/img/tv1.svg
RU KZ
Грибок смажут казахстанской мазью

Грибок смажут казахстанской мазью

Пробную партию произвели на базе РГП «Институт микробиологии и вирусологии».

15:48 06 Декабрь 2017 8558

Грибок смажут казахстанской мазью

Автор:

Римма Гахова

Казахстанские ученые наладили производство первого отечественного препарата для лечения грибковых заболеваний «Розеофунгин-АС». Пробные партии мази для наружного применения «Розеофунгин-АС» начали производить на базе РГП «Институт микробиологии и вирусологии» (Алматы). Ученые готовы ежемесячно поставлять на рынок 15 тысяч тюбиков (30 граммов) оригинального лекарства. Об этом сообщил генеральный директор института микробиологии и вирусологии Аманкелди Саданов в ходе пресс-конференции в Алматы.

«Уже сейчас мы получаем письма от дистрибьюторов, которые хотят закупить наш препарат с целью дальнейшего сбыта. Полагаем, что спрос будет высоким, поэтому мы заранее заказали дополнительный ферментер, который позволит увеличить объем производства в два раза», – сказал он.

«Розеофунгин-АС» был зарегистрирован в Казахстане в 2017 году и включен в государственный реестр лекарственных средств Республики Казахстан. По словам г-на Саданова, препарат успешно прошел расширенные доклинические испытания, а также I, II и III фазы клинических испытаний, которые продемонстрировали отсутствие токсичности и 99-процентную терапевтическую эффективность в лечении грибковых поражений кожи различной этиологии.

«В клинических испытаниях участвовали тысячи людей. Недавно мы отправили партию «Розеофунгина» в кожвендиспансеры. Теперь к нам поступают письма с просьбами наладить поставки лекарства», – сообщил г-н Саданов

Разработка препарата заняла почти 20 лет. Финансирование шло из республиканского бюджета, в само же производство инвестировало РГП.

Аманкелди Саданов отметил, что создание лекарственного препарата – это всегда длительный, трудоемкий и требующий больших финансовых затрат процесс. Для разработки и подготовки к производству нового лекарственного препарата необходимы многолетние экспериментальные исследования, доклинические и клинические испытания его безопасности и эффективности, организация технологических линий и помещений, соответствующих стандартам.

По словам ученого, в целом на создание одного нового оригинального препарата фармацевтические компании затрачивают от нескольких сот миллионов до миллиарда долларов и в среднем не менее 15-20 лет. Этим объясняется относительно небольшое количество новых оригинальных лекарственных средств, имеющихся на рынке, а их обширный ассортимент обеспечивается дальнейшими модификациями известных оригинальных соединений или выпуском одних и тех же препаратов под разными торговыми марками.

По словам г-на Саданова, поскольку срок действия патента обычно составляет 25 лет, за оставшиеся пять-десять лет фирма-производитель старается возместить свои затраты и получить прибыль. При этом руководитель института микробиологии и вирусологии сообщил, что отечественный противогрибковый препарат будет продаваться по цене 2000 тенге за тюбик, и ближайшие два года ученые не планируют повышать его стоимость.

«Цена препарата зависит от многих факторов. В случае если вырастут цены на электроэнергию, воду, горюче-смазочные материалы, нам придется повысить стоимость. Но думаю, что год-два она продержится», – сказал он.

В настоящее время на рынке есть только импортные лекарства от грибковых заболеваний. Например, «Ламизил», «Экзодерил», «Тербизил», стоимость которых в алматинских аптеках составляет 3300-3500 тенге. Самое дешевое противогрибковое средство – это «Клотримазол» (1000-1200 тенге). Но, как уверяет ученый, эффективность «Розеофунгина» намного лучше «Клотримазола». Между тем, по наблюдениям владельцев аптечного бизнеса, далеко не все потребители доверяют казахстанским лекарствам. 50% покупателей предпочитают покупать немецкие, французские и венгерские препараты, остальные 50% больше ориентируются на цены.

