/img/tv1.svg
RU KZ
Грузинский рецепт борьбы с коррупцией

Грузинский рецепт борьбы с коррупцией

Посол Грузии Зураб Абашидзе считает, что слепое копирование грузинского опыта борьбы с коррупцией для Казахстана неприемлемо.

15:12 26 Февраль 2020 10609

Грузинский рецепт борьбы с коррупцией

Автор:

Кульпаш Конырова

Фото: Кульпаш Конырова

Мы помним, как все начиналось…

Удивительно, но факт: здание полиции в Тбилиси представляет собой пирамиду. Точь-в-точь как наш Дворец мира и согласия в столице Казахстана. Однако в Грузии она поменьше и полностью стеклянная. Такие вот прозрачные пирамиды, предназначенные для полиции, были построены повсеместно в республике. Да что там полиция, даже здание самого министерства внутренних дел страны стеклянное.

Вот такое новшество наших грузинских друзей увидела автор этих строк в составе делегации казахстанских журналистов в рамках пресс-тура, организованного более десяти лет назад по инициативе посольства Грузии в Казахстане.

Бывший на тот момент министром внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили, вошедший в историю как один из главных сподвижников бывшего президента Михаила Саакашвили в борьбе с коррупцией, пояснил в интервью казахстанским журналистам, что стеклянные здания полиции (огромные окна от пола до потолка, никаких занавесей и жалюзи. – Прим. автора) призваны показать народу, что отныне деятельность полиции в стране будет полностью прозрачной.

Тот пресс-тур состоялся почти 11 лет назад, как раз в период первой пятилетки президентства Михаила Саакашвили, пришедшего к власти после «революции роз» и приступившего к кардинальным реформам.

В первую очередь здесь объявили беспощадную борьбу коррупции, что сегодня актуально для многих стран постсоветского периода, включая Казахстан, где в последнее годы на скамью подсудимых попадают чиновники высокого ранга.

Из открытых источников известно, что по итогам 2018 года в Глобальном рейтинге коррупции Transparency International Казахстан находится на 124-м месте из 180. В ряду постсоветских государств есть только одна страна, которой успешно удалось очистить репутацию страны от коррупции, – это Грузия.

По последним данным, в рейтинге международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International Грузия занимает 41-е место из 180 – на 83 позиции выше Казахстана. Это лучшие показатели в регионе.

Вместе с тем еще 15 лет назад Грузия была одной из самых коррумпированных стран постсоветского пространства.

К примеру, в рейтинге Transparency International 2003 года Грузия занимала 124-е место из 133 и делила его с Анголой, Азербайджаном, Камеруном и Таджикистаном. Казахстан тогда был на 24 пункта выше, но, как мы видим, со временем позиции изменились диаметрально.

Сегодня грузинским опытом заинтересовались многие страны мира. Кстати, недавно тема борьбы с коррупцией, которая особенно мешает отечественному бизнесу подняться, вновь была поднята во время встречи руководства Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» с главами дипломатических миссий, аккредитованных в столице Казахстана.

«Мы хотим использовать опыт передовых стран ОЭСР, Восточной Европы, Прибалтики и Грузии. Поэтому я обращаюсь к вам с просьбой оказать содействие в изучении положительного опыта, чтобы перенять и внедрить его у нас в Казахстане», – отметил в начале февраля текущего года глава «Атамекена» Тимур Кулибаев.

В ответ главы дипломатических миссий Латвии – Юрий Погребнякс, Грузии – Зураб Абашидзе выразили готовность оказать поддержку.

Важно, чтобы не только «верхи» хотели, но и «низы» осознали

Редакции информационного агентства inbusiness.kz интересен опыт, и за эксклюзивными комментариями мы обратились к послу Грузии в Казахстане ЗурабуАбашидзе.

Справка: трудовой путь Абашидзе начал в годы правления Шеварднадзе, однако его дальнейшее становление выпало на годы реформ, инициированных Саакашвили.

Зураб Абашидзе – дипломат. Закончил юрфак Тбилисского университета по специальности «международное право». Еще два года учился в Британии. Работал в органах юстиции, затем – в сфере национальной безопасности и потом ушел в политику. Был вице-спикером парламента Грузии, затем получил предложение премьер-министра стать послом своей страны в Казахстане.

