DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
«Идеи ГЧП в школьных столовых хорошие, а исполнение плохое»

«Идеи ГЧП в школьных столовых хорошие, а исполнение плохое»

Арендаторы школьных столовых назвали непродуманными условия реализации проекта по модернизации школьных пищеблоков Усть-Каменогорска.

16 Май 2019 15:32 2924

«Идеи ГЧП в школьных столовых хорошие, а исполнение плохое»

Автор:

Ольга Ушакова

Фото: sputniknews.kz

В областном центре Восточного Казахстана приступили к проекту по модернизации школьных столовых, который в прошлом году предложила партия Nur Otan. До 27 мая 2019 года объявлен прием заявок на участие в конкурсе по 44 проектам государственно-частного партнерства, призванного «осовременить» школьные столовые, улучшить обслуживание их пищеблоков. Объявление об этом помещено на официальном сайте АО «Региональный центр государственно-частного партнерства ВКО».

Как следует из текста объявления, проект предполагает «проведение частным партнером ремонта пищеблока школьной столовой, поставку оборудования, мебели и инвентаря, а также предоставление услуг по питанию обучающихся в 44 общеобразовательных организациях Усть-Каменогорска». По словам предпринимателей, победителям конкурса придется ремонтировать канализацию, вставлять новые окна, менять двери, радиаторы отопления, белить-красить, но это все авторы проекта называют косметическим, а не капитальным ремонтом, несмотря на огромный объем работы. Объектом ГЧП являются пищеблок и обеденный зал школьной столовой школ города, предоставление услуг питания обучающихся. Областные средние учебные заведения в проект не вошли.

Вклад государства в проект ГЧП заключается в том, что оно дает возможность бизнесменам работать в школах, по которым они выиграли конкурс, семь лет, а не один год, как сейчас. Более того, ранее они заключали договоры на аренду школьных столовых с руководством учебных заведений, теперь же партнерами бизнеса со стороны государства выступают акимат ВКО в лице областного Управления образования, акимат Усть-Каменогорска в лице городского отдела образования, общеобразовательные учреждения – школы городского подчинения.

Деньги огромные – срок маленький

По словам предпринимателей, все бы ничего, но по условиям конкурса они обязаны в течение двух летних месяцев, с середины июня по 15 августа, вложить в ремонт, покупку оборудования, мебель и инвентарь от 10,8 млн до 47 млн тенге в зависимости от «убитости» столовых и запросов школьного руководства. Общая сумма вложений во все 44 школьные столовые Усть-Каменогорска от бизнеса должна составить свыше 1 млрд тенге. По мнению многих предпринимателей, такая сумма является для них неподъемной.

«Сумма вложений большая, срок для модернизации маленький, – считает предпринимательница Яна Родякина. – Условия считаю драконовскими, но на уступки никто не идет. Ощущение, что конкурсную документацию составляли впопыхах. В ней много опечаток, ошибок, неточностей, хотя она прошла, как нам говорят, экспертизу. К примеру, в конкурсной документации для одной школы написано, что мы купленное оборудование сможем забрать по истечении семи лет, когда завершится срок ГЧП. В документах для другой школы указано, что оборудование останется на балансе учебного заведения, мы его забрать не сможем».

«Многие предприниматели подают заявки на участие в тендере, надеясь на авось. В акимате Усть-Каменогорска нам говорят: «Ну, не вкладывайте вы сразу 20 миллионов, вложите пять, потом остальные». Хотя в конкурсной документации речь идет о вложении в течение двух месяцев. Мы что, должны идти на нарушения? Нам обещают даже закрыть глаза на сроки и принять у нас школьные столовые не 15 августа, а 1 сентября, хотя это также противоречит документам, – рассказывают арендаторы. – Вот такой уровень!»

На недавней встрече в Управлении образования ВКО нынешние арендаторы школьных столовых и потенциальные участники конкурса из предприятий областного общепита высказали заместителю руководителя этого ведомства, Асель Каербековой, и начальнику отдела экономики и бюджетного планирования акимата Усть-Каменогорска, Арману Искакову, все свои претензии, но диалога, по их словам, не получилось. Ни на один из своих вопросов предприниматели ответа не получили.