«Доверие покупателей к казахстанской фармпродукции повышается. Например, продукция нашей компании экспортируется во многие страны СНГ, и мы слышим хорошие отклики. Вполне возможно, новый казахстанский препарат себя оправдает. Только нужен хороший маркетинг», – прокомментировала заместитель директора по качеству компании DOSFARM Ирина Шигаева. 

По данным Института микробиологии и вирусологии, в Казахстане действуют 79 производителей фармацевтической продукции, включая мелкие производства, которые выпускают изделия медицинского назначения. При этом на долю шести наиболее крупных заводов – АО «Химфарм», СП «ГлобалФарм», АО «Нобел АФФ», ТОО «Ромат», ТОО «Нур-Май-Фарм», ТОО «Карагандинский фармацевтический комплекс», представляющих собой предприятия полного цикла, приходится более 90% всех выпускаемых в Казахстане лекарств.

Отечественные фармпроизводители в основном выпускают простые лекарственные средства – антисептики, галеновые препараты (водно-спиртовые и спиртовые экстракты растений, отвары, настои) либо дженерики (дешевые аналоги оригинальных препаратов) на основе импортируемых субстанций. По мнению г-на Саданова, свыше 60% отечественного фармпроизводства находится под иностранным контролем и не ориентировано на разработку новых отечественных оригинальных препаратов.

Впрочем, в истории казахстанской фармацевтики уже были примеры, когда отечественные оригинальные препараты исчезали с рынка. Например, противоопухолевое лекарство «Арглобин» было разрешено к применению с 2004 по 2015 год.  Как сообщали СМИ, лекарство  успешно применялось во всех онкологических клиниках Казахстана, а также в США, Германии, России и национальных центрах онкологии Грузии и Кыргызстана. Но в 2016 году производитель не подал документы на повторную регистрацию. Препарат «Рамон» против кожных заболеваний  был зарегистрирован и разрешен к применению с 2004 по 2009 год. Но лекарство также не прошло перерегистрацию.

Римма Гахова

Почему бездетность стала госпроблемой в Казахстане

Бесплодным семьям выделят 7 млрд тенге на ЭКО. Предполагается, что очередь на экстракорпоральное оплодотворение будет закрыта за год.

08 Сентябрь 2020 13:35 2448

В 2021 году Казахстан сможет полностью закрыть существующую очередь на процедуру ЭКО. В ней сегодня стоят более пяти тысяч семейных пар, причем многие из них ждут свою квоту по несколько лет. Таким мнением с inbusiness.kz поделилась директор Института репродуктивной медицины (ИРМ), член правления профильной ассоциации, акушер-гинеколог высшей категории и эксперт ВОЗ по репродуктивному здоровью – Тамара Джусубалиева.

При этом на 7 тыс. новых ежегодных квот будет выделяться из бюджета порядка 7 млрд тенге ($16 млн), одна процедура обходится казне примерно в 850 тысяч тенге.

Ожидается, что на этой неделе будет сформирована рабочая группа из экспертов Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ) и чиновников, которая займется изменением порядка распределения квот в рамках новой госпрограммы «Аңсаған сәби». О проекте Касым-Жомарт Токаев объявил в ходе ежегодного послания народу 1 сентября. Напомним, президент выразил обеспокоенность семейно-демографической ситуацией, отметив, что каждая шестая семейная пара не может иметь детей, и, по данным соцопросов, именно эта причина становится основной в 20% случаев разводов в РК.

ЭКО без барьеров

Самое важное новшество для казахстанцев, по словам спикера, – в смягчении критериев получения квоты на ЭКО. Расширить медицинские основания как раз и намерена рабочая группа. Если раньше к бесплатной программе допускали только «самые перспективные случаи», то есть те пары, где женщина имеет более высокие шансы на успешную подсадку и рождение ребенка, то сейчас возможность получат и так называемые тяжелые клиенты.