Известно, что борьбу с коррупцией в Грузии новая на тот момент власть начала «снизу», а именно с искоренения взяток и блата, которые были нормой в те годы в дорожной полиции, в медицине, в государственных структурах, связанных с выдачей различных документов и справок.

Впрочем, так было везде на всем постсоветском пространстве, включая Казахстан.

Вопрос: «Помните ли Вы, какой была средняя сумма взятки милиционеру за нарушение правил дорожного движения?» – застал посла Грузии врасплох, и он честно признался: «Не помню, это было так давно!»

– Борьба с коррупцией началась у нас в 2004 году. С тех пор прошло столько времени…Сегодня выросло целое поколение грузин, которым неизвестно само понятие «взятка». Получить, например, паспорт в короткий срок без проблем, без так называемой благодарности должностному лицу – все это сегодня стало нормой. Сейчас за срочность можно заплатить зафиксированную законом сумму, и все – нужный документ у тебя в руках. Это удобно, это открыто, и это действует.

И вам известно, что так называемый принцип одного окна, который был внедрен впервые из бывших советских республик в Грузии, сегодня успешно развивается и в Казахстане.

Вы непосредственный свидетель всех перемен, произошедших в вашей стране после «революции роз». В чем, на Ваш взгляд, успех грузинского опыта борьбы с коррупцией? Связано ли это с личностью Михаила Саакашвили, который инициировал все эти реформы?

Тут нет однозначного ответа. Во-первых, всегда нужна политическая воля к переменам. И то, что Саакашвили начал реформы, в том числе борьбу с коррупцией, – это один из важных и переломных моментов. В то же время любые реформы – это не эксклюзивное право одного политика или правительства.

Нужна еще воля самого народа, который устал жить по старым правилам. Только тогда, когда есть осознание народом жить по-новому, любая политическая воля, инициированная властью, правительством, будет иметь успех.

И тут немаловажную роль сыграли СМИ, которые донесли до народа необходимость реформ. Они разъясняли цели национальной идеи идти вперед.

Тогда и старшее поколение поверило в реформы. И, как я уже сказал выше, за годы независимости в Грузии родилось и выросло новое поколение наших граждан, которым неизвестно само понятие слова «взятка».

Еще одним важным моментом успеха грузинского опыта, на мой взгляд, является образование. Сегодня молодое поколение у нас хорошо владеет английским языком. У молодежи появилась возможность получить передовое образование. Без этого невозможно было бы внедрить в стране новые технологии. Речь идет об электронном документообороте. Чем меньше бумажной волокиты, чем более прозрачен сам процесс выдачи документов, тем меньше возможностей для коррупционных маневров.

И наконец, хочу подчеркнуть, что борьба с коррупцией – это не разовая акция, это длительный и вечный процесс. Встав на этот путь, надо двигаться дальше, не останавливаясь, чтобы не утерять то, что уже было достигнуто.

Как Грузия сможет поделиться своим опытом борьбы с коррупцией в Казахстане?

– Хочу подчеркнуть, что мы всегда открыты для наших казахских братьев. Кстати, мы и ранее охотно делились нашими достижениями. Я помню, к нам приезжал глава антикоррупционного ведомства Алик Шпекбаев, который ознакомился с работой принципа одного окна в дорожной полиции.

В то же время я хочу сказать, что Казахстан не должен слепо копировать наш опыт. В каждой стране свои возможности и условия. У вас и территория больше, и население. Важно, чтобы был доступен Интернет повсеместно, построена соответствующая технологическая инфраструктура, подготовлено законодательство. Несмотря на общее зло и общее стремление освободиться от коррупции, у каждого государства должен быть свой уникальный путь к честному обществу.


От автора: Это был грузинский рецепт по борьбе с коррупцией, которым с нами поделился дипломат. Поэтому я решила вернуться к пресс-туру казахстанских журналистов десятилетней давности в Грузию, с которого и начала своей материал.

Наш визит в Тбилиси был также посвящен грузинскому опыту борьбы с коррупцией. И нам повезло взять интервью у действующего тогда министра внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили.