Арман Искаков подчеркнул, что требования, которые государственные органы предъявляют к победителям конкурса, нужно будет выполнить, правил игры уже никто менять не будет. Он посоветовал предпринимателям проявить сноровку, чтобы снизить себестоимость меню, например арендовать сообща склад, чтобы запастись овощами на долгий срок и не зависеть от сезонных колебаний цен. Однако предприниматели считают, что так они еще больше будут подвергать себя рискам и тратам.

Статистика всё знает!

По их словам, стоимость горячего питания для школьников останется прежней – 309 тенге за обед, а вот цены на продукты в конкурсной документации занижены.

«Стоимость овощей нам посчитали на уровне февраля 2019 года, а уже май. Невозможно купить капусту по цене 65 тенге за килограмм, она продается по цене выше 300 тенге, – говорит предприниматель Евгений Семенов. – А мясо в конкурсной документации нам оценили по одной тысяче тенге за килограмм. Такой стоимости нет уже несколько лет! Нам приходится приобретать мясо по цене от 1300 до 2500 тенге! В акимате города же нам говорят, что такие цены они взяли из информации органов статистики. Это просто ужасно!»

По словам общественницы и предпринимательницы Елены Березинской-Абиловой, к которой представители «столовского» бизнеса обратились за помощью, в некоторых школах площади позволили бы создать мясной цех, но реконструкция помещений не предусмотрена проектом ГЧП. Более того, согласно требованиям санитарных норм и правил в школьной столовой необходимо держать трехкратный объем посуды. Если в столовой учебного заведения 300 посадочных мест, то арендаторам подобает держать 900 комплектов сервировочной посуды. Но ни в одной школьной столовой для этого нет места. 

Суть модернизации должна быть в другом

«Качество питания, обслуживания от такой модернизации не улучшится. Ни одна школа не располагает помещениями для хранения посуды, нет складских помещений. Во многих школах холодильные установки находятся рядом со складом сухих продуктов. Это недопустимо, – говорит Елена Березинская-Абилова. – Вообще, я склоняюсь к тому, чтобы были привлечены эксперты к реализации этого проекта, чего не было сделано. И он не сформирован как проект, поэтому в нем есть такие недочеты, мягко говоря».

Елена Березинская-Абилова считает, что нужно реабилитировать проект через призму проектного менеджмента. По ее словам, конкурс по ГЧП отменить нельзя, но приостановить вполне возможно. За это время есть необходимость провести внутренний и внешний анализы коррупционных рисков.

«Когда бизнес вкладывает такие большие суммы, здесь высоки коррупционные, предпринимательские риски – их никто не считал. Мы с руководством филиала Академии государственной службы предлагали завести проект в проектный менеджмент на совещании рабочей группы, но Управление образование решило сделать по-своему», – говорит она.  Идеи ГЧП для школьных столовых хорошие, а исполнение плохое. Управлению образования, Региональному центру ГЧП ВКО следовало провести мониторинг жалоб. Одна из них касается того, что наши дети, находясь в школе с восьми утра до вечера, питаются только один раз в день. Это противоречит принципам здорового питания, здорового образа жизни»

По ее мнению, модернизация школьных столовых – это не ремонт, а диверсификация бизнес-процессов, налаживание производственного, технологического процессов, увеличение пропускной способности пищеблоков, формирование маркетинговой стратегии здорового питания.

«Вот в этом суть программы. Ее инициаторы именно это имели в виду, – считает г-жа Березинская-Абилова. – Но «внизу» каждый интерпретирует ее, как хочет, потому что отсутствуют проектный менеджмент и проектное управление при реализации проектов».

Проект ГЧП по модернизации школьных столовых сейчас реализуют, по данным предпринимателей, в Усть-Каменогорске, Павлодаре и Экибастузе. В районах ВКО тоже «зондируют» почву для внедрения такого проекта. По данным директора Палаты предпринимателей Кокпектинского района Алии Мукашевой, к ней поступают жалобы от арендаторов школьных столовых, к которым пришли с проверками представители отдела образования района. У проверяющих нет санитарных допусков, чтобы находится в пищеблоках, но это их не смущает.