«Не каждая ведь бесплодная пара могла стать в очередь на бесплатное ЭКО. Ограничения были введены именно потому, что процедуру оплачивает государство, и мы обязаны сделать так, чтобы после каждой программы родился здоровый долгожданный ребенок. Поэтому и успех программ, конечно, хороший – больше 50% успешных подсадок. Теперь квот будет больше, и мы сможем расширить показания. То есть практически каждая женщина, которой показано ЭКО, сможет пройти бесплатную эту процедуру. Ожидание очереди ведь идет только во вред женщине. И такой ситуации, когда пары ждут по два-три года, уже не будет. Если ЭКО – единственный выход, мы делаем протокол, а вы быстро становитесь на учет в свою женскую консультацию и получаете квоту», – отметила директор ИРМ.

Количество бесплодных пар в Казахстане остается под вопросом. Как заявил сегодня СМИ первый замруководителя администрации президента Даурен Абаев, на учете стоят около 14 тысяч бездетных пар, но эксперты считают, что их может быть больше. Врачи уже несколько лет говорят о необходимости создания национального регистра бесплодных, чтобы власть могла реально оценивать ситуацию. Речь – о регистрации женщин и мужчин по всем регионам, кто когда-либо обращался за лечением и подтвердил диагноз «бесплодие». По оценкам экспертов, сегодня это уже 18% супружеских пар, и динамика растущая. Объявленные госмеры позволят выявить еще больше граждан, которые не вставали на учет, но теперь будут иметь дополнительный стимул, считают специалисты,

Только в Институт репродуктивной медицины ежегодно обращаются около 10 тысяч пар. 60% из них успешно проходят лечение от бесплодия, остальные 40% нуждаются во вспомогательных технологиях ЭКО. За четверть века в Казахстане вырастили «из пробирки» 18 тысяч детей, многие из которых уже сами стали родителями.

Программы ЭКО в Казахстане реализуют около 25 клиник. Абсолютное большинство проведенных процедур – коммерческие. В последнее время бесплатное лечение получали по 900 женщин в год, что не более 12% от общего числа проводимых программ. Но с учетом выделенных 7 тыс. квот теперь ЭКО будут проходить около 17 тысяч казахстанских семей ежегодно.

По данным Европейской ассоциации репродукции человека ESHRE, на 1 млн населения в стране должно быть полторы тысячи льготных программ ЭКО. То есть в Казахстане пока в три раза меньше по европейским меркам. И если 3% маленьких жителей Европы уже рождаются с помощью ЭКО, то в нашей стране это лишь 0,3%. В большинстве развитых стран программы ВРТ полностью оплачиваются госбюджетом или покрываются госстраховкой: Израиль дает бездетной паре неограниченное число квот до рождения второго ребенка, Франция выделяет супругам по четыре бесплатных попытки, Аргентина – три, Россия – ежегодно, вплоть до успешной подсадки, Австралия – без ограничений до 49 лет, пока не родится малыш. Что важно, Казахстан, в отличие от многих стран, готов квотировать семьи, в которых уже есть дети, и одобрять льготную программу ЭКО на второго, третьего ребенка.

«Для Казахстана, имеющего традиции многодетности в семьях, такие новости – просто чудо. И увидите, через год у нас будет уже не 0,3% детей, рожденных после ВРТ, а минимум 2%. Пойдет бум! Если мы хотим показать уровень цивилизованности нашего государства, то главный индикатор – это в первую очередь семья, дети, это отношение к женщинам», – подчеркнула Тамара Джусубалиева.