Мы встретились с ним после нашей экскурсии в ту самую пирамиду. Он принял нас, казахстанских журналистов, в своем личном (без изысков в виде дорогой мебели и ковров. – Прим. автора) кабинете.

Лично меня поразили его бросающаяся в глаза сильная бледность и почти синие губы, что свидетельствовало о проблемах с сердцем.

Не исключаю, что та самая беспощадная борьба с коррупцией в стране, где население не превышает четырех миллионов человек и где все практически друг друга знают, не прошла для него бесследно.

Ведь решение о наказании главному полицейскому страны приходилось принимать без оглядок на кумовство и родственные связи.

Было видно, что министр очень устал, но при этом он ответил на все наши вопросы, не урезая нас во времени.

На наш первый вопрос, почему и здание МВД, и полицейские участки полностью стеклянные, он ответил следующее: «Неважно как выглядит полицейский участок. Он может быть похож на аквариум, кубик Рубика, такую вот пирамиду или шайбу. Главное – что и как происходит внутри».

Как выяснится позже из нашего разговора, такой подход был первым шагом к переменам, которые затронули всю систему правоохранительных органов Грузии.

«Если несколько лет назад молодые грузины мечтали быть ворами в законе, потому что они ассоциировались у них с деньгами и властью, то теперь ситуация кардинально поменялась. Быть полицейским стало почетно», – рассказал Мерабишвили.

По его словам, первое, с чего началась ревизия правоохранительной системы, – с полной, повторюсь, практически с полной замены старого кадрового состава на молодых. Из открытых источников известно, что в Грузии в один только день было уволено 15 тысяч сотрудников ГАИ!!!

«Молодые оказались во много раз эффективнее старых оперов, у которых не было никаких связей с ворами в законе. Фактически организованная преступность исчезла. За последние пять лет в Грузии не было ни одного заказного убийства, похищений людей, угона автомобилей», – рассказал Вано Мерабишвили.

Еще одним важным шагом для реформы стало постепенное повышение зарплаты полицейским почти в 10 раз. Терять такую зарплату ради взятки и оказаться за решеткой стало невыгодно. Это была настоящая ломка сложившихся стереотипов и негласных правил «воровских понятий», господствовавших долгое время в Грузии.

По словам министра, параллельно со сменой кадров в полиции десятки криминальных авторитетов оказались за решеткой…

В рамках пресс-тура нас привезли в центр выдачи автомобильных прав, талонов техосмотра, номерных знаков. Сюда же месяцем позже за опытом приехал и глава антикоррупционного агентства Алик Шпекбаев.

Нам наглядно показали, что весь процесс, от сдачи экзамена на знание правил дорожного движения (на него выделяют полчаса), сдачи экзамена по вождению – еще 30 минут, и до получения водительского удостоверения и номерного знака на автомобиль, занимает около полутора часов.

При этом в центре не было очередей. Более того, выбрать номер со своим именем и любимой цифрой можно, воспользовавшись автоматом вроде тех, что стоят в супермаркетах. Лично мне и моим коллегам за 15 минут выдали номера для авто с нашими именами.

Чтобы более полно перечислить все шаги, предпринятые грузинскими властями в борьбе с коррупцией, мы обратились к открытым источникам. Так, в период правления Михаила Саакашвили была произведена и определенная «чистка» госаппарата.

Не обошлось без громких арестов высокопоставленных чиновников (позже часть арестованных была отпущена, а часть осуждена); было изъято имущество, если чиновник не мог объяснить законность его приобретения.

Помимо этого, в сжатые сроки открытым способом была проведена приватизация и параллельно с этим кардинальная налоговая реформа: снижение налогового бремени, вывод бизнеса из тени, кадровая чистка налоговой службы.

И хотя в грузинском обществе до сих пор неоднозначно относятся и к реформам, и к личностям, стоящим за этими реформами, однако эксперты отмечают, что в целом принятые меры принесли хороший результат.

И на примере Грузии мы видим, что все вполне реально, что болезнь под названием «коррупция» лечится.