«Более того, они настолько мало компетентны в вопросах организации школьного питания, что взвешивают на весах кисель, хотя всем известно – этот напиток измеряют в миллилитрах», – говорит Алия Мукашева.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Как рестораны и гостиницы возобновляют работу

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

20 Май 2020 08:00 1146

Как рестораны и гостиницы возобновляют работу

Фото: Мария Матвиенко

Гостинично-ресторанный бизнес, по некоторым оценкам, восстановится не более чем на 85% от своего прежнего уровня. Кому-то придется начинать бизнес с нуля, кто-то уже безвозвратно ушел с рынка. Кто-то до сих пор не понимает, что будет дальше, потому что госорганы не дают внятных объяснений, и каждая попытка подготовиться к открытию, которое потом отменяется, оборачивается дополнительными тратами. При этом персонал – обученный, квалифицированный – уходит на стройки и туда, где работа не останавливалась во время карантина. Что ждет отрасль и какие меры нужны ее участникам, чтобы восстановиться?

Полумеры для кафе

«Сейчас мы открыли летник на 30 человек. Но есть ли от него польза, я не уверен. Предприятия, которые открылись, работают до 18:00, люди гуляют в основном с шести часов вечера до 12 часов ночи, а летникам разрешили работать только до 20:00. Люди не успевают, летник остается пустым, дохода от него никакого», – рассказывает руководитель кафе «Неолит» Магомед Юсиф-заде из Западно-Казахстанской области.

По его словам, выручка в компании упала на 50% и, может быть, даже больше. Персонал в отпуск без содержания отправили не весь, старались удержать людей. Ситуацию в общепите, по сравнению с другими отраслями, в некоторой степени облегчает возможность доставки.

«Не думаю, что мы дойдем до прежнего уровня, это требует время, как минимум два месяца после того, как уберут несостыковки по времени работы», – говорит участник телемарафона.

Сектор восстановится до 85%

«В нашем регионе карантин длился чуть более 40 дней, его то усиливали, то ослабляли в зависимости от ситуации. По нашим расчетам, ограничения и запреты коснулись около 10-12 тыс. предпринимателей, в основном – в сфере услуг, это общепит, торгово-развлекательные центры, розничная торговля. В этих сферах, по нашим подсчетам, занято 52 тыс. человек», – присоединяется к эфиру заместитель директора Палаты предпринимателей ЗКО Мурат Нургуатов.

Он говорит, что если разделить бизнес на три группы по степени негативного воздействия карантинных ограничений, то в группе, которая пострадала меньше всех, главное местно занимает обрабатывающая промышленность – машиностроение, пищевая, мебельная, легкая промышленность. Предприятия этих отраслей не останавливались во время карантина.

А вот в группу, на участников которой пришелся основной удар в виде ограничений и запрета на деятельность, вошли общепит и ТРЦ.

«По общепиту сейчас есть послабления. Летние кафе получили разрешение на деятельность при условии обслуживания не более 30 человек одновременно. Но насколько восстановится сектор? Мы просчитали, что восстановление возможно до 85% от прежнего уровня, то есть достичь докарантинный уровень на 100% вряд ли получится в силу изменения привычек, того, что карантин в каком-то ограничении в нашей жизни останется и т.д.», – говорит представитель Палаты предпринимателей.

По его данным, это минус 20 млрд тенге из 250 млрд тенге по валовому региональному продукту, освобождение примерно 1000-1500 работников из сферы услуг. «До сих пор закрыты бани, ТРЦ, рестораны и столовые. «Как эти люди будут устраиваться? В этом направлении надо поработать нам всем – государству, НПП, обществу», – считает эксперт.

Сервис ушел вместе с персоналом

«Индустрия общественного питания – крупнейший работодатель, особенно для социально уязвимых слоев население. От состояния и развития этой отрасли зависит много смежных отраслей», – говорит эксперт департамента торговли и развития малого бизнеса НПП «Атамекен» Алибек Момынбеков.