Бизнес и государство – на борьбу с бесплодием

Обратить внимание государства на проблемы с ростом бесплодия населения последние годы активно пытается Казахстанская ассоциация репродуктивной медицины. Она объединяет около 300 специалистов рынка. В конце прошлого года ассоциация направила обращение президенту, в котором подробно расписан этот вопрос. Глава КАРМ – репродуктолог Вячеслав Локшин отметил, что лечению методами ЭКО поддается примерно каждый второй случай бесплодия, при этом успех подсадки, естественно, не гарантирован. И одной паре может понадобиться сразу несколько квот. Если с 2010 года казахстанские клиники провели 7800 бесплатных программ ЭКО, то рождением детей дело закончилось только в 2700 случаев. Таким образом, реальная потребность бесплодных пар в квотах покрывалась не более чем на 5%.

«Самой большой проблемой развития репродуктивных технологий в нашей стране является финансовая недоступность лечения для большинства нуждающихся в этом пациентов», – отмечалось в обращении главе государства. Рынок предлагал постепенно увеличивать количество программ на тысячу в год, доведя до 10 тысяч за пять лет. В таком случае рождалось бы более 3,5 тысячи детей ежегодно.

При этом предприниматели говорили о возможности нарастить частные инвестиции в здравоохранение за счет ГЧП, размещения госзаказа, что позволило бы сэкономить бюджетные деньги на новом капитальном строительстве там, где уже успешно работают негосударственные клиники.

«Практически все передовые достижения в этой сфере достигнуты частными клиниками почти без господдержки», – подчеркивал Локшин.

Ответ ассоциации поступил от теперь уже экс-вице-министра здравоохранения Лязат Актаевой. Она сообщила, что в рамках ГОБМП ежегодные квоты на процедуру ЭКО в 2021 г. планировалось довести до полутора тысяч, а касательно развития репродуктивной медицины частникам нужно «внести свои предложения». Но в итоге, как мы увидели в послании президента, квотирование было увеличено сразу в семь раз, а про существующую проблему бесплодия в стране было объявлено с самой высокой трибуны.

Что касается лечения бездетности, исключая ЭКО, то казахстанцам доступны практически все существующие в мире современные вспомогательные репродуктивные технологии, говорят специалисты. Клиники имеют самое новое оборудование, а местные врачи – регулярную практику за рубежом. И за лечением, которое дешевле, чем в других странах, обращаются иностранцы: порядка 800 иностранных туристов приезжали в Казахстан специально за таким лечением.

«Клиники по лечению бесплодия не должны быть только лабораториями, они должны быть многопрофильными: и хирургия, и лапароскопия, и генетика, и пр. Мы, например, уже можем сохранять репродуктивную функцию у онкологических больных. Перед лучевой терапией, которая гарантирует бесплодие, у пациента культивируется яичниковая ткань, и, после того как онкологи скажут, что пациентка вылечилась, мы подсаживаем ее обратно и можем стимулировать беременность. Или мужское бесплодие – это, кстати, уже половина случаев! И у нас на уровне микрохирургическая урология. Оперативным путем под мощным микроскопом мы можем выявить сперматозоиды и провести оплодотворение», – рассказала глава ИРМ Тамара Джусупбалиева.

Эффективность лечения бесплодия у супружеских пар, пролеченных в рамках ГОБМП, выросла с 13% до 34% по основному показателю Take home baby (рождение ребенка), что значительно превышает средние показатели ведущих европейских стран.

С проблемой бездетности, по словам эксперта, стали чаще обращаться пары старше 35 лет, хотя годами ранее это были в основном тридцатилетние пациенты. А одной из самых распространенных причин бесплодия остаются так называемые ошибки молодости. В этом году правительство выделило грант на информирование казахстанской молодежи о безопасном поведении.

Деликатный вопрос

Увы, но, по данным демографического отчета ООН, Казахстан находится в топ-10 стран мира по количеству разводов и лидер среди соседей по бывшему СНГ. За год в РК заключается порядка 130 тысяч браков, и разводов на эту цифру приходится около 50 тысяч. Большая часть – на севере страны, меньшая – на западе и в южном регионе. Таким образом, каждая третья семья в итоге распадается, а причиной расставания в 20% случаев, как отметил президент, является бездетность.