Кульпаш Конырова

Взяточничество в Казахстане: с начала года около 1000 случаев

В стране увеличилось количество зарегистрированных правонарушений, связанных со взяточничеством: плюс 11% за год.  

24 Сентябрь 2020 09:50 928

Именно на взяточничество пришлись почти две трети коррупционных и прочих уголовных правонарушений против интересов госслужбы и госуправления, сообщает finprom.kz.

За январь-август 2020 года в стране зарегистрировали 1,6 тыс. коррупционных и иных уголовных правонарушений против интересов государственной службы и государственного управления — на 12,6% меньше, чем годом ранее.

Почти две трети из них пришлись на взяточничество. С начала года зарегистрировали 993 случая взяточничества в стране — на 11,4% больше, чем за аналогичный период 2019-го. В том числе 555 случаев пришлось на получение взятки, 404 случая — на дачу взятки, 34 случая — на посредничество.

В региональном разрезе антилидером по взяточничеству стала Западно-Казахстанская область: 97 случаев, рост за год — сразу в два раза. Вторую и третью строчку занимают Алматинская (87 случаев, плюс 47,5%) и Восточно-Казахстанская (76 случаев, минус 3,8%) области.

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Наказания за коррупцию: как будут ужесточать закон?

Чтобы борьба с коррупцией не девальвировала наши усилия.

14 Сентябрь 2020 10:35 12144

«Коррупция – это глубокого социальная болезнь. Победить мы ее сможем только общими усилиями», – сказал Касым-Жомарт Токаев. Глава государства отметил, что борьба с этим «заболеванием» является одним из приоритетов стратегического развития страны, и поручил разработать ряд антикоррупционных мер. О том, как будут наказывать коррупционеров в Казахстане, рассказала Inbusiness.kz директор административно-правового департамента агентства РК по противодействию коррупции Айгуль Базарбаева.

Ваш юридический департамент занимается реализацией поручений главы государства по вопросам противодействия коррупции. Сейчас перед вами стоит задача внести поправки в Уголовный кодекс, запрещающий применение условно-досрочного освобождения (далее УДО) для коррупционеров. Расскажите, как будут реализовываться данные поручения в правовом поле?

Прежде я хотела бы отметить, что агентство, являясь уполномоченным органом по формированию и координации антикорупционной политики, уделяет особое внимание работе по совершенствованию законодательства. Поскольку эффективная антикоррупционная политика возможна только при наличии достойной правовой базы, основанной на правоприменительной практике нашего государства и передовых международных стандартах. В настоящее время перед агентством и всем государственным аппаратом поставлена глобальная задача: своевременно и качественно претворить в жизнь поручения главы государства, озвученные им в сентябрьском послании к народу Казахстана. Нами ведется отработка ряда законодательных инициатив, в числе которых и вопрос о запрете применения УДО в отношении лиц, совершивших коррупционные преступления. В начале сентября на площадке межведомственной рабочей группы по вопросам совершенствования Уголовного и Уголовно-процессуального кодексаов был выработан ряд законодательных поправок, которые касаются применения института УДО. В итоге было принято решение, что запрет на его применение будет распространен только на преступления тяжкие коррупционные и особо тяжкие. Выработанная позиция будет направлена в администрацию президента и после согласования будет законодательно реализована. Чтобы понять суть этих поправок, необходимо, я думаю, знать, как применяется УДО в настоящее время. Согласно действующему законодательству данная мера не применяется к лицам, которые совершили террористические, экстремистские преступления, повлекшие гибель людей. Не распространяется на педофилов, совершивших преступления против половой неприкосновенности. Не применяется и в отношении помилованных лиц. В настоящее время коррупционер, совершивший преступление, после фактического отбытия части срока наказания может выйти на свободу. На практике таких примеров много, когда совершившие хищение, многомиллионные растраты бюджетных средств, получившие взятку, отсидев год-полтора, выходят на свободу, это даже меньше одной трети своего срока.

Я правильно поняла, что нельзя уравнивать террористов и коррупционеров, давая им одинаковые наказания?