По его словам, общепит первым сталкивается с трудностями, возникающими от экономических потрясений, и этап восстановления в этой сфере занимает гораздо больше времени. «На площадке «Атамекена» мы неоднократно проводили с отраслевыми комитетами совещания в формате видео-конференций и понимаем, что бизнес готов взять на себя социальную ответственность – сохранить персонал и выплачивать заработные платы», – говорит спикер.

«У нас не так все радужно, как у вас. У нас бизнес не готов к тратам в виде заработных плат во время пандемии», – подключилась к дискуссии руководитель Академии сервиса и туризма, генеральный директор отеля Plaza Регина Закирова (Кокшетау, Акмолинская область).

Она рассказывает, что предприятиям общепита пришлось распустить персонал, который они не могут содержать, люди нашли другую работу, кто-то устроился на стройку, на те предприятия, которые не останавливали работу во время пандемии.

«И теперь у нас остро стоит вопрос сервиса. Из-за того, что обученный персонал из ресторанов разошелся, мы потеряли его уровень. На октябрь-ноябрь запланирован Казахстанско-российский форум в Кокшетау. Для нас это огромная проблема в плане сервиса. Я разговаривала с рестораторами нашего города, они озвучили этот вопрос», – говорит спикер.

Бизнес придется начинать с нуля

Второй масштабный вопрос, по словам Регины Закировой, – аренда, не все владельцы помещений пошли на уступки, не все сделали скидки арендаторам. Также есть проблемы с кредитованием.

«Налоговые послабления государство сделало, кредитную отсрочку можно получить. Этого недостаточно?» – спросил ведущий телемарафона Данил Москаленко.

«Предприниматели обращаются в банки, и банки говорят совершенно другое. Многие БВУ не поддержали эту идею. Основная проблема многих рестораторов – закупки. Примерно 30% ресторанов не запустятся, потому что у них нет на это капитала. Бизнес теперь придется начинать с нуля, потому что нужно подбирать персонал, пополнять товарные остатки. А на это нужно время и деньги.

«Общепит, туризм, гостиничный бизнес – наиболее пострадавшие сектора. Правительство приняло антикризисные меры, в ряд госпрограмм внесены корректировки. Например, по ДКБ-2025 сняты отраслевые ограничения, любой бизнес может стать участником, ставка по кредиту не превысит 6%», – напомнил Алибек Момынбеков.

Более того, отмечает он, впервые в Казахстане будет открыто новое направление – кредитование микро- и малого бизнеса в рамках «Дорожной карты бизнеса». На пополнение оборотных средств можно получить до 5 млн тенге без залога, государство предоставит гарантии – 85% от суммы, займы будут предоставляться без залога.

Регина Закирова отмечает, что банки не всегда воспринимают гарантию государства как основание для выдачи кредита. «Они говорят: мы даем кредиты, поэтому условия вы должны выполнять наши. Предприниматели приходят с документом от «Даму», но все равно вынуждены до 70% гарантии закрывать собственными средствами. Хотелось бы, чтобы с банками этот момент отработали – чтобы они не шли на попятную и принимали гарантию государства», – говорит собеседница.

Она делает расчет: 15% от 5 млн – это 750 тыс. тенге. «Если нужно будет покрыть залогом такую сумму, то это поможет бизнесу. Но я, простите, сомневаюсь, думаю, что все-таки потребуется больше закрывать собственными средствами», – делится мнением собеседница.

Казахстану нужен закон об аренде

Регина Закирова говорит о том, что отсрочка по кредитам требуется отрасли на период восстановления – хотя бы до сентября: бизнесу нужно встать на ноги, пополнить товарные остатки, нанять и обучить персонал. И также необходимо, что государство субсидировало арендные платежи на первые три месяца после пандемии («арендодатели не пойдут на уступки»).

«Не понятно, почему предоставлена именно отсрочка. Полтора-два месяца предприятия не работали, то есть доходов не было, а если откладывать убытки на потом, то с чего платить? Если с будущих доходов, то сфера услуг останется без доходов, и ее восстановление будет идти долго», – поддерживает заместитель директора Палаты предпринимателей ЗКО Мурат Нургуатов.

