, к примеру, выпускает бюллетень по качеству зерна, выращенного в Штатах, вплоть до того, какая мука из него получается, хлеб и булочки. Мы к этому должны идти», – говорит Евгений Ган.

Данные по отгрузке зерна и муки под семью печатями. Увидеть их станет возможным только через органы таможни через месяца три.

«Цифра уже будет неоперативной, скорее исторической. У нас железная дорога ведет мониторинг в разрезе каждого дня – сколько миллионов в каком направлении отгружено. Эта информация считается коммерческой. (...) И поверьте, это только у нас! У нас законодательство по коммерческой тайне настолько кривое, что наши соседи просто тихо улыбаются. Даже емкость элеватора может быть коммерческой тайной! Количество зерносушилок и их емкости, объемы выпущенной продукции… Я же не спрашиваю, за сколько ее продали и кому», – сетует он.

Почему еще рынок должен быть прозрачным? Яркий пример был в прошлом году в Караганде. Карагандинские мукомолы подняли большой шум, что у них проблемы по отгрузке.

«Это было где-то в октябре. Я попросил, пользуясь личными связями, «КТЖ», мне дали данные за прошлый год и за определенный период. Я поговорил с мукомолами, показал цифры, как обстоят дела у соседей, и вопрос был снят. Слухи рождаются там, где нет достоверной информации. Вся нервозность на рынке связана с ее отсутствием», – считает глава союза.

Еще одна мера крайне нужна рынку, считает эксперт. Последние два года Казахстан поставил на экспорт порядка 10 млн тонн зерна с учетом муки. Рынок ожидания уже сформировался. И здесь задача государства – понять, сколько нужно зерна, какого качества для внутреннего рынка. И при необходимости – в введении каких-либо ограничительных мер.

«К примеру, в Корее каждый год Минсельхоз собирает всех экспортеров, подписывают меморандум по объемам. И это работает», – говорит он.

В целом сентябрь для мукомолов был не самым лучшим.

«То, что мы простояли, – это однозначно. У меня в группе зернопереработчиков железнодорожники спрашивают, когда начнем возить, вагоны стоят. Обычно в сентябре не добиться вагонов, а в этом году с точностью до наоборот: железнодорожники за нами ходят. Мы за первую половину года просели по объемам экспорта по муке – на 21%. По импорту нашей муки лидируют афганцы – это 66% нашего рынка. Но там узбеки нас активно отжимают, пользуясь целым рядом преференций, выстроенных государством», – рассказывает он.

Узбеки закупают казахстанское зерно и поставляют его в виде муки в Афганистан, пояснил Евгений Ган. Наши традиционные покупатели муки, страны Центральной Азии, выстроили свою систему переработки, создавая условия для ввоза в их страну зерна вместо муки. Казахстану следует сделать приоритет на экспорте готовой продукции, а не сырья, считают в союзе.

Кроме того, для продвижения своих интересов на внешних рынках необходимо проводить жесткую зеркальную политику, говорит Евгений Ган.

«И этого не нужно стесняться. Вся большая проблема в том, что мы все пытаемся жить по законам цивилизованного мира. В экономике так не бывает. (…) Нет людей (среди чиновников), которые могут разрабатывать какие-то механизмы, а очень много юристов, которые только могут посмотреть, соответствует ли это нормам международного права, законодательству нашей страны и обязательствам перед ВТО, перед Таможенным союзом. Да вы посмотрите, что в мире происходит?! Посмотрите на действия России, на действия того же Трампа. Там же мама не горюй. Каких нормативов они там придерживаются?! Там главная задача – выжить. И мы должны жить по этим законам», – считает он.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

-->