Заявление главы государства, по всей видимости, основано на данных республиканского соцопроса, опубликованного в конце прошлого года ОФ «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана» и НАО «Центр поддержки гражданских инициатив». Авторы исследования констатировали, что «в Казахстане наступил период второго демографического перехода, который связан с изменением структуры и функций семьи». В числе прочего в докладе отмечается, что повысился возраст вступления в брак и рождения детей, а разводится из-за бесплодия каждая пятая семья.

Психологическую помощь бездетным парам сегодня готовы оказать десятки специалистов, и часто они работают при клиниках, где проводят ЭКО. Семейный психолог Юлия Золотарева рассказывает, что на разводе чаще настаивает именно мужчина, велико в этом вопросе и влияние родственников, с которыми, по словам специалиста, нужно «ласково расставлять границы».

«В семи из десяти случаев приходят только женщины, стремясь сохранить брак. При этом они жалуются на родственников мужа, на самого мужа, которые ставят сроки, условия: если не забеременеешь за три месяца, мы с тобой разведемся. В обществе до сих пор сохраняется и много мифов, что ЭКО – это «неестественно», «виновата женщина». Уже доказано, что давление в этом вопросе только снижает шансы на успех вспомогательных репродуктивных технологий», – подытожила специалист.

Виктория Кучма


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Рак легкого в РК: проблемы и перспективы

В августе в мире прошел Всемирный день борьбы с раком легкого, и весь минувший месяц в Казахстане проводились научно-образовательные мероприятия с участием ведущих онкологов страны и международных специалистов. 

04 Сентябрь 2020 15:02 2898

Казахстанские и зарубежные эксперты обсудили состояние диагностики рака легкого в Казахстане, возможности и перспективы лечения пациентов, а также нерешенные потребности в области борьбы с раком легкого в РК.

В Казахстане рак легкого занимает второе место в структуре онкологических заболеваний и первое место по смертности. Около 3500 случаев злокачественного новообразования выявляется ежегодно в РК, в то время как шестеро-семеро казахстанцев умирают от рака легкого ежедневно. Летальность от рака легкого в течение одного года составляет 50%, а при отсутствии адекватной терапии 80% пациентов гибнут в течение двух лет. И только 23,46% пациентов с раком легкого, согласно статистике, смогут прожить пять лет и более. Самые высокие уровни заболеваемости и смертности от рака легкого отмечаются в Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Северо-Казахстанской, Акмолинской и Карагандинской областях.

Говоря о причинах возникновения рака легкого, эксперты отмечают прежде всего курение.

«Развитие рака легкого зависит от стажа и интенсивности курения. В последнее время в ряде зарубежных публикаций были сведения о том, что и курение электронных сигарет тоже приводит к развитию рака легкого. А утверждение о том, что легкие сигареты не вызывают рак, а тяжелые вызывают – это вообще заблуждение. Курение является основной причиной возникновения рака легкого, и об этом всем нужно помнить. То, что в основном от рака легких страдают мужчины, как раз объясняется тем, что среди курящего населения мужчин больше. Курение – один из главных врагов, и его роль в развитии рака легкого неопровержима», – отметила заведующая отделением химиотерапии Карагандинского областного онкологического центра Индира Омарова.

Эксперт также подчеркнула, что смертность от рака легкого занимает первое место среди всех онкозаболеваний, и это во многом связано с низкой онконастороженностью населения и, как следствие этого, поздним выявлением большинства случаев заболевания.

«В Казахстане сейчас есть все возможности, чтобы своевременно выявить рак легкого. Для этого не нужно никаких сверхмодных и новых методов исследования. Достаточно того, чтобы население раз в год проходило обычную флюорографию. Наиболее эффективно – рентген легких или компьютерная томография. Несколько лет назад внедрили пилотный проект в ВКО – низкодозная компьютерная томография, который дал очень хорошие результаты, и выявляемость резко увеличилась», – рассказала Индира Омарова.