Он считает, что банки, как государство, которое пошло на налоговые преференции, ввело спецпорядок на госзакупки и т.д., тоже должны определенную, правильную, рыночную позицию занять. «Эти деньги, которые они заработают из ничего, куда они их направят? Экономика в цепочке развивается. Вы получаете деньги, обратно направляете в экономику, но ее для этого нужно поддерживать. По отсрочке надо еще поработать с самими банками», – говорит спикер.

Говоря о проблемах с арендой, он отмечает, где-то плата была снижена, где-то – нет, это личные отношения владельца здания и арендатора. «Рестораны, торговые бутики в этой ситуации оказались заложниками. Я повторяю второй год, эта идея уже есть в Казахстане, что нам необходим закон об аренде, который регулировал бы такие моменты, отношения арендодателя и арендатора, когда происходит срыв в экономике, при вводе ЧП или карантина. Такие законы в других странах есть», – говорит Мурат Нургуатов.

Регина Закирова добавляет к этому, что оплату коммунальных услуг арендодателям никто не отменяет. «Это двоякий вопрос. Мы сейчас спасаем рестораторов, ритейл, но аренда может «подсесть». Нужно защищать всех предпринимателей», – считает она.

Доставка дает только 10-15% оборота

Владелец сети ресторанов из Нур-Султана Артем Марченко рассказывает, что до пандемии у него было пять ресторанов, четыре осталось, один закрыли безвозвратно (и уже вывезли имущество) из-за того, что не могли договориться с арендодателем и другими организациями. В Алматы один проект законсервировали.

«Первый день нас обрадовал: люди пришли. Мы подумали: классно, все вернулось, так и будем жить. Оказалось – нет. На второй день один-два столика было, – описывает собеседник, как прошло открытие после послабления карантинных мер. – Посмотрим, что будет сегодня. В любом случае, мы подстраховались, вывели только половину коллектива, поскольку разрешили работать только на 30 человек в зале. После двух месяцев не можем войти в колею. Не знаю, что будет дальше».

«Как будете адаптировать бизнес-стратегию под новые реалии? Международные эксперты рекомендуют обратить внимание на развитие онлайн-продуктов, цифровой маркетинг, использовать потенциал соцсетей. Это все эфемерные слова для вас?» – спросил спикера Данил Москаленко.

«Благодаря этому мы и выжили», – отвечает Артем Марченко. Он говорит, что доставка у сети есть и через агрегаторы, и собственная. Но она дает только 10-15% от оборота.

С цифрами соглашается Регина Закирова: «В маленьком регионе невозможно выжить с такими оборотами». Она поддерживает коллегу и в том, что из-за «несостыковки» с арендодателями многие предприятия отрасли вынуждены закрываться (у многих всего по одному ресторану и поэтому они просто ушли из этого бизнеса).

«И хотелось бы, чтобы государство поддержало персонал. Тот персонал, который мы обучили, – чтобы пособие им выплачивали не 42500 тенге, а в размере тех зарплат, с которых мы делали отчисления, – 150-200 тысяч тенге», – предлагает Регина Закирова.

Налоговая «бомба» сметет полрынка

«Рестораторы просили освобождение по уплате всех налогов до конца 2020 года, от начисления выплаты НДС до конца 2020-го и с 2021-го – снижение действующей ставки на 50%. Что с этим пакетом предложений?» – обратился ведущий телемарафона к представителю НПП.

«Мы эти предложения обработали и направили в правительство. Не все из них были учтены», – говорит Алибек Момынбеков. Он перечисляет доступные опции. Это освобождение от налога на имущество до конца года для всех крупных предприятий, и общепита – в том числе, освобождение по ИПН, освобождение МСБ до 1 октября от налогов и социальных выплат с фонда оплаты труда (до этого общепит не был включен в список отраслей, которым предоставили такую возможность). До 1 июня этого года для МСБ введена отсрочка на оплату всех налогов и обязательных платежей в бюджет. Приостановлены налоговые проверки и принудительные взыскания на период ЧП. Штрафы и пени за просрочку платежей по кредитам не начисляются.

«Конечно, предложения есть еще, и хотелось бы, чтобы в дальнейшем их тоже учли. Например, освободили бизнес от НДС в этом году и со следующего года ставку НДС уменьшили на 6%. Это было бы значимо для отрасли», – говорит Алибек Момынбеков.