Наше предложение обусловлено статистическими данными: за три года и семь месяцев текущего года было освобождено по УДО 111 коррупционеров, из которых 74 были осуждены за совершение тяжкого преступления, а 14 – особо тяжкого. Поэтому, на мой взгляд, введение запрета УДО таких лиц, будет иметь большой профилактический эффект. Это заставит наших чиновников задуматься, стоит ли идти на сделку с совестью, и вселит страх перед реальным сроком, который они в последующем не смогут «скостить».

Президент поручил ужесточить наказание за коррупцию. Как, на Ваш взгляд, можно усилить ответственность для взяткодателей и их посредников?

Да, мы прорабатываем данную инициативу. Хочу отметить, что эксперты ОЭСР (организация экономического сотрудничества и развития) в своих отчетах указывали, что слабые и неэффективные санкции у нас содержатся в статьях, предусматривающих ответственность за взяточничество. Нами выработан проект поправок, предусматривающих усиление санкции этих статьей. К примеру, за дачу взятки срок лишения свободы по ч. 1 ст. 366 УК РК увеличиваем с трех до пяти лет. По ч, 2 той же статьи – с пяти до семи лет. А штрафы, предусмотренные в данной статье, увеличиваем в ч. 1 с 20 до 30-кратного размера, в ч. 2 – с 30 до 40-кратного. Кроме того, в рамках усиления ответственности предлагаем исключить применение кратных штрафов за дачу взятки в особо крупном размере. Предлагаем для осужденных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, исключить возможность делать это в колониях-поселениях. Сегодня если при вынесении приговора чиновник, похитивший средства из бюджета, восстанавливает их в полной мере, то может отбывать свой срок в учреждении минимальной безопасности.

Таким образом, получится, что, кроме полного материального возмещения, осужденный будет помещен в колонию общего режима?

Да, именно так. И только после отбытия наказания определенного срока за хорошее поведение может быть переведен в колонию-поселение. При этом лица, осужденные за общеуголовные преступления, имеют право перевестись в колонию-поселение только после двух лет отбывания наказания в исправительном учреждении закрытого типа. Такое лояльное отношение к коррупционерам девальвирует наши усилия по борьбе с коррупцией.

Кроме того, планируется со следующего года внести ограничения в отношении хранения денег и ценностей госслужащих в иностранных банках. Озвучьте, пожалуйста, ваши предложения.

Действительно, мы сейчас вырабатываем пакет законодательных поправок по реализации данной инициативы. Хочу оговориться, что видение, которое озвучу, является не окончательным вариантом. Оно будет обсуждаться, дорабатываться, и только потом будет приниматься окончательное решение. Мы предлагаем запрет на открытие и владение счетами в иностранных банках, находящихся за пределами страны, распространить на госслужащих, депутатов, судей, управленцев квазигосударственного сектора, а также на их супругов и несовершеннолетних детей. В свою очередь, это ограничение не будет распространяться на тех госслужащих, которые находятся на работе в международных организациях , в загранучреждениях, находятся на лечении, обучении, т. е. будут предусмотрены исключительные случаи.

А как быть тем, кто уже имеет счета в иностранных банках за пределами нашей страны?

Для этого случая будут предусмотрены переходные положения. Так, для лиц, которые на момент введения в действие данного антикоррупционного ограничения уже занимают государственные должности, будет предусмотрен трехмесячный срок. В этот период они должны принять решение: либо закрыть счета, либо покинуть госслужбу. Что касается лиц, являющихся кандидатами на занятие соответствующих должностей, то им будет предоставляться месячный срок для принятия решения.

А как можно контролировать вывод капитала в офшоры?

Мы предлагаем контроль за соблюдением данного антикоррупционного ограничения. Возложить данную миссию на комитет финмониторинга при министерстве финансов. Думаю, этот вопрос еще будет обсуждаться. В любом случае введение ограничительных мер требует контроль со стороны уполномоченного органа.

И последний вопрос: когда все ваши выше озвученные предложения могут быть реализованы?

Реализация всех поручений главы государства будет осуществлена в рамках общенационального плана мероприятий. По предварительным данным, те инициативы, которые я озвучила, будут реализованы до конца нынешнего года.

Регина Ким, Марина Попова


Подпишитесь на наш канал Telegram!