Сегодня в нашей стране скрининги по раннему выявлению, обязательному прохождению флюорографии взрослого населения введены в обязательные программы здравоохранения, также проводятся разъяснительные работы с населением по онконастороженности. Кроме того, стали доступны инновационные методы молекулярно-генетического исследования различных мутаций, иммуногистохимическое исследование. Эти методы вывели выявление заболевания на другой уровень, и благодаря точному определению мутации стало возможным определить и тип рака легкого, и назначение таргетной терапии.

Рак легкого, как известно, классифицируется на два основных типа: мелкоклеточный рак легкого (МРЛ) и немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ). Распознавание типов рака легкого очень важно, так как для них характерны различные особенности роста и распространения, а также разные способы лечения. На долю МРЛ приходится около 15-20% случаев рака легких, а самым распространенным типом рака легких является НМРЛ, на долю которого приходится около 80-85% всех случаев. При этом самым частым НМРЛ являются аденокарциномы – 50% всех случаев НМРЛ.

Три референс-центра в Нур-Султане, Алматы и в Караганде проводят молекулярно-генетическое тестирование для всех областей РК. Если возникают какие-то сложности, то любое онкологическое учреждение может напрямую получить методическую помощь в решении любого вопроса в Казахском институте онкологии и радиологии.

Какова же в Казахстане ситуация с лечением рака легкого? В последние годы оно выведено на новый уровень, в том числе благодаря развитию таргетной терапии, то есть лекарственной биотерапии, основанной на точечном или адресном воздействии на разные клеточные мутации, которые позволяют минимизировать токсичность и увеличить продолжительность жизни. Также возможности лечения рака легкого существенно расширились с тех пор, как в 2007 году была идентифицирована так называемая АЛК-мутация.

До недавнего времени в Казахстане было зарегистрировано четыре препарата из группы АЛК-ингибиторов. Это препараты первого и второго поколения. Но в этом году японская биофармацевтическая компания, которая активно развивает направление разработки и производства инновационных онкологических препаратов, зарегистрировала на казахстанском рынке препарат нового поколения «Бригатиниб», вошедший в список Казахстанского национального формуляра для лечения пациентов в первой и во второй линиях терапии.

Прорыв в эффективности борьбы с раком легкого специалисты связывают и с внедрением современных методов исследования, доступных каждому пациенту в Казахстане.

«Молекулярно-генетическое тестирование, иммуногистохимическое исследование позволяют определить, с каким конкретно видом клеток мы имеем дело. Безусловно, когда мы знаем врага в лицо, так сказать, можем воздействовать фокусно. Также прорыв в выборе тактики ведения произошел за последнее время благодаря возможности проведения ПЭТ-КТ (позитронно-эмиссионная компьютерная томография), это метод определения распространения опухолевого процесса, метаболической активности опухолевых клеток. Имея в арсенале все эти виды исследований, мы можем определить тактику ведения, опираясь на национальные протоколы лечения и международный опыт. Сейчас, в эпоху цифровизации, или диджитализации, мы имеем возможность черпать информацию о международном опыте ведения пациентов с раком легкого, делиться своим собственным опытом с коллегами и учеными со всего мира», – отметил врач-онколог НАО «Западно-Казахстанский медицинский университет имени Марата Оспанова» Юрий Старченко.

Оказание своевременной качественной медицинской помощи, которая включает высокоэффективные таргетные препараты, обеспечивается в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) – это, безусловно, дает надежду пациентам Казахстана и позволяет вывести состояние онкологической помощи в стране на более высокий уровень. Тем не менее эксперты призывают казахстанцев и самим не забывать об онконастороженности и своевременно проходить скрининги и профилактические осмотры.


Подпишитесь на наш канал Telegram!