«Сейчас прилетит, откуда не ждали. Нам уже прислали сообщение о том, что мы должны отсроченный налог и КПН, если кто его платит, уплатить в середине лета или ближе к сентябрю. Налоговые органы нам просто перекроют кислород», – продолжает тему налогов Артем Марченко.

По его мнению, если сейчас, после снятия карантина, откроется, возможно, процентов 80 ресторанов, то как только «эта машина заработает», закроются еще 50%.

«Тем, кто честно ведет бизнес, придется очень тяжело. Представьте: нам с каждого предприятия нужно уплатить только КПН 6-10 млн тенге, и это за раз, никто не раскидывает эту сумму по 100 тыс. в месяц. И плюс НДС, его же не отменили. То, что до марта накопилось, мы должны отдать. Когда они эту «бомбу» нам пришлют, половина ресторанов закроются раз и навсегда. А сколько людей работает в этой сфере? Только у нас – 220 человек», – высказывает опасения ресторатор.

Кредиты бессмысленны без понимания будущего

Управляющий оздоровительного комплекса «Terrassa park» в Боровом Илья Яровой рассказал, что представляет собой его бизнес: это небольшой, на 63 номера, отель, ресторан и медицинский центр. Штат – 70 человек, практически всех пришлось отправить в отпуск без содержания.

«На данный момент четкого плана выхода с карантина у нас нет. Мы не знаем даты открытия, не понимаем по проценту загрузки, целесообразно ли в принципе открывать отель», – говорит собеседник.

В подвешенном состоянии курорт оказался из-за того, что закрыта трасса на Нур-Султан. А анализ показывает, что 75% гостей, которых принимает этот комплекс, приезжают из Нур-Султана, 5% – из Акмолинской области, 10% – со всего Казахстана и 15% – это иностранные граждане. «Если блокпосты сохранятся, то целесообразности открытия отеля нет», – комментирует отельер.

«Ваш бизнес рухнул?» – уточняет ведущий Данил Москаленко. «Сейчас стоит на нуле, и с каждым днем мы все больше и больше влезаем в долги: за свет нужно платить, охрану нужно содержать, есть определенные траты. За неполных два с половиной месяца карантина мы ушли в минус примерно на 15 млн тенге», – говорит участник телемарафона.

На вопрос, пользовалась ли компания предложенными государством мерами поддержки, например, отсрочкой платежей, Илья Яровой отвечает так: «Отсрочка – это хорошо, но пока от нее «ни холодно, ни жарко». Потому что сейчас просто нет денег».

Он рассказывает, что обратился в банк по поводу предоставления льготного кредита. Сначала ему предложили ставку 22% с условием залогового обеспечения. Компанию это не устроило. Через какое-то время позвонил менеджер из головного офиса банка и предложил ставку 8%, но также под залог. «Я могу предоставить в залог бизнес, здание, но хотелось бы видеть четкую картину нашего открытия. Понимания, как это будет, даже на летний период, у нас сейчас нет. Никто ничего внятного сказать не может. Мы не знаем, брать или не брать кредит. С чего потом рассчитываться с банком?» – обрисовывает проблему спикер.

Решения не согласовывают, а у бизнеса «коллапс»

Илья Яровой говорит, что трижды готовил отель к открытию, это подразумевает определенные траты: закупка продуктов, доставка персонала и т.д. Но «отмашки» сверху для отрасли так и не дали. «В каждом постановлении главного санврача области – то можно открываться, то нельзя. Недоговоренность госорганов между собой приводит к коллапсу в нашем бизнесе», – сетует предприниматель.

Говоря о том, каких действий от государства он ждет, чтобы можно было сохранить бизнес, руководитель оздоровительного комплекса указывает на то, что нужна компенсация стоимости коммунальных услуг, хотя бы на 50-70%. Потому что именно эти расходы составляют существенную долю трат в период простоя.

«У моего друга в центре Праги свой ресторан, их также посадили на карантин. Друг говорит, что не переживает, когда разрешат открыться. Потому что поварам, официантам и другим сотрудникам государство платит столько, сколько они получали в его ресторане. А ему самому выплачивает сумму аренды. И, к тому же, есть четко обозначенная дата открытия – 7 июня», – приводит спикер пример того, как за рубежом государство помогает бизнесу в период пандемии.

Налог с продаж удобнее, чем НДС

Следующим участником телемарафона стал Адхам Умаров, он руководит шымкентской компанией «Каравай Kz». Сеть столовых быстрого питания включает 12 точек в Шымкенте. «До карантина мы обслуживали около 100 тыс. человек в день, 800 тенге составлял средний чек. За время карантина 11 точек закрыли, только одна осталась на доставке. У нас работало около 100 человек, во время карантина – 15. Как прекратили работать, собрались долги по зарплате, аренде, перед поставщиками», – обрисовывает ситуацию спикер.

Компании нужны оборотные средства. «Но проблема в том, что у нас нет новых залогов. Мы закредитованы, и все залоги в банке. Ежемесячные выплаты по займу у нас 1,6 млн тенге, если брать кредит на кредит, нам будет тяжело выплачивать. Думали, 18 мая откроемся, но открыться нам не дали. Работаем только на вынос. Поступлений нет. Нам нужны дешевые или длинные деньги», – говорит собеседник.

Адхам Умаров рассказывает, что его задача – удержать средний чек на уровне 600-800 тенге, но сделать это очень сложно, потому что цены растут. «Есть проблема с поставщиками: не все хотят работать с НДС. У нас основная продукция – овощная и мясная. Все подворья не то, что налоги уплачивать, они об НДС ничего не знают. Раньше можно было платить налог с продаж. Предлагаю пересмотреть и вернуть эту возможность. Я готов платить налог с продаж, это удобнее, чем искать поставщика с НДС», – заключает представитель отрасли.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Когда откроют кафе и рестораны?

Бизнес в ожидании сроков и правил сверху.

15 Май 2020 11:45 8584

Когда откроют кафе и рестораны?

Фото: Мария Матвиенко

Госкомиссия обрадовала решением разрешить объектам общественного питания с 18 мая раскрыть свои двери для посетителей, но с выполнением ряда санитарных норм. Пока только известно, что это будет не более 30 посадочных мест. Другие условия еще не озвучены. Поэтому бизнес в ожидании правил сверху.

Вечером 14 мая стало известно, что в Алматы это произойдет не 18 мая, а, возможно, 25 мая. Насчет Нур-Султана сроков по открытию столовых, кафе, летних террас и других объектов общепита еще нет, говорят в управлении по инвестициям и развитию предпринимательства, ждут постановления санврача города.

Одним словом, неопределенность еще сохраняется.

Корреспондент inbusiness.kz обзвонил рестораторов, с тем чтобы узнать, готовятся ли они к открытию, как прошли режим ЧП.

Елизавета Журкина-Рапопорт, руководитель ресторанов Leo’s Cafe&Terrace и «ОДЕССА рЭсторан» (Алматы):

– Сказать о сроках работы пока сложно, с учетом того, что к нам не пришло никакого предписания, официального постановления об открытии. Информацию мы узнаем из Интернета. 13 мая из интернет-ресурсов стало известно, что 18-го числа разрешили открыть террасы, начали готовиться, но еще не озвучены условия работы, то есть как будем работать? Каким будет график? Звонила в акимат и узнала, что они сами еще не располагают полной информацией. Хотелось бы в этом вопросе большей ясности, ведь речь идет о бизнесе. (Позже к вечеру в СМИ сообщили о 25 мая – Прим. ред.)

У нас пять заведений – три ресторана и две кофейни, одна из них находится в ТРЦ Меga. Все они были закрыты во время ЧП, кроме одного на доставку. Пришлось пойти на это, потому что у наших сотрудников не было разрешения на въезд в город, мы смогли сделать пропуски только трем. У нас есть своя служба доставки, но не было разрешения на передвижение автомобилем. В целом, учитывая аренду помещений, то, что практически весь персонал – 80% – находится за пределами города Алматы, мы не смогли работать на доставку.

Даже если мы откроем двери, смогут ли сотрудники приехать на работу? Насчет вашего вопроса о дальнейшей стратегии, я думаю, это будет четко видно после первых дней открытия.

Константин Авершин, руководитель сети пунктов быстрого питания Red Dragon(Алматы):

– В первые дни карантина мы закрылись, потом возобновили работу. Сложно было с передвижением по городу, потому что все время выходила путаница в базах, у нас многие сотрудники живут за пределами города. Выручка упала в тот момент в три-четыре раза. У нас сеть торговых точек уличного питания. Наша компания изначально еще в 2009 году задумывалась, как антикризисный формат общественного питания.

Я считаю, что это был сильный удар по бизнесу, с другой стороны, любой кризис – это новые возможности. Мы провели ремонтные работы на производственной базе, переоценку критериев отбора, поняли, кто из сотрудников может работать в режиме ЧП. В принципе, с оптимизмом смотрим в будущее.

Мы занимаем средний сегмент рынка. Те, кто сейчас приближен к уровню люкс, скорее всего, перейдут в наш сегмент. Цены те же, мы долго их держали на одном уровне. Повышать будем однозначно. Никому не секрет, что поставщики подняли цены. Мы не можем работать в минус. Будем стараться повышать по минимуму. У нас почти все продукты местные, кроме специй и морепродуктов. Они завозятся из Гонконга. Были перебои с поставками, мы вынуждены были менять меню, потому что отдельные позиции из-за отсутствия специй потеряли свои вкусовые свойства.

Все точки, которые находились у нас в торговых центрах, мы закрыли. У нас работали только мобильные точки, которые соответствовали всем рекомендациям карантинного времени. Сейчас нужно будет бизнесу прийти в себя и действовать.

Зулхайнар Жылкайдар, владелец ресторана «Узбекистан на Кенесары» (Нур-Султан):

– В период ЧП мы пытались работать на доставку, но это не оправдывало себя. Заказов было немного. Все встало практически. Вчера в профильном чате скидывали информацию, что если прирост по заболеваемости будет невысоким, то 18 мая нас запустят.

Я сейчас привожу в порядок территорию, летник, обновляем вывеску.

Сообщили, что до 30 человек в помещении должно быть. Будет ли меняться меню и цены? Во время карантина все абсолютно подорожало, учитывая, что и до ЧП был мировой кризис, платежеспособность у людей снизилась, не буду поднимать.

Помещение принадлежит родственникам, поэтому в этом плане легче, с ними я договорюсь. У многих коллег была аренда, они погорели на этом. Сейчас нужно оплатить коммунальные услуги, денег пока нет. Поставщики ждут, пока мы запустимся. Что будет дальше? Честно говоря, не знаю. Пять лет работал, раскручивал ресторан, все было нормально. Могу пока сказать, что такого, как раньше, наверное, не будет. По крайней мере, в первый месяц.

Почти полгорода без работы сидит. Вы знаете, сколько мне людей звонило с просьбой их трудоустроить, просили любую работу, потому что детей нужно было кормить.

Если в течение месяца не будет просвета, тогда легче будет заняться другим бизнесом.

Рашида Шайкенова, Казахстанская ассоциация гостиниц и ресторанов:

– Информация каждый раз меняется, и поэтому сложно понять, что и как относительно дат. Ресторанный бизнес лежит на боку – это однозначно. Мы все понимаем опасность пандемии, но в то же время сегодня грохнувшаяся экономика и пандемия вышли на один уровень по последствиям. Экономика перестала работать в нашем сегменте – это тысячи людей, которые остаются без средств к существованию. Эта гибкая сфера, ориентированная на потребителя. А если ему запрещено потреблять, то эта сфера начинается загинаться. Рестораторам разрешили летники. Предприятия стояли два месяца, нужно время, чтобы запустить все механизмы, заняться закупкой продуктов. В условиях девальвации мы слышим бодрые разговоры о том, что цены не повысились, но это не так. Нужно работать с ценами, поставщиками. Рассчитывать на то, что услуги в сфере общественного питания возродятся и быстро предприятия начнут зарабатывать, – это иллюзии. Понадобится время для восстановления, и, конечно, есть вероятность того, что кто-то не откроется